Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перспективы политической журналистики


Евгения Назарец: Сегодня «Час прессы» о том, чего нет в средствах массовой информации, по крайней мере, в региональных. И тем более это забавно накануне выборов. Выборы в региональные парламенты девяти российских областей назначены на 8 октября, регистрация партийных списков кандидатов в разгаре, а политическая колонка большинства местных газет пуста. Меньше всего верится, что пресса и другие средства массовой информации, так радикально ограничив политическую аналитику, исходили из интересов аудитории. Раньше редакторов аполитичность среднего читателя и зрителя не останавливала. Эту особенность нынешнего медиа-сезона на Урале обсуждаем в Екатеринбург ской студии Радио Свобода с главным редактором газеты «Аргументы и факты-Урал» Светланой Евдокимовой и председателем Свердловского областного творческого союза журналистов Дмитрием Поляниным.


Насколько я помню, даже в советские времена, а в постперестроечное время тем более, существовал определенный стереотип: если человек читает газеты, он политизирован, он там ищет политику, он ей интересуется. Что бы вы сейчас сказали, уважаемые гости, про своего соседа, ну, скажем, менеджера торгового зала, который вдруг покупает газету и читает ее? Дмитрий, ваша версия.



Дмитрий Полянин: Я думаю, что газеты и раньше покупали и сейчас покупают, конечно, для того, чтобы получить какую-то информацию. Если человек не находится на вокзале или в поезде, или где-то, где он просто развлекается и отгадывает кроссворды. Поэтому я не думаю, что степень политизированности читателя как-то упала за последние годы. Человек также ищет информацию, полезную для себя. Политика – это полезная информация.



Евгения Назарец: Светлана, насколько политизированны нынешние читатели, на ваш взгляд?



Светлана Евдокимова: Я думаю, очень политизированны. Я совершенно согласна с Дмитрием в том плане, что на самом деле недавно мы делали опрос центральный. И большинство читателей (62%) покупают газету «Аргументы и факты» именно потому, что хотят быть в курсе последних политических и экономических новостей. Заметьте, спорт, культура, все остальные темы волнуют нашего читателя гораздо меньше. То есть ничего не изменилось с советских времен: как мы интересовались политикой и экономикой, так и интересуемся.



Евгения Назарец: Означает ли это, что теперь, когда мы видим, что в региональных газетах, по крайней мере, в свердловских, политики стало меньше и политической аналитики, местный читатель обделен?



Светлана Евдокимова: Думаю, да, означает. Я, конечно, не могу говорить за все газеты, но что касается газеты «АиФ», мы сознательно какое-то время сейчас, с предыдущего номера у нас появилась новая полоса политики. Уважаемые читатели, обратите внимание. А до этого у нас где-то полгода не было просто полоски политики вообще. С чем это связано? Мы сознательно закрыли эту полоску и предупредили читателей. Потому что по большому счету мы не видели, о чем можно было бы сообщать. Вся жизнь наших политсубъектов была настолько под ковром, настолько не афишировалась, что это уже можно было подавать эту информацию только из разряда «сплетни» либо «официальная информация».



Евгения Назарец: Ближайший номер о чем у вас будет?



Светлана Евдокимова: Я хочу сказать, что официальную информацию мы не любим подавать, сплетни – это тоже не наш формат. Это формат «желтых газет». Что касается ближайшего номера, у нас будет хороший интересный материал о том, где наши депутаты, чиновники, губернаторы, мэры отдохнули, сколько это стоило. Причем мы подавали материал так: мы спрашивали у всех, где вы отдыхали, а потом звонили в турфирмы и спрашивали, сколько стоит пятизвездочный отель. Информация интересная очень и очень. Там цены просто шокируют. У нас будет комментарий нашего политтехнолога Киселева о том, почему эти выборы такие скучные. Наверное, знают наши слушатели о том, что 8 октября у нас выборы в областную думу. И вот делали опрос. Многие говорят, что ничего не слышат о том, кто пойдет, кроме «Единой России». И у нас как раз комментарий, почему именно так происходит.



Евгения Назарец: Дмитрий, как вы полагаете, наличие политика или политической персоны в качестве героя репортажа журналистского или просто материала, даже если он, как упомянула Светлана, на достаточно светскую тему об отдыхе, делает ли этот материал политическим?



Дмитрий Полянин: Вообще, политика это ведь общественный интерес прежде всего. И часто эти интересы связаны с экономикой. И если посмотреть тот же материал о том, где отдыхают наши уважаемые чиновники, и по какой цене они отдыхают, можно задаться, как минимум, вопросами коррупции. А это прямая связь с политикой. Вообще, мне кажется, сейчас у нас в прессе и вообще в средствах массовой информации отсутствует политическая или общественная дискуссия. Вот это одно из направлений средств массовой информации, которое ушло в целом из нашей сферы. К сожалению, вот этой политики там нет. Нет конкуренции идей, нет конкуренции каких-то программ, нет конкуренции личностей. У нас нет публичных политиков, у нас есть какие-то фантомы, партии.



Евгения Назарец: Итак, вот сейчас только что установили, что политика, по крайней мере, в «Аргументах и фактах-Урал» присутствует, и это объясняет, почему именно редактор этой газеты Светлана Евдокимова сегодня у нас в студии. Что касается остальных изданий, мы попросили нашего обозревателя средств массовой информации Павла Константиновского с пристрастием поискать в свердловских газетах упоминания о политике и политиках.



Павел Константиновский: Последние две недели на страницах большинства свердловских изданий так или иначе освещается деятельность партии «Единая Россия». Публикации о ней можно найти почти в каждом номере «Уральского рабочего», «Вечернего Екатеринбург а» и «Областной газеты». Скорее всего, это связано с близящимися выборами в Свердловскую областную думу. Нынче в список кандидатов от этой партии вошли более десятка чиновников администрации Екатеринбург а. «Уральский рабочий» неоднократно писал о том, что нынешние выборы, пожалуй, единственные, на которых область и город перестанут конфликтовать и объединят усилия на благо народа.


Последняя и самая главная тема в «Уральском рабочем» - строительство метро в Екатеринбург е. Издание из номера в номер напоминает, что именно благодаря усилиям активистов «Единой России», губернатору Росселю и мэру Екатеринбург а Аркадию Чернецкому удалось убедить депутатов Госдумы России проголосовать за выделение дополнительных денег на развитие метрополитена в столице Свердловской области. «Подписались на метро» - это один из заголовков в «Уральском рабочем». «Единая Россия» передала 200 тысяч подписей екатеринбуржцев в Государственную Думу. Губернатор поблагодарил лидера «Единой России» Бориса Грызлова за участие и внимание к судьбе регионов и рассказал о том, как в Свердловской области реализуются национальные проекты». Цитата оттуда же.


«Вечерний Екатеринбург» ввел регулярную рубрику, посвященную приоритетным национальным проектам, и на первой полосе активно убеждает читателей в том, насколько удачно они реализуются в Екатеринбурге. Опять-таки не без поддержки партии «Единая Россия». В одной из последних статей издание с удовлетворением отмечает, что работники агропромышленной сферы перестали боятся брать большие кредиты. «А всему виной, - пишет «Вечерка», - то бишь подмогой успешная реализация в Екатеринбурге национальных проектов». Это же издание пишет о том, как председатель облизбиркома Владимир Мостовщиков выдает «желтые карточки» «Яблоку» и «Партии Жизни» за якобы преждевременную агитацию. Одновременно с этим «Областная газета» продолжает в отдельной рубрике публиковать пожелания «Единой России» от жителей Свердловской области.


Похоже на то, что обозначенные выше местные издания, ранее будучи почти неполитизированными, в предвыборный период стали попросту игнорировать любые политические партии и объединения, кроме «единороссов». В этом на страницах «Уральского коммерсанта» уверяют читателей местные лидеры «Партии Жизни» депутат Госдумы Ройзман и шансонье Александр Новиков. Мол, большинству средств массовой информации так сказать порекомендовали не упоминать до выборов, т.е. до 8 октября, никаких партий, кроме «Единой России».


Большинство газет и не пишут о политике, при этом пишут о «Единой России». Словосочетание мелькает тут и там, но без кавычек, как будто бы в прямом смысле, а не как название партии. «Областная Газета» озаглавила одну из статей цитатой президента Путина: «Нам нужна сильная единая Россия». Издание пестрит брендом «Единая Россия» не только последние три недели, а почти всегда и гораздо откровеннее, чем прочие. В допредвыборный период, как минимум, одна статья в каждом номере была посвящена национальным проектам. Об упоминании иных партий в официальном органе областных властей речи даже не идет.


