Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Можно и надо ли менять Конституцию России


Виктор Резунков: В России сложилась уникальная ситуация. Со всех концов страны – из Москвы, из Чечни, Санкт-Петербурга и Приморья – раздаются призывы законодателей внести изменения в Конституцию Российской Федерации и позволить Владимиру Путину избираться на третий срок. С другой стороны, нескончаемо со стороны оппозиции в адрес Владимира Путина, гаранта Конституции, раздаются обвинения в том, что он ее постоянно нарушает. Наконец, с третьей стороны появляются все новые и новые предложения об изменении самых разнообразных статей в этом основополагающем документе – например, увеличении президентского срока до 7 лет или изменении формирования Совета Федерации. Список можно продолжить.


Возникает вопрос: так ли совершенна действующая Конституция Российской Федерации, нужно ли вносить в нее изменения? Если да, то какие? А может быть, стоит принять новую Конституцию, отвечающую реалиям объявленной главным кремлевским идеологом Владиславом Сурковым «суверенной демократии»? Об этом мы и поговорим сегодня.


В Петербургской студии Радио Свобода президент Санкт-Петербургской коллегии адвокатов «Нарышкиных», главный редактор журнала «Адвокатский Петербург» Константин Федоров, адвокат Вадим Козлов и независимый журналист Николай Ломов.


Вам, уважаемые слушатели, мы задаем такой вопрос: надо ли менять Конституцию в Российской Федерации, если да – то как?


Прежде чем мы начнем нашу беседу, послушаем, что пишут газеты на эту тему. Обзор подготовил корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.



Дмитрий Казнин: В ноябре 2004 года Владимир Путин, отвечая на вопрос ведущих журналистов трех главных телеканалов России сказал: «Я негативно отношусь к изменению Конституции и в ближайшее время, и в среднесрочной перспективе. Стоит только нарушить Конституцию, сама страна затрещит».


Фонд «Общественное мнение» на своем сайте опубликовал результаты опроса о возможности пересмотра положений Конституции, согласно которым, президент не может избираться больше двух раз. 42% опрошенных убеждены, что эта норма неправильная, 35% считают ее правильной. При этом 52% россиян высказались за то, что российская Конституция нуждается в изменениях и поправках. За неизменность Основного закона высказались 21%.


Газета « The Baltimor sun » приводит слова новгородского губернатора Михаила Прусака, который также высказался за третий срок для президента Владимира Путина. «В Соединенных Штатах Америки Рузвельт был избран четыре раза», - говорит Михаил Прусак, отмечая, что американский президент вывел тогда страну из мрачного периода «великой депрессии». «Я очень опасаюсь, что наши патриоты изберут нового президента, и главой государства станет националист. Вот почему Путин должен остаться на третий срок. Так он сможет укрепить демократию», - говорит Михаил Прусак.


Прецеденты изменения Конституции были и в бывших республиках СССР, и в остальном мире. « The Baltimor sun » пишет, что в 1999 году парламент Туркменистана избрал Сапармурата Ниязов пожизненно президентом. В Белоруссии в ходе референдум а в Конституцию была внесена поправка, позволяющая Александру Лукашенко избираться на третий срок.


«Полит.Ру» сообщает, что в Японии более половины граждан считают необходимым изменение Конституции страны, так как она не соответствует нынешним реалиям.


«Вести.Ру» пишут, что в Армении изменения в Конституцию – в частности, усиление роли парламента за счет прерогатив президенту, укрепление независимости судебной власти и отмена запрета на двойное граждан ство – были одобрены на национальном референдум е.


В Италии вопрос изменения Конституции также выносился на референдум . Речь шла об усилении власти премьер-министра и первых шагах в направлении федерализации.



Виктор Резунков: Итак, мой первый вопрос к нашим гостям – юристам и журналистам. Константин Федоров, надо менять Конституцию или нет? Надо ли вносить в нее какие-то поправки, и какие?



Константин Федоров: Вы знаете, я отношусь к тем 21% граждан , которые считают, что стабильность государства, стабильность демократии зависят во многом от стабильности Конституции. Я считаю, что Конституция – это не обязательно четкая, вот она написана… Она написана и на будущее. Так же как Конституция Штатов. Она не подвергается изменениям уже много лет, столетия. Поэтому я за стабильность. Это Основной закон государства, который действительно отвечает… Вы вспомните Конституцию СССР. Это самая была демократичная Конституция. Другое дело, как она исполнялась. Но это была великолепная Конституция. А в нашей Конституции – это римское право древнейшее, и лучшие положения западных Конституций, европейских Конституций.



