Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что движет инфляцию в России


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.



Кирилл Кобрин : Темпы инфляции в России в июле ускорились до 0,7 процентов - это вдвое больше, чем в июне, и в полтора раза больше, чем в мае. Однако в целом за первые семь месяцев 2006 года рост потребительских цен в стране составил 6,9 процента - на полтора процента меньше, чем в прошлом году. Что в первую очередь движет инфляцию в России? И какой вклад в рост цен вносят расходы бюджета? Об этом экономический обозреватель нашего радио Сергей Сенинский.



Сергей Сенинский: На темпы инфляции в стране целом - что в принципе оказывает большее влияние - цены на те или иные группы товаров или тарифы на какие-то виды услуг? Наш первый собеседник в Москве главный экономист «Альфа-Банка» Наталия Орлова.



Наталия Орлова: Есть такое понятие, как структура индекса цен потребительских. Соответственно, в этом индексе роль тарифов достаточно незначительна, она составляет меньше 20 процентов. Но за счет того, что в последние годы темпы роста этого показателя были очень большими, роль тарифов за счет этого была гораздо выше, чем вот эти предусмотренные индексом 15 процентов. И, в принципе, считается, что тарифная оставляющая дает от 50 до 70 процентов инфляции за год.



Сергей Сенинский: Заметное ускорение роста цен в июле оказалось неожиданным. На ваш взгляд, проявились некие особенности именно этого года?



Наталия Орлова: В этом году июльская инфляция 0,7 процента, она явилась очень негативным сюрпризом. В прошлом году в июле был зафиксирован рост цен на 0,5 процента. И мое объяснение такому быстрому росту цен связано с состоянием рынка алкогольной продукции, с тем, что в результате пересмотра подхода к акцизным маркам рынок испытывает, во-первых, недостаток предложения, а во-вторых, та продукция, которая продается уже с новыми акцизными марками, она продается по совершенно другим ценам, экспертные оценки - на 40-50 процентов выше предыдущих уровней, июньских. Естественно, что вклад этого "алкогольного кризиса", назовем его так, очень существенный. Скорее всего, это именно тот фактор, который подстегнул инфляцию.



Сергей Сенинский: Среди товаров - цены на какие именно в большей степени определяют сегодня общие темпы роста потребительских цен в России? И сколь заметно этот "набор" отличается, скажем, от такого же "инфляционного набора" в европейских странах? Главный экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Евгений Гавриленков.



Евгений Гавриленков: Я бы выделил в первую очередь группу продовольственных товаров. По группе непродовольственных товаров, как правило, инфляция ниже, потому что существенная доля этих товаров - это импортные товары, и, в связи с укреплением рубля, цены там не растут так быстро. Наиболее быстро растущая группа - это услуги. Но и в итоге невысокий рост цен на продовольственные товары и высокие тарифы на услуги компенсируются, поэтому получается, что именно продовольствие наиболее широко показывает динамику инфляции. Тем более что группа продовольствия в России достаточно велика в потребительской корзине, поэтому является определяющей. В других странах ситуация другая, потребление продовольствия в более богатых странах меньше, и там, конечно, влияние продовольственной группы не такое сильное.



Сергей Сенинский: Рост тарифов на жилищно-коммунальные услуги в России в этом году вдвое превысили общий рост цен, тогда как за тот же период прошлого года - почти вчетверо. Можно ли говорить о том, что "вклад" этих тарифов в общий рост цен в стране как-то изменился с прошлого года?



Наталия Орлова: Роль роста тарифов ЖКХ, безусловно, снижается. В общей структуре индекса их роль не изменилась, может быть, это от 3 до 5 процентов, поэтому, безусловно, сдерживание тарифов, которое происходит на сегменте ЖКХ, положительно влияет на общий уровень инфляции. Здесь важно отметить, что не то что государство сейчас просто ограничило на какое-то время рост тарифов и долгосрочно это - мина замедленного действия, а скорее всего в секторе сейчас происходит некое изменение подходов к финансированию издержек. За счет того, что государство дает больше средств на финансирование капитального ремонта, предприятия ЖКХ имеют возможность замедлить рост тарифов, то есть не брать такие большие деньги с населения, а получать их от государства. Возможно, динамика тарифов на этом сегменте изменится в худшую сторону через какое-то время, если государство изменит свою политику. Но, во всяком случае, то замедление тарифов, которое мы видим, оно связано, мне кажется, с таким структурным изменением.



Сергей Сенинский: В странах Запада один главных инструментов монетарных властей в борьбе с ростом цен - повышение учетной ставки Национального банка, которая определяет общую стоимость кредитования в стране. То есть действия властей через регулирование стоимости денег в экономике. В России такая ставка тоже есть, но она не оказывает, по сути, ни на экономику, ни на темы роста цен никакого влияния.



Евгений Гавриленков: Российская экономика низкомонетизированная, то есть объем накопленного рублевого капитала в ней невелик. Скорость обращения денег в результате очень непостоянная, нестабильная. И в этих условиях совершенно очевидно, что у денежных властей практически отсутствуют реальные возможности, изменяя ставку рефинансирования, влиять на динамику денежного предложения. Денежная масса растет в основном в зависимости от состояния платежного баланса, от того притока валютной выручки в страну, который конвертируется в рубли и дает прирост денежной массы. Поэтому система нечувствительна к действиям монетарных властей в части изменения ставки рефинансирования.



Наталия Орлова: Кроме того, есть ситуация очень неразвитого банковского сектора. То есть, к сожалению, в ситуации, когда межбанковский рынок не работает, в общем-то, диктовать какую-то стоимость денег бессмысленно.



Сергей Сенинский: В условиях, когда власти фактически не могут регулировать - с помощью учетной ставки - стоимость денег в экономике, а сдерживают лишь общий рост денежной массы в стране, пополняющейся от экспортных доходов, какие реальные инструменты есть у монетарных властей для сдерживания роста цен? Ведь регулировать напрямую они могут разве что тарифы ЖКХ или энергетические... Но даже цены на тот же бензин в гораздо большей степени определяются мировыми ценами и эффективностью этой индустрии в самой России?



Евгений Гавриленков: В этих условиях наиболее действенным инструментом является бюджетная политика. Повышенное налогообложение, экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты, налог на добычу полезных ископаемых - это вот один из способов регулирования денежного предложения. Это как бы со стороны доходной части бюджета. Со стороны расходной части бюджета - именно сама динамика расходов: в те периоды, когда расходы бюджета растут - инфляция ускоряется. Поэтому для того, чтобы добиться реального снижения цен, конечно, желательно бюджетные расходы не увеличивать такими темпами, какими мы это делаем.



Сергей Сенинский: Спасибо. На наши вопросы отвечали в Москве главный экономист "Альфа-Банка" Наталия Орлова и главный экономист инвестиционной компании "Тройка-Диалог" Евгений Гавриленков.





XS
SM
MD
LG