Исключением, пожалуй, является еженедельное приложение к «Аргументам и Фактам», редкий номер которого обходится без фотографии и обсуждения работы депутата областной думы Георгия Перского. Также газета достаточно регулярно освещает деятельность как областной, так и городской власти. Как с позиции похвалы, так и с позиции критики. Эта же газета в одном из последних номеров отдала целую полосу кандидату в депутаты областной думы от «Партии Жизни» Евгению Ройзману. В «АИФ-Урал» встречались также упоминания о «Народной воле» и «Свободной России». Еще одну полосу «Аргументы и Факты» недавно отдали под интервью с председателем свердловского избиркома Владимиром Мостовщиковым. Интересно, что в заголовок вынесена его фраза: «Я умею держать удар».


Если же отсутствие партийной жизни, равно как и присутствие искаженной ее картины, на страницах газет кому-то кажется вовсе излишним, то на Среднем Урале до 8 октября лучше читать одну «Комсомольскую правду» – она теперь вообще устранилась от подобных тем.



Евгения Назарец: Из региональных газет пропала политическая аналитика – к такому резюме можно свести весь этот обзор. А нам в студии интересно не только, куда уехал этот цирк, но и что заняло его место. Вы согласны с теми впечатлениями, которые появились у нашего обозревателя Павла Константиновского? Сначала Светлане вопрос, потому что непосредственно газете «Аргументы и факты-Урал» там было уделено много места.



Светлана Евдокимова: Да, все правильно, совершенно согласна. По газетам совершенно справедливый обзор.



Евгения Назарец: Дмитрий, вам есть что добавить? Может быть, какие-то другие публикации за это время политические вам запомнились по какой-либо причине?



Дмитрий Полянин: Обзор полностью совпадает с данными нашего мониторинга, потому что мы отслеживаем все материалы, касающиеся не только политики, но и всех остальных сфер. И когда мы говорим о том, куда делась политика, сразу же приходит на ум, например, интернет. Хотя я, честно говоря, не покупаю почти газет, почти не смотрю телевидение информационное (его сейчас не стало в России), но даже в интернете я не вижу ярких материалов, там нет яркой аналитики. Люди там размещаются как под своими именами, так и под псевдонимами, но тем не менее почему-то нет ярких материалов.



Евгения Назарец: Светлана, все-таки в адрес вашего издания прозвучали, можно сказать, комплименты. «Аргументы и факты-Урал» - одно из немногих местных СМИ, которое дает информацию о подготовке к выборам в областной парламент и о претендентах на места в областной думе. Но все-таки, как правило, по крайней мере, раньше это все-таки напоминало размещение информации, но не политическую журналистику, не аналитику. Это сознательная редакционная политика или это веяние времени – представлять читателю самому судить? Чем это объясняется?



Светлана Евдокимова: Мы попробуем. В ближайших номерах у нас новый политический обозреватель Андрей Рябов, мы попробуем делать колонку аналитики, такую же, как делает Вячеслав Костиков в центральном «АиФе». Что я здесь хочу сказать? Что аналитику без информации делать достаточно трудно. Это должны все понимать. Информации сейчас ноль. Я уже упоминала, что пользоваться слухами, сплетнями и непроверенной информацией федеральные издания, такие, как «АиФ», «Коммерсант», просто не могут. Нам это запрещено московским руководством. Из чего нам делать аналитику, если наши чиновники молчат?



Евгения Назарец: То есть это единственный такой постулат редакционной политики, который применяется для того, чтобы определить, сколько политики будет у вас, я имею в виду «Аргументы и факты».



Светлана Евдокимова: Безусловно, если закрытая информация, анализировать нечего. То есть на каких-то домыслах основываться мы не можем, из номера в номер говорить, что чиновник такой-то нам отказался то-то прокомментировать, либо уверяет в своей дружбе с чиновником таким-то, а на самом деле мы знаем, что это не так, мы не можем. Это просто глупо.



Евгения Назарец: Дмитрий Полянин, вам кажется ли, что местные, например, региональные политические ньюс-мейкеры создают мало поводов для того, чтобы о них рассказывать, что информации практически нет? У вас тоже складывается такое впечатление?



Дмитрий Полянин: Я думаю, что есть о чем рассказывать. Другой вопрос, что действительно официально они не готовы подтверждать то, что они думают, они не готовы под диктофон журналисту рассказать, что у них на сердце, на уме и так далее. Есть сейчас как бы корпоративная ответственность вот этих публичных наших людей. В основном они сейчас объединены некими партиями, которые размывают эту личную ответственность. Никто не берет на себя ответственность за ошибки или какие-то проблемы, которые возникают в нашем обществе из-за власти. Есть некая корпоративная ответственность. И вот эта проблема отсутствия персональной, личной ответственности и убирает интерес журналиста к этим людям.



