Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Дагестане очень развито террористическое исламское подполье


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Дмитрий Волчек : В Дагестане сегодня утром совершены покушения на двух высокопоставленных чиновников - министра внутренних дел республики Адильгирея Магомедтагирова и прокурора города Буйнакска Битара Битарова, который скончался от полученных ран. Смертельные ранения получили и два сотрудника милиции, сопровождавшие министра Магомедтагирова. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Олег Кусов : В 8 часов утра в Буйнакске было совершено покушение на прокурора города Битара Битарова. На пути следования его автомобиля взорвалась припаркованная машина. Прокурор скончался от полученных ран в больнице через 3 часа после покушения. Из Махачкалы в Буйнакск выехал министр внутренних дел республики Адильгирей Магомедтагиров. У поселка Талги около дороги сработало взрывное устройство. Затем картеж министра был обстрелян из автоматического оружия. Чуть позже вблизи трассы прозвучали еще два взрыва. По данным МВД республики, в результате перестрелки ранение получили три сотрудника милиции, двое из них скончались по дороге в больницу.


По мнению нашего корреспондента в Махачкале Магомеда Мусаева, оба инцидента имеют связь с Буйнакским районом неслучайную. Магомед Мусаев рассказывает о некоторых версиях покушений на высокопоставленных чиновников.



Магомед Мусаев: Именно в Буйнакском районе как раз в свое время шла операция по подавлению так называемых ваххабистских гнезд, это села Карамахи и Чабанмахи. И второе - район более удобный для ведения партизанской войны. В целом из Буйнакска можно выйти и в высокогорные районы, можно выйти и на низменность.


Причина, это то, что говорил наш президент Муха Алиев, исламский фундаментализм по-прежнему имеет такую устойчивую почву, так как существуют определенные социальные причины. Конечно, нельзя полностью исключить, наверное, какой-то криминальный след. Но в целом те, кто придерживаются идеи исламского фундаментализма, они часто нападают на тех, кого выбрали своей мишенью. Это могут самые разные люди, особенно если они считают, что эта операция по нападению на них выглядит как вполне возможная, то они ее совершают. Ведь многие из них проходят через правоохранительные органы, через суды и имеют, естественно, свои счеты с представителями тех, кто защищает это государство.


Нельзя конечно все списывать на исламский экстремизм. Зачастую наш криминал маскируется под исламский экстремизм. В Дагестане по существу царят мафиозные кланы. Скажем так, национально окрашенные мафиозные кланы. Здесь очень много социальных причин - очень высокая безработица именно среди молодежи. Это всем известно, это ни для кого не является секретом. "Газават" или "джихад" - это наше прошлое. И они как-то легко перекидывают мостик с прошлого на современность.



Олег Кусов : По оценкам наблюдателей, в Дагестане теракты происходят гораздо чаще, чем в других субъектах Северного Кавказа. Говорит сотрудник газеты "Время новостей" Иван Сухов.



Иван Сухов : В Дагестане уже не первый год происходят постоянно эти политические убийства или покушения. Надо понимать, что они делятся на несколько разных категорий. Во-первых, это громкие и, действительно, резонансные политические убийства видных деятелей, министров, ведущих политиков. Во-вторых, убийства районных чиновников, которые тоже происходят достаточно часто, являются такой важной составляющей частью этого негативного террористического информационного фона дагестанского. Существует еще и третья разновидность - фактически это взрывы-пустышки, когда происходят подрывы этих модельных взрывных устройств, при этом никто не страдает.


Все эти три разновидности имеют разные формы, очевидно. Что касается пустышек, то очень похоже на то, что это просто какая-то война ведомств десантских, или политических группировок, или кланов между собой. Что касается убийств на уровне районов, это, очевидно, что кто-то из местных жителей, скажем так, пытается решать свои политические, экономические вопросы бизнеса и так далее таким способом. Что касается громких больших убийств, то не исключено, что это действительно проявление этого террористического подполья.


В Дагестане очень развито террористическое подполье исламское, фундаменталистское. По состоянию на год назад милицейское руководство оценивало численность штыков, боевиков Дагестана, в 2,5 тысячи человек. В упомянутой Чечне говорили о нескольких сотнях, а Дагестан уже год назад по количеству боевиков обогнал Чечню. Можно сказать о статистике терактов, которых в Дагестане тоже уже давно больше, чем в Чечне. С чем это связано? Связано это с тем, что если в Чечне происходит хотя бы какое-то переформатирование власти, особенно в течение последнего года, то в Дагестане никакого переформатирования системы власти не происходит.




XS
SM
MD
LG