Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оружие террористов – пугающая простота; Европейский взгляд на ближневосточный кризис. От Дании до Испании. Почему так разделились мнения; Что лежит в основе человеческого интеллекта




Оружие террористов – пугающая простота



Ирина Лагунина: Самолеты, вылетающие из Лондона в Соединенные Штаты, все еще задерживаются. Хотя хаос четверга уже преодолен. Как рассказывает мой коллега Роберт Парсонс, те, кто долетел в четверг вечером до США, приземлились на американском континенте со смешанными чувствами. Джон Хаггинс летел в Нью-Йорк самолетом авиакомпании «British Airways».



Джон Хиггинс: Я никогда в жизни не видел, чтобы аэропорт Хитроу был так забит. Вообще испытываешь самые разные чувства. С одной стороны, чувство благодарности. С другой, ощущение, что тебе сильно повезло. С третьей, раздражение, что даже книгу в самолет нельзя пронести. Полет длится семь часов, а делать нечего, разве что спать. Хотя, конечно, в этом есть свои преимущества.



Ирина Лагунина: Прозрачные пластиковые пакеты стали приметой зала отлета. И не только в Великобритании. Аналогичные меры введены и в американских аэропортах.


«Вы должны выложить из ручной клади все жидкости, лосьоны и дезодоранты», - звучит из громкоговорителей. На подъезде к аэропорту Хитроу – неоновый щит предупреждает о том же. Поражает спокойствие, с которым люди относятся к новым мерам безопасности. Бренда Коллинз тоже прилетела в Нью-Йорк из Лондона.



Бренда Коллинз: На самом деле все эти меры предосторожности для меня и моей дочери означали одно: с основной проблемой они уже справились, а теперь предпринимают просто дополнительные шаги.



Ирина Лагунина: О том же заявляют и официальные лица. Глава министерства внутренней безопасности США Майкл Чертофф.



Майкл Чертофф: Сегодня авиаперелеты безопасны и будут таковыми именно из-за тех мер, которые мы предприняли. Люди должны запастись терпением, но отменять деловые поездки нет необходимости.



Ирина Лагунина: На вопрос о том, сколько продлятся эти новые меры, не может ответить никто. Вероятнее всего, они продлятся довольно значительное время. Самолеты – самый привлекательный объект для террористов.


И начало этому положил первый угон самолета в политических целях в 1968 году: Национальный фронт освобождения Палестины пытался таким образом освободить из израильской тюрьмы своих заключенных товарищей и привлечь внимание общественности к палестинской проблеме. «Аль-Каида» расширила амбиции салафитски настроенных палестинцев. Ее планы всегда охватывают не менее десяти самолетов одновременно. Будь то 11 самолетов из Азии, которые намеревались взорвать над Тихим океаном, пронеся в кабину именно жидкую взрывчатку. И теракты 11 сентября 2001 года, когда планировалось в качестве ракет использовать не четыре, а десять самолетов. Признался в этом сам организатор терактов Халид Шейх Мухаммад, арестованный в Пакистане в 2003 году и теперь дающий показания американскому следствию. Изворотливость и легкость, с которой можно соорудить взрывное устройство, пронести его на борт самолета и совершить теракт, удручает. Мы не знаем пока, что именно собирались взорвать в кабинах десяти авиалайнеров эти люди, арестованные сейчас британскими и пакистанскими спецслужбами. А о том, что уже могут оценить эксперты, рассказывает Криспин Блэк, независимый специалист по терроризму, живущий в Лондоне.



Криспин Блэк: Думаю, о чем сегодня уже можно говорить с относительной уверенностью – хотя спекуляций на эту тему много, - так это о том, что им удалось сделать технологический шаг вперед и разработать новые технологии - скрыть жидкую взрывчатку так, чтобы ее можно было пронести в самолет. Одна из технических уловок, которую они могли применить – это так называемые бинарные технологии. Она состоит в том, что, например, есть две жидкости, которые по отдельности безобидны. Но если их соединить, то они превращаются в жидкую взрывчатку. И возможно, что два разных человека могли пронести эти две жидкости в самолет, а затем соединить их, как в химической лаборатории, уже во время полета.



Ирина Лагунина: Но к ним надо придать еще и взрывное устройство.



Криспин Блэк: Сейчас, похоже, говорят о двух система детонатора. Первая – какой-то электронный метод, что было бы своего рода традиционным подходом. Это может быть батарейка на ключах, или I-pod, или что-то, в чем есть электроника, которую можно приспособить под взрыватель. Но некоторые взрывчатые вещества не требуют и этого. Они самодетонируются от удара. Если достаточно сильно ударить по сосуду, то жидкость взорвется. Но конечно, эта вторая категория представляет для террористов проблему. Всегда есть опасность, что жидкость взорвется не там и не в то время. Точные технические параметры того, что они готовили, пока неизвестны. Надо подождать, пока полиция и спецслужбы Великобритании раскроют детали.



Ирина Лагунина: Вы сказали, что это, возможно, технологический шаг вперед для тех, кто планирует теракты. Но ведь это не первая попытка применить жидкую взрывчатку.