Евгения Назарец: Все-таки что касается самих ньюс-мейкеров, то есть игроков политического рынка, поскольку сегодня мы говорим о политической журналистике, некоторые из них заявляют, что именно редакционная политика большинства региональных изданий создает кривое зеркало политической жизни накануне выборов. Официально начать агитационную предвыборную кампанию в средствах массовой информации партия может после регистрации в областной избирательной комиссии. Однако далеко не все участники выборов в Свердловскую областную думу уверены, что смогут разместить свои материалы в средствах массовой информации. В ситуации разбирался екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Денис Каменщиков.



Денис Каменщиков : У начальника отдела агитационной и пропагандистской работы свердловского регионального отделения партии «Единая Россия» Дениса Селезнева много работы. Он, как и коллеги из других партий, перед началом агитационной кампании составляет планы сотрудничества со средствами массовой информации. При этом совершенно не волнуется.



Денис Селезнев: Со средствами массовой информации работаем в рамках закона, проводятся какие-то мероприятия, освещается деятельность депутатов, очень хорошие дружественные отношения практически со всеми средствами массовой информации. Я не знаю, кто бы к нам плохо относился.



Денис Каменщиков: В отличие от Дениса Селезнева, руководитель региональной ячейки партии «Яблоко» Мария Дронова точно знает, что не сможет договориться с некоторыми редакциями ни за какие деньги.



Мария Дронова: Телевидение с нами не сотрудничает вообще. По дружбе говорят: «Извините, нам, кроме «Единой России», никого нельзя показывать. СГТРК никогда «Яблоко» не показывает независимо от того, идут выборы, не идут выборы. Что касается печатных изданий, то газеты, которые не ангажированные властью, готовы сотрудничать на коммерческой основе.



Денис Каменщиков: Первым, кто уже получил предупреждение областного избиркома за неправильную агитационную работу стало свердловское региональное отделение «Союза Правых Сил». Его лидер Константин Корякин однозначен в оценке ситуации.



Константин Корякин: Это, конечно, чистой воды давление, попытка показать что ли на примере нас другим партиям, что так делать нельзя. А что делать нельзя? Нельзя критиковать партию власти. То есть критиковать партию власти сегодня приравнено к экстремизму. То есть получается, что каждая партия должна хвалить «Единую Россию» и немножко себя. И на этом фоне должна быть такая предвыборная агитация. Конечно, это давление. Как это еще иначе называть?



Денис Каменщиков: Депутат Государственной Думы, лидер свердловского отделения «Российской Партии Жизни» Евгений Ройзман предложил участникам выборов подписать меморандум о не использовании административного ресурса и равном доступе к средствам массовой информации. Предложение в первую очередь было адресовано «Единой России».



Евгений Ройзман: На самом деле, забавно посмотреть. Здесь «Единая Россия» попадает в очень сложную ситуацию. Если они все будут делать честно, то им надо, конечно, подписывать этот меморандум. Но если они его подпишут, то нужно отказываться от административного ресурса. А у «Единой России», кроме административного ресурса, я просто не понимаю, что у них еще есть вообще.



Денис Каменщиков: Депутат Ройзман уверен в существовании неофициального списка партий, с которыми средствам массовой информации негласно запрещено сотрудничать на предстоящих выборах в Свердловскую областную думу. Первый секретарь свердловского обкома КПРФ Владимир Краснолобов о таком списке ничего не слышал.



Владимир Краснолобов: Против нас пока никаких телодвижений от кого либо серьезно замечено не было. На коммерческой основе готовы все сотрудничать. Но я не уверен, что будет сотрудничать областное телевидение. А по всем другим каналам, которые существуют у нас сегодня в Свердловской области, пока нет отказных материалов.



Денис Каменщиков: Координатор свердловского областного отделения ЛДПР Владимир Таскаев верит, что такой неофициальный список СМИ может существовать. Но убежден, что любого редактора или журналиста можно уговорить сотрудничать с партией.



Владимир Таскаев: Сказать, что мы попали в этот список, я не могу. Но чтобы нам открывали двери и везде приглашали, и давали возможности – такого я не вижу. Но, настойчиво постучав, настойчиво потребовав исполнения закона, средства массовой информации все-таки выполняют, все-таки они нас боятся, что мы можем повлиять на их дальнейшую деятельность, если они нарушают закон. То есть я за то, чтобы закон не нарушало ни одно средство массовой информации.



Денис Каменщиков: В региональной ячейке «Единой России» в существование такого списка не верят. Начальник отдела агитационной и пропагандистской работы Денис Селезнев был краток.



Денис Селезнев: Да это глупости! Как можно тебе приказать, кого-то не пускать? Редактор тебе может приказать по своим каким-то внутренним убеждениям.



Денис Каменщиков: Свердловская область хоть и считается очень развитым в плане медиа регионом, но у партий-участников предвыборной кампании выбор СМИ в общем-то невелик. Их может интересовать размещение материалов на СГТРК – Свердловской Государственной Телерадиокомпанией и Областном телевидении, которые традиционно поддерживают областные власти. «Студии 41», политическую рекламу, в эфире которой представить крайне сложно – они сотрудничают с далеким от всякой политики телеканалом «Домашний». И на телекомпании «4 канал» – единственной из всех перечисленных, имеющей репутацию независимой.


Газет тоже немного – «Областная» – официальный орган губернатора и правительства Свердловской области, «Уральский рабочий» и «Вечерний Екатеринбург», лояльные к городским властям и больше пишущие на городские темы. Есть еще региональные вкладки в «Аргументы и Факты» и «Московский Комсомолец». «Комсомольскую правду» можно не считать – у нее политические темы уже давно вынесены за скобки.



Евгения Назарец: Спасибо Денису Каменщикову за столь подробный обзор мнений на тему существования либо несуществования тайного «черного списка» партий, о которых нельзя упоминать в СМИ. Кстати, здесь я должна добавить, что сегодня в студии ожидался еще один участник беседы – представитель «Областной газеты» - официального органа областных властей, но мы получили отказ со ссылкой на занятость. Но это абсолютно не означает, что те гости, которые у нас сегодня пришли в студию, заняты меньше. Может быть, это означает, что у «Областной газеты» есть какие-то другие поводы не придти к нам в студию.


Итак, вы верите в существование, в саму возможность создания вот такого «черного списка» партий, которых лучше не пускать в СМИ, даже за деньги? Светлана вы как журналист?



Светлана Евдокимова: Да, думаю, что такого «черного списка», конечно, ни один чиновник, ни губернатор, ни руководитель администрации губернатора не делали. Возможно, сами редактора газет делают для себя правильные выводы, грубо говоря, «Областной газеты», «Уральского рабочего», и их можно понять. Не надо кусать руку, тебя кормящую. Тут я в принципе понимаю их. Списка, думаю, нет.



Евгения Назарец: Дмитрий, как вам кажется, кто подговорил газеты так себя вести по отношению к партиям и избирателям? Я нарочно так говорю, шутя.



Дмитрий Полянин: Давайте посмотрим просто статистику. Из всех средств массовой информации Свердловской области государственными и муниципальными у нас являются не более 15%. Все остальные – частные. Кому они принадлежат? Основная часть этих СМИ принадлежит либо каким-то политическим, либо финансовым группировкам, связанным с властью. Отсюда делайте следующий вывод: кто назначает главного редактора? Если главного редактора назначает кто-то из партийных функционеров, или его назначение с этим связано, естественно, он будет проводить ту политику, которая дает ему работу. Естественно, он будет подбирать себе соответствующий коллектив, который будет понимать своего главного редактора и не делать того, что не нужно делать.


Вообще, когда мы говорим о «Единой России», об это ситуации, которая сейчас складывается, надо вспомнить марксизм-ленинизм, там же говорится хорошо и правильно: власть не дают – ее берут. И «Единая Россия» сейчас откровенно берет власть. И если у нас все остальные «карлики» не в состоянии противостоять «Единой России», тогда о чем мы говорим?



Евгения Назарец: Вам, уважаемые слушатели, мы задаем такой вопрос: верите ли вы, что городские, областные средства массовой информации могут сами решать, о чем им рассказывать и как? То есть могут ли региональные СМИ быть независимыми?


Я анонсировала, что мы будем говорить о перспективах политической журналистики. Сейчас часть журналистов говорит, что перспектив у политической журналистики нет, потому что «Единая Россия». Согласны ли вы с такой постановкой вопроса, что во всем виновата «Единая Россия»? О перспективах чуть позже, есть они или нет.