Виктор Резунков: Но как она работает? Она работает хорошо, вы удовлетворены?



Константин Федоров: Во многом нет, я не удовлетворен. Но это основополагающие положения для тех законов, которые принимает наша законодательная власть.



Виктор Резунков: Адвокат Вадим Козлов, ваше мнение?



Вадим Козлов: Я, наверное, отчасти соглашусь с Константином Петровичем Федоровым в том, что Конституция у нас все-таки должна быть неизменной. Она, конечно, носит декларативный характер во многом. Но эта декларативность и позволяет в общем, на основе этой декларативности строятся и более конкретные законы. Другое дело, что соответствуют эти законы Конституции или нет – это уже другой вопрос. Но у нас для этого есть Конституционный суд, который и рассматривает все эти вопросы. И хочу сказать даже по работе Конституционного суда, по проверке законов, соответствия законов Конституции ведется достаточно большая работа и активная работа. Даже по практике Конституционного суда.


Что касается каких-то положений относительно переизбрания президента на новый срок, как юрист, конечно, я против изменения Конституции. Все-таки это Основной закон, и менять его не стоит. Основной закон должен быть стабильным. Что касается каких-то человеческих симпатий, ну, наверное, я соглашусь с теми опрашиваемыми оппонентами, которые хотят, чтобы Путин был избран на следующий срок. Это чисто по-человечески, поскольку, скажем так, та политика и демократия в целом меня удовлетворяет.



Виктор Резунков: Николаю Ломову я задаю этот же вопрос: надо ли менять Конституцию, как и что, и для чего?



Николай Ломов: Конституция, принятая в соответствии с реалиями, это Конституция на потребу дня. Конституция как цель и механизм существования и развития общества – это совсем другое. И если сравнивать с американской Конституцией, то там как раз тот самый механизм, который и развивается, и существует вместе с обществом. А наши Конституции, особенно советские, это были Конституции не животворные и не животворящие, они не могли быть механизмом существования общества. Именно поэтому в основном они были обществом и жизнью отторгнуты. Особенно если учесть, что в Конституции 1936 года статья 131 гласила, что всякий, покушающийся на социалистическую общественную собственность является врагом народа. А если учесть, что к этому еще были приняты законы… После убийства Кирова, например, был закон принят, в котором указывалось, что дела о террористических актах слушать без участия сторон и приговор приводить в исполнение немедленно по вынесении. А какой приговор немедленно выносится, мы уже знаем.


Поэтому я говорю, что нам нужна Конституция как механизм создания общества, воспитания граждан , граждан ского чувства и правовой культуры. Без этого у нас не будет общества, и Конституции так же будут меняться, в соответствии с реалиями дня.



Виктор Резунков: Валентин из Рязани, пожалуйста.



Слушатель: Мне кажется, что вот эти все просьбы и посылы из регионов о продлении срока президентства Путина действуют по китайской пословице: пошевелись, и появится тень. Мне кажется, это отражает кризис, который образовался в нашей властной элите, которая привыкла за это время жить в авторитарном режиме – не надо особенно думать и действовать в новых условиях, не надо шевелиться. Поэтому просто переизбрание Путина, я считаю, необходимым. Вообще, как можно более новаций, как можно более, чтобы колесо крутилось быстрее.



Виктор Резунков: У меня вопрос к Константину Федорову: как вы считаете, вот эти законы, которые сейчас принимаются (вы как адвокат должны знать, что сейчас творится с принятием изменений в закон об адвокатах), нарушают Конституцию, по-вашему, нарушаются права адвокатов?




