Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге проводится эксперимент по созданию государственной системы бесплатной юридической помощи населению


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимает участие Ольга Гилёва, руководитель Государственного юридического бюро по Свердловской области.



Светлана Толмачева: В Екатеринбурге проводится эксперимент по созданию государственной системы бесплатной юридической помощи населению. Одновременно государственные юридические бюро открылись еще в девяти регионах России.


Гость Екатеринбургской студии – Ольга Гилёва, руководитель Государственного юридического бюро по Свердловской области.


Доброе утро, Ольга Владимировна.



Ольга Гилёва: Доброе утро.



Светлана Толмачева: Прежде чем мы расскажем нашим слушателям, что представляет собой ваше бюро, поясните, пожалуйста, кому вы предоставляете помощь в первую очередь?



Ольга Гилёва: Я немножечко отступлю от вашего вопроса и сделаю маленькое вступление. Конституция Российской Федерации в статье 48-ой гарантирует квалифицированную юридическую помощь всем гражданам. Но до настоящего времени такую помощь гражданам оказывали адвокаты. Все знают о том, что адвокатская помощь далеко не всем по карману. И для решения этой проблемы государство приняло постановление о проведении эксперимента по созданию государственной системы оказания бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам. С этой целью в нашей стране созданы 10 Государственных юридических бюро, которые занимаются оказанием бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам.



Светлана Толмачева: Государственные юридические б юро были открыты 1 января 2006 года, и не только в Екатеринбурге. Сейчас подводятся первые итоги их работы. С подробностями - екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Денис Каменщиков.



Денис Каменщиков: Филиалы Государственного юридического бюро по Свердловской области работают в Екатеринбурге, Нижнем Тагиле и Каменске-Уральском. В штате – 11 юрисконсультов. Большинство из них имеют богатый адвокатский опыт, как и главный специалист бюро Марита Мокроусова.



Марита Мокроусова: Я более 27 лет работала в адвокатуре, а в адвокатуру я пришла из прокуратуры, там проработала 13 лет. Поэтому когда создавалось Государственное юридическое бюро, мне предложили - и я согласилась, потому что это практически вот та работа, которой я занималась всю жизнь, - консультации, представительства в судах.



Денис Каменщиков: Одновременно с Екатеринбургом такие бюро начали работать в Чечне, Карелии, Магаданской и Московской областях, Иркутске, Томске, Самаре, Волгограде и Ульяновске. Чаще всего сюда обращаются с жилищными и наследственными вопросами. Нередко просят помочь с установлением отцовства – это когда семья с детьми полная и нормальная, но брак официально был не зарегистрирован, а с главой семьи что-то случается, и требуется решение суда, чтобы получить все положенные по закону льготы и выплаты в связи с потерей кормильца. Бывают, говорит Марита Мокроусова, и трудовые споры.



Марита Мокроусова: Просто женщину с двумя несовершеннолетними детьми незаконно уволили с работы. В общем, очень грубо нарушили ее права, потому что ей не выплатили зарплату, на нее незаконно наложили взыскание. Но вот в суде удалось отстоять ее интересы. Взыскание было признано незаконным, зарплата ей была вся выплачена с процентами, плюс взыскали с работодателей еще моральный вред. Ее достоинство было удовлетворено.


Денис Каменщиков: Заместитель председателя Коллегии адвокатов «Частное право», кандидат юридических наук Аркадий Майфат приветствовал создание Государственного юридического бюро.



Аркадий Майфат: Нам они не конкуренты. И мне кажется, что для нас даже, может быть, это определенный плюс. Потому что у каждого человека бывают юридические проблемы, но, соответственно, не все адвокаты берутся за какие-то сложные, нудные дела, а финансов-то нет под это дело.



Денис Каменщиков: И действительно, Государственное юридическое бюро чаще всего помогает малоимущим людям. За семь месяцев с начала работы к ним обратилось более 1,5 тысяч человек. Большинство получили бесплатные консультации. Интересы 300 клиентов юрисконсульты бюро представляли в суде.



Светлана Толмачева: А нашим радиослушателям мы предлагаем ответить на вопрос: доверите ли вы защиту своих прав юристу Государственного юридического бюро?


Ольга Владимировна, вы правильно заметили, что, действительно, на юридическую помощь у малоимущих граждан нет средств. Я знаю, что ваше бюро оказывает юридическую поддержку тем людям, которые придут к вам со справкой из собеса, где будет указан их прожиточный минимум. Скажите, пожалуйста, какая сумма проставлена вот в этих справках?



Ольга Гилёва: Хочу сказать, что малоимущими признаются граждане, чей доход не превышает прожиточный минимум. Прожиточный минимум устанавливается правительством по каждому региону индивидуально. По Свердловской области на третий квартал величина прожиточного минимума для пенсионеров составляет 2 тысячи 700 рублей, для трудоспособного населения – немножко побольше.


Для получения бесплатной юридической помощи обратившийся должен представить справку из Управления социальной защиты населения о среднедушевом доходе семьи. С малоимущими гражданами при подтверждении этого статуса мы заключаем соглашение. И мы можем оказать реальную юридическую помощь в виде консультации, устной или письменной, составления правовой бумаги – ходатайства, запросы, жалобы, исковые заявления, либо осуществлять представительство в суде.



Светлана Толмачева: То есть если, допустим, одинокий пенсионер принесет справку, что у него доход не 2 тысячи 700 рублей, а больше – 3 тысячи рублей, то вы уже не вправе по закону, по Уставу вашего бюро с ним сотрудничать?



Ольга Гилёва: Да. В соответствии с постановлением номер 534 от 22 августа 2005 года, в котором разработано положение о деятельности Государственных юридических бюро, мы можем такому гражданину отказать. У нас существуют три вида отказов в получении бесплатной юридической помощи. Во-первых, не представление соответствующей справки, во-вторых, человек представляет справку, но из нее видно, что доход у гражданина выше прожиточного минимума, и в-третьих, когда обратившийся желает получить юридическую помощь, не предусмотренную положением, то есть не по гражданским делам, а по уголовным делам.



Светлана Толмачева: То есть за уголовные дела вы в принципе не беретесь?



Ольга Гилёва: За уголовные дела пока мы, конечно, не беремся, потому что это не предусмотрено нашей деятельностью.


Формально человек отказ получает, но фактически всем, кто обратился в Государственное юридическое бюро, мы оказываем бесплатную юридическую помощь в виде консультаций.



Светлана Толмачева: Дело в том, что сейчас в Екатеринбурге, да, наверное, и в любом городе России, буквально на каждом столбе развешаны объявления: «юридические консультации», «помощь адвокатов» и так далее. Скажите, Ольга Владимировна, с вашей точки зрения, насколько сейчас подорвано, или нет, доверие людей к юристам, к которым они обращаются? Ведь люди привыкли, что если дается реклама, значит, они приходят к профессионалу, и они доверяют ведение своих дел тому человеку, который сведущ в этом. Но, насколько мне известно, есть такая проблема, что идет девальвация профессии.



Ольга Гилёва: Я, конечно, не могу судить в целом по данному вопросу, потому что у нас очень большой рынок юристов. Я давно работаю, и знаю, конечно, прекрасных юристов. Но, к сожалению, действительно, когда я вижу на столбах, на заборах вот эти объявления, рекламу своих юридических навыков, допустим, то я к этому отношусь очень негативно. Профессиональный юрист никогда не будет рекламировать свою деятельность.



Светлана Толмачева: Вот даже так?!



Ольга Гилёва: Да, конечно.



Светлана Толмачева: Тогда каким образом людям искать помощи, если реклама – это заведомо, так скажем, ложное объявление, то каким образом найти квалифицированного человека?



Ольга Гилёва: Я думаю, что, наверное, можно спрашивать у знакомых, кто когда-то уже сталкивался, обращался к адвокатам, к юристам. Конечно, мое мнение таково, что наиболее квалифицированная помощь и очень хорошие юридические кадры в адвокатской среде.


И не случайно, что при подборе кадров для Государственного юридического бюро я как раз обратила на это внимание, и в основном костяк нашей штатной структуры состоит из адвокатов. То есть у нас из 11 юрисконсультов – 5 бывших адвокатов, которые прекратили свой статус в связи с переходом в Государственное юридическое бюро, 2 бывших работника суда, 2 бывших работника прокуратуры и 3 юрисконсульта. Все имеют довольно длительный стаж работы. То есть 4 человека – свыше 25 лет, 5 человек – от 3 до 14 лет. Я считаю, что именно длительная работа в юриспруденции, общение и с судами, и с гражданами, это и позволяет оказывать юридическую помощь все-таки на высоком профессиональном уровне. И у нас не было пока ни одной жалобы от граждан.



Светлана Толмачева: Переход к вам в Государственное юридическое бюро вот тех сотрудников, о которых вы сейчас сказали, отразился как-то на их материальном положении? Ведь на государственной службе жесткую зарплату получает человек, в отличие от того адвоката, который ведет частную деятельность.



Ольга Гилёва: Да, я согласна с вами. Мы, правда, не являемся государственными служащими, но те оклады, которые нам определены, конечно, они меньше, чем зарплата, допустим, у адвоката. Но люди, которые работают в Государственном юридическом бюро, конечно, они должны быть людьми отзывчивыми и сочувствующими нуждам наших клиентов. В Государственных юридических бюро работают в основном, конечно, пенсионеры, те, кто уже прекратил адвокатскую практику, кто уже, допустим, не может осуществлять представительство в каких-то длительных, сложных судебных заседаниях. Я не скажу, что у нас работа очень легкая. У нас ведется не только прием граждан, но мы осуществляем также и представительство, причем на очень хорошем уровне. Но если у юристов есть хоть какой-то небольшой доход в виде, может быть, пенсии и длительный стаж работы, то я думаю, что им как раз стоит пойти работать в Государственное юридическое бюро.



Светлана Толмачева: А каким образом граждане узнают о том, что есть такое государственное бюро, где при наличии справки из соцзащиты могут оказать бесплатную юридическую помощь? Как передается информация?



Ольга Гилёва: Сейчас информация очень хорошо распространена. Во всех Управлениях социальной защиты населения, в Пенсионных фондах, в администрациях размещены информационные листки о деятельности Государственных юридических бюро. В средствах массовой информации, очень много печатных изданий, телевизионные каналы также выпускают какую-то информацию о созданном Государственном юридическом бюро, о ходе этого эксперимента. И так постепенно граждане узнают. И обращаются со всей области.



Светлана Толмачева: В репортаже, который прозвучал в начале нашего с вами разговора, один из юристов, который не относится к системе вашего бюро, говорил о том, что к вам посылают людей, у которых запутанные, долгие дела, и у людей при этом нет денег. Вот как много приходит людей вот именно из такой категории, которые уже помыкались по другим компаниям и пришли к вам с последней надеждой?



Ольга Гилёва: Я бы сказала, что в общей массе обратившихся таких людей где-то, наверное, две трети, которые уже отчаялись, истратили все средства при общении с адвокатом, находились уже по всем инстанциям, и, в конце концов, они приходят к нам. Не скажу, что во всех случаях мы можем решить их проблему, потому что часто граждане желают того, что невозможно решить по закону.



Светлана Толмачева: Ольга Владимировна, вы обмениваетесь опытом с коллегами из других регионов России, где проходит подобный эксперимент?



Ольга Гилёва: Да, конечно, обмениваемся. Мы встречались уже два раза в Москве на общих совещаниях.



Светлана Толмачева: Насколько работа бюро в Екатеринбурге похожа на работу бюро в какой-то другой области России?



Ольга Гилёва: Мы действуем все по одному положению. Разница у нас, может быть, небольшая. Допустим, по штатному составу. Как я уже сказала, подбор кадров именно в нашем бюро один из лучших среди всех Государственных юридических бюро. Но в нашем Государственном юридическом бюро ниже цифры посещаемости. Это все зависит от статуса малоимущего. В нашей Свердловской области ниже, по сравнению с другими регионами, величина прожиточного минимума. И поэтому пенсионер с доходом в 3 тысячи в одном регионе будет считаться малоимущим, а в нашем регионе, увы, нет. Это и сказывается на посещаемости.



Светлана Толмачева: Томская область вошла в число десяти регионов России, где в качестве эксперимента тоже открыто Государственное бюро юридической помощи малоимущим. О том, как идет работа государственного бюро в Томске, с какими проблемами сталкиваются юристы там и с какими вопросами обращаются в бюро граждане, расскажет корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.



Мелани Бачина: Когда в январе этого года экспериментальное Бюро юридических услуг начинало свою работу в Томске, было только два небольших кабинета, еще не обставленных мебелью, и почти не было никакой оргтехники. Все, что имелось, - это желание работать. Сейчас площадей сильно не прибавилось, но интерес не пропал.


Подводя первые итоги эксперимента, руководство Томского юридического бюро помощи малоимущим говорит, что служба оказалась востребованной. За семь месяцев к ним обратились почти 2 тысячи человек. Из всех дел, которые рассматривались в суде, больше половины - выиграно. Говорит Сергей Юрченко, начальник Государственного юридического бюро по Томской области.



Сергей Юрченко: Когда мы выигрываем какое-то дело, конечно, я рад, тем более, если вопрос принципиального характера, например, возмещения морального ущерба. И по зарплатам мы помогаем людям взыскивать задолженности, и по пенсионным вопросам. К сожалению, бывает так, что граждане, которые приходят к нам, пытаются... мягко говоря, не всегда говорят правду по своим проблемам, забывая о том, что эта правда все равно в суде выяснится.



Мелани Бачина: Начинали в юридическом бюро Томска работать 7 человек. Сегодня штат расширен до 15 сотрудников. Но все равно пока удается принимать только жителей областного центра и еще четырех районов области. Сергей Юрченко говорит, что больше расширяться некуда - просто нет места. Хотя у двух кабинетов всегда есть очередь.


Основная масса пришедших за помощью в бюро обращается по вопросам гражданского законодательства. На втором месте - жилищные проблемы. На третьем - семейные. Олег, один из клиентов, он пришел проконсультироваться именно по семейным вопросам. Говорит, платные услуги юриста ему не по карману.



Олег: Очень часто бывает так, что даже заплатишь деньги юристу, а он тебе оказывает неквалифицированную помощь.



Мелани Бачина: Из двух тысяч обратившихся в бюро половина – это пенсионеры. Именно им чаще всего требуется помощь. Не так давно юристам бесплатной юридической помощи удалось выиграть дело почти ста томских пенсионеров.



Сергей Юрченко: У людей, а было более ста человек, существовали проблемы с зачислением определенного количества лет, отработанных в каком-то кооперативе. И вот мы подготовили иск. На стороне ответчиков выступал Пенсионный фонд. И мы это дело выиграли. Правда, Пенсионный фонд сейчас, по-моему, пытается обжаловать это дело. Но мы думаем, что областная инстанция оставит решение в силе, поскольку там затрагиваются существенные вопросы права человека на пенсионное обеспечение. Ну, не может человек лишиться пенсии или определенного ее размера только потому, что чиновник в свое время поставил не ту печать в трудовую книжку.



Мелани Бачина: Главная проблема, с которой сталкиваются юристы бесплатной помощи в Томске, как, впрочем, и в других экспериментальных регионах, - это справки, которые должны представить клиенты бюро. Справку подтверждающую, что ты малоимущий и имеешь право на бесплатную юридическую помощь, выдают в соцзащите. И это непростая процедура.



Сергей Юрченко: Проблемы и вопросы у нас в основном все-таки с этими справками возникают. Но, тем не менее, я думаю, что если человек нуждается в помощи, но не может заплатить адвокату, который оказывает услуги на платной основе, то получить эту справку, потратить день-два, я думаю, это небольшие затраты. Если, конечно, с формальной точки зрения смотреть, то как бы вроде на рубль превышает - и мы уже не имеем права. Но, естественно, мы не пошли по такому пути. А мы смотрим на категорию гражданина, который к нам обратился, и в зависимости от этого уже решаем конкретный вопрос. Но даже если это 10-15-20-50-100 рублей, то мы в порядке исключения устные консультации, конечно, оказываем.



Мелани Бачина: По официальной статистике, в Томской области более 45 процентов населения относятся к категории «малоимущие». В Государственном юридическом бюро уверены, что дальше работы будет только прибавляться. Поэтому томичи очень надеются на то, что эксперимент продлится, и опыт экспериментальных бюро распространится по всей России.



Светлана Толмачева: Итак, понятно, что проблемы общие, и главная проблема – это справка из соцзащиты и доход. Когда человек приходит к вам со справкой, где, действительно, суммы превышают тот минимум, который есть, вы ему отказываете. Но, тем не менее, большинство ваших консультаций – это юридические консультации, и в этом вы, насколько я знаю, не отказываете.


А как много дел было выиграно юристами вашего бюро в суде?



Ольга Гилёва: Я бы не стала употреблять термин «выигранные дела». Потому что судебные процессы - это не игры. Дела обычно могут закончиться в пользу или не в пользу. У нас статистика такова: за 7 месяцев у нас было 18 обращений на представительство в суде, заключили 18 соглашений, и уже проведено 13 дел. Из 13 дел – 11 дел закончились в интересах наших представителей.


Хочу еще добавить, что вообще обращений на представительство было гораздо больше, но наши юристы придерживаются практики досудебного разрешения дел. И примерно столько же, сколько я сказала уже из рассмотренных дел, столько же примерно обращений мы помогли разрешить в досудебном порядке, то есть обратившись непосредственно к противной стороне, то есть либо к предполагаемому ответчику, либо помогли людям как-то урегулировать свои взаимоотношения с другой стороной именно в досудебном порядке, не обращаясь в суд.



Светлана Толмачева: Из тех дел, которые все-таки в суде были рассмотрены, и правда восторжествовала на стороне ваших клиентов, есть какие-то дела социально значимые, яркие, которые имеют прецедент для Свердловской области например?



Ольга Гилёва: Да, я могу назвать в качестве примера такой случай. Районный суд города Екатеринбурга вынес решение, ущемляющее право пользования жилым помещением малоимущего гражданина, инвалида второй группы. Специалист Государственного юридического бюро составила мотивированную кассационную жалобу. Судебная коллегия по гражданским делам областного суда согласилась с доводами жалобы, отменила решение первой инстанции и направила дело на новое рассмотрение. Суть дела была в том, что бывшая супруга вот этого инвалида после того, как между супругами брак был расторгнут, и они определились по поводу места своего жительства, то есть у каждого осталось по квартире, супруга свою квартиру отдала своим детям, не совместным детям, и стала претендовать на жилплощадь бывшего супруга. Защитить права этого человека было абсолютно некому. Он к нам обратился уже буквально на последней стадии судебного разбирательства. Поэтому когда наш специалист вступила в дело, уже доказательственная база со стороны нашего клиента была очень мала. И нам было отказано во всех ходатайствах. Поэтому районный суд отказал в иске нашего клиента. Но в кассационной инстанции справедливость восторжествовала, и было вынесено новое решение в наших интересах.



Светлана Толмачева: Ваш коллега из Томска говорил о том, что не всегда люди, которые обращаются в бюро, говорят правду, то есть приукрашивают действительность или каким-то образом, жалуясь на свое незавидное положение, пытаются склонить юристов на свою сторону. Часто ли вы сталкиваетесь с подобными случаями?



Ольга Гилёва: Да, сталкиваемся. Просто часто люди не понимают сути конфликта своего, сути вопроса. Поэтому, конечно, для предоставления квалифицированной консультации надо выяснить очень много нюансов, то есть надо задать очень много дополнительных вопросов, чтобы понять суть и разъяснить человеку. К нам поступают письма из области с просьбой дать консультацию, но тут мы не можем помочь, потому что, конечно, квалифицированная юридическая помощь заочно не предоставляется. Надо посмотреть документы, надо непосредственно с человеком поговорить.



Светлана Толмачева: Ольга Владимировна, вы выезжаете в область, буквально через несколько часов вы отправляетесь с очередной юридической консультацией, насколько мне известно. А насколько востребованы услуги юридического бюро в области?



Ольга Гилёва: В целях именно доступности бесплатной юридической помощи гражданам, проживающим в населенных пунктах, которые отдалены от центра, мы стали практиковать выездные консультационные пункты. В частности, мы выезжали как в близлежащие города – в Первоуральск, сегодня состоится поездка в Верхнюю Пышму, но также были охвачены и отдаленные города. Например, по Каменскому району наши юристы объездили несколько населенных пунктов, по Пригородному району, были в Невьянске, предполагаем выезды еще в Шалю, в Кировград.



Светлана Толмачева: То есть по территории Свердловской области?



Ольга Гилёва: Да. Это те районы, которые не охвачены деятельностью нашего Государственного юридического бюро.



Светлана Толмачева: А отличаются ли проблемы, с которыми обращаются в бюро жители области, от тех проблем, с которыми к вам приходят жители Екатеринбурга?



Ольга Гилёва: Нет, проблемы одни и те же. На первом месте, конечно, жилищное законодательство.



Светлана Толмачева: А также семейные вопросы и...



Ольга Гилёва: Семейные вопросы, очень много наследственных вопросов. В последнее время мы отметили рост обращений по вопросам установления юридических фактов в случаях, допустим, не соответствия записей фамилий в правоустанавливающих документах. То есть необходимо устранять неточности. Устанавливаем факт признания отцовства, когда люди состояли в гражданском браке, родился ребенок, отец умер, а записей нет, и приходится через суд устанавливать такой факт.



Светлана Толмачева: Если говорить еще о тонкостях вашей работы, как вы поступаете в том случае, если вашим юристам в суде не удастся доказать права вашего клиента? Если проводить параллель с платными юристами, то там от гонорара 50 процентов, насколько мне известно, адвокат возвращает человеку, дело которого проиграно. А в вашем случае, если вы бесплатно оказываете помощь, то здесь вы расходитесь, что называется, полюбовно, то есть никто и никому ничего не должен? «Проиграно дело – извините, значит, невозможно было установить истину в суде». Это так?



Ольга Гилёва: Очень хорошо, что у нас нет никакой финансовой зависимости от клиента, поэтому мы ведем его дело до конца. И кассация, и надзор - все инстанции будут нами пройдены.



Светлана Толмачева: Кстати, как в суде к вам относятся сами судьи, к государственным представителям? Я понимаю, что «суд должен быть беспристрастен» - это аксиома, но личное отношение все равно ведь никуда не денешь. Есть ли какая-то разница в отношении к вам, государственным представителям, и к частным адвокатам?



Ольга Гилёва: Сначала со стороны судов было непонимание: что за структура, кто такие? Но уже в ходе того, как наши юристы проявили себя, стало абсолютно полное и понимание, и приветствие. Судьи сами просят, чтобы мы разместили у них в судах объявления о деятельности Государственного юридического бюро.



Светлана Толмачева: Ольга Владимировна, насколько мне известно, эксперимент начался 1 января, и он наверняка ограничен по времени. Скажите, пожалуйста, когда сроки действия эксперимента закончатся? И кто будет оценивать его эффективность?



Ольга Гилёва: Пока эксперимент определен до 31 декабря этого года. Но поскольку на сегодняшний день практика оказания бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам показывает ее высокую востребованность и ожидаемость, конечно, складывается впечатление, что данный эксперимент будет продолжен, будут расширены его рамки, будут охвачены другие территории нашей страны. Может быть, при увеличении финансирования и штатности мы сможем оказывать юридическую помощь не только малоимущим гражданам, но и другим малообеспеченным слоям населения, которые очень нуждаются именно в бесплатной юридической помощи.



Светлана Толмачева: Мы говорили о том, с какими делами вы работаете, но не упомянули здесь о тех проблемах, которые сейчас находятся на острие общественного внимания, - это проблемы защиты прав военнослужащих, и здесь нельзя не вспомнить о деле Сычева, проблемы защиты прав людей, которые пострадали в колониях от жестокого обращения и так далее. Насколько я понимаю, сейчас к вам такие люди не обращаются, потому что все это связано со справкой из службы социального обеспечения. Но вот в том случае, если полномочия ваши будут расширены, сможете ли вы выступать в роли правозащитников, как принято говорить, как принято думать, или же вы связаны обязательствами работать на государство, и, таким образом, не сможете бороться с государственными структурами, где были нарушены права ваших клиентов?



Ольга Гилёва: Несмотря на то, что мы являемся, действительно, федеральным, государственным учреждением, мы по статусу не являемся государственными служащими. И, конечно же, мы будем помогать клиентам по любым вопросам в отстаивании их интересов, вне зависимости от того, государственная ли это служба или какая-то иная.



Светлана Толмачева: И в следующих часах Радио Свобода ведущие будут говорить о прецеденте в городе Ульяновске, где группа людей собирается подать в суд на местную метеослужбу. Вот вы, как квалифицированный юрист, что вы можете сказать, есть ли какая-то перспектива у этого дела, собственно говоря, добьются ли своего жители Ульяновска?



Ольга Гилёва: Ну, мое мнение такое, что если метеослужба, будем говорить прямо, продает свой прогноз за какой-то денежный эквивалент, предлагает этот прогноз, то в таком случае они должны и отвечать за то, что они выпустили в эфир.



Светлана Толмачева: Понятно. Спасибо вам большое за этот комментарий.


И я благодарю Ольгу Владимировну за участие в нашей утренней программе. Спасибо за содержательный рассказ о работе Государственного юридического бюро в Свердловской области. Удачи вам!


XS
SM
MD
LG