Светлана Евдокимова: Нет, абсолютно не согласна. Я считаю, что лидеры наших партий просто этим оправдываются. Да, какой-то, конечно, административный ресурс использует «Единая Россия», это безусловно. Но я считаю, что коль уж вы пошли в политику, коль вы нашли деньги для этого, то давайте, дорогие господа, будем бороться. Потому что вот так пенять на то, что нас зажимают – это, грубо говоря, не политическая борьба, это даже смешно.



Евгения Назарец: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Во-первых, в независимость на местах я не верю. Но я хотел сказать немножко о другом. Недавно появилась такая газета «Аргументы и время». «Аргументы и факты», по-моему, даже хотели судебное дело начать. Тем не менее, знаете, я эту газету почитал, одно хорошее дело она сделала. Обратите внимание, сегодня «Аргументы и факты» открывают новую рубрику, причем весьма полезную. Так что, может быть, я когда-нибудь «Аргументы и факты» буду читать. Вообще-то, вам есть куда еще расти. «Новое время» есть, «Коммерсант», «Новая газета».



Евгения Назарец: Светлана, похоже, этот звонок требует вашего резюме. Во-первых, конечно, о том, что наш слушатель не верит в то, что местные СМИ могут сами определять свою редакционную политику.



Светлана Евдокимова: Да, пожалуй, я прокомментирую только это, потому что «Коммерсант», Новое время» - это все совершенно другая направленность газет. Там четкое есть позиционирование. Просто скажу читателю, что «Коммерсант» - это газета для бизнеса, «Аргументы и факты» - это политико-социальная газета, она для народа. Совершенно разные аудитории. Я в ангажированность вообще не верю. Как можно, грубо говоря, на меня как на редактора «Аргументов и фактов-Урал» давить, кроме моего московского руководства? Никто абсолютно. Я не подчиняюсь ни губернатору, ни мэру города. Они ничего по большому счету не могут со мной сделать. Даже уважаемый Союз журналистов ничего не может со мной сделать. У меня есть четкая позиция, что я должна освещать две точки зрения и любой конфликт должна освещать нейтрально, чем мы и занимаемся, Если вдруг у меня будут какие-то перегибы, могу сказать честно всем нашим слушателям, меня уволят. Вот и все. За этим следит Москва. Никакой другой позиции у меня нет. Я могу сказать, что такое же положение у газеты «Коммерсант». Никакой другой позиции у нас не может быть.



Евгения Назарец: Дмитрию Полянину прежде вопрос задам. Как вы полагаете, какие поводы бывают у средств массовой информации отказывать кому-то в публикации чего-то? Я имею в виду политика. Связано ли это с чистой воды несамостоятельностью?



Дмитрий Полянин: Тут два есть момента. Первый связан с тем, что сами политики, обращались ли они в средства массовой информации, или они просто пришли…



Евгения Назарец: То есть так выгоднее оправдываться.



Дмитрий Полянин: Конечно. Они просто оправдываются.



Светлана Евдокимова: Кстати, это очень хорошее замечание. Хочу перебить, к нам, допустим, редко кто обращается. Мы уже звоним и говорим, что у вас вот с 9 сентября будет возможность на равных долях размещаться. Будете ли вы? Так о чем это говорит? А политики у нас жалуются.



Евгения Назарец: Может быть, и журналисты, те, кто раньше в прежние времена занимался политическими темами, сегодня просто в силу того, что к ним предъявляются больше требований, тоже вот этим зажимом оправдывают свою неспособность выдавать качественный продукт? Как вы полагаете? Может быть, на самом деле, аналитиков и не было особо?



Светлана Евдокимова: Вот это у нас Дмитрий специалист.



Дмитрий Полянин: Вообще, аналитики всегда есть. Другой вопрос – есть ли для них среда существования, то есть могут ли они где-то свои анализы донести до аудитории. Я начал говорить о том, что первая сторона вопроса отсутствия политики – это сами политики. А вторая сторона вопроса, конечно, - журналисты. По крайней мере, в последнее время последние пять лет в Союз журналистов нет ни одного обращения от журналистов, где бы они мотивировали свое обращение отказом в предоставлении информации властными структурами или политиками. Речь идет о том, что сами журналисты тоже не очень умеют работать с информацией, не умеют добывать официальную даже информацию. Потому что есть закон у нас, который вполне нас гарантирует. И любая открытая не государственная тайна, не какая-то коммерческая или служебная тайна, адвокатская или врачебная, журналист вправе получить ответ на свой запрос. Но мы не имели ни одного обращения к нам по этому поводу.



Евгения Назарец: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Я слушаю вас внимательно, по-моему, вы ломитесь в открытые двери. Ведь всегда испокон века так было, что покуда не создастся критическая масса какая-то в обществе, ничего не тронется. Так что тут, как говорится, надо ждать, больше ничего. И проводить кропотливую незаметную, неблагодарную работу среди нашего «гражданского общества» в кавычках. И еще вопрос: Екатеринбург , Екатеринбург , и вдруг Свердловск. Что в городе существует другой город под названием Свердловск?



Евгения Назарец: Это административные такие странности. Так же точно, как есть город Санкт-Петербург и Ленинградская область, так же есть город Екатеринбург и Свердловская область. Поскольку Союз журналистов областной, потому он и свердловский. А в качестве совета, наверное, стоит принять то, что сказал наш слушатель. Только ждать или не ждать, как это время проводить – вот это уже, конечно, выбор каждого журналиста.


Зачитаю несколько сообщений с пейджера. «Все СМИ давно куплены. Прежде чем кого-то пригласить кого-то на передачу, они просчитывают последствия, закроют их потом или нет», - Владимир, Москва.


«Верю, что такой список есть. Вспомните хотя бы «перестройку», когда разрешили критиковать власть – ее начали критиковать», - Вера.


«Простите, вы что-то сказали о других партиях? А разве у нас есть другие партии, кроме «Единой России»? Где-то там на донышке ЛДПР. Даже КПРФ приказывает долго жить», - это Майоровы из Москвы.


Вот такие мнения приходят к нам на пейджер, они несколько разнятся с тем, что произносится вслух. И тем не менее, есть ли у наших гостей какие-то резюме по поводу услышанного?



Светлана Евдокимова: Я только могу повториться, что я считаю, что дело здесь не только в том, что зажимают другие партии. Я считаю, что партии ЛДПР, КПРФ, «Родина» просто менее активны, и все. Я считаю, что есть возможность побороться.



Евгения Назарец: Тогда о законах, которые помогают либо мешают журналистам реализовывать их стремление к добыче информации, к тому, чтобы публиковаться на разные темы, в том числе на политические. Как вы полагаете, сейчас часто говорят, что журналистскую работу очень сильно осложнят выход законов об изменении в закон «Об экстремизме», закон «О персональных данных», избирательное законодательство только и делает, что палки в колеса вставляет, еще несколько изменений прочат в разные законы, которые опять таки больше всего на свой счет относят средства массовой информации? Как вы полагаете, насколько это существенно сказывается на деятельности журналистов?



Дмитрий Полянин: Во-первых, есть журналистская Конституция, это закон «О средствах массовой информации». Закон «О средствах массовой информации» в России один из самых либеральных в мире. Поэтому если говорить вообще о степени либеральности этого законодательства, то оно у нас соответствует самым высоким демократическим стандартам. Если мы говорим о том, что сейчас этот закон потихонечку начинают править и пытаются различными мелкими поправками в других законах каким-то образом сузить степень свободы журналистов, то журналистское сообщество, конечно, выступает против этого. Закон «Об экстремизме» очень серьезно наносит удар по журналистике в период избирательных кампаний. Там есть масса моментов, ограничивающих журналиста. Закон «О персональных данных» делает некоторые моменты абсурдными при работе журналистов, хотя есть там ссылка на то, что журналист как бы выведен из закона «О персональных данных». Но тем не менее, когда речь идет именно о политике, о бизнесе, закон «О персональных данных» может очень серьезно помешать журналисту. Мы об этом говорим. К сожалению, пока в этом году нас не слышат. Хотя были предыдущие поправки, которые удалось остановить журналистскому сообществу. Когда журналистское сообщество, когда Союз журналистов, «Медиа-Союз», другие организации выступили вместе. Я говорю о террористических поправках. Сейчас я думаю, что эти законы в той части, в которой они мешают СМИ, просто не будут применяться.



Евгения Назарец: Светлана, вам приходится проводить «экспертизу» материалов, которые предназначены для публикации, на предмет соответствия или несоответствия новым требованиям этих законов? Насколько это сложно? Насколько это осложняет работу журналиста?



Светлана Евдокимова: Я полностью с Дмитрием согласна. Новые законы, конечно, очень осложнят нашу жизнь. Но в них все-таки есть логика. Наши именно российские газеты (в свое время кто-то сказал, что нам дали столько демократии, что мы не знаем, что с ней делать) иногда выдают такие статьи, настолько оголяются чиновники и руководители, просто пошло оголяются. Я считаю, что все-таки этот закон (переборщили, как всегда, депутаты Государственной Думы, у нас либо много демократии, либо совсем убирают ) нужен, только его надо корректировать. Потому что сообщать о том, что Петр Петрович пошел, допустим, в туалет надо все-таки в разумных пределах. Поэтому мы и сейчас, конечно, смотрим все материалы, чтобы это не пахло «желтизной» и не было бы пошлостью. С этой точки зрения, «АиФ» и сейчас смотрит материалы.



Евгения Назарец: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Борис Васильевич. Спасибо, конечно, Радио Свобода, «Эху Москвы». Это две радиостанции, которые более-менее дают оперативно быструю информацию. Сейчас слово девальвировали. «На газетной простыне, как писал в свое время Саша Черный, все найдут свое вполне». Поскольку наше государство, будучи социальным, дало социальную перспективу развития мира, и на 70-80% американское государство социальное, Европа социальная. Мы же сейчас находимся в условиях звериного капитала.



Евгения Назарец: А что, Борис Васильевич, по поводу темы нашего разговора?



Слушатель: Я хочу сказать, что девальвировалось слово. Основная масса людей даже не способна приобрести эти газеты. Мы же выписывали по 7-8 газет в советское время. Сейчас мы практически не читаем, потому что, каждый день впиваясь в строчки, мы глупеем. Вот в чем вопрос. И не отражают газеты будни простого человека.



Евгения Назарец: Я вижу, ваш звонок пришелся по душе нашей гостье Светлане Евдокимовой. Вы согласны полностью с тем, что сказано?



Светлана Евдокимова: Я полностью согласна. Я согласна, что газеты дороги стали, надо с этим что-то делать. Я бы с удовольствием поговорила на тему о том, сколько у нас в среднем зарабатывают люди, я бы доложила нашим чиновникам, что вовсе не 12-22 тысячи, а люди в среднем зарабатывают 8-12 тысяч. Откуда берутся цифры 10-22 тысячи, мне совершенно непонятно. Конечно, с такими зарплатами тяжело покупать газеты.


Со вторым замечанием о том, что мы очень много внимания уделяем места политике, чиновникам, но о простом человеке фактически забыли. А у нас есть специальная рубрика «Профессия». Мы стараемся простого человека, работягу вывести тоже на страницы газеты. Это полезно.


Еще одно замечание. Ведь посмотрите, с периода рынка сколько человек у нас работает не вещевых рынках! Ни одна газета никогда не уделяет внимания жизни вот этого «челночника». О них либо плохо, либо никак.



Евгения Назарец: Мертвые души.



Светлана Евдокимова: А ведь считайте, практически вся страна торгует. И мы как будто бы не видим этих людей. Про них вообще ничего не пишем.



Евгения Назарец: Сегодня тема нашего разговора – политическая журналистика.



Светлана Евдокимова: Я просто прокомментировала, совершенно было правильное выступление.



Евгения Назарец: Политика и социальная бывает. Я хотела как раз вас поддержать в вашем лирическом отступлении на тему «челночников». Я хочу поговорить о том, что было раньше на Урале с политической журналистикой, чтобы понять, что происходит сейчас, это важно. Раньше Урал был источником если не политических журналистов, то хотя бы грамотных пиарщиков, которые в том числе могли, когда это было востребовано, публиковаться в средствах массовой информации, и были востребованы по всей стране. То есть такая фабрика политически грамотных писак была или репортеров, или кого угодно – просто бойких на перо людей. Сейчас они стали не востребованы. Раньше на каких темах они взращивались в регионах? В частности, в Свердловской области? Давайте вспомним. Самое, что памятно мне, это совершенно непригодная для Радио Свобода тема, но благодатная для местных журналистов, - это конфликт мэра с губернатором.



Светлана Евдокимова: Да, конечно. Совершенно с вами согласна. Именно на этой теме взращивались журналисты политические.



Евгения Назарец: Неужели это настолько было интересно тем, кто читает газеты? Ведь люди покупают газеты для того, чтобы…



Светлана Евдокимова: А почему нет? Вы вспомните хотя бы статьи, какие там были.



Евгения Назарец: Все равно никто не понимал, кто виноват в том, что дороги плохие в результате.



Светлана