Константин Федоров
Константин Федоров: С моей точки зрения, это вообще вопиющий вопрос. Адвокатов хотят одеть в мундиры Министерства юстиции. То есть я сижу, а напротив меня сидит прокурор в таком же мундире. Как я могу защищать права моего доверенного лица, моего клиента, когда я подчинен, подконтролен? Ибо закон «Об адвокатуре» четко говорит (закон прекрасный, кстати, в лучших образцах правового документа): адвокатура прежде всего независима. Она везде, и на Западе независима, даже в Штатах, даже в Сомали. Нас же хотят четко проконтролировать, подчинить, ибо законопроект, который внесли пять депутатов Госдумы, в том числе заместитель Жириновского Митрофанов, уже прошел первое чтение. И все единогласно, «единороссы» и прочие, проголосовали за него. А там четко написано, что орган юстиции выполняет правоисполнительскую деятельность в отношении адвокатуры. И в законе деятельность нотариата и адвокатуры взять под свой контроль. Что это означает? Это означает, что мы во всем будем подотчетны и подведомственны, и контролируемы органами юстиции. То есть это полное нарушение Конституции. Статья 48 Конституции говорит: каждому граждан ину гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Каждому. И будет ли это, если будет такой закон?


Более того, я вам скажу, что в этом законопроекте вообще нарушается масса законов, масса конституционных норм, где говорится о том, что мы обязаны (адвокаты), если нам стало известно от клиента о том, что он нарушил закон, он молчит на следствии, нас могут вызвать, и мы обязаны сообщить. То есть это нарушение адвокатской тайны, это нарушение римского права, это нарушение вообще всевозможных конституционных прав всех государств, в том числе и нашего.



Николай Ломов:Константин Петрович, я был бы с вами согласен, если эти механизмы противовесов были у нас в Конституции. Их нет в Конституции. Я обращался к адвокатам и в средства массовой информации о том, что у нас назревает, во-первых, ограничения свободы средств массовой информации, и взятие под контроль адвокатских структур. И ни те, ни другие не среагировали, ссылаясь на то, что у нас в Конституции есть права и свободы. В Конституции прописано все так, что под это можно принять закон, по которому не только вас в мундиры можно будет одеть, но и в полосочку. Константин Петрович, я внимательно изучал и изучаю Конституцию. И эта Конституция всех может одеть в полосочку. Для этого только достаточно принять, как один предложил внести в Конституцию положение о врагах России – тех, кто не уважает Россию.



Виктор Резунков:Хорошее предложение.



Константин Федоров:Николай, насчет полосочки. Хорошо, что вы фамилию забыли, а то те ведь тоже могут в полосочку.



Виктор Резунков:Кстати, закон «Об экстремизме» это скоро будет позволять уже. Давайте послушаем Владимира из Саратовской области.



Слушатель:Что было налито в Конституции 1993 года, то из нее сейчас и вытекло, и мы все поплыли. Помните, там есть такая статья, которая трактует, что никто не может захватить власть в Российской Федерации. Ну, как же не может? Вот ребята говорят: «Почему же мы не можем? Можем, потому что есть статья в самом начале, в которой написано, что народ является источником власти и ничем более». В старой Конституции было прямо и ясно сказано, что власть принадлежит народу. Принадлежность эту убрали и оставили только источник. Поэтому захваты власти, перехваты власти – все это очень прекрасно идет.


И теперь второй аспект. Какая же это может быть Конституция, которая дала права субъектам Федерации – областям? Ведь Федерация – это же заведомо ясно, что это союз национальных образований. Если не так, поправьте.



Виктор Резунков:Кстати, по поводу объединения субъектов Федерации, это нарушение Конституции или нет?



Николай Ломов:Я хочу сказать, что нам нужно все-таки определиться, если у нас будут национальные, то должны быть все национальности, и русская национальность тоже. Но я как раз за то, чтобы у нас все-таки были губернии с названиями столичными. Например, Казанская губерния, Астраханская, Петербургская. Как только национальные будут введены определения, значит, нам нужно, чтобы у нас была и Русская республика. А иначе тогда у нас тогда где проживают русские?



Виктор Резунков:Опять проклятый вопрос.



Николай Ломов:Да.



Вадим Козлов:Я тоже с вами согласен, кстати, во многом.



Николай Ломов:И еще хотел бы один моментик уточнить. Когда мы говорим о том, что у нас Конституция не выполняется, или у нас нарушает кто-то Конституцию, мы должны это доказать. Если это не доказано, значит, как по закону получается, пока это не доказано в суде, то, извините, нет никакого нарушения.



Виктор Резунков:Ну, Конституционный суд этим и занимается.



Николай Ломов:Да, но вот Конституционный суд уже отбил обвинение в том, что назначения губернаторов нарушают Конституцию. Конституционный суд определил, что это не есть нарушение. И он сослался на те статьи, которые, кстати, я еще до того определял, что 77 и 78 статьи и 10-я определяют, что могут назначаться.



