Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Прессой пытаются манипулировать обе стороны конфликта»


Война не нуждается в приукрашивании

Война не нуждается в приукрашивании

Скандал в связи с публикацией агентством «Рейтер» отредактированных фотографий последствий бомбардировки Бейрута вызвал бурные дискуссии в мировой прессе об информационной и пропагандистской войне, сопровождающей военные действия в Ливане.


Агентство признало, что опубликованный на его веб-сайте снимок ливанского фотографа Аднана Хаджа, на котором в густом дыму были отсняты последствия налета израильских ВВС на Бейрут, оказался отретушированным. Дым для пущего драматизма был добавлен фотографом. «Рейтер» изъяло отредактированный снимок и заменило его на оригинальную, первоначальную фотографию, извинившись перед подписчиками. Одновременно оно заявило, что отказывается от сотрудничества с автором отретушированного снимка. А за несколько дней до публикации скандальной фотографии один из британских веб-сайтов – «Референдум» - блог Евросоюза обвинил три ведущих информационных агентства – «Ассошиэйтед пресс», «Франс-пресс» и «Рейтер» в публикации постановочных фотографий жертв израильской бомбардировки в ливанской деревне Канна. О роли международных средств массовой информации в конфликте на Ближнем Востоке в интервью РС рассказывает политический редактор газеты «Таймс» Ричард Бистон.


- Роль СМИ в этом конфликте очень важна, потому что представление о том, что происходит на Ближнем Востоке, формируется общественным мнением не только этого региона, но и всего мира. То, как подается эта война средствами массовой информации, причем не только электронными, но и газетами, оказывает значительное влияние на ход войны и на то, какая из противоборствующих сторон может объявить себя победителем.


- В какой степени информацию о войне в Ливане можно считать объективной?


- Очень трудно быть объективным во время войны, потому что, если вы журналист, то неизбежно освещаете ее с одной стороны. К примеру, если речь идет о войне Израиля и «Хезболлах», журналист может находиться в Израиле или в Ливане, и в зависимости от того, на какой стороне он находится, он сообщает о жертвах и ущербе [только] этой стороны. Поэтому единственная возможность достичь объективности - то, к чему мы стремимся, - это сбалансированная подача материала, предоставление голоса обеим сторонам конфликта. Так по крайней мере можно надеяться на выяснение картины того, что происходит.


- Если говорить об информационной войне между Израилем и «Хезболлах», кто, на ваш взгляд, одерживает в этой войне победу?


- Прежде всего следует сказать, что «Хезболлах» успешно действует в этом отношении в арабском мире. Как известно, многие западные страны считают «Хезболлах» террористической организацией. Ни в Америке, ни на Западе в целом она не пользуется доверием. Но в арабском мире «Хезболлах» позиционирует себя как единственная сила, способная бросить вызов Израилю; возможно, неспособная нанести Израилю поражение, но способная причинить ему ущерб, который не способна причинить армия ни одной из арабских стран. «Хезболлах» очень успешно завоевывает симпатии арабской и мусульманской молодежи во всем мире, представляя себя защитником гражданского населения не только в Ливане, но и в Палестине. В целом у Израиля есть проблемы в информационной войне, поскольку он воспринимается как региональная сверхдержава, использующая в войне авиацию и танки; он способен нанести противнику гораздо больший ущерб, чем «Хезболлах». Этот непропорциональный баланс мощи работает против Израиля. Однако и в этом случае люди на Западе испытывают сочувствие к страданиям израильского гражданского населения, видя гибель невинных людей в результате ракетного обстрела городов. И, конечно, поддержку позиции Израиля оказывает общественность Соединенных Штатов.


- Какую роль играет пропаганда в такого рода военных конфликтах?


- Мы должны очень осторожно обращаться с сообщениями с театра военных действий. Вот совсем недавний пример, касающийся гибели женщин и детей в ливанской деревне Кана в результате ракетного удара Израиля, пытавшегося ликвидировать ракетную батарею «Хезболлах». В первоначальном сообщении говорилось, что тогда погибло более сорока человек, однако вскоре эта цифра была снижена наполовину. Это никак не уменьшает трагедии гибели невинных людей, однако правильность этой цифры и стремление избежать ловушки - публикации без проверки того, что сообщает одна из сторон, - очень важны в этих обстоятельствах. Нужно помнить, что журналистами пытаются манипулировать обе стороны конфликта, особенно, когда идет война и эмоции накалены.


- Вы упомянули о попытках манипулирования журналистами в ходе этой войны. Происходит ли это со стороны правительственных учреждений или частных лиц?


- В действительности и со стороны и тех, и других. Это и посольства, и неформальные группы, наблюдающие за прессой, причем как с арабской, так и израильской стороны. Приведу пример. Наша газета на прошлой неделе опубликовала интервью с израильским премьер-министром Эхудом Ольмертом. На следующий день мне позвонил некто назвавшийся представителем арабской группы мониторинга и спросил, почему бы нам не опубликовать такое же интервью с ливанским премьер-министром Фуадом Синиорой. Мне пришлось ответить, что Фуад Синиора не является активным участником этого конфликта. И если вы предложите нам интервью с главой «Хезболлах», сказал я ему, мы с радостью опубликуем обширное интервью с ним; однако он не дает интервью. И такие вещи случаются сплошь и рядом.


XS
SM
MD
LG