Криспин Блэк: Нечто похожее уже было – в 1995 году – когда был раскрыт похожий заговор. Его планировали совершить из столицы Филиппин Манилы. Идея состояла в том, чтобы взорвать 11 самолетов, летящих через Тихий океан в Соединенные Штаты. Заговор включал в себя применение жидкой взрывчатки. Ее намеревались пронести в самолет в коробочках для контактных линз. Идея как не была подхвачена и не получила широкого распространения в «террористическом сообществе». По-моему, именно поэтому мы пока с этой угрозой и не сталкивались.



Ирина Лагунина: Напомню, мы беседуем с британским экспертом по терроризму Криспином Блэком. Сейчас разрабатываются совершенно новые системы контроля багажа и пассажиров. Например, в скором будущем рамка, которая сейчас определяет, есть ли у вас в карманах металл, будет способна за секунду не только просветить вас, но и «пронюхать» на предмет того, нет ли у вас с собой химических или бактериологических веществ или пластиковой взрывчатки. Эти технологии уже созданы, правда, пока все эти приборы слишком дорогие. Есть ли возможность в ближайшем будущем создать приборы, способные определять наличие у пассажира компонентов жидкой взрывчатки? И что должны делать аэропорты до ввода в действие новых технологий?



Криспин Блэк: Когда известны точные параметры бомбы или бомб, с помощью которых планировалось провести теракт, приспособить системы безопасности довольно легко. Но в любом случае, новые правила относительно ручной клади и новая процедура осмотра багажа и пассажиров дают гарантии, что такого рода взрывчатка не будет пронесена на борт самолета. Да, на горизонте «пронюхивающая» аппаратура, но пока она еще не установлена в аэропортах. Но ее в первую очередь установят для контроля за полетами между США и Великобританией. Это – мое предположение. Думаю, у нас будут приняты процедуры, схожие с теми, которые израильские авиалинии «Эль-Аль» установили для особо небезопасных полетов на Ближнем Востоке.



Ирина Лагунина: Официальные представители служб безопасности, как и министерств внутренних дел Великобритании и США заявляют о том, что летать сейчас безопасно. А в целом безопаснее ли стали авиаперелеты после 11 сентября?



Криспин Блэк: По-моему, намного безопаснее. Частично паника сейчас как раз и вызвана тем, что люди подумали: вот террористы нашли путь обойти наши системы безопасности. Но мне кажется, что, раскрыв этот заговор, правоохранительные службы как раз и доказали, что совершить теракт для террористов стало намного, намного сложнее. И когда известно, каким образом на борт самолета будет пронесена бомба, сорвать заговор намного легче.



Ирина Лагунина: Криспин Блэк, британский эксперт по терроризму. Интервью записал мой коллега Ричард Солаш. Центральный банк Великобритании в пятницу обнародовал имена 19 человек, счета которых правительство страны решило заморозить. Самому старшему из них 35 лет. И он, можно сказать, старик в этом списке. Средний возраст этой группы – 23-25 лет. А самому младшему – 17. Один обратился в Ислам чуть ли не полгода назад всего лишь. Соседи с изумлением заметили перемены – то пил и курил наркотики, а то вдруг белые одежды стал носить. Возымеет ли воздействие на такую молодежь стратегия Тони Блэра: чтобы победить терроризм, мы должны завоевать сердца и головы нового поколения мусульман? И что хотела доказать эта группа готовивших теракт на самолетах между Великобританией и США? Что они – часть «Аль-Каиды»? Что Тони Блэру не стоит ездить в Соединенные Штаты и излагать там свою антитеррористическую стратегию, как он это сделал пару недель назад? Совпадение по времени наводит на такую мысль. Впрочем, может быть, послание вообще пытались донести не до британского правительства, а до администрации Джорджа Буша. Дескать, не надо поддерживать Израиль на Ближнем Востоке. Уверена, что через пару дней или через пару недель какой-нибудь исламистский сайт в очередной видеопленке объяснит нам истинные намерения этой попытки просто взять и убить сотни людей.



Европейский взгляд на ближневосточный кризис. Дания и Финляндия



Ирина Лагунина: Обострение ближневосточного конфликта выявило линии размежевания между правительствами стран-участниц Европейского Союза. Это проявилось и на недавней встрече министров иностранных дел в Брюсселе, где финский проект резолюции не получил одобрения большинства, и принят был, наконец, более сбалансированный вариант заявления, поддержанный главным образом Великобританией и «новыми членами» ЕС. Но война между Израилем и ливанским движением «Хезболлах» разделила не только правительства, но и общественное мнение Европы. Любопытен пример Дании, о котором - мой коллега Ефим Фиштейн:



Ефим Фиштейн: В Дании на днях был проведен авторитетный опрос общественного мнения, который должен был выявить отношение датчан к нынешним участникам арабо-израильского конфликта. Результаты опроса я приводить не буду – они прозвучат в репортаже из Копенгагена, который вы сейчас услышите – скажу только, что население этой скандинавской страны оказалось радикальней в своих взглядах, чем собственное правительство. Можно предположить, что на настроения датчан серьезно повлияли события начала года, связанные с реакцией арабского мира на публикацию в датской печати карикатур, воспринятых там как оскорбление ислама. Напомню, что представительства Дании во многих арабских столицах подверглись тогда нападениям и разгрому, а датские товары – массовому бойкоту, который, к слову сказать, официально никогда не был отменен. Но начнем с зарисовки, которую прислал из Копенгагена Сергей Джанян:



