Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Покушения на чиновников. Буйнакский район - особый район Дагестана


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Олег Кусов.



Виктор Нехезин: В Дагестане совершены покушения на двух высокопоставленных чиновников - министра внутренних дел республики Адильгерея Магомедтагирова и прокурора города Буйнакска Битара Битарова. О сегодняшних событиях нам расскажет мой коллега, эксперт по Северному Кавказу Олег Кусов, который находится рядом со мной в студии Радио Свобода.


Олег, добрый день, вам слово.



Олег Кусов: Здравствуйте, Виктор. Только что пришло сообщение агентства РИА "Новости" о том, что прокурор Буйнакска Битар Битаров скончался от полученных ран. Покушение на него произошло, как известно, в 8.35 по московскому времени, в самом городе: на пути следования его автомобиля на обочине дороги взорвался припаркованный другой автомобиль. А через некоторое время, в 9 часов 20 минут, уже покушение произошло на главу МВД Дагестана Адильгерея Магомедтагирова, который выехал из Махачкалы в Буйнакск для расследования покушения в отношении прокурора.


Почему это произошло в Буйнакском районе? Буйнакский район - это особая зона в Дагестане. И случайно ли эти нападения случились именно там? Такой вопрос я задал журналисту из Махачкалы Магомеду Мусаеву.



Магомедов Мусаев: Я бы сказал, что это не случайно именно для Буйнакска, потому что именно в Буйнакском районе как раз в свое время шла операция по подавлению так называемых ваххабистских гнезд, это села Карамахи и Чабанмахи. И в целом менталитет буйнакцев всегда отличался от других дагестанцев. Это люди, более склонные всегда к каким-то решительным действиям, это, с одной стороны. А с другой стороны, у них всегда была представлена определенная религиозность. То есть, религиозное сознание в целом для Буйнакского района, он, в общем-то, горный район, вообще жители, выходцы из Буйнакского района, они в целом отличаются по характеру от других дагестанцев.


И второе - район более удобный для ведения партизанской войны. В целом из Буйнакска можно выйти и в высокогорные районы, можно выйти и на низменность, там легко уйти. Причина, это то, что говорил наш президент Муха Алиев, по-прежнему остается той же - социальные истоки. Исламский фундаментализм по-прежнему имеет такую устойчивую почву, так как существуют определенные социальные причины.



Олег Кусов: А при чем здесь может быть прокурор Буйнакска?



Магомедов Мусаев: Представим, что это не какие-то криминальные разборки. Конечно, нельзя полностью исключить, наверное, какой-то криминальный след. Но в целом те, кто придерживаются идеи исламского фундаментализма, экстремизма, политического ислама, они часто нападают на тех, кого выбрали своей мишенью. Это могут самые разные люди, особенно если они считают, что эта операция по нападению на них выглядит как вполне возможная, то они ее совершают. Ведь многие из них проходят через правоохранительные органы, через суды и имеют, естественно, свои счеты с представителями тех, кто защищает это государство.



Олег Кусов: В Дагестане количество подобных инцидентов очень большое. Чаще происходят покушения на чиновников и сотрудников правоохранительных органов, чем в других регионах Северного Кавказа. Как вы это объясняете, Магомед?



Магомедов Мусаев: Нельзя конечно все списывать на исламский экстремизм. Зачастую наш криминал маскируется под исламский экстремизм. Кроме того, здесь возможен даже и такой вариант, что некоторые представители, так сказать, этих группировок, религиозных или псевдорелигиозных, действуют по заказу определенных криминальных крыш, мафиозных крыш. Это вполне возможно. И по своим убеждениям тоже видят в них врагов. В Дагестане по существу царят мафиозные кланы. Скажем так, национально окрашенные мафиозные кланы. Здесь очень много социальных причин - очень высокая безработица именно среди молодежи. Это всем известно, это ни для кого не является секретом. И на этом фоне вот эти два фактора как бы питают. То есть для нас "газават" или "джихад" - это наше прошлое. И они как-то легко перекидывают мостик с прошлого на современность. Для них наша власть - это как бы те же самые предатели, те же самые какие-то вероотступники, а идеи исламского экстремизма - удобная ширма для ведения такой вот войны.



Олег Кусов: Так считает дагестанский журналист Магомедов Мусаев.



Виктор Нехезин: Олег, нападение сразу на двух чиновников - это, конечно, чрезвычайное происшествие. Тем не менее, нельзя же сказать, что впервые происходят по такому сценарию покушения на Северном Кавказе. Сначала нападение совершается на одного чиновника, а потом, через несколько часов, буквально на этом же месте, на кого-то другого.



Олег Кусов: И еще одна отличительная особенность - припаркованный автомобиль, который взрывается во время проезда. Мы знаем, что на мэра Махачкалы Саида Амирова таким образом много очень раз покушались, даже взорвали таким образом квартал, в котором он проживал: квартала не было, но Саид Амиров выжил. Я бы сказал, что Дагестан в 90-е годы буквально захлестнула волна терроризма, и власть тогда не смогла найти эффективного противоядия против него, она упустила время, и тогда криминал окреп и сейчас власть уже не может за ним угнаться. Криминал сейчас действует очень-очень профессионально, за этим стоят люди подготовленные и правоохранительные органы не в силах просто-напросто все эти схемы предугадать и разгадать.


XS
SM
MD
LG