Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программа по возвращению бывших соотечественников в Россию: необходимость и эффективность


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юрий Багров и Алекс Неймиров.



Андрей Шарый: Верховный суд России оставил в силе приговор по делу об убийстве таджикской девочке Хуршеды Султоновой. Прокуратура и потерпевшая сторона настаивали на отмене приговора как слишком мягкого, а защита посчитала приговор излишне суровым, так что никто не остался довольным. В марте суд Петербурга на основании вердикта присяжных признал семерых подсудимых виновными всего лишь в хулиганстве и приговорил их к лишению свободы на сроки от 1,5 до 5,5 лет. Один из обвиняемых был полностью оправдан, а правозащитная общественность говорила о том, что обеспокоена обстоятельствами дела, связанными с тем, что не было обвинений по делу о разжигании национальной розни. В феврале 2004 года группа подростков напала в Петербурге на таджикскую семью, тогда 9-летняя Хуршеда Султонова и погибла, ей было нанесено 11 ножевых ранений.



Юрий Багров: От 1,5 до 5,5 лет проведут в тюремном заключении обвиняемые в убийстве 9-летней таджикской девочки. Верховный суд России оставил в силе приговор городского суда Санкт-Петербурга. Из 8 подростков, подозреваемых в убийстве, один полностью оправдан, семеро будут отбывать срок по статье «Хулиганство». Представитель гособвинения Нина Козусева настаивала на направлении дела на новое рассмотрение. Адвокаты подсудимых ходатайствовал о полной отмене приговора и оправдании подростков. Однако отменить приговор, вынесенный присяжными, можно лишь при существенных нарушениях Уголовно-процессуального кодекса, допущенных в суде. А по мнению председательствующего, таких нарушений не было.


Решение Верховного суда больше неожиданно или ожидаемо? С таким вопросом я обратился к члену-корреспонденту Российской Академии наук, специалисту в области этнографии и конфликтологии Сергею Арутюнову.



Сергей Арутюнов: Более-менее ожидаемо. А что еще можно было сделать? В чем-то эти ребята явно виноваты, надо полагать, что это не невинные агнцы такие. Но, в общем, тут нельзя сказать, что осудили невинных людей. Что-то суд должен был делать с ними, отпускать их на свободу тоже, очевидно, не было резона, потому что все-таки обвинение достаточно квалифицированно подошло к этому делу.



Юрий Багров: Но они обвинены просто в хулиганстве.



Сергей Арутюнов: Они обвинены в хулиганстве, да. А как доказать что-либо иное? Хулиганство, тяжело хулиганство, повлекшее за собой смерть ребенка.



Юрий Багров: Какие последствия может иметь такое решение суда?



Сергей Арутюнов: Я думаю, что оно не будет иметь вообще никаких последствий. У нас существует де-факто такой режим апартеида, не только в отношении эмигрантов, но и в отношении всех лиц неславянской внешности, к которых любой милиционер может где угодно потребовать «аусвайс». И если нет этого «аусвайса», то есть справки о регистрации, то, значит, человека ожидает масса неприятностей, даже если он вполне законопослушный. Дело в том, что расизм, ксенофобия, которые не очень свойственны русскому народу, по ряду причин укоренились. Но, вы знаете, ведь немцы в эпоху Лессинга, в эпоху Гете и даже в эпоху Бисмарка не были нацистами, не были фашистами, но стали в подавляющем большинстве своем. Потом пришло отрезвление. Когда-нибудь оно придет и в России, но пока что идет опьянение ксенофобией.



Юрий Багров: На фоне вот такой ксенофобии власть заявляет о программе по возвращению бывших соотечественников в некоторые регионы России.



Сергей Арутюнов: Ну, а кто такие эти соотечественники, скажите? Какие соотечественники вернутся в какие регионы России? Не вернутся соотечественники! Русские люди из Латвии не вернутся. Тувинцы из Китая или буряты из Китая тоже, скорее всего, не вернутся.



Юрий Багров: А почему они не вернутся?



Сергей Арутюнов: Да потому что им и там неплохо, и они знают, что здесь им лучше не будет.



Юрий Багров: Но власть говорит о социальных гарантиях, о льготах…



Сергей Арутюнов: Да это она говорит. Добро бы, она хоть что-нибудь сделала.



Юрий Багров: Таково мнение члена-корреспондента Российской Академии наук Сергея Арутюнова.


В России 12 регионов выбраны для переселения репатриантов. Одна из таких территорий – Тюменская область. О том, как там готовятся к встрече с соотечественниками, расскажет наш корреспондент в Тюмени Алекс Неймиров.



Алекс Неймиров: В Тюмени объявили об открытии прямого авиарейса в Мюнхен. Многие связывают это с принятием государственной программы репатриации, но на самом деле регионы еще только готовят свои предложения. По мнению председателя областного Комитета по делам национальностей Алексея Мальчевского, желающие стать участниками программы найдутся.



Алексей Мальчевский: Я знаю людей, которые выезжали в Германию и вернулись. Я знаю людей, которые выезжали в Израиль и вернулись. Все было там хорошо, но вот тянет сюда – и они вернулись снова. Хотя здесь, может быть, и жизнь на уровень чуть пониже, и, может быть, сложностей и проблем побольше, но людей это устраивает.



Алекс Неймиров: В первую очередь в Тюмени ждут русских немцев. Таких как Реневы, шесть лет назад они уехали в Гамбург, но по-настоящему пустить корни там не удалось. Из заработанных 1200 евро в месяц примерно 750 нужно было отдать за квартиру, плюс свет, телефон. Но главный аргумент в пользу возвращения: нет хорошей работы, - говорит Юрий Ренев.



Юрий Ренев: Это капиталистическая страна, уже сколько лет семейный бизнес, из поколения в поколение. Свое дело открыть практически нельзя. Единственное – машинами торговать или магазинчик открыть. И то надо денег много, чтобы открыть магазинчик. А здесь Россия только становится еще, и можно здесь найти свое место в жизни.



Алекс Неймиров: Юрий Ренев не спешит поменять паспорт гражданина Германии. Хочет убедиться, что будут гарантированы обещанные программой репатриации финансовая помощь и социальные льготы. Какой будет поддержка соотечественников, пока неизвестно. Местные чиновники не спешат делиться планами, возможно, помня о скандале с китайскими иммигрантами, создавшими целое поселение под Тюменью. В прошлом году этот вопрос поднял Сергей Собянин, занимавший в то время губернаторский пост.



Сергей Собянин: Кому понадобились китайцы в Тюменской области? И кто дал заключение, какое должностное лицо, что нам нужны китайцы здесь?!



Алекс Неймиров: А вот русскоговорящим соотечественникам в России будут рады. «Мы делаем ставку на качество принимаемых переселенцев», - сказал заместитель тюменского губернатора Сергей Дегтярь.


XS
SM
MD
LG