Сергей Джанян: Известие о вспышке нового ближневосточного конфликта в Дании было встречено с особой тревогой. Вскоре после начала боевых действий из Ливана было эвакуировано 5600 ливанских граждан, в большинстве своем лица арабского происхождения, проводившие отпуска на исторической родине. Тем не менее, через месяц после начала конфликта датчане четко определились в своем отношении к воюющим сторонам. По результатам опроса, проведенного институтом Гэллапа, 48% датского населения поддерживает в этом конфликте Израиль и лишь 7% жителей Дании симпатизируют боевикам «Хезболлах». Вину в развязывании арабо-израильской войны 57% опрошенных датчан возлагают на лидеров шиитских боевиков, а 37% респондентов уверены, что главным виновником в трагедии на Ближнем Востоке является Израиль.


Что же касается внешнеполитической тактики Дании в ближневосточном конфликте, то разногласий внутри страны она не вызывает. Правящая коалиция и оппозиционные партии в этом вопросе практически едины. Возлагая вину за развязывание конфликта на «Хезболлах» и признавая право Израиля на самозащиту, Дания, тем не менее, считает абсолютно неприемлемыми акции израильской стороны, приводящие к массовым жертвам среди мирного населения Ливана. Скандинавские политики настаивают на полном прекращении военных действий в регионе и переходу к политическому разрешению конфликта с привлечением международных миротворческих сил.



Пер Стиг Меллер: Это могут быть миротворческие силы ООН, контингент НАТО, как вариант - комбинация сил НАТО и Лиги арабских стран, но в любом случае стороны конфликта должны быть согласны на диалог. В идеале же проблема может быть решена очень просто и любой момент: «Хезболлах» возвращает трех похищенных израильских солдат, а Израиль отпускает арестованных арабских парламентариев.



Сергей Джанян: Говорит министр иностранных дел Дании Пер Стиг Меллер. А пока политики ищут пути выхода из ближневосточного кризиса, простые датчане пытаются разрешить проблему средствами народной дипломатии. На центральной площади Копенгагена прошла мощная антивоенная демонстрация, в которой приняли участие как датские пацифисты, так и местные сторонники «Хезболлах», вышедшие на манифестацию под знаменами ее лидера шейха Хасана Насраллы. Несмотря на некоторую напряженность, витавшую в воздухе, акция эта обошлась без эксцессов.



Ева Нильсен: Огромную тревогу вызывает то, что происходит в эти дни в Ливане. Агрессия безостановочно нарастает, и это не может меня не волновать с точки зрения будущего моих детей.



Сергей Джанян: Говорит участница демонстрации Ева Нильсен. Свое отношение к событиям на Ближнем Востоке высказывают и инициаторы антивоенного шествия, в числе которых лидеры датских оппозиционных партий.



Могенс Люккетофт: Я считаю, что Израиль как более сильная сторона несет большую ответственность за происходящее и должен пойти на политические уступки, дающие оккупированному народу Палестины право на существование и на свое собственное государство.



Сергей Джанян: Говорит один из лидеров Социал-демократической партии, бывший министр иностранных дел Дании Могес Люккетофт. Позицию Израиля в ливано-израильском конфликте критикуют не только датчане, но и их скандинавские соседи. На днях в Осло прошла многотысячная антиизраильская и антиамериканская демонстрация. А глава правительства Швеции высказал резкую критику в адрес израильского руководства, выразив сожаление по поводу того, что действия Израиля в Ливане подрывают репутацию страны на международной арене.



Ефим Фиштейн: Сергей Джанян из Копенгагена нам представил настроения датчан, которые требуют объяснений. Ведь, как и у всяких настроений, у них есть психологическая подоплека. Чтобы выяснить ее, я обратился к одному из самых уважаемых датских политических теле- и газетных комментаторов, потомку выходцев из России, Сэмюэлу Рахлину. Вот его соображения:



Сэмюэл Рахлин: Датчане как-то по традиции выступают с симпатией по отношению к Израилю, хотя и были разные отношения к этому сложному вопросу. Почти половина датчан выступает на стороне Израиля и выражают поддержку позиции Израиля и только около 7% как-то с симпатией относятся к «Хезболлах». Так что тут никакого сюрприза я не вижу. Но, естественно, датчане получили своего рода урок в начале года, когда они стали свидетелями этих событий на Ближнем Востоке после публикаций карикатуры в датской газете. Это, я думаю, очень резко отразилось на взглядах датчан, на положение, на эту культуру. И естественно, у датчан чувство общих ценностей с Израилем по строю общества, по демократии, свободе, по всем этим правам человека, которые всем же видно, кто есть кто на Ближнем Востоке и что есть что. Поэтому, я считаю, это все сугубо естественно и никаких сюрпризов здесь нет.



Ефим Фиштейн: Но может быть, в формировании отношения датчан к ближневосточному конфликту свою роль сыграла история – в частности, тот общеизвестный факт, что датчане, в годы нацистской оккупации, не допустили на своей территории уничтожения евреев, проявив массовую солидарность с ними? Сэмюэл Рахлин так не считает.



Сэмюэл Рахлин: Естественно, здесь есть зернышко правды и есть, конечно, вся эта история, не отнимешь никак. Но, поймите, есть своего рода мифы о том, что произошло. Я не говорю, что это не так. Но сейчас самое главное в том, что уже три поколения прошли с тех пор, и у молодого поколения, я думаю, никакого отношения к той действительности времен Второй Мировой войны нет. У молодых людей совершенно другой подход, другое отношение. Я думаю, они смотрят на это, не оглядываясь на историю. Я думаю, тут довольно более свободный взгляд, и взгляд с точки зрения того, что они видят сегодня, а не того, что было в истории.



Ефим Фиштейн: Точка зрения датского журналиста Сэмюэла Рахлина. Насколько разделена Европа в своем отношении к этому конфликту, явствует из сравнения настроений в странах одного и того же региона. К скандинавскому региону относится и Финляндия. Но на тот же вопрос Уха Пелтонен, главный редактор хельсинкской ежедневной газеты «Утис Пайва», дал мне ответ кардинально иной, чем тот, который мы слышали от датчан.



Утис Пелтонен: Принципиальная позиция финской общественности сводится к тому, что Израиль, поддерживаемый и вооружаемый Соединенными Штатами, вновь совершил агрессию на Ближнем Востоке. Большинство нашего населения слабо разбирается в происходящем и не потому, что у них нет необходимой информации, а потому, что все слишком устали от бесконечного насилия в этом регионе. Понять причины конфликта непросто, и финны находятся в полном смятении от этого. При этом люди у нас широко обсуждают происходящее в своей обыденной жизни. Наше общественное мнение глубоко разделено по этому вопросу, но я бы сказал, что большинство согласно с утверждением, что Израиль применил силу сверх разумной меры. О том же свидетельствуют читательские письма и электронная почта, которую мы получаем в нашей газете «Утис Пайве».



Ефим Фиштейн: Стоит, наверное, для ясности уточнить, что газета, главным редактором которой является Уха Пелтонен, имеет ярко выраженную социалистическую ориентацию. Поэтому уже ведущий сотрудник хельсинкского Института международных отношений Тапани Ваахторанта дал мне гораздо более сдержанный ответ на тот же вопрос.



Тапани Ваахторанта: Мне кажется, что в настроениях финской общественности преобладает пессимизм. Война продолжается, число жертв среди мирного населения продолжает расти. Отсюда и восприятие ситуации, как совершенно безвыходной. Финны не видят выхода из создавшегося положения. Кроме того, говоря об оценке сторон конфликта, надо учитывать, что финнам практически ничего неизвестно о движении «Хезболлах». Это совершенно новое понятие для нас. У нас много обсуждался палестинский вопрос, и с этим, вроде бы, мы уже разобрались. Но наши люди не знают, какую позицию им следует занять по отношению к Ливану и движению «Хезболлах». Они знают только то, что ничего не знают. Мне не думается, что в своей позиции Финляндия одинока в Европе, но любой документ, принятый на встрече министров иностранных дел Евросоюза может быть только компромиссным. Заключительный документ, принятый на саммите в Брюсселе 1 августа, действительно, сильно отличается от того проекта, который предложила Финляндия как председательствующая страна. В правительстве нашей страны настолько сильны антивоенные настроения, что это отразилось и в требовании о немедленном и безусловном прекращении огня – требовании, которое остальными принято не было. Вот в двух словах мое объяснение ситуации.



Ефим Фиштейн: Мнение ведущего сотрудника хельсинкского Института международных отношений Тапани Ваахторанта. Можно смело предположить, не боясь ошибиться, что по мере продолжения и обострения конфликта на Ближнем Востоке будет увеличиваться и разрыв в отношении к нему общественности европейских стран.



Отношение европейцев к ближневосточному кризису – рост антисемитизма в Испании.



Ирина Лагунина: Испания стала единственной страной Западной Европы, которая в нынешнем ближневосточном конфликте целиком и полностью встала на сторону Ливана. В поддержку этой страны высказываются высшие руководители Испании, действуют испанские дипломаты, митингует лояльно настроенная к правительству общественность. Тем временем, газета «The Wall Street Journal» опубликовала данные опроса общественного мнения, недавно проведенного в странах Евросоюза, в ходе которого выяснялось отношение европейцев к Израилю. Испания в результате этого опроса оказалась самой антиизраильской страной в ЕС. Чем объясняется подобная позиция? Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий:



Виктор Черецкий: Слушаешь в эти дни сообщения испанского государственного радио о событиях на Ближнем Востоке и только диву даешься. Кажется, что некая «машина времени» перенесла тебя из солнечной, считающейся демократической Испании, члена Евросоюза и НАТО, в заснеженный Советский Союз, да к тому же во времена коммунистического застоя и «холодной войны».


Та же патетика в голосе журналиста, говорящего о событиях на Ближнем Востоке, тоже «искреннее» возмущение действиями Израиля и даже аналогичная терминология. «Израильские агрессоры- сионисты», - звучит по радио, - опять совершают «акт преступного геноцида», опять зверски истребляют «невинных ливанцев». И не просто истребляют, а с помощью некоего запрещенного оружия, использование которого якобы уже исследует авторитетная международная комиссия.


С не меньшей патетикой рассказывают испанские средства информации о разрушении мостов в Ливане. Оказывается, это делается вовсе не для того, чтобы помешать террористам доставлять ракеты для обстрела израильской территории, а в «садистских целях» – «препятствовать доставке гуманитарной помощи ливанским детям».


Впрочем, было бы ошибкой полагать, что далекая от объективности интерпретация событий является инициативой неких антисемитов-одиночек. В Испании государственные средства информации жестко контролируются правящей партией и правительством. Так что, как освещать ливано-израильский конфликт журналистам «подсказывают сверху». Деятели правящей Испанской социалистической рабочей партии выступают время от времени с «установочными» заявлениями для средств информации. Вот, что, к примеру, сказал недавно главный идеолог социалистов и второе лицо в партии Хосе Бланко:



Хосе Бланко: Цель Израиля в этом конфликте – уничтожение невинного мирного населения Ливана.



Виктор Черецкий: Подобное высказывание вызвало негодование израильского посольства в Мадриде, которое потребовало объяснений от испанского МИДа. Дипломаты выкрутились: мы-де испанцы очень эмоциональны – увидели убиенного ливанского младенца на экране телевизора и не смогли сдержать чувства. И вообще, речь идет вовсе не об антисемитских выходках испанских политиков, а о «лояльной по отношению к Израилю критике», заявил министр иностранных дел Испании Мигель Анхель Моратинос в ответ на запрос посла Израиля Виктора Харела.


Между тем в компанию по осуждению «сионизма» включилась и пресса, близкая к правящей партии и партийный электорат. На митингах, организованных социалистами, антисемитские лозунги и призывы к уничтожению Израиля уже звучали в открытую.


Одновременно, на страницах газеты «Эль-Периодико-де-Каталунья», считающейся «прогрессивной», мы читаем, что «создание Израиля было глупой выходкой ООН» и что эту страну пора стереть с лица земли. Здесь же напоминается, что евреи распяли Христа, а теперь, я цитирую, «в ритуальных целях практикуются на убийствах невинных ливанских детей».


Особое рвение в антисемитизме проявил мэр испанского города Олейро в провинции А Корунья. Плакаты с призывами к уничтожению Израиля расклеивались на муниципальных щитах для объявлений, а жителям поселка бесплатно раздавались футболки с аналогичными надписями.


«Сдержать чувства» гнева и возмущения по поводу попыток Израиля защитить себя от атак террористов, не смог и премьер-министр Испании Хосе Луис Родригес Сапатеро. Выступая на молодежном митинге, он в резкой форме обвинил Израиль, якобы, «перестаравшийся», я цитирую, в убийстве «невинных человеческих существ». Поскольку словесного осуждения премьеру показалось мало, он еще и сфотографировался в палестинской платке «куфие».


Здесь уже не выдержали представители еврейской диаспоры в Испании. Видный предприниматель Маурисио Хачуэл публично назвал премьера «антисемитом».


Предприниматель нашел поддержку в лице главной оппозиционной силы страны - либеральной Народной партии.


Ее генеральный секретарь Анхель Асебес заявил, что руководитель правительства с «куфией» на шее «уподобился» международным террористам, для которых палестинский платок стал символом «джихада». Асебес посетовал, что в нынешнем кризисе Испания заняла позицию, не свойственную цивилизованному европейскому государству.



Анхель Асебес: Произошел разрыв с политической традицией, которой Испания придерживалась на протяжении многих лет, играя роль посредника между израильтянами и арабами. Правительство заняло радикальную и экстравагантную позицию в поддержку одной из сторон, что нанесло ущерб престижу Испании и ни в коей мере не содействовало миру в регионе.



Виктор Черецкий: Вслед за Асебесом действия премьера осудил парламентский спикер оппозиции Эдуардо Саплана. Он отметил, что в Европе с 30-ых годов прошлого века не было антисемитских манифестаций под эгидой правительственных партий и что эта печальная традиция возродилась только в Испании, которая в последнее время все больше удаляется от остальных стран демократической Европы.


Народная партия, находившаяся у власти в Испании восемь лет - до 2004 года, опубликовала заявление, в котором осуждается «преступные провокационные действия террористических группировок «Хамас» и «Хезболлах», послуживших поводом для нынешнего конфликта, и выражается полная поддержка действиям Израиля, его права на самооборону». Конец цитаты.


На следующий день после выступления Родригеса Сапатеро на митинге в «куфие», одно из оппозиционных Интернет-изданий Каталонии опубликовало обращение к народу Израиля, в котором просило прощение за действия премьер-министра страны. «Нам стыдно, что у Испании сегодня такое руководство», говорилось в обращении, нам стыдно, что это руководство, единственное в демократической Европе, участвовало в проведении антисемитских акций».


Со своей стороны, Густаво Аристеги, ответственный за международную политику Народной партии, также выразил сожаление, что испанское правительство защищает в этом конфликте международных террористов и осуждает Израиль. Тем самым, по его мнению, Испания, добровольно примкнула к ряду исламских стран-маргиналов, типа Сирии или Ирана.


Густаво Аристеги:



Густаво Аристеги: За нелюбовью руководителя испанского правительства к Израилю скрывается его пещерный антисемитизм.



Виктор Черецкий: Не столь резок в оценке премьера независимый политический обозреватель Хуан Менендес. Он считает, что антисемитизм испанских руководителей – явление конъюнктурное и объясняется желанием угодить настроениям антисемитски настроенного электората испанских левых.



Хуан Менендес: Это антисемиты по обстоятельствам. Все эти заявления Родригеса Сапатеро носят конъюнктурный характер - не более. Испания есть Испания. Людям показывают по телевидению разрушения, убитых, плачущих женщин и они верят, что Израиль не жертва постоянных провокаций террористов, а агрессор, желающий прибрать к рукам весь Ближний Восток. Ситуация, конечно, дикая. Это некий порочный круг. Наши люди не знают правды и знать ее не хотят.



Виктор Черецкий: Утверждения Хуана Менендеса о том, что нынешняя позиция испанского правительства носит чисто конъюнктурный характер подтверждается тем, что близкие к правящей партии аналитики в интервью для международной прессы в общем-то делают вполне трезвый анализ ситуации на Ближнем Востоке. Говорит известный аналитик, консультант по вопросам внешней политики соцпартии профессор Фелипе Саагун:



Фелипе Саагун: Радикальные силы в арабском и мусульманском мире, в первую очередь Иран и Сирия, противятся разоружению «Хезболлах». Они считают, что нападать на Израиль - это законное право группировки. Так, что ни у кого нет морального права осуждать ответные действия Израиля, защищающего свое право на существование.



Виктор Черецкий: Другой исследователь - Пауль Лустгартен считает, что корни современного испанского антисемитизма – в тоталитарном прошлом Испании. Еще демократическая испанская республика, уничтоженная в 1939 году фашистским диктатором Франко, пыталась изжить традиционный испанский антисемитизм, бытовавший в стране чуть ли не со времен Инквизиции. К примеру, во времена республики некоторые евреи получили государственные посты. Маргарита Нелькен стала, например, министром в провинции автономной Каталонии.


Естественно, подобные факты крайне раздражали испанских ультра-правых. Основатель испанского фашизма Примо де Ривера восторгался в свое время немецким планом окончательно решить «еврейский вопрос». Ну а Франко, союзник Гитлера, официально восстановил в Испании традиции антисемитизма. При нем страна так никогда и не установила дипломатические отношения с Израилем. А на ежегодных пасхальных процессиях по-средневековому звучали проклятия в адрес евреев.


Одновременно Испания поставила своеобразный европейский рекорд по количеству изданий «Протоколов сионских мудрецов», доказывающий наличие в мире некоего еврейского заговора. Испанские фашисты обвиняли евреев в распространении идей социализма, коммунизма и масонства.


Кстати, масонство Франко ненавидел больше всего. Говорят, что в свое время его не приняли в одну из элитных масонских лож. Не приняли за зверства. Ведь будущий диктатор в молодости забавлялся тем, что самолично расстреливал из пулемета марокканских повстанцев.


Франкисты заявляли, что демократия и, в частности, испанская демократическая республика была порождением еврейско-масонского заговора, цель которого – уничтожение католической церкви и превращение всех испанцев в гомосексуалистов. Франкистские идеологи называли свой военный мятеж и трехлетнюю гражданскую войну против испанской демократии «крестовым походом против евреев и масонов». В 1940 году правительство Франко в угоду Гитлеру отказало евреям, беженцам из Европы, в транзите через Испанию для последующего отъезда в США.


Любопытно, что во времена франкизма Испания была единственной западноевропейской страной, где арабо-израильский конфликт трактовался точь-в-точь, как в Советском Союзе.


Между тем, отмечает исследователь Пауль Лустгартен, переход Испании к демократической форме правления после смерти диктатора в 1975 году мало, что изменил в отношении жителей этой страны к евреям. В ходе недавно проведенного опроса 88 процентов испанцев признались, что являются антисемитами.


Политический обозреватель Хуан Менендес согласен с мнением, что антисемитизм – это наследие франкизма. Однако, по его мнению, у этого явления есть и другие причины.



Хуан Менендес: Конечно, это наследие франкизма. Но одновременно сказывается влияние арабов, живущих в Испании. Особенно велика здесь колония палестинцев. А евреев практически нет. Палестинцы встречаются на каждом шагу.



Виктор Черецкий: Действительно, палестинцы ведут себя в Испании политически активно. В антиизраильской пропаганде их поддерживает и марокканская диаспора – самое крупное объединение иммигрантов в стране.


Но все же основной причиной антисемитизма в Испании, по мнению Хуана Менендеса, остается политическая неграмотность и низкий культурный уровень испанцев. Они считаются самыми необразованными в Западной Европе. Треть учащихся испанских школ не в состоянии получить даже обязательного среднего образования, а большинство выпускников едва умеет читать, не знает таблицы умножения и может назвать лишь 2-3 европейские страны. Эти данные приводят статистические службы Евросоюза, которые к тому же называют Испанию самой «нечитающей» страной ЕС.


Рядовые испанцы, особенно электорат социалистов, как утверждают политолог Менендес, понятия не имеет о том, что происходит на Ближнем Востоке. Они ничего не знают, к примеру, о практике «живого щита», который исламские экстремисты создают у своих военных объектов из собственных соотечественников, обрекая их на верную гибель. Ничего не знают испанцы и о громко афишируемом желании «Хезболлах» уничтожить, во что бы то ни стало, Израиль и все его население.



Что лежит в основе человеческого интеллекта.



Ирина Лагунина: В течение двадцатого века ученые пытались понять, какие качественные отличия лежат в основе человеческого разума. Орудийная деятельность, язык, навыки обучения и даже логическое мышление - все это в той или иной степени свойственно и животным. Оказалось, что животным свойственны не только человеческие недостатки – вероломство и воинственность, но и человеческие достоинства - бескорыстный альтруизм, прозорливость, считавшиеся отличительными свойствами человеческого ума. Сегодня мы продолжаем обсуждение темы «чем человеческое мышление отличается от животного». Об экспериментах, раскрывающих механизмы мышления животных, рассказывает доктор биологических наук, сотрудник Палеонтологического института РАН Александр Марков, с ним беседует Александр Костинский.



Александр Марков: Такая вещь, как бескорыстная взаимопомощь, считалась свойственна только человеку. Недавно, месяц или два назад, появилась статья, в которой была экспериментально показана бескорыстная взаимопомощь шимпанзе. В животном мире альтруизм вообще распространен. Но обычно это альтруизм «ты мне, я тебе» по принципу, либо это бескорыстная помощь близким родственникам. А вот бывает ли бескорыстная взаимопомощь не родственным животным? Оказалось – да. Раньше такие эксперименты не увенчивались успехом, по той причине, что эксперименты были неправильно поставлены. Эксперименты ставились так, что шимпанзе, чтобы проявить альтруизм, должна была поделиться с кем-то пищей, либо с другой обезьяной, либо с экспериментатором. Шимпанзе не может поделиться пищей. Они в природе, активно конкурируя друг с другом за пищу, они поделиться не могут. А тут поставили эксперимент, когда не нужны были такие ужасные жертвы. Просто, например, экспериментатор ронял какой-то предмет и делал вид, что тянется к нему, не может достать. Шимпанзе просто поднимает предмет, отдает экспериментатору, не получая за это ни награды, ни похвалы. И аналогичные эксперименты та же группа исследователей проводила на детях полутора лет. Выяснилось, что эти дети, которые еще не умеют разговаривать, точно так же, когда они понимают, что взрослые дяди и тети в тяжелом положении, если они в состоянии понять проблему, то они помогают просто бескорыстно. Обезьяны тоже. Только у обезьяны уже круг ситуаций, в которых понимают, что требуется помощь.


Вот, пожалуй, еще один яркий пример. Считалось, что планирование будущего, планирование своих действий на какое-то отдаленное будущее совершенно несвойственно животным, что животные живут только мгновением, планировать что-то отдаленное они не в состоянии.



Александр Костинский: Могут что ли?



Александр Марков: Оказалось, что могут. Это немецкие этологи, опыты проводились на орангутангах и бонобо – это человекообразные обезьяны. Сначала их научили решению довольно сложной инструментальной задачи. Сделали прибор, установку прозрачную, там было две грозди винограда, которые были укреплены таким образом, чтобы они вывалились из аппарата через дырочку в лапы обезьяне, обезьяна должна была подходящим инструментом в узкое отверстие просунуть этот инструмент и сломать сухую макаронину, потому что на концах этой макаронины висели гроздья винограда. Обезьяна должна была из множества предложенных ей предметов выбрать подходящую крепкую узкую палочку, засунуть в отверстие, сломать макаронину, тогда виноград падал и вываливался к ней. Вот их научили решать эту задачу. После этого стали проверять, могут ли они планировать свои действия на будущее. Обезьяну заводили в комнату, где стоял прибор, но прибор был недоступен, он был за стеклом и достать ничего нельзя было. Но инструменты лежали подходящие.



Александр Костинский: Это прибор для сбора винограда.



Александр Марков: Да, прибор для сбора винограда там присутствовал, но обезьяна к нему подойти не могла, просто она его видела. И лежали инструменты, подходящие для работы с этим и не подходящие. И просто смотрели, что она будет делать. А потом выгоняли ее из комнаты на час, а через час пускали обратно. Так вот оказывается, в очень большом проценте случаев обезьяны догадывались из предложенных инструментов взять для того, чтобы сломать макаронину, брали подходящую палочку и уносили ее с собой.



Александр Костинский: Даже когда видели стекло, на будущее.



Александр Марков: Они прихватывали подходящий инструмент с собой, так его держали при себе и возвращались потом к открытому прибору.



Александр Костинский: Даже не зная, что им его откроют, они могли бы придти еще раз и было бы стекло.



Александр Марков: Да, они точно этого, конечно, не знали. Но поскольку их приучили к этому прибору, они могли сообразить, что время от времени их пускают к этому прибору, мало ли что, пригодится палочка. Потом несколько усложнили задание. Во время первого захода в комнату прибора еще не было, они видели только, как рабочие начинают монтировать этот прибор. Эффект был тот же самый: они все равно подбирали подходящий инструмент, уходили с ним, потом возвращались с инструментом. Наконец попробовали, а что будет, если водить их в ту же комнату, но нет ни прибора, ни рабочих, просто пусто и лежат инструменты. И в этом случае обезьяны не брали инструмент и не уносили его с собой.



Александр Костинский: То есть они понимали, что прибор не готов, рабочие его не собрали?



Александр Марков: Рабочих нет, прибора нет, инструмент не понадобится. Таким образом последний эксперимент показывает, что это не условный рефлекс, что это не бессмысленная рефлекторная деятельность, что она привыкла выбирать эту палочку. Если прибора нет, она этого не делает. В этом эксперименте была показана некоторая зачаточная способность к планированию действий и к каким-то мыслям о будущем.



Александр Костинский: Александр, что мы можем сказать, обобщая последние работы, что мы можем сказать об отличие человека от животных?



Александр Марков: Понимаете, читая эти статьи, все труднее и труднее понять, в чем это отличие, особенно если брать не человека современного с его космическими кораблями, подводными лодками, городами и так далее, а если брать человека, скажем, каменного века, то где грань радикальная между человеком и животными? А ведь люди были точно такие же по строению своего тела, своего мозга, по уму.



Александр Костинский: Если раньше думали, что отличие принципиально качественное, то сейчас приходят к выводу, что отличие принципиально количественное. Например, тот же язык, у нас есть гортань, мы можем говорить, но обезьяну удается довести до языка двух с половиной летнего - трехлетнего ребенка. Или изготовление орудий, уже давно известно, что орудие изготавливают не только обезьяны, но и птицы, причем изготавливают, переламывая палочки, заостряя их.



Александр Марков: Да, эти новокаледонские вороны. А обезьяны, кстати, могут делать составные орудия, если есть подходящие палки, которые друг в друга вставляются, они делают. Что еще важно сказать по этому поводу? Сегодня исследователи все больше склоняются к идее о том, что интеллект вообще развился прежде всего в связи с общественным образом жизни. Дело в том, что и нашим предкам ум был нужен не для того, чтобы ловко рвать бананы с дерева или искать каких-то съедобных червяков. Ум нужен прежде всего для эффективного функционирования в коллективе. То есть нужно предвидеть реакции соплеменников, когда ты живешь в большом коллективе. А для этого нужно понимать, что понимают они, что видят, что думают они.



Александр Костинский: И выделить себя из окружающей среды.



Александр Марков: Выделить себя из окружающей среды. Легче всего этого добиться, если разберешься в самом себе, если поймешь свои собственные мотивации. И многие этологи сейчас считают, что самый главный признак интеллекта – это так называемая теория разума, это такой, на мой взгляд, не совсем удачный термин, который означает понимание того, что соплеменник является таким же мыслящим существом, как и ты сам, что он что-то понимает. И вот эксперименты на животных стали ставить, чтобы показать наличие теории разума у них. Но сначала это не удавалось, потому что эксперимент поставить достаточно сложно. Нужно создать мотивацию, чтобы животное показало свои интеллектуальные способности, нужно, чтобы оно в этом было очень сильно заинтересовано. Не просто банан показать, а чтобы животное должно было для добычи банана проявить недюжинные интеллектуальные способности.


И вот наконец в 2001 году удалось поставить первый удачный эксперимент, показавший, что все-таки есть эта теория разума у обезьян. Взяли вожака шимпанзе доминантного и подчиненного и показывали им пищу и манипулировали ситуацией таким образом, что то они оба видели эту пищу, то видел только один, другой не видел, разные ставили загородочки. И вот удалось показать, что подчиненный шимпанзе пытается подойти к пище и первым ее схватить только в том случае, если он видит, что вожак пищу не видит. А если подчиненный видит, что вожак пищу видит, то он не кидается поперед начальства. Он смотрит на начальника, смотрит - видит тот пищу или не видит, если не видит, он хватает сам. Вот это был первый эксперимент.


Недавно другой удачный эксперимент в таком же духе был проведен. Когда шимпанзе приближался к пище, то человек-экспериментатор брал эту пищу и делал недоступной. И шимпанзе понял, что если этот мужик меня заметит, то он банан поднимет. А потом дали возможность шимпанзе подкрадываться к банану незаметно для экспериментатора, барьерчик там поставили, и шимпанзе стал именно так и поступать, когда он увидел такую возможность. То есть он понял, что если экспериментатор меня не заметит, то он тогда банан не поднимет, и я его успею схватить.


Правда, животные до сих пор не проходят другого более сложного теста на способность понять, что соплеменник может в чем-то заблуждаться, то есть понимать ситуацию иначе, чем я. С детьми ставили такие эксперименты. Две коробочки, допустим, коробочка из-под конфет и коробка из-под мелков. Ребенок приучивается к тому, что в коробке из-под конфет лежат конфеты, а в коробке из-под мелков лежат мелки или ничего не лежит. Потом приглашают одного ребенка и на его глазах перекладывают конфеты в другую коробку, в которой обычно лежат мелки. Но теперь оказывается, что коробка из-под конфет пустая, а в коробе из-под мелков - конфеты. И теперь ребенок знает, что конфеты в коробке из-под мелков. Потом ребенку задают вопрос, они говорить-то умеют уже: сейчас придет другой ребенок Вовочка, где Вовочка будет искать конфеты – в какой коробочке? И ребенок младше четырех лет показывает на коробку с мелками. Он не в состоянии понять, что только он один знает, где на самом деле конфеты. Вот этот тест не проходят дети до четырех лет и не проходят животные.



Александр Костинский: А потом дети, естественно, проходят.



Александр Марков: А потом проходят.



Александр Костинский: Вот это некий барьер – предвидеть, что ты должен понимать поведение другого независимо от ситуации.



Александр Марков: Да, что знание другого может отличаться от твоего знания – вот это животные пока не проходят.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG