Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Компания Netflix выбрала стратегию демассификации спроса


Компания Netflix патентовала изобретенный ею процесс ренты и доставки DVD-дисков. Диски возвращаются компании в тех же конвертах, в которых были присланы клиенту

Компания Netflix патентовала изобретенный ею процесс ренты и доставки DVD-дисков. Диски возвращаются компании в тех же конвертах, в которых были присланы клиенту

Этим летом американский кинотеатр служит двойным убежищем: он помогает скрыться от жары и хоть на два часа забыть о кошмарных международных новостях. Во всяком случае, это помогает, когда на экране резвятся карибские пираты.


Однако у тех неисправимых любителей кино, кто и в августе не сдается голливудскому эскапизму, теперь есть радикальный выход: «Нетфликс» (Netflix). Эта компания возникла сравнительно недавно — в 1997-м году. Сегодня ей нет равных. Пять миллионов семей пользуются ее услугами столь же регулярно, как телефоном или газетой. Концепция «Нетфликса» проста. За небольшую ежемесячную абонентную плату (около 10 долларов) фирма высылает вам фильм на DVD-диске. Когда вы возвращаете одну картину, вам высылают следующую. Умелая компьютеризация бизнеса позволила «Нетфликсу» расположить фильмы по иерархии — каждую просмотренную картину зрители оценивают, раздавая им от одной до пяти звездочек. Это дает возможность создать индивидуальный профиль абонента. «Нетфликс» знает, что любит каждый его подписчик, и постоянно рекомендует ему фильмы, выбранные в соответствии с личными вкусовыми предпочтениями клиента. (В результате, в моей очереди фильмов — 180 названий, чтобы их посмотреть, мне нужен год, а то и полтора).


Вот и все. Казалось бы, «Нетфликс» всего лишь дублирует обычный видеопрокат, но, на самом деле, он устроил тихую революцию, меняющую наши устоявшиеся представления и об искусстве кино, и о вкусах его зрителей.


Вот, что об этом говорит директор «Нетфликса» Рид Хастингс: «Даже в хорошем пункте видеопроката хранится всего лишь несколько тысяч фильмов, подавляющее большинство из них — новые картины, только что вышедшие на DVD. Нашу видеотеку составляет 60 тысяч самых разнообразных фильмов, начиная с классики немого кино до последних блокбастеров. И количество их стремительно растет каждую неделю, причем, за счет картин всех стран мира, а не только американских».


Однако нужно ли американскому зрителю все это безмерное богатство? Сколько фильмов расходится по рукам, а сколько лежит простым балластом? Вспомнив полки соседнего видеопроката, я бы ответил на этот вопрос так: тысяча картин пользуется спросом, а остальные 59 тысяч никто не берет. Но вот, какие данные представил глава «Нетфликса» Хастингс: «От 35 до 40 тысяч наших картин постоянно на руках. Поразительный показатель: каждый день два из трех фильмов находят себе зрителя. И это значит, что вкусы американских зрителей несравненно более разнообразны, чем представляют себе голливудские студии. Гонясь за массовым зрителем, они снимают фильмы для всех. Мы удовлетворяем нишевый спрос. Успех фирмы, 59 отделений которой открылись в каждой метрополии страны, говорит о том, что американцы любят разное кино и с удовольствием смотрят его, когда знают, где найти».


Меня очень радуют эти цифры, ибо они опровергают снобистские разговоры о том, что умное и тонкое искусство никому не нужно. Реальность культурной экономики разоблачает миф о том, что успех могут принести только безразмерные бестселлеры. Это происходит повсюду: и в книжном, и в медийном, и в телевизионном, и в кинематографическом мире. В этом ряду явление «Нетфликса» — лишь еще одно подтверждение новой рыночной стратегии, делающей ставку на демассификацию спроса. Важно, однако, сказать, что преследуя свой коммерческий интерес, эта компания вывела кинопрокат на новый рубеж, устроив первую по-настоящему эффективную и доступную видеотеку с мировым охватом. (Представьте себе, я здесь нашел фильм «Старик Хоттабыч», который — по утверждению мамы — первый раз смотрел, когда мне было три года.)


Беседу о «Нетфликсе» и открытых им перспективах мы продолжим с корреспондентом Радио Свобода, кинокритиком Андреем Загданским.


— Андрей, я вам очень благодарен за то, что именно вы открыли для меня все богатства компании «Нетфликса», о которых мы только что разговаривали. Уже год я пользуюсь услугами этой фирмы, этой системой, и за это время я посмотрел фильмов больше, чем за всю предыдущую свою жизнь и, как мне кажется, стал гораздо более грамотным в области кино. Однако речь, все-таки, не обо мне, а, я бы сказал, о всемирном культурном явлении. «Нетфликс» и подобные фирмы, которые существуют сейчас во всем мире, подобные библиотеки кино, превратили кино именно что в библиотеку. Я по себе это чувствую. Каждый раз, когда я смотрю теперь фильм, я смотрю вне зависимости от того, когда он сделан. Это то же самое, как снять книжку с полки в библиотеке — фильмы потеряли время, они стали все современниками. Как вы считаете, как это отразится на вкусах кино? Это ведь, в сущности, огромная перемена. Многие годы мы смотрели новое кино, то, которое появилось на этой неделе или в этом месяце, а теперь все фильмы сосуществуют рядом. Такая вот гигантская Вселенная кино.
— Вы знаете, с одной стороны, Саша, это абсолютно замечательно. Все стало доступно, все стало возможно, все можно посмотреть, пересмотреть. Мы все чаще и чаще будем ссылаться в нашей культуре на фильмы. Они станут ссылкой. Как ссылкой давно является литература, так же будет с фильмами. Будет больше визуальная культура заполнять нашу ежедневную культуру. Мы чаще будем ссылаться на картины. Но в этом есть, с моей точки зрения, и обратная, печальная сторона - мы меньше будем ходить в кинотеатры, мы меньше будем оказываться перед этим полупрозрачным светящимся экраном, где фильмы куда более похожи на сны, на мечты, чем они похожи на свое экранное подобие на экране телевизора, когда мы смотрим их дома. Тут, все-таки, два разных действа, два разных опыта, два разных переживания человеческих.


— А вот знаете, мне кажется, что все останется на своих местах и фильмы разные, и по-разному они смотрятся. Я, опять-таки, приведу свой пример. Ну скажем, фильмы Бергмана, которые смотрятся по телевизору, по-моему, лучше, чем в кино, потому что для Бергмана нужна такая камерная аудитория. Там и фильмы такие камерные, их и в гробу хорошо смотреть, и по содержанию тоже. А с другой стороны, есть фильмы, которые я бы не стал смотреть на своем телевизоре, потому что мне жалко. Ну, например, роскошные китайские костюмные фильмы, настолько красивые, настолько яркие, что только в кинотеатре можно оценить по-настоящему прелесть этих красок. И вот мне кажется, что эта цифровая революция, которая принесет нам все фильмы вместе, создаст другую референтную группу. Мы все будем знатоками кино, и это только поможет, привлечет в зрительный зал, потому что мы сможем больше оценить настоящее искусство.
— Ну, все мы знатоками кино не станем, слава богу, но, верно, дело идет к этому. Потому что, если раньше фильм можно было посмотреть тогда и только тогда, то сейчас его можно посмотреть тогда, когда мы захотим. В принципе, в этом смысле все изменилось. Фильм стал как книга. Кроме того, фактор дополнительной информации — мы узнаем много дополнительных вещей, которые мы никогда знать не могли и принимать во внимание не могли, когда смотрели картины. Вот пару дней назад я пересматривал «Виридиану» Бунюэля, которую я так люблю. И в только что вышедшем диске есть дополнительное интервью с самим Бунюэлем, которое я никогда не видел. Это какая-то телевизионная передача, вышедшая где-то во Франции в 1960-е годы. Шансов увидеть это у меня никогда бы не было. Я увидел эту телевизионную передачу с живым Бунюэлем, я увидел интервью с актрисой, которая играет главную роль, и она рассказывает о том, как была сделана картина, как финансировался фильм, и так далее, и так далее. Все эти вещи мне, как человеку, который любит кино, очень важны, они дополняют дополнительные краски, фильм входит в определенный новый информационный контекст для меня.


— Для меня, как, можно сказать, неофита, это особенно важно, потому что я просто много узнаю нового. Но, с другой стороны, для меня все эти дополнительные радости DVD, которые так привлекают новичка в кинематографе, который смотрит на все это открыв глаза (потому что есть вещи, о которых я никогда не слышал, не видел, и только благодаря «Нетфликсу» я добрался до картин, о которых просто ничего не знал). Так вот, мне кажется, что каждый раз, когда я добираюсь до по-настоящему интересного кино — это тот же опыт, который я получаю, когда читаю книжку литературного памятника. То есть, со всеми мыслимыми комментариями. С другой стороны, это, конечно, и убивает непосредственное впечатление, это хорошо для классики, когда мы пересматриваем что-то давно уже созданное, но новый фильм, наверное, нуждается в более современной атмосфере. «Нетфликс» и, вообще, вся эта система видеотек должна дополнять, но не заменять прокат. Вот, что я хочу сказать.
— Вы знаете, тенденция, может быть, и такая, и такая. Она может его не заменить, ведь интернет не стал убийцей книги, хотя, когда-то, об этом говорили. Пока не стал. Может быть, «Нетфликс» и подобная доступность фильмов на дисках, а скоро это уже будут диски high-definition, то есть, записанные с высокой четкостью изображения, которые в два-три раза лучше, чем обычный диск, они не должны убить фильмы, ведь это только будет поводом для того, чтобы еще раз выйти в кинотеатр посмотреть картину.


— Андрей, всего снято, как подсчитали, полмиллиона фильмов, конечно, очень малая их часть на DVD. Однако, тем не менее, кинематографы разных стран по-разному представлены в этой всемирной видеотеке. Как, по-вашему, какое место занимает в этой видеотеке русское кино, российское кино?
— Вы знаете, российских фильмов мало, но, с другой стороны, их становится больше. Вот, что совершенно замечательно. Я помню, что, когда десять лет назад я впервые читал курс о советском кино, я не мог нигде найти ни один фильм Отара Иоселиани. Их просто не было. Я не мог найти «Балладу о солдате», классику советского кино Чухрая. И вот сейчас, совсем недавно, убедился, что эти фильмы доступны на «Нетфликсе», что их можно найти на DVD. Я пересматривал Отара Иоселиани, замечательные, конечно, картины и с огромным удовольствием посмотрел «Листопад» — одну из моих первых больших влюбленностей в кино. Так что количество русских или бывших советских фильмов становится значительно больше на DVD и они, опять-таки, становятся доступны всем.


XS
SM
MD
LG