Виктор Резунков:А какой механизм бы вы предложили как юрист для доказательств нарушения Конституции? Может быть какой-то иной механизм создан?



Константин Федоров:Во-первых, я хочу сказать, что в скором времени, слав Богу, Конституционный суд переедет в Санкт-Петербург в великолепное здание Синода, где еще дух прекрасных наших адвокатов, великолепных (Андриевский, Спасович, наш великий юрист Кони). Это разрыв между корпоративными связями, московскими связями. Это даже географический разрыв позволит Конституционному суду вдохнуть совершенно свежую ауру, великолепную ауру наших петербуржцев, нашей интеллигенции. Я вам еще более того скажу, я не буду теоретизировать конституционные нормы, как наш последний слушатель, я вам скажу, что впервые после аспирантуры я однажды выступил в суде и приводил в порядок нарушения Конституцию нашу России. Да и сейчас, не дай Бог, в суде сослаться на нарушения конституционной нормы. В суде это не то что возмущает, они бледнеют: кто ты такой, о чем ты говоришь? Вот ведь еще в чем дело.


А то, что Вадим правильно говорил о том, что Конституционный суд может и имеет право закон, у нас полная неразбериха в них, изменить. Вот наши адвокаты поставили вопрос об изменении неконституционного положения о граждан стве. Конституционный суд принял.



Виктор Резунков:В чем там суть была?



Константин Федоров:Ой, это большой вопрос.



Вадим Козлов:Единственное, хотелось добавить, что я уже упоминал активность Конституционного суда, особенно в последнее время. Мне очень нравятся те постановления, которые выносит Конституционный суд. И очень много таких громких идет признаний неконституционными некоторых статей законов. И с этой точки зрения, я считаю, что механизм, наверное, именно признания неконституционными некоторых норм именно Конституционным судом правильный. Другое дело, что субъективный фактор – какие судьи. Но тем не менее, сам механизм, я считаю, правильный. И на данный момент он активно действует. Другое дело, что зачастую к нему обращаются, может быть, с теми вопросами, которые он не разрешает в принципе. Но с точки зрения соответствия закону, он достаточно активен.



Константин Федоров: Ведь действительно, каждый граждан ин (ведь просто сейчас болтаем) имеет право обращения в Конституционный суд. Каждый (!). И они действительно принимают эти дела и рассматривают. Питерский, положим, ученый, доктор юридических наук Сергей Маврин недавно вошел в этот состав. Это умница! Это профи высшего класса! И там еще два петербуржца.



Виктор Резунков:Виктор из Москвы, пожалуйста.



Слушатель:Насчет того, что Путин на третий срок. Он не пойдет никогда, потому что он видит результат. По уровню продовольственного потребления Россия находится на уровне 1917 года. Не Москва, не Ленинград, а вся Россия. Он это все знает, и он, естественно, не хочет брать на себя ответственность, потому что лет через 20 люди начнут спрашивать, как в свое время с КПСС. Что касается Конституции, обязательно нужно пересматривать, потому что представительность сократилась. И нас (80% малоимущего населения) представляют олигархи и бюрократы. Количество депутатов сократилось втрое: 450 человек легче подкупить, чем 1000 человек, которые там были. Поэтому Конституцию обязательно нужно пересматривать. Это репрессивная, человеконенавистническая Конституция, ее просто нужно убрать и оставить Конституцию 1993 года.



Виктор Резунков:Я хотел бы зачитать несколько сообщений, которые нам пришли на пейджер. Александр пишет: «Надо срочно дополнить Конституцию: в течение ближайших 100 лет ничего не менять».


Татьяна пишет: «Пока существует авторитарный режим в Российской Федерации, нет смысла менять Конституцию».


Без подписи: «Нужно включить русских как национальность. В Конституции я ее не нашла. Снять понятие срока для президента, сроки дают преступникам».



Николай Ломов: Реплика небольшая насчет каждого. Когда Константин Петрович сказал, что у нас каждый граждан ин имеет право или каждому гарантируется что-то. У нас записано только одно понятие «каждый имеет право», «каждому гарантируется». А вот кому – у нас не стоит в Конституции – человек ли, граждан ин ли. Этот важный момент у нас пропущен. А насчет того, как соответствует режиму Конституция, я могу сказать, что не режим определяет Конституцию, а Конституция определяет режим. И никакая замена правителей ничто не изменит, в лучшую сторону во всяком случае. Только закон, ограничивающий власть во всех ее проявлениях, есть настоящий закон, который определит будущее каждого человека и государства в целом. Но только в том случае, если мы не пропустим Конституцию через эту «вертикаль» власти. Только Учредительное собрание должно принять Конституцию, которая будет как раз механизмом на сотни и тысячи лет.



Виктор Резунков:Ну, а кто должен входить в это Учредительное собрание?



Николай Ломов: Учредительное собрание должны составлять люди, избранные граждан ами.



Виктор Резунков:То есть должна быть прописана модель выборов.



Николай Ломов: Да. И мы, кстати, предлагаем свою Конституцию, и предлагаем формулу Учредительного собрания в таком виде, что, во-первых, каждому члену Учредительного собрания устанавливается запрет на выдвижение своих кандидатур на избирательные должности пожизненно, чтобы всякий туда не полез из других соображений. Во-вторых, я считаю, что граждан е, которые избирают в Учредительное собрание своих представителей, должны избирать не по каким-то внешним данным, а именно по предложениям и по четким конституционным основам, которые данный кандидат предлагает в Конституцию.



Виктор Резунков:Хорошо, это интересное предложение. Но тогда мы уйдем в дебри юридических терминов.


Алла Павловна из Москвы, пожалуйста.



Слушатель:Во-первых, насчет инициативы многих законодательных собраний. Я очень хорошо помню (мне 71 год) письма трудящихся, и как они организовывались. Точно так же те законодательные собрания, и прежде всего Матвиенко, которые все сплошь и рядом состоят из членов «Единой России», конечно, они будут, они получили указания от Суркова выступить с подобной инициативой. И второе, в отношении Конституционного суда. Тут, я смотрю, такие дифирамбы в адрес Конституционного суда поступают от ваших гостей. Для меня лично после того, как Конституционный суд один раз несколько лет назад принимает решение о том, что отмена выборов губернатора является неконституционной нормой, и через несколько лет то же самое принимает решение наоборот, - простите, Конституционный суд для меня уже не существует.



Виктор Резунков:Да, это очень сильно ударило, кстати говоря…



Константин Федоров:Это не удар, это обычно, когда один суд (Конституционный, районный, Верховный) решает, отменяет в секунду. Более того, я хочу сказать, что мы все говорим об изменениях Конституции. Да, Бог мой, возьмите Конституции африканских государств, возьмите Конституции западных европейских стран – они все очень схожи. И наша Конституция очень схожа. Главное не в этом. Главное – исполнять закон, который идет под конституционную норму. Исполнение законов – вот самая суть. Давайте не брать верхние вещи. Давайте мы не будем учреждать учредителей, за батюшку царя голосовать. Давайте будем наводить порядок в нашем государстве. Вот правовая реформа идет. Как она идет? Ужасно идет. Но она идет со скрипом. Коррупция судей. Сам президент сказал ясно. Давайте возьмем вот эту часть. Мы, адвокаты, мы – рабочие лошади, которые защищают права малоимущих, блокадников, инвалидов, инвалидов войны в Чечне, Афганистане, малообеспеченных людей. И вот тут возникает проблема. Мы решаем эти проблемы. Мы решаем эти проблемы и будем говорить о Конституции. Да она благороднейшая Конституция! Давайте на уровне того, что есть, что можно сейчас сделать.



Виктор Резунков: Хорошо, тогда как раз у меня возникает вопрос. Опять таки к проклятому вопросу о назначении губернаторов. В третьей статье третьем пункте Конституции написано: высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. Нарушил ли президент Конституцию, приняв решение назначать губернаторов, или нет? Конституционный суд сказал: нет. Что скажете вы?



Вадим Козлов:С моей точки зрения, Конституционный суд у нас (я говорил, кстати, есть субъективный фактор), и действительно прозвучала фраза, что в одном случае признали неконституционным, а в другом – конституционным, с моей точки зрения, конечно, здесь не все так хорошо именно в таких противоречивых решениях суда. Это всегда нехорошо, когда нет единой практики, нет единого толкования законов. Но, с моей точки зрения, нарушения, конечно, есть.



Виктор Резунков:Нарушили ли депутаты Конституцию, приняв поправки в избирательное законодательство, где выборы должны будут проходить только по партийным спискам, и графа «против всех» тоже запрещена? Это же нарушение прав человека.



Вадим Козлов: С моей точки зрения, да. Вот это нарушение. Особенно что касается графы «против всех». Это по сути, скажем так, ограничение мнения любого граждан ина, это просто ограничение на законном уровне.



Виктор Резунков:Это нарушение Конституции?



Вадим Козлов:Я считаю, да.



Николай Ломов:Я могу сказать, что это никаким нарушением Конституции не является, потому что Конституция не есть отдельная статья или отдельное положение этой статьи. Конституция – это цельный документ. И когда вы прочитаете Конституцию от первой статьи до последней, то вы увидите, что там много механизмов, которые исключают это положение третьей статьи напрочь. Тот самый Конституционный суд, который когда-то принял другое решение, я уверен, что он в другом конституционном поле принимал это решение, до 1993 года он мог это принять, после 1993 года мог принять только решение о том, что положение о назначении губернаторов соответствует Конституции. А если мы говорим о том, какие Конституции в Европе или в Африке, я вам говорю, что я и в Африке был и привез оттуда Конституции, тунисскую сейчас перевожу. Насчет европейских скажу, что они так отличаются разительно. Хотя бы жилищный вопрос. Это больной вопрос. Как он прописан у нас в Конституции? Каждый (опять же человек пропущен) имеет право на жилище, никто не может быть произвольно лишен жилища. Органы государственной власти и местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище.


Но я хочу сказать, что в Швейцарии данный вопрос прописан более внятно: Конфедерация способствует строительству жилья, как и приобретению квартир и семейных домов, предназначенных для личного пользования частными лицами, и деятельности мастеров и организаций, работающих в области строительства жилья общественного назначения. Конфедерация способствует, в частности, приобретению и оборудованию участков земли с целью строительства жилья.



Виктор Резунков:Но мы не будем всю Конституцию Швейцарии.



Вадим Козлов:Немножко добавлю еще. С моей точки зрения, все-таки Конституция – это какие-то основополагающие моменты. Ведь у нас, допустим, те же суды, те же Конституционные суды рассматривают какие-то дела, какие-то вопросы именно по смыслу Конституции. Вот вы говорите: каждый имеет. Понятно, у нас есть статья, что человек имеет права и свободы и является высшей ценностью. И по смыслу, естественно, каждый – это значит человек. И это общечеловеческие какие-то вещи, которые все и рассматривают именно по смыслу Конституции.



Виктор Резунков:Давайте предоставим слово слушателям. Геннадий, пожалуйста.



Слушатель:Я считаю, что, конечно, Конституцию нельзя менять ни в коем случае. Нужно менять в нашем сознании отношение к исполнению законов, к исполнению решений суда. Нужно усиливать ответственность за неисполнение законов, за неисполнение решений суда и усиливать за это санкции. И опять же нужно менять в сознании понятие «закон что дышло». Вот это очень важно, на мой взгляд. А то, что Путина на третий срок, конечно, его не нужно избирать, потому что даже если он отдохнет эти четыре года и выберется в 2012 году, он уже поменяет свои взгляды на многое. Это к тем, кто желает, чтобы Путин избрался на третий срок.



Виктор Резунков:Интересно, как можно менять отношение к закону.



Константин Федоров:Николай правильно говорит: каждый имеет право на жилище – прописанная норма. Она прописана и в Швейцарской Конфедерации, ради Бога. Другое дело, что такое Жилищный кодекс. Вот это безобразие! Это правовое безобразие!



Виктор Резунков:Нарушение Конституции?



Константин Федоров:В принципе, да. Четкое нарушение Конституции. И это здорово, оно прописано, основополагающее положение. Но вы ведь знаете о том, что сейчас основоположник издания этого Жилищного кодекса получил такие втыки, юридические втыки от всей юридической общественности. И сейчас подготовлены новые изменения в Жилищный кодекс. А вот насчет срока, мне очень понравилось, как наша слушательница сказала: срок дается преступнику, но не президенту. Вот здесь я согласен был бы изменить, потому что слишком мало от этого идиотского наследства Ельцина осталось Путину, чтобы изменить ситуацию.



Виктор Резунков:Механизм изменения Конституции, внесения поправок достаточно прост. Примут они очень быстро предложенный закон о конституционном собрании, сами себя объявят конституционным собранием Совета Федерации и Госдумы, Путин подпишет это, и в течение двух-трех дней они подпишут и примут изменения в Конституцию. Займет это максимум, при очень энергичной, активной работе, неделю, две – максимум. Нет? Вы как юристы как считаете?



Вадим Козлов:В целом то, конечно. Я не спорю, что у нас и в Конституции все это прописано. И при желании можно, конечно, это все сделать быстро. Можно и без мнения народа это сделать, скажем так. Другое дело, что все-таки, как бы то ни было, я не верю в то, что то же Конституционное собрание вообще не будет считаться с мнением нашего народа. Опять же есть определенные правовые механизмы, Конституционные суды, и будут какие-то жалобы поступать. Это все быстро, конечно, не сделается.



Виктор Резунков: Нет, но это все будет в соответствии с Конституцией, потому что можно на основании референдум а, а можно самим Конституционным собранием принимать.



Константин Федоров: В основном это рассматривается референдум ом.



Вадим Козлов:Такой глобальный вопрос…



Виктор Резунков:Но по Конституции так и так можно. Давайте послушаем слушателей. Евгений из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Говорят, в американской Конституции мало статей, мало поправок за 300 лет. В то же время общество развивается. Скажите, пожалуйста, как они приняли закон об уничтожении рабства? В Конституции было сказано, что свободные люди, однако уничтожили рабство позднее. И второй вопрос. В Российской империи отмена крепостного права в Конституции как-то отразилось? И как американцы в наше время отменили сегрегацию чернокожих граждан ?



Виктор Резунков:Вопрос к юристам.



Константин Федоров: Я просто могу сказать о том, что у нас, в России, тоже рабство есть, не отмененное рабство наших так называемых иностранных граждан – таджиков, азербайджанцев, украинцев, которые приезжают к нам на строительство, и у которых работодатели берут и отбирают паспорта. Это рабство, не узаконенное. Вот мы говорим не о теории, мы говорим о том, что надо сейчас всем обществом делать. Понимаете? Избавляться от истинного рабства наших иностранных рабочих. А в отношении американцев, это понятно. Это гибкая система, которая создавалась много лет. Демократия, которая существовала в Англии, в западноевропейских странах. А у нас только-только начинается.



Виктор Резунков:Николай Ломов, пожалуйста.



Николай Ломов:Я хочу сказать, что в Америке приняли Основной закон именно как закон, который дальше уже действует объективно, независимо ни от кого. Они открыли Основной закон. Кстати, именно это и позволяет им развиваться и жить вместе с этим законом. А то, что они отменили рабство, кстати, в одно время примерно отменили и в Америке, и в России. Но что интересно – в Америке это уже было конституционно, то есть люди уже созрели, пришли к этому. А у нас только царь пришел, именно решение царя было об освобождении народа. Вот это как раз и есть та большая разница. И я говорил, что если бы даже в этот момент была учреждена новая государственность через Учредительное собрание, уже это дало бы тогда существование совсем другой России. И уже не нужно было бы нам ни 1917, ни последующих лет революции и репрессий. Мы сейчас жили бы в цивилизованном обществе, намного более развитом, чем сейчас.



Константин Федоров:Вы помните, «умом Россию не понять»?



Виктор Резунков:Существует и другое мнение, что именно отмена рабства вызвала как раз ответную реакцию и дало свободы населению, которое не знало, что с ней делать. В результате это привело к 1917 году.


У нас звонки. Николай Степанович из Москвы, пожалуйста.



Слушатель:Я подключился, когда звучал панегирик вашего эксперта по поводу перевода Конституционного суда. Я не буду повторять все это пышнословие. Я хочу сказать, что потрясен неискренностью этого эксперта. На фоне, когда, согласно даже официальным данным, 70% инфраструктуры у нас требует замены, исчерпало свои ресурсы, когда в Москве 42 тысячи лифтов исчерпали свой ресурс и могут в любой момент упасть, тратить свой ресурс (до 6 миллиардов рублей потребует перевод Конституционного суда) – а на самом деле это ничего не изменит. И особая атмосфера Санкт-Петербурга не вдохнет какие-то светлые идеалы в деятельность суда. Это просто пустословие. Вы, господин эксперт, очевидно, просто выполняете госзаказ или, как у Солженицына сказано, собачий заказ.



Виктор Резунков:Константин Федоров, ответьте, пожалуйста.



Константин Федоров:Спасибо. Константин Петрович Федоров меня зовут. И я вам отвечу. Никакого госзаказа нет. Мы, адвокаты, - совершенно свободные люди. Это мое личное мнение. Более того, я его отстаивал и в прессе, и везде, и всюду. Это не пустословие. Это истина. Потому что Москва настолько коррумпирована, настолько забюрократизирована. И суд Конституционный, и судьи сами находятся четко под воздействием крупных олигархов, чиновников, депутатов. Вы, наверное, не петербуржец, не ленинградец.



Виктор Резунков:Он – москвич.



Константин Федоров:Вы – москвич. И это понятно. Конечно, деньги, которые миллиарды идут на переустройство, это не наши, петербургские деньги, это федеральные деньги. И если вы были в Санкт-Петербурге и побыли бы в Синоде, посмотрели, что это за здание, вы бы, наверное, поняли это. А ваши обвинения… мне печально смотреть на вас.



Виктор Резунков:Константин, а вам не кажется, что (такая поступила информация) чуть ли не 70% судей из Конституционного суда просто откажутся переезжать из Москвы?



Константин Федоров:Я знаю это прекрасно. Я считаю это ротацией. Молодые судьи придут, молодые ребята, энергичные, умные, профессора, ленинградская профессура. Наша альма-матер, университет, там великолепные ребята есть.



Виктор Резунков:Николай, а вы что думаете?



Николай Ломов:Я считаю, что это ничего не даст. В нынешних конституционных условиях ничего это не даст, потому что мы закладываем именно механические разделения, когда у нас должно быть законодательно определено, что суд есть независимая структура. А вы посмотрите 11-ю статью или 118-ю. Глава называется «Судебная власть», а статья начинается: «Правосудие осуществляется только судом». Извините, в нормальных Конституциях записано: судебная власть вверяется суду. Вот это должно быть написано у нас в 118-й статье или вместо нее.



Виктор Резунков:Существенные такие внесения изменений в букву закона?



Константин Федоров: Я опять скажу, что суд действительно вроде бы независим, вроде бы четвертая власть. А то, что они зависимы, это мы видим каждый день. Это четко. Но Конституция нормально говорит об этом. А то, что нарушения Конституции в этом плане – это явно. Менять Конституцию бесполезно, не нужно. А вот менять истину… Потому что как было телефонное право, все-таки оно осталось. Как была коррупция (сам президент говорит об этом, пресса пишет) судей, так она осталась. Как была коррупция судебных чиновников, так она и осталась. Надо бороться против этого. Нет закона об этике судей до сих пор. А мы сталкиваемся. Вот Гражданский кодекс: каждый граждан ин имеет право отказать в доверии суду. Так ведь, Вадим?



Вадим Козлов:Да.



Константин Федоров:Выразить недоверие. Судья уходит на пять минут в зал судебных заседаний и сам себя он не отвергнет никогда, 99%. Вот где надо бороться.



Николай Ломов:Это надо начинать с того, что в Конституцию записать, что не правосудие, а судебная власть вверяется суду. Вот тогда это будет власть, а не то самое пресмыкающееся, как вы сказали, или коррупционное составляющее. Вот как только мы запишем это, у нас все по-другому будет. Но для этого надо еще в 10-й статье разделить власть на ветви власти.



Константин Федоров:Вот здесь, Николай, мне кажется, что возврат выборности судей – более четко, чем указ президента России.



Николай Ломов:Это я согласен.



Константин Федоров:Выборность судей нужна.



Николай Ломов:Мы должны всех выбирать, вообще всех.



Виктор Резунков:Владимир из Москвы, пожалуйста.



Слушатель:У меня вопрос такой: почему в России провозглашен тезис, и, на мой взгляд, работает этот антиконституционный тезис – диктатура закона? Есть известная во всем мире власть закона, по-моему, и в нашей Конституции записано «власть». А диктатуру мы хлебали в России 80 лет.



Константин Федоров:У нас нет диктатуры, нету. А закон, вообще-то, в любом государстве – это должен быть диктатом.



Вадим Козлов:Я думаю, что у нас как таковой диктатуры нет. Это все слова, конечно. У нас есть или исполнение закона или неисполнение. Вот и все.



Николай Ломов:Ну, а я сам выступал с этим тезисом, что у нас диктатура именно закона. И никто никогда не нарушал и не нарушает, особенно из власть имущих.



Виктор Резунков:Будем считать, что мы подвели итоги.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG