Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Получение водительских прав


Вероника Боде : Тема нашей сегодняшней программы – «Получение водительских прав». Сегодня с нами Юрий Гейко, ведущий программы «Автоликбез на Авторадио» и постоянный эксперт Радио Свобода, а также Сергей Лобарев, генеральный директор центральной автошколы «Безопасность», кандидат экономических наук.


Итак, получение водительских прав. Вопрос к обоим гостям. Скажите, пожалуйста, каковы на сегодняшний день основные пути получения водительских прав в России?



Юрий Гейко : Основных путей два, хотя есть еще один. Первый путь – водительские курсы, второй путь – покупка прав, а третий путь – в рамках водительских курсов индивидуальная подготовка. Я так понял. Хотя покупка прав… Раньше широко была распространена эта практика, а сейчас она резко пошла на убыль.



Вероника Боде : В связи с чем?



Юрий Гейко : Вероятно, в связи с наведением порядка. Сейчас это сделать очень сложно, насколько я знаю.



Вероника Боде : Почему?



Юрий Гейко : Потому что порядок. Может быть, Сергей Юрьевич знает что-то конкретное?



Сергей Лобарев : Если касаться обучения, то, действительно, сейчас две формы обучения.



Юрий Гейко : Нет, речь идет о покупке прав.



Сергей Лобарев : А, мы перешли сразу к покупке.



Юрий Гейко : Да, деньги на стол – права на следующий день.



Сергей Лобарев : Во-первых, это, наверное, уменьшилось из-за того, что этот вопрос на контроле у президента. Он озвучен. Действительно, получить права раньше было возможно, просто отдав энное количество денежных знаков. Сейчас, безусловно, это сложно. ГИБДД приняло ряд мер. Практически некоторые учебные центры, как мы говорим, перетасовали. ГИБДД теперь принимает экзамен у автошкол. Предположим, я сдавал раньше в Северном округе, теперь я прикреплен к Южному или Северо-Западному. Вот так в течение двух-трех месяцев все меняется для того, чтобы лишить этой связки: учебные центры и ГИБДД.



Вероника Боде : Если говорить об обучении… Насколько я понимаю, сейчас возможны две формы обучения и две формы сдачи экзаменов в ГАИ – обучение на автокурсах и так называемая самоподготовка. Сергей Юрьевич, расскажите, пожалуйста, подробнее о том, что такое самоподготовка.



Сергей Лобарев : Самоподготовка или к ней еще такой ярлык прилепили, как экстерн - вот уже 3-4 года как отменена. Есть индивидуальные занятия со специалистом в объемах программы.



Вероника Боде : Что это такое?



Сергей Лобарев : Это когда человек, минуя учебный центр, идет в автошколу и говорит – можно ли мне пройти интенсивный курс обучения в полном объеме или увеличенный по знанию Правил дорожного движения, и возможно ли мне в автошколе провести занятие со специалистом, с мастером практического обучения вождению автомобиля. У меня нет времени или, наоборот, я не могу производить обучение в группе, потому что там понедельник, среда, пятница, а у меня две недели идет понедельник и вторник рабочие дни или уик-энд занят. Я часто бываю в командировке. Я хочу в полном объеме изучить Правила дорожного движения. Он идет обучаться индивидуально или к нему домой приходят. В Москве сейчас эта сеть развита. И вождение автомобиля - то же самое. Я такого же мастера хочу, только хочу заниматься в будни, вечером, ночью, - когда мне это удобно. Не три мастера на группу, а у меня один. Мало того, я хочу поменять мастера, хочу поменять площадку. Я готов заплатить дополнительные деньги, но чтобы это был мастер, чтобы он «облизывал» меня. Я хочу получить не 28, а 40, 50, 60 часов.



Юрий Гейко : А индивидуальная подготовка намного дороже обычной?



Сергей Лобарев : Да нет. Рыночная стоимость. Наоборот, даже иногда индивидуалы демпингуют цены и принимают на работу больше интересных специалистов, имеющих опыт работы. Все по-разному, хотя есть индивидуальные специалисты, у которых уровень…



Юрий Гейко : Нет, для тех, кто хочет индивидуально пройти. Не для тех, кто готовит индивидуально, не для инструкторов. Например, я хочу индивидуально заниматься, не столько часов и так далее. Для меня это дороже будет значительно?



Сергей Лобарев : Нет.



Вероника Боде : Человек не должен обязательно через автошколу это делать, да? То есть он может просто прийти в ГАИ и сказать: «Я готовился сам»?



Сергей Лобарев : Да, как и за рубежом. Я прошел программу и готов предъявить вам тест. Протестируйте меня. Некую сумму знаний я получил и готов проявить это на компьютере и индивидуально с инспектором. Часто говорят директора учебных организаций, что не надо индивидуалов, нельзя индивидуалам сдавать, это на группу, на безопасность движения влияет. Хотя я еще раз говорю, что я противник того, чтобы всех загонять в группу, в стаю. Я считаю, что многое зависит от психофизиологических особенностей человека. За рубежом водительское удостоверение является атрибутом нормального человека. Здесь ничего сложного нет – получить знания.



Вероника Боде : Видимо, на экзамене в ГАИ все-таки отношение к так называемым индивидуалам значительно хуже, чем к ученикам автошкол?



Юрий Гейко : Насколько я знаю, они сдают гораздо больше раз, чем те, кто идет в группе, и гораздо больше, чем те, кто еще денежки платит.



Сергей Лобарев : Я с вами согласен. Потому что нет определенного ценза. Предположим, я прошел курс обучения по теории, а мастер или преподаватель мне говорит – тебе недостаточно. Компьютерная программа показывает, что недостаточно. Он идет в ГИБДД: авось сдам. Поверьте, сейчас тест усилен в ГИБДД. Сейчас принято решение, что еще больше экзамен усложнится: что по теории, что по вождению. Безусловно, просто так не сдать, а он на авось идет. А кто нормально относится, тот понимает, что лишний раз нечего туда ходить, время терять.



Вероника Боде : Давайте более подробно поговорим о том, как проходит обучение в автошколах. Сергей Юрьевич, расскажите, пожалуйста, что входит в программу? Чему обучают?



Сергей Лобарев : Приятно то, что уже 5 лет разрешается учебному заведению… программа называется примерной. Я сам могу в рамках определенного объема дать знания по Правилам дорожного движения, по устройству автомобиля, основам безопасности, оказания первой медицинской помощи и практическому вождению автомобиля.



Вероника Боде : Насколько подробно сейчас изучают, скажем, устройство автомобиля?



Сергей Лобарев : Мы задавали вопрос ГИБДД - можно ли снизить количество обязательных часов по устройству автомобиля? Нет, железки нужно изучать! Я противник. 2-3 занятия факультативно – и этого достаточно. Да, Правилами предусмотрено управлять автомашиной технически исправной, безусловно. Но для этого 2-3 занятий достаточно. Перебирать кривошипно-шатунный механизм или заниматься двигателем не будет мой ученик. Не нужно этого. Есть вещи, которые даже завод-изготовитель просит – не влезайте, не разбирайте. Нет, вы у нас сцепление изучите так, что сможете сами где-то в гаражах разобрать. Кому это нужно, тот сделает это факультативно.



Юрий Гейко : Мне тоже кажется, что знать, как все байки и болты в двигателе закручиваются, совсем необязательно. Но вот совершенно недавно я обнаружил, что моя жена, которая ездит 15 лет за рулем, нажимает ключ стартера, когда заводит автомобиль, до тех пор, пока двигатель не установится на устойчивых холостых оборотах. Я ей говорю – ты что, с ума сошла? Завела машину - и все, тут же ключ отпускаешь. А она не знала. Она вообще не знала, что, вращая ключ, она приводит в работу стартер. Мне пришлось ей объяснять, что есть стартер, есть двигатель, есть то-то и то-то. У нее в машине есть блокировка, то есть мгновенное отключение, когда машина завелась. А на моей она чуть все не сожгла из-за этого. Вот вам пример того, когда устройство неплохо бы знать.



Сергей Лобарев : Я с вами соглашусь. Но, на мой взгляд, приведенный вами пример - больше исключение. Устройство автомобиля – это основные узлы агрегата автомобиля и их взаимодействие. В вашем случае - это работа больше мастера практического обучения вождению автомобиля. Это дается на практическом вождении.



Вероника Боде : Сергей Юрьевич, сколько обязательных часов должен наездить ученик автошколы?



Сергей Лобарев : Не менее 30 часов.



Вероника Боде : Как вы считаете, достаточно ли этого для того, чтобы приобрести необходимые навыки вождения?



Сергей Лобарев : Для того чтобы сдать экзамен, мы даем знания, умения и чуть-чуть навыка. Чтобы сдать экзамен в ГИБДД или знать, как передвигается двигатель внутреннего сгорания от пункта А до пункта Б, этого достаточно. Но хорошему водителю, как мы считаем, чтобы достаточно безопасно управлять автомобилем, необходимо наездить 100 тысяч километров. Это только с годами дается – такая практика… Но проводить обучение месяцами или годами в учебных организациях, безусловно, невозможно.



Юрий Гейко : Я должен сказать, что, на мой взгляд, обучение в наших автошколах безобразное. (Даже несравнимо с западным.) Они практически не обучают, а посредничают при получении прав. Я много раз об этом писал. Кроме того, знаю по собственному опыту (сыновей, жену, многих учил), что после автошколы человек, может быть, и может сдать на права в ГАИ, но ездить по улицам он не может. Месяц, как минимум, приходится доводить до ума таких водителей. Конечно, 30 часов - это мало.



Сергей Лобарев : Для экзамена этого достаточно. Если в школах мастера не готовят, это другой вопрос. Но есть мастера: не знаю, вы со мной согласитесь или нет, что за час хороший мастер обучит тому, чему другой за 5-10 часов не обучит. Ко мне часто приходят и говорят: я работал там-то, там-то. Я говорю – а с чего ты начнешь общение, разговор? Я, говорит, повезу человека на площадку. Я выявлю его навыки и определю программу. Я говорю: не сдал - два. Почему? С человеком сначала надо пообщаться, узнать, зачем ему нужны права, кем он работает, обучал ли кто-то его когда-нибудь вождению автомобиля, видел ли он аварии, летальный исход, для чего ему нужен автомобиль. В конце концов, позавтракал ли он сегодня. Но ведь у нас нигде не готовят мастеров практического обучения вождению автомобиля. Есть дизайнер, маляр, плотник, - кто угодно, кроме мастера. Нет людей. Мы их готовим из бывших спортсменов, таксистов, и при этом мы предпочитаем брать человеколюбов. Людей, которые не просто так отфутболят или через 5-10 часов скажут – экзамен не сдашь, придешь ко мне, я тебя поучу, а людей, которые полюбят клиента, пообщаются, поговорят. У меня практика есть. У нас люди есть, интереснейшие мастера в центральной автошколе, которые через 5-10 часов раскатывают своих учеников так, им уже пора сдавать экзамен. Раскатывают! А есть: 30-40 часов, как пони, вокруг площадки гоняют. Я говорю: ты почему на него кричишь? Ты почему повышаешь на него голос? Ты рано вывел его на площадку, он еще не имеет достаточных навыков, он боится. Это, безусловно, еще наш бич. Так что я с вами частично согласен.



Юрий Гейко : Вы сказали, что для сдачи прав в ГАИ достаточно 30 часов, а для езды недостаточно. Почему же ГАИ у нас принимает тогда экзамен? Эти же люди, получив права, выезжают на улицы! Это же безобразие!



Сергей Лобарев : Есть проблемы, безусловно. В Германии, например, дают возможность научиться ездить в темное время, дают возможность покататься по автобану. Я считаю, что это минус ГИБДД, что нам разрешают проводить учебное вождение только на пустырях, на улицах с менее интенсивным движением. Я предлагаю в последнее время перед экзаменом на час-два выезжать на магистраль, на МКАД. Безусловно, человек, получивший права, это еще такой комнатный цветочек. И сразу после получения прав, он попадает в пробку на Садовое кольцо.



Вероника Боде : Как выбирать автошколу? Ведь все вокруг пестрит объявлениями о наборе на обучение вождению. На что тут нужно обращать внимание?



Юрий Гейко : Можно я скажу? Потому что Сергей Юрьевич - руководитель целой системы автошкол. Мне очень часто задают такой вопрос. Я говорю, что нет плохих или хороших автошкол. Все автошколы примерно одинаковые. А в рамках каждой автошколы есть хорошие, плохие и не очень хорошие инструкторы. Выбирать надо все-таки инструктора. Сергей Юрьевич, как вы считаете?



Сергей Лобарев : Рыба гниет с головы. Безусловно, я бы сначала пришел в класс, ознакомился с офисом автошколы.



Юрий Гейко : Ну да, это тоже показатель.



Сергей Лобарев : Поговорил бы с администратором. Поговорил бы о конфликтных вопросах – а если не сдам, что делать, а дадите ли вы мне хорошего мастера. Если вам через плечо плюют: кого дадим, того и получите… Можно пройти в класс, можно пообщаться с мастером.



Юрий Гейко : А что вы называете «хорошим мастером», Сергей Юрьевич?



Сергей Лобарев : Сейчас, сейчас. Пройти в класс, посмотреть оснащение класса. Не мел и тряпка, а есть ли монитор, компьютерные программы. Через компьютерные программы можно показывать динамику, разбирать сюжеты. На 3-м канале очень часто видеосюжеты интересные. Все это в динамике, что намного улучшает усвоение. Безусловно, подойти и пообщаться с каким-нибудь мастером, поговорить, посмотреть, что у него в салоне.



Вероника Боде : У нас есть звонок. Наталья из Москвы, здравствуйте.



Слушатель : Здравствуйте. Я бы хотела рассказать очень веселый и интересный сюжет. Моя знакомая решила получить права. Естественно, водить машину она не умела, решила это сделать за деньги. На тот момент это стоило 500 долларов. Нашли ей посредника, который работал в ГАИ. По дороге, когда она ехала на экзамен, у метро надо было забрать этого посредника. Каково же было ее удивление, когда она узнала, что помимо того, что ей придется просто нажимать на клавиши на компьютере, и будет решена с положительным ответом теоретическая часть экзамена, она узнала, что ей придется сесть за руль и хотя бы 5 метров проехать. В своей жизни она ни разу этого не делала. По дороге ей быстро показали, где находится тормоз, газ, сцепление. В таком виде она приехала на экзамен. Теоретическую часть, естественно, она сдала быстро, нажимая все подряд. А практически ей все равно пришлось сесть за руль. Можно представить себе ужас сотрудника ГАИ, когда она тронулась. Естественно, сразу он ее высадил из машины. Но при этом, как вы понимаете, 500 долларов сделали свое дело. Она получила права.


Здесь вот так стоит вопрос. Все было бы смешно, если бы люди с такими навыками вождения не получали права и не садились за руль.



Юрий Гейко : А что тут говорить? Все правильно. Я могу успокоить Наташу. Мы уже говорили: пусть попробует сейчас купить за 700 или за 1000. Вряд ли сейчас можно найти путь купить права. Очень сложно и очень строго стало с этим дело.



Сергей Лобарев : Я слышал, что все равно лазейки есть. Интернет пестрит этими предложениями. Говорят, стоимость увеличилась почему? Потому что это на контроле у президента. Поднялась цена. Но огульно охаивать автошколы или ГИБДД… Это имеет место быть, как и везде. Что об этом говорить... Получить лицензию, получить загранпаспорт – везде кривые очереди. Кому очень нужно, безусловно, будут искать какие-то выходы.



Вероника Боде : Ни для кого не секрет, что во многих российских автошколах (если не во всех) существует такая практика: преподаватель дает понять ученикам, что, дескать, экзамен вы не сдадите. А чтобы сдать – нужно заплатить некую сумму, которую мы передадим в ГАИ. Кто-то платит, кто-то идет сдавать на свой страх и риск. Помнится, я сдавала сама в 1999 году. Со второго раза сдала – довольно неплохой результат.



Юрий Гейко : А денежки-то вы платили?



Вероника Боде : За автошколу я платила, за обучение.



Юрий Гейко : А так?



Вероника Боде : Нет, ничего я не платила. Сергей Юрьевич, по вашим наблюдениям, это действительно распространенная практика?



Сергей Лобарев : Опять же, это имеет место быть. Огульно говорить, что все автошколы этим занимаются или преподаватели, я просто не могу. Я, например, когда ко мне приходят и просят быть посредником, говорю, что это несложно, но это не тот документ, который покупается. Автомобиль – это же тонна веса, снаряд, вы кого-нибудь убьете! Дочке хочешь помочь? Пусть лучше бесплатно походит на мои курсы. Бесплатно дам несколько часов вождения, но чтобы она уверенно себя чувствовала. Я всем предлагаю идти честно.



Юрий Гейко : Да нет. Мы не говорим сейчас о покупке. Мы говорим сейчас о том, что идут честно на курсы. Заканчивается обучение и с каждого курсанта по 100 баксов, которые посылают в ГАИ для того, чтобы группа сдала. И что получается? Те, кто деньги сдавал, как правило, получают права с первого раза, иногда со второго. Те, кто деньги не сдал, засыпаются все.



Сергей Лобарев : Я, опять же, далек от того, чтобы это было на поточном методе. Сейчас люди уже не дураки.



Юрий Гейко : Люди-то не дураки, но ГАИ кушать хочется.



Сергей Лобарев : Часто бывает, что мастер берет со всех. «Я вам помогу». 10 человек ведет на экзамен, трое заваливаются. Он троим говорит – не смог. Есть и такие моменты. Так что, я предлагаю, если это мастер вымогает деньги, идти к директору, а если это директор, то есть Департамент образования, который выдает лицензии. Есть работники ГАИ. Надо об этом заявлять, а, может быть, бить в набат.



Вероника Боде : А правоохранительные органы борются как-то с этой системой? Какие-то проверки бывают у вас в автошколе?



Сергей Лобарев : Бывают. Я знаю, что не у нас, а у одних коллег задержали и возбудили уголовное дело, опять же, на мастера практического вождения автомобиля за сбор этих денег. Дошло ли это до суда и имело ли какое-то продолжение, я не знаю. Хотя еще раз говорю, что, на мой взгляд, этого недостаточно. Нужны частные проверки.



Вероника Боде : В автошколе сегодня обучение сколько стоит?



Сергей Лобарев : От 6 тысяч рублей и до… Некоторые индивидуалы берут и 30.



Вероника Боде : Сейчас предлагаем вашему вниманию выпуск автоновостей, которые подготовил Павел Константиновский.



Павел Константиновский : Президент Московской топливной ассоциации Евгений Аркуша заявил о том, что к середине сентября этого года стоимость литра бензина Аи-92 достигнет 20 рублей, Аи-95 - 21 рубля. Несмотря на отмену таможенных пошлин на некоторые виды топлива, рост цен сдержать не удалось, хотя это подорожание можно в большей степени отнести к началу осеннего сезона. Между тем, компания «ЛУКойл» на Урале уже подняла цены на своих заправках еще неделю назад.


ГИБДД со следующего года планирует ввести новые категории водительских удостоверений. Об этом заявил глава автоинспекции Виктор Кирьянов. Все категории – A, B, C, D и Е, – будут разделены на несколько подкатегорий. К примеру, категория прав на управление "мощным" мотоциклом будет иной, нежели требуется для вождения "обычной" мототехники. То же коснется автомобилей и автобусов с разным количеством пассажирских мест. Новые права будут выдавать в плановом режиме и взамен утерянных.


Российские дороги становятся безопаснее. Такой вывод сделали в МЧС. Служба опубликовала статистику по дорожно-транспортным происшествиям, которые произошли в первой половине этого года. Выяснилось, что количество ДТП по сравнению с прошлым годом снизилось на полтора процента, а количество погибших в них – на 20 процентов.


На Международном автосалоне в Москве представят новую российскую микролитражку. Ее назвали «Ока-2», официальный модельный индекс 1116. Теперь автомобиль соответствует экологическим нормам "Евро-2", введенным в этом году. Новая «Ока» будет оснащаться китайским двигателем объемом 1 литр и мощностью 53 лошадиных сил. Новинка поедет намного резвее – максимальная скорость 150 километров в час, расход топлива - 6,2 литра на сто километров в городе и 4,5 – на трассе.


Корпорация General Motors обратилась в суд с иском на производителя шин Goodyear. Причиной судебного преследования стали задержки поставок шин на фоне переговоров о повышении отпускных цен. "Прекращение поставок продукции Goodyear приведет к катастрофическим последствиям практически на всех североамериканских заводах General Motors", – отмечается в иске. Кроме того, срыв поставок помешает запланированному открытию нового сборочного производства в США.


Немцы проводят 60 часов в год в автомобильных пробках. Это показало социологическое исследование, проведённое по заказу концерна BMW. Каждый второй автомобилист в Германии попадает в пробку, как минимум, раз в неделю. По вине погоды возникает лишь 2 процента пробок, а аварии и дорожные работы создают ещё 10 процентов.


Французского фермера арестовали за управление автомобилем на, как заявили власти, неразрешенном топливе – биодизеле на основе семян рапса, который фермер выращивает на своем участке. Мужчина предстанет перед судом за использование топлива, за которое он не заплатил налог и которое является неразрешенным во Франции. Фермер заявил, что судебное разбирательство противоречит прошлогодней директиве Евросоюза. Он постановил увеличивать число транспортных средств, безвредных для окружающей среды и использующих, в частности, биодизельное топливо, полученное из растительных источников. Вместе с тем, именно на этой неделе британское отделение французской Citroen объявило о переводе своего корпоративного парка как раз на такое топливо.


В центральном парке Екатеринбурга построят детский автогородок - макет городской улицы с разметкой, дорожными знаками и светофорами. Ребятам выдадут велосипеды и небольшие автомобили. Для юных горожан будут в игровой форме создавать наиболее частые дорожные ситуации и на их примере преподавать Правила дорожного движения. В ГИБДД Екатеринбурга уверяют, что метод проверен на практике в других городах и за рубежом. Дети вырастают более законопослушными и соблюдают Правила дорожного движения, когда сами в будущем становятся водителями.



Вероника Боде : Интересной мне показалась последняя новость про детский автогородок. Как вы думаете, такие меры могут помочь тому, что в будущем больше соблюдали правила, меньше было дорожно-транспортных происшествий?



Юрий Гейко : Конечно! Это же было у нас. Было при социализме, когда это в школах преподавали, уроки такие были. Сейчас это все забыто.



Сергей Лобарев : Я с вами полностью согласен, тем более что тема, которую мы обсуждаем, касается не только того, как обучиться, но, наверное, и того, как снизить дорожно-транспортные происшествия. Безусловно, на мой взгляд, на взгляд человека, который работает, что называется, «на земле», безопасность начинается с детей. На мой взгляд, отсутствует такой момент преемственности.



Юрий Гейко : Сергей, каждый день мы ездим и видим, как мама тащит ребенка за руку через улицу, не глядя, где светофор, где переход. Это же сплошь и рядом!



Сергей Лобарев : Мы тоже предлагали ГИБДД интересную программу ОБЖ. На мой взгляд, это тоже снизит дорожно-транспортные происшествия с участием детей. В программе ОБЖ предусмотрено изучение Правил дорожного движения в школах. Преподают это учитель труда, физкультуры, порой лица, которые не имеют определенного образования. Безусловно, мы в своих центрах обучаем детей. Часто говорим, смотрим. Разговаривали с тобой родители, нет. На Западе мы спрашивали: как вы детей обучаете? Нам говорят: мы их никак не обучаем, они в школах это проходят. К тому же, он сидит у меня на заднем сиденье и смотрит, как я отношусь к своим коллегам: я гость полосы или хозяин полосы. Он видит, как я соблюдаю этику. Он видит, как я останавливаюсь перед пешеходным переходом. Он видит, как я отношусь к детям и так далее. Вот это очень важно. Мы об этом забываем, а это надо говорить.



Вероника Боде : То есть надо воспитывать культуру вождения. У нас звонок. Надежда из Москвы, здравствуйте.



Слушатель : Добрый день. У меня даже не вопрос, а то, что касается самого движения по Москве. Насколько воспитаны участники движения, как они относятся к себе и к окружающим. Когда я еду по городу, у меня такое ощущение, что всегда прав тот, у кого больше прав по жизни, то есть помеха справа, приоритеты не имеют никакого значения. Если едет «Лексус» или какой-нибудь крутой джип, им все остальные мешают, как муравьи на дороге. Всех разгоняют, всех сталкивают – им надо проехать. Это первое замечание, которое я бы хотела сделать.


Второе тоже вызывает у меня недоумение – организация движения, работы светофоров по Москве. В частности, на Волоколамке есть два больших перекрестка…



Юрий Гейко : У нас тема другая сегодня. Можно неделями говорить о том, какие в Москве знаки.



Сергей Лобарев : Но, в то же время, она права.



Юрий Гейко : Права, конечно.



Сергей Лобарев : В том, что автошколам в обучении больше надо давать не букву, а дух Правил. Вот это мы стараемся делать. Не устройство автомобиля и не изучение знаков. Их надо понять. Как мы часто говорим, этика у нас страдает, культура общения. Ну, вот встала машина - что сигналить?! Мы часто ученикам говорим, ни в коем случае не надо этого делать. Посмотри: может быть, перед тобой человек заглох, может быть, ученик, может быть, сердце, может быть, дама растерялась. Своим сигналом клаксона ты только усугубишь этот момент. Полюби его, как я говорю, независимо от статуса автомобиля.



Вероника Боде : С пейджера: пишет нам слушатель, у которого водительский стаж 44 года без ДТП: «С детства много ездил по бездорожью, отсюда навыки вождения. Учите ездить по бездорожью». Как вы считаете, поможет это?



Юрий Гейко : Хороший совет. Потому что это экстремально, это требует опыта. Хуже не будет, по-моему.



Сергей Лобарев : Смотря какое бездорожье. По полям: гуси, утки и так далее. Во всяком случае, первоначальное обучение… Не стесняйтесь, если надо кому-то показывать: друзьям, знакомым. В поле можно уйти и можно там покуралесить.



Вероника Боде : А вот почему в российских автошколах все-таки нет обязательных часов вождения ночью или в сложных дорожных условиях?



Сергей Лобарев : Я поднимал этот вопрос. К сожалению, это наша беда. Если за рубежом они готовят, как мы говорим, уже к боевым условиям, то мы пока пестуем из ученика цветочек аленький, а после получения прав он идет и порой даже берет дополнительные часы. Потом приходят ко мне и говорят: «Сергей Юрьевич, я получил водительское удостоверение, большое вам спасибо. Дайте теперь мне мастера, который мог бы меня провезти от дома до офиса, от офиса на дачу. Хочу попытаться ехать в потоке, хочу в дождь попытаться, поехать по Ленинградке в потоке, доехать до Химок». В учебное вождение мы, к сожалению, этого не можем сделать.



Юрий Гейко : Сергей Юрьевич, вы не можете. А от чего это зависит, от кого?



Сергей Лобарев : Есть определенные требования ГИБДД.



Юрий Гейко : Так! Значит, ноги растут из ГИБДД. Если бы они требовали, то вы бы делали?



Сергей Лобарев : Безусловно, для них это головная боль, если учебное вождение будет на магистрали. Но я еще раз говорю: я, как руководитель учебной организации, заверяю, что после 25 часов нормального практического обучения вождению автомобиля, я гарантирую (безусловно, в пределах рамок), что он проедет по магистрали в пробках и не совершит ДТП. Но необходимо перед получением прав его в этот интенсивный поток, в дождь, в снег, на магистраль, под 80, под 100 километров, где это разрешено, - пустить.



Юрий Гейко : Я с вами согласен. Но ведь ГИБДД расшифровывается как «Государственная инспекция безопасности дорожного движения». Так они обязаны заставить вас, попросить вас на магистрали, на улице, в обстановке, приближенной к боевой, проводить обучение.



Сергей Лобарев : Согласен с вами. Но обращаю ваше внимание на то, что уже 5 лет как создана Межрегиональная ассоциация автошкол, которая тесно контактирует с ГИБДД. В конце сентября – начале октября начинается ежегодная конференция, куда мы приглашаем работников ГИБДД. Сбрасываем им весь негатив. Они выслушивают, фильтруют, и многие вопросы уже решаются. С участием уже автошкол принимаются новые методики, положения о приеме экзаменов. Уже нас выслушивают. Безусловно, где-то бюрократы, где-то люди понимающие, но я считаю, что это пробить можно. Уже поворачиваются лицом к общественности.


Кстати, это, на мой взгляд, беда наша, что не привлекают общественность к корректировке Правил дорожного движения, к целевой федеральной программе. На мой взгляд, люди «на земле» могли бы дать интересную информацию людям, выслушать негативные моменты и наши пожелания.



Вероника Боде : Сейчас предлагаю обратиться к зарубежному опыту. О том, как готовят водителей в Германии, рассказывает корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Юрий Векслер: Автомобильный транспорт в Германии по статистике – один из самых безопасных в Европе. А на немецких автобанах гибнет наименьшее число людей и совершается наименьшее число ДТП, несмотря на то, что на большей их части ограничения скорости отсутствуют.


В России я машину не водил. Научился водить и сдал экзамен на права в Германии. Это удалось мне с третьего раза. Первый экзамен был остановлен на второй минуте: я, меняя полосу справа налево и увидев в зеркале заднего вида, что за мной никого нет, не повернул голову влево. Кто-то зло пошутил, что в Германии учат не водить машину, а сдавать экзамен на права. При этом есть чему удивляться. На экзамене требуется, например, остановившись на светофоре, обязательно оставить машину на первой передаче и ждать, отжав сцепление, а затем, плавно отпуская сцепление, продолжить движение. Экзамен может быть провален, если вы, уже закончив поездку, не поставите машину на ручник, или если перед выходом не посмотрите во все зеркала и не повернете голову.


Автошколы в Германии частные. С недавних пор им предписано минимальное число часов вождения по городу, по автобану и ночью. Но верхнего предела нет, и на экзамены инструкторы выпускают только при уверенности, что водитель «созрел». Об автоэкзамене в Германии говорит берлинский автоэксперт Леонид Поляков.



Леонид Поляков: Он действительно намного строже, чем все остальные, мне известные, будь то в России, будь то в Соединенных Штатах Америки. Любой контроль – будь то экзамены, будь то проверка технического состояния. На деле, в отличие от российских реалий, они не подвержены всевозможным формам коррупции.



Юрий Векслер: Естественно, что и немецкое представление об идеальном водителе заметно отличается от российского. Говорит Леонид Поляков.



Леонид Поляков : В российском представлении идеальный водитель – это такой герой-супермен, автогонщик, это управление автомобилем как возможность ежедневно совершать подвиги. В Германии, на самом деле, все совершенно наоборот. И идеальный водитель в представлении рядовых немецких водителей, в представлении немецкой полиции – это человек, который ездит абсолютно спокойно, абсолютно уверенно, абсолютно точно соблюдая дух и букву всех правил дорожного движения, никогда не превышая скорость – короче говоря, это стопроцентная дисциплина во всем. Так, наверное, ездить действительно скучно. По крайней мере, об этом сказал бы, наверняка, любой российский водитель. То, что таких спокойных, уравновешенных водителей - большинство, - это хорошо заметно. И для этого достаточно посмотреть, как люди себя ведут в пробке, стоя на автобане или где-то на городской улице. Никому не приходит в голову эту пробку объехать, выехать на тротуар, на полосу встречного движения, все спокойно стоят, дожидаются своей очереди. В России, в Москве, например, каждый, кто в пробке оказывается, считает, что дожидаться, пока эта пробка как-то рассосется, - это просто ниже его достоинства, и он предпринимает какие угодно действия для того, чтобы опередить конкурентов.



Юрий Векслер: Уже став немецким водителем, я приехал в Москву. И пока друг вез меня из «Шереметьева» в город, я понял, что для того, чтобы водить машину в Москве, мне с моими тепличными немецкими навыками надо было бы полностью переучиваться. Вопрос только – где. Я вспомнил русскую пословицу: «что русскому хорошо – то немцу смерть», и понял, перефразируя Чацкого, что «в Москве я больше не ездок».



Вероника Боде : У нас есть звонок. Сергей из Санкт-Петербурга, здравствуйте.



Слушатель : Добрый день. Мне кажется, что дело не в новых временах, ни в «лексусах» и «джипах». Вся эта дикость и безобразие происходили и раньше. Возьмите Эстонию, Латвию. Там практически первые 50-100 километров каждый столб разбит «Москвичом». Они бились, осуществляли совершенно дикие, безумные поступки. И сейчас то же самое происходит. В той же Германии и Финляндии даже как-то гордятся, что какие-то бредовые вещи делают. Это, очевидно, какая-то национальная черта.



Юрий Гейко : Я, честно говоря, не совсем понял, о чем речь.



Сергей Лобарев : О культуре вождения. Но необходимо эту ситуацию менять.



Юрий Гейко : Дело не в «лексусах» и не в «джипах». Я бы не согласился.



Сергей Лобарев : Менять надо, менять ситуацию. Безусловно, больше нужно заниматься пропагандой, безопасностью.



Юрий Гейко : Законом воспитывается культура, Сергей Юрьевич. Наказанием и неизбежностью наказания.



Сергей Лобарев : Это один из элементов. А можно все-таки вдолбить потихоньку. Отсутствует ведь пропаганда. В Москве пустуют классы. Давайте, я профинансирую, давайте проведем какую-нибудь викторину, создадим передачу вместе с ГИБДД! Некогда. Трупы им надо подсчитывать. Трупы, «скорую помощь». А, может быть, не нужно столько «скорых помощей», вертолетов, аптечек и так далее? Может быть, отсюда потихоньку начнем? То же самое и в Департаменте России. Есть административный, интеллектуальный ресурс. Автошколы еще не полностью востребованы, классы стоят. Некогда, некогда. У них другие вопросы. На мой взгляд, надо чуть-чуть менталитет людей менять.



Вероника Боде : Господа, а что, на ваш взгляд, можно сделать, чтобы снизить уровень коррупции при сдаче экзаменов на водительские права? Вот автошколы, например: чтобы автошколы не служили передаточным звеном для денег от будущих водителей в ГАИ?



Сергей Лобарев : Я боюсь это говорить в эфире.



Вероника Боде : Почему же?



Юрий Гейко : Сергей Юрьевич, я, например, не знаю, что надо сделать.



Сергей Лобарев : Сделать обезличку.



Юрий Гейко : Обезличку?



Сергей Лобарев : Обезличку сдачи экзамена в ГИБДД. Независимо от формы обучения в какой-то автошколе. Вот вы среднее образование получили, идете в институт - вас что, ваш преподаватель, староста ведет куда-то, моргает глазом декану и говорит - прими в институт мою группу? Что значит группу? Предъявляй документы медицинские и сдавай, посмотрим. Есть определенный тест. Тест определит, знает человек материал или нет.



Юрий Гейко : Хорошая идея, между прочим.



Вероника Боде : Юра, а у вас какие идеи?



Юрий Гейко : Была идея распустить это ГАИ и набрать новое. Но сейчас я соглашусь с Сергеем Юрьевичем. Если сделать обезличенный прием экзаменов, то проблема исчезнет.



Сергей Лобарев : Они против индивидуалов. Можно все решить и с транспортом. Автошколы могут давать свои транспортные средства. Безусловно, сдавать, где хочешь. Тест все определит. Вы помните, у нас была группа депутатов? Половина не сдала! Со значками пришли, а что толку-то? Компьютер определил – не сдал, значит не сдал.



Вероника Боде : У нас есть звонок. Вадим из Долгопрудного, здравствуйте.



Слушатель : Здравствуйте. Мне немножечко задело. Один из ваших слушателей даже договорился до того, что это национальная черта – безобразия творить на дорогах. Я просто хотел бы привести небольшой пример, как воспитывается, скажем так, неуважительное отношение к системе автомобилизма в стране со стороны государственной власти. Понятно, что рыба гниет с головы.


Буквально вчера я прилетел из Краснодарского края, где был на отдыхе. Там я по доверенности управлял машиной. На посту в Новороссийске меня задержали гаишники. Обычная проверка документов. По базе данных, когда пробили, выяснилось, что с 2004 года мое водительское удостоверение находилось в федеральном розыске, хотя эти права я получил еще в 1997 году. Выяснилось, что, оказывается, водительское удостоверение с таким же номером было выдано разным лицам - несколько штук. Поэтому ГАИ не нашло ничего более умного, как объявить в 2004 году (два с лишним года назад) в федеральный розыск. И вот спустя два года за несколько тысяч километров от дома арестовали мои права. В результате я сейчас без прав. На следующей неделе я еще должен буду искать себе права!



Юрий Гейко : Да-а… Чудовищный, конечно, случай. Но чему удивляться, если продаются права, продается информация о том, кто сдал на права - для того, чтобы этих людей «разводить на деньги», сообщая, что ваш сын, ваш близкий человек попал в аварию... Удивляться, по-моему, нечему.



Сергей Лобарев : Кстати, бывает и такое: купили права, а они, может быть, фальшивые. Если же получение прав идет в ГИБДД…



Слушатель : Дело не в этом. Дело в том, что просто отделение в 1997 году выдало несколько удостоверений с одинаковыми номерами!



Юрий Гейко : В том-то и дело, что не фальшивые, что эти права делаются на том же оборудовании, на котором делаются легальные права! Номерные знаки делаются, то есть сами органы, милиция изготавливает и продает эти права на сторону.



Сергей Лобарев : Если я правильно понял, то это, на мой взгляд, просто механическая ошибка. 5-6 штук штамповать - это не имеет смысла. Просто механическая ошибка. Но вопрос коснулся фальшивых прав. Если они получены, минуя ГИБДД, если вы не сдавали экзамен, не получили права оттуда, то это, скорее всего, фальшивые права, которые заполонили рынок.



Вероника Боде : Еще один звонок. Анатолий из Москвы, здравствуйте.



Слушатель : Здравствуйте. Хочу предложить, чтобы после сдачи экзаменов у водителя 2-3 года стоял знак ограничения на стекле. Это будет для других водителей хорошо. Они будут знать, что едет ученик. Потому что первые годы всегда что-нибудь где-нибудь зацепишь...



Юрий Гейко : Неплохая мысль.



Сергей Лобарев : Я тоже за эту мысль. Мало того, я даже за временные права.



Юрий Гейко : Но 2-3 года, мне кажется, многовато.



Сергей Лобарев : Это уже другой вопрос. Но должен быть какой-то сдерживающий фактор…



Юрий Гейко : Еще, Сергей Юрьевич, обратная связь. Вы готовите людей, выпускаете в жизнь, а информации о том, как они ездят, насколько часто попадают в ДТП, к сожалению, вы не имеете.



Сергей Лобарев : Я с вами согласен. Говорят, что скоро компьютеризируют обучающихся. Где-то уже начали это делать. Мне, конечно, как руководителю, это интересно. Но, на мой взгляд, ГИБДД трактует, что ответственность должна школа нести за то, что через год-два случилось. Я, например, могу вам сказать, что не учим мы выезжать на полосу встречного движения, на запрещающий сигнал светофора, не учим управлению машиной в нетрезвом состоянии и так далее. Это просто разгильдяйство. После получения прав начинается беспредел. Так еще через год - через два за него нести ответственность (как кто-то из ГИБДД выступил), за то, что он управлял автомобилем в нетрезвом состоянии…



Юрий Гейко : Но тут же разная степень ответственности, Сергей Юрьевич. Можно в тюрьму посадить вас, как директора, а можно, скажем, наказать вас процентом, рублем.



Сергей Лобарев : Опять же, если он нарушил правила, употребив спиртной напиток, как я за него могу нести ответственность через год, через два?!



Юрий Гейко : Должны успеть и в мозги что-то заложить.



Сергей Лобарев : Мне, например, более интересно, в чем он нарушает Правила дорожного движения: в Москве, в каком-то округе локально – в чем именно проблемы, чтобы я мог внести коррективы в свой учебный процесс.



Юрий Гейко : Это та же самая обратная связь.



Сергей Лобарев : Да, обратная связь.



Вероника Боде : А вот к вопросу о снижении уровня коррупции… Уже несколько лет подряд в России пытаются усовершенствовать систему сдачи водительских экзаменов. В частности, планировалось, что уже в этом году экзамены у будущих водителей будет принимать комиссии, в которые войдут не только представители ГИБДД, но и общественность, представители местных органов самоуправления, страховых компаний и так далее. Была такая инициатива, Сергей Юрьевич, не правда ли?



Сергей Лобарев : Да, но она где-то в песках.



Вероника Боде : Вот почему она в песках? Почему экзамены по-прежнему принимают только гаишники, и все осталось по-прежнему?



Сергей Лобарев : Третий стул здесь пустует.



Смех в студии



Юрий Гейко : Да, это вопрос к ГИБДД.



Сергей Лобарев : На мой взгляд, было бы интересно. Помните, я вам такую идею дал, чтобы сделать обезличку при сдаче экзаменов, разъединить связку автошкола-ГИБДД или ужесточить систему, ввести в комиссию людей, которым это небезразлично (в особенности это относится к страховым компаниям). Кстати, на Западе это есть. Чем жестче я принимаю экзамен, тем меньше проблем у меня будет.



Юрий Гейко : Кстати, да, они впрямую заинтересованы.



Сергей Лобарев : Конечно, заинтересованы!



Юрий Гейко : А ведь у всех страховых компаний есть какие-то отчисления на безопасность дорожного движения. Они обязаны их переводить в бюджет.



Вероника Боде : Скажите, а двухфазовое обучение где-то есть в России?



Юрий Гейко : Может быть, и есть. Сергей Юрьевич скажет.



Сергей Лобарев : Мы пытаемся его ввести. Мы привлекаем в свой учебный центр…



Юрий Гейко : Давайте сначала скажем, что это такое.



Сергей Лобарев : Двухфазовое обучение – это после получения прав еще как бы факультатив. Помните, я говорил – знание, умение, навык.



Юрий Гейко : После получения прав и через полгода-год …



Сергей Лобарев : Да, через полгода-год, когда он уже умеет достаточный навык, здесь ему уже не как ученику, а уже как состоявшемуся водителю нужно давать информацию, что повлекло, что являлось причиной.



Юрий Гейко : На Западе это довольно распространено.



Сергей Лобарев : Да, мы привлекаем специалиста, господина Громоховского Геннадия Борисовича - интереснейший человек, руководитель учебного центра. Пока это как факультатив.



Юрий Гейко : А желающие есть?



Сергей Лобарев : Есть! И даже, кстати, среди тех, кто еще учится. Это вне программы. Это все интересно.



Юрий Гейко : Да, на Западе тоже очень мало стран, где это обязательно. В большинстве стран это добровольно. И стоит это очень недорого – порядка 30-40 долларов весь курс обучения.



Вероника Боде : Где, например, это распространено? В каких странах?



Юрий Гейко : Насколько я помню – это Австрия, Люксембург… Многие европейские страны практикую двухфазовое обучение.



Вероника Боде : Что же, будем надеяться, что когда-нибудь и в России оно тоже будет.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG