Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Лететь или не лететь? Все большее число американцев задают себе этот вопрос. Правозащитники не позволяют полиции бороться с нелегальными иммигрантами




Юрий Жигалкин: Лететь или не лететь? Все большее число американцев задают себе этот вопрос. Правозащитники не позволяют полиции бороться с нелегальными иммигрантами. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».

Через два дня после того, как стало известно о разоблачении плана взрыва в воздухе десятка самолетов, явно определилась одна потенциальная жертва террористов – это гражданская авиация. Хотя теракт удалось предотвратить, он подтвердил неослабное внимание «Аль-Каиды» к авиации как предпочтительному полю действия. Многие эксперты сейчас задают вопрос о том, что ожидает гражданскую авиацию в условиях, когда террористы становятся все более изобретательными.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: В ответ на тревогу в Британии по поводу раскрытия заговора террористов, на американских авиалиниях запрещены к провозу в ручной клади любые жидкости и гели. Это, как полагают эксперты, означает, что авиапассажирам придется привыкнуть сдавать в багаж зубную пасту и дезодорант, а возможно – и портативные компьютеры, плейеры и мобильные телефоны.


Консультант в области гражданской авиации Джордж Новак говорит, что, поскольку пассажиры привыкли брать на борт ручную кладь с минимальным набором предметов первой необходимости, ужесточение мер безопасности в аэропортах может заставить их трижды подумать – лететь или не лететь.



Джордж Новак: Если пассажирам очень уж не захочется садиться в самолет без набора косметики, бутылки воды, да еще преодолевать новые барьеры предполетного контроля, – они будут искать альтернативные средства транспорта, особенно на короткие расстояния. И это может стать плохой новостью для авиаперевозчиков.



Аллан Давыдов: С другой стороны, считает эксперт, авиакомпании и службы безопасности вряд полностью запретят пассажирам проносить ручную кладь в салон.



Джордж Новак: Запретить брать с собой с самолет предметы обихода, небольшие сумки, в принципе, возможно, но тогда выдача багажа в аэропорту прибытия превратится в кошмар. Да и сами самолеты спроектированы так, что в их грузовых отсеках помещается только часть багажа, в то время как сумки полегче люди размещают у себя над головой в салоне или под сиденьями.



Аллан Давыдов: Авиакомпании только начали поправлять свое финансовое здоровье после удара, нанесенного по индустрии 11 сентября. Принято считать, что пятилетний спад отчасти был вызван тем, что люди боялись летать на самолетах. Дэвид Филд, редактор журнала « Airline Business », утверждает, что сегодняшние авиапассажиры свыклись с мыслью о возможных терактах.



Дэвид Филд: Несомненно, 11 сентября стало чувствительным ударом для гражданской авиации и для всей американской экономики. Но в целом эти теракты не замедлили развитие индустрии авиаперевозок, даже учитывая произошедшие позже взрывы двух российских самолетов, взрывов в лондонском метро, на железной дороге в Испании и Индии. Для отрасли более важны общее состояние экономики, уровень потребительских расходов и цены на топливо. Но что касается угрозы терроризма, то пассажиры уже привыкли к его присутствию и к режиму повышенной бдительности. Иными словами, ассимилировались.



Аллан Давыдов: Судя по первым оценкам экспертов, ужесточение мер безопасности на американских авиалиниях вероятнее всего включит в себя ограничение наименований содержимого ручной клади, дополнительные пункты проверки перед посадкой, а также собеседование с каждым пассажиром. За все это пассажирам придется расплачиваться не только деньгами, но и временем.



Юрий Жигалкин: Однако, может быть, хуже всего, что ни выстаивание в очередях в ожидании досмотра, ни проверка багажа террористов не помогли бы предотвратить трагедию в воздухе, потому что никто не был готов к перехвату жидкой взрывчатки. Эксперты сейчас открыто говорят, что меры досмотра пассажиров недостаточны, чтобы нейтрализовать угрозу.


Может ли осознание новой реальности кардинально отразиться на отношении людей к полетам? Слово – Яну Рунову.



Ян Рунов: Как отражаются теракты и угрозы терактов с помощью захвата пассажирских самолетов на отношении пассажиров к этому виду транспорта? Директор внешнеполитических исследований в вашингтонском Институте Катона Кристофер Пребл ответил…



Кристофер Пребл: Что ж, если это заставит какую-то часть пассажиров отказаться от полётов, то это очень серьёзно отразится на всей индустрии гражданского флота. И это – одна из целей террористов. Террористы выигрывают, заставляя людей менять привычный образ жизни, предпочитать самолётам автомобильный транспорт, железнодорожный или вообще перестать путешествовать.



Ян Рунов: Зачем нужны дорогие детекторы, если террорист может пронести бомбу в ботинке или в бутылке воды?



Кристофер Пребл: Такого рода защита и проверка может остановить одних террористов, но побудит других искать обходной путь, чтобы пронести взрывчатку на борт самолёта незаметно. Детекторы пока не способны обнаружить взрывчатые вещества ни в воде, ни в геле. Приходится проверять вручную, заставляя людей снимать обувь и сдавать воду, лосьоны, шампуни... Всё это замедляет и затрудняет всю процедуру проверки.



Ян Рунов: Почему же электронно-техническая система защиты настолько не поспевает за ухищрениями террористов? Потом пассажирам придётся сдавать очки, снимать зубные протезы...



Кристофер Пребл: Что ж, я думаю, всё можно довести до абсурда. 100-процентной безопасности авиаполетов можно достигнуть, вообще не летая на самолётах. Но в реальной жизни человечество всегда шло на риск, то ли ведя автомобиль, то ли переходя через дорогу. Но всегда есть какие-то меры предосторожности: в автомобиле вы пристёгиваетесь ремнём безопасности; переходя улицу, вы сначала смотрите, не идёт ли машина. То же самое может помочь и в защите от терроризма – бдительность самих пассажиров. Террорист Ричард Рид, пронёсший в самолёт бомбу в своём ботинке, был пойман бортпроводниками, которых вызвали бдительные пассажиры. В четвертом самолёте 11 сентября 2001 года пассажиры оказали сопротивление террористам. В последнем раскрытии террористического заговора тоже сыграли какую-то роль обычные граждане. Мирные люди принимают участие в войне против терроризма. И на этом мы должны продолжать фокусировать наше внимание.



Ян Рунов: Это был Кристофер Пребл из Института Котона.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Ян Рунов.


Необычная история разворачивается в городе Эль-Пасо, который находится в штате Техас, недалеко от мексиканской границы. Местного шерифа обвинили в том, что он выдает пограничникам нелегальных иммигрантов. Ему за порядком надо следить, а он взялся границу охранять! Эти жалобы рассматривают сейчас местные власти, дело может дойти до суда.


Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов: Если послушать обиженных, то шериф установил на своей территории чуть ли не диктатуру. Здесь останавливают машины за малейшие нарушения, требуют водительские права. Если их нет, задерживают людей и сдают их пограничникам. Вот что рассказывает житель Эль-Пасо Рей Карио.



Рей Карио: Люди боятся выйти даже в больницу. Ведь многие тут нелегально. Отсиживаются дома, не ходят даже в магазин. Я говорил с владельцами магазинов – о ни злятся на шерифа. Его политика убивает бизнес.



Владимир Морозов: В борьбу с шерифом вступила тяжелая артиллерия – адвокаты Техасского отделения Союза борьбы за гражданские права. Злой умысел шерифа они видят в том, что с января он сообщил пограничникам о 800 нелегалах. Шериф Лио Самониего оправдывается тем, что он просто выполняет свои обязанности - борется с преступностью.



Лио Самониего: Вот, например, кто-то едет на минивэне. Я вижу, что в машину набито человек 15. Что вы прикажете мне делать? Отвернуться? На моих глазах совершают преступление – перевозят нелегальных иммигрантов.



Владимир Морозов: О таких случаях он просто обязан сообщить пограничникам. Но, осторожно добавляет шериф, мы не останавливаем машину, если водитель не допустил нарушения правил дорожного движения. Вот так: закон есть закон. Если везешь нелегалов, не превышая скорости, - пожалуйста; превысил – покажи права. Даже если страж порядка при исполнении, ему нельзя останавливать машины или людей на улице просто так.


Останавливать нельзя, хотя известно, что именно «латинос», как называют прибывших в США через южную границу, нередко садятся за руль выпивши. Статистика говорит, что по числу смертных случаев на дорогах, вызванных вождением в пьяном виде, «латинос» отстают только от американских индейцев. Адвокаты пытаются вызвать к нелегалам сочувствие, мол, эти молодые люди часто живут в США без семьи, присмотреть за ними некому, вот и выпивают. Кроме того, у них в Латинской Америке действуют так называемые традиции мачо, то есть, настоящий мужчина должен показать, что может вести машину и после полбутылки текилы. От одиноких мачо особенно туго приходится штату Северная Каролина, где за последнюю декаду на треть выросло число приезжих из Латинской Америки. Недавно здесь устроили специальный семинар для «латинос» - владельцев ресторанов и несколько часов через переводчика разъясняли им, что ответственность за пьяных водителей несут и они.



Киф Патерсон: Вот кто-то заходит в ваш ресторан или бар. Вы должны внимательно наблюдать за этим человеком. Если он уже пьяный, ему не положено давать выпивку. Посмотрите – не шатается ли он, не спотыкается ли.



Владимир Морозов: Полицейский Киф Патерсон читает эти лекции уже много лет. Но только по-английски. Лишь этим летом курс ввели и на испанском. Неизвестно, когда властям удастся охватить таким ликбезом все латиноамериканское население штата. А страны в целом? Некоторые нетерпеливые законодатели стоят за более радикальные меры. Член Конгресса от Северной Каролины республиканка Сю Майрек предложила законопроект – высылать на родину пьяных водителей, если они нелегалы.



Сю Майрек: Я надеюсь, это даст нелегалам понять, что в нашей стране нужно соблюдать законы. Один из таких законов: если ты выпил – не садись за руль.



Владимир Морозов: Пока не ясно, одобрят ли эту жесткую меру законодатели. Не ясно и то, чем кончится дело шерифа из Эль-Пасо.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Владимир Морозов.


Восемнадцатилетняя уроженка Барбадоса Рианна, превращается в первую величину в американской поп-музыке, по крайней мере, так говорят критики. Ее второй диск « A girl like me » дебютировал в пятерке самых популярных альбомов, а песня из него « We ride » поднимается к первым строчкам списка хитов.


XS
SM
MD
LG