Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Назрани совершено покушение на прокурора Назрановского района Ингушетии Гирихана Хазбиева


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.



Андрей Шароградский: В ночь на четверг в Назрани совершено покушение на прокурора Назрановского района Ингушетии Гирихана Хазбиева. В результате взрыва погиб брат Хазбиева, еще 13 человек получили ранения. Напомню, что это уже третье нападение на руководителей правоохранительных органов на Северном Кавказе за эту неделю.



Максим Ярошевский: Сразу серия взрывов произошла в районе дома прокурора Гирихана Хазбиева в Назрани. Первый прогремел в час ночи. С подробностями - корреспондент Радио Свобода в Ингушетии Дзерасса Бязрова



Дзерасса Бязрова: Прокуратурой Ингушетии возбуждено уголовное дело по пяти статьям, среди которых - "Терроризм", "Убийство" и "Покушение на жизнь сотрудников судебной системы". В ночь со среды на четверг у дома, где проживает Хазбиев, прогремели два взрыва, причем второй взрыв произошел в тот момент, когда прокурор, его родственники и соседи вышли на улицу - выяснить, что случилось. Уже не в первый раз террористы применяют тактику "эффекта второго взрыва", когда первый привлекает внимание, а второй действует на поражение. Сам Гирихан Хазбиев не пострадал, но в результате взрыва погиб его младший брат и семеро родственников получили ранения. Всего от теракта пострадали 13 человек. Четверо пострадавших находятся в реанимационном отделении республиканской больницы.


Следствием уже установлено, что у дома прокурора Хазбиева была взорвана связка гранат, присоединенная к канистре с бензином. Пока рассматриваются две версии случившегося - это служебная деятельность или же месть остатков банды Шамиля Басаева за ликвидацию их главаря в селе Экажево Назрановского района. В прокуратуре республики также подчеркивают, что в адрес Хазбиева неоднократно поступали угрозы в связи с делами террористического характера, которые он, как представитель гособвинения, вел в последнее время. На данный момент в Ингушетии продолжается поиск преступников и введены планы "Перехват" и "Вулкан-5".



Максим Ярошевский: Покушение на Гирихана Хазбиева - это уже третий террористический акт против руководителей правоохранительных органов на Северном Кавказе за эту неделю. Во вторник в Дагестане были совершены покушения на главу МВД республики Адильгерея Магомедтагирова и прокурора Буйнакского района Битара Битарова. В Буйнакске на пути следования автомобиля прокурора утром взорвался заминированный автомобиль. В результате ранений Битар Битаров скончался. Через час прогремел второй взрыв, глава МВД направлялся в Буйнакск как раз на место предыдущего покушения. Преступники сначала взорвали, а затем обстреляли кортеж Магометдирова. Главу МВД спасла броня служебного автомобиля. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Тимур Салимов.



Тимур Салимов: Расследование убийства прокурора Буйнака Битара Битарова и покушение на жизнь министра внутренних дел Дагестана Адильгерея Магомедтагирова перешло в фазу оперативной работы. Поиск нападавших по "горячим следам" результатов не принес. В руки правоохранительных органов попали несколько пустых пулеметных лент, полкилометра телефонного провода, две буханки хлеба и пустая пивная банка. Все это было найдено при прочесывании склона горы, с которой был обстрелян кортеж министра. В этой операции были задействованы подразделения ОМОН, внутренних войск, бронетехника и вертолеты.


Еще одним косвенным итогом поиска стал лесной пожар, возникший во вторник в районе Буйнакского перевала и потушенный только в среду. Выгорело около 60 гектаров леса. По версии лесничих, огонь возник из-за попадания в сухую траву типовой ракеты-ловушки, обстрелянной с вертолета.


Расследование убийства и покушения занимается Главное управление Генеральной прокуратуры России в Южном федеральном округе. Не исключено, что оба дела объединят в одно. И в МВД Дагестана, и в республиканской прокуратуре считают, что убийство прокурора Битарова было частью плана по ликвидации министра внутренних дел Адильгерея Магомедтагирова, способом заманить его в ловушку. Об этом же сказал президент Дагестана Муху Алиев. В среду он провел совещание с руководителями правоохранительных органов, посвященное событиям вторника. "Следствие, я думаю, покажет, что при всем трагизме произошедшего оба преступления взаимосвязаны, и главной мишенью был министр внутренних дел. В основном именно против министра эта операция была подготовлена и направлена, а прокурор стал ее жертвой. Я не прошу, а требую раскрыть это преступление", - заявил президент.


Но пока никто не сделал никаких официальных заявлений о заказчиках и исполнителях терактов. Нет даже дежурных ссылок на ваххабитское подполье.



Максим Ярошевский: По мнению политолога Алана Касаева, есть две причины, по которым можно объяснить такую активизацию действий террористов на Северном Кавказе.



Алан Касаев: Самое главное, на мой взгляд, с чем связана волна покушений на сотрудников правоохранительных органов в Северокавказском регионе, это два обстоятельства. Во-первых, серьезные удары, которые были федеральными силовыми структурами нанесены по руководству террористов в Чеченской республике, - они, естественно, вызвали отток части террористов в соседние регионы. Не секрет, что целый ряд боевиков по происхождению или из Дагестана, или из Ингушетии, из некоторых других регионов Северного Кавказа; естественно, почувствовав такое серьезное давление в Чечне, перемещаются в другие регионы. Второе обстоятельство - это, видимо, то, что серьезные попытки были сделаны сейчас в том, что касается несиловых методов воздействия на участников вооруженной борьбы на Северном Кавказе, это фактическая амнистия боевикам, то, что в сентябре Государственная Дума должна законодательно это все дело оформить. И, видимо, будет принято решение, и до конца года всем сдавшимся, пришедшим с повинной эта амнистия будет гарантированна. И, судя по всему, судя по каким-то сигналам с Северного Кавказа, изменились методы работы правоохранительных органов с теми, кто сдается в плен, попадая под амнистию. То есть в последнее время нет практически сообщений о пропажах людей, нет сообщений о каких-то насильственных методах воздействия на сдавшихся в плен. Видимо, лидеры вооруженных подразделений боевиков считают, что для них непростые времена настали.



Максим Ярошевский: Многие говорят, что эти теракты как-то связаны с гибелью Басаева, что это месть. Такую версию можно рассматривать?



Алан Касаев: Я думаю, что это просто попытка показать, что со смертью Басаева не все закончено, не все перспективы у террористов потеряны. И это попытки ряда лидеров, находившихся в тени Басаева, показать мускулы собственные, продемонстрировать свои возможности, занять, что называется, освободившуюся "вакансию".



Максим Ярошевский: Как вы считаете, какие-то прогнозы можно делать? Чего ждать от правоохранительных органов?



Алан Касаев: Я думаю, что сейчас вся тяжесть борьбы с открытыми проявлениями терроризма в Дагестане, в Ингушетии ложится на плечи местных правоохранительных органов, местных структур МВД и управлений ФСБ на местах. Конечно, крайне серьезно встает вопрос о координации их между собой, крайне серьезно встает вопрос о координации силовиков северокавказских территорий с силовиками Чеченской республики, где есть большие проблемы, связанные с тем, что далеко не все в состоянии координироваться. Скажем, в Дагестане силовики крайне подозрительно относятся к силовым структурам Чеченской республики, это не секрет.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG