Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Это не спецоперация, а пародия на нее»


Автомобиль охраны министра внутренних дел Дагестана после покушения

Автомобиль охраны министра внутренних дел Дагестана после покушения

В ночь на четверг в Назрани совершено покушение на прокурора Назрановского района Ингушетии Гирихана Хазбиева, передает Интерфакс. В результате двух взрывов у ворот дома Хазбиева сам прокурор не пострадал, однако погиб его младший брат, еще 11 его родственников получили ранения. В МВД Ингушетии сообщили, что первый взрыв прогремел около часу ночи, после чего Г.Хазбиев и члены его семьи вышли на улицу посмотреть, что произошло. В этот момент произошел второй взрыв, рядом с местом первого. В данный момент в Центральной республиканской больнице Ингушетии остаются девять из 11 пострадавших. Трое из них находятся в крайне тяжелом состоянии. По факту покушения прокуратурой Ингушетии возбуждено уголовное дело по пяти статьям, в том числе за терроризм и убийство.


Ранее Генеральная прокуратура России возбудила уголовные дела по фактам покушения на высокопоставленных дагестанских чиновников. Произошедшее во вторник покушение на прокурора Буйнакска и нападение на кортеж, в котором следовал глава Министерства внутренних дел республики - это подготовленные и спланированные акции по убийству руководителей правоохранительных органов Дагестана. Об этом сообщили в Министерстве внутренних дел республики. В этом же не сомневается и заместитель Генерального прокурора по Южному федеральному округу Иван Сыдорук. Он уверен, что «покушение на главу ведомства и прокурора Буйнакска - звенья одной цепи и связаны только с профессиональной деятельностью потерпевших».


Во вторник утром в Буйнакске в момент проезда служебного автомобиля прокуратуры Буйнакска было приведено в действие установленной на обочине дороге самодельное взрывное устройство. Прокурор республики Битар Битаров скончался в больнице от осколочных ранений. А чуть позже неизвестные пытались взорвать автомобиль министра внутренних дел Дагестана Адильгирея Магомедтагирова, выехавшего в Буйнакск. После взрыва автомобиль министра попал под обстрел. Погибли два сотрудника милиции, а сам министр, по некоторым данным, получил контузию.


По фактам покушения на прокурора Буйнакска и министра внутренних дел Дагестана возбуждены уголовные дела по статьям о терроризме и по посягательству на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование. Войсковая операция по розыску лиц, которые совершили покушение на прокурора и министра, результатов не дала. Но местные жители посетовали на то, что в результате применения военными тепловых ракет на Буйнакском перевале загорелся лес. Как передает из Махачкалы корреспондент Радио Свобода Тимур Салимов, поиск покушавшихся на жизнь министра внутренних дел Дагестана Адильгерея Магомедтагирова по горячим следам результатов не принес. При массированном прочесывании поросшего лесом склона горы, откуда был обстрелян кортеж, найдено несколько пустых пулеметных лент, 500 метров телефонного провода, две буханки хлеба и пустая пивная банка. Уже вечером вторника войсковая часть операции по поиску нападавших была свернута. В МВД говорят, что теперь основной упор будет сделан на агентурную и оперативную работу.


Тем временем, пожарные службы Махачкалы ведут борьбу с лесным пожаром, возникшим вчера в районе Буйнакского перевала. Огонь охватил уже около 60 гектаров леса. По одной из версий, причиной возгорания могла стать упавшая на иссушенную зноем траву тепловая ракета-ловушка, отстреленная вертолетом, задействованным в операции по поиску покушавшихся на жизнь министра внутренних дел.


О версиях покушения на высокопоставленных дагестанских чиновников рассказывает Магомед Мусаев: «То, что два преступления - убийство прокурора города Буйнакск Битара Битарова и покушение на жизнь министра внутренних дел Адильгерея Магомедтагирова - тесно связаны между собой и являются по существу звеньями одной цепи, в Дагестане никто не сомневается. Вместе с тем, обозреватели независимых оппозиционных изданий, выходящих в республике, не склонны видеть за происшедшим набивший всем оскомину так называемый "еще один кровавый след группы Раппани Халилова". По их мнению, в данном случае наиболее логичным выглядит все-таки предположение о попытках перераспределения таким путем весьма доходных должностей. Ведь, как считают обозреватели независимых оппозиционных изданий, для ваххабитов все равно, кто конкретно будет назначен на тот или иной пост в Дагестане. Вопрос скорейшего обновления кадров куда как более интересует национально окрашенные кланы и просто криминальные группировки, чем религиозных экстремистов. В Дагестане существуют очень влиятельные круги, готовые выложить за исполнение подобных терактов крупные суммы, причем вне всякой зависимости от каких бы то ни было политических или религиозных убеждений исполнителей».


По некоторым данным, нападавшие могли уйти в горы. Проводить специальную операцию в горах могут только хорошо обученные и оснащенные профессионалы, говорит военный корреспондент газеты «Комсомольская правда» Виктор Баранец: «То, что проводилось в Дагестане - это по строгому военному учету не спецоперация, а это, скорее всего, пародия на нее. Спецоперация - это хорошо спланированное мероприятие, в котором участвуют представители различных силовых структур. Оцепляется район, устанавливаются дополнительные блокпосты, проводится зачистка, проверяются паспорта. Что мы видели вчера? Всего лишь рефлекторное реагирование силовых структур на эти террористические акты. Кстати, такая «система действий» уже давно почему-то у нас на Северном Кавказе у наших силовиков называется спецоперацией».


На Северном Кавказе у террористических группировок выработана своя тактика. Но спецслужбы и правоохранительные органы пока не в состоянии противопоставить этой тактике грамотные упреждающие действия, продолжает Виктор Баранец: «Дагестан, Ингушетия все чаще и чаще (даже чаще, чем в Чечне) становятся эпицентрами терактов. Количество терактов в месяц в Ингушетии и Дагестане уже зачастую превышает количество тех терактов, которые проводятся в Чеченской республике. Боевики сейчас не только расширили зону своих действий и вывели за пределы Чеченской республики, но они работают по принципу гремучей ртути, перекатывая свои уже специальные операции (как это не кощунственно было сказано) из Чечни в Ингушетию, из Ингушетии в Дагестан, из Дагестана опять в Чечню. Таким образом, вот эта особенность их тактики, которая должна была найти свое прямое отражение в специальных операциях, она до сих пор не найдена. Почему? Даже каждый силовик лейтенант зеленый знает, что когда терроризм приобретает форму борьбы, то нужно рассечь их основные силы. У нас до сих пор дороги между Чечней, Ингушетией и Дагестаном надежно не контролируются. Но это всего лишь один аспект».


По мнению обозревателя, вывод может быть только один: «Нашим силовым структурам до сих пор не удалось рассечь единое тело террористической структуры. Несмотря на уничтожение Басаева, мы видим все-таки, что террористическими группировками и формированиями кто-то дирижирует. Наши спецслужбы знают прекрасно, кто дирижирует, но сейчас до сих пор вот этот штаб терроризма не ликвидирован. Мы видим, что и Чечня, и Ингушетия, и Дагестан становятся своего рода Бермудским треугольником терроризма на Северном Кавказе», - считает Виктор Баранец.




XS
SM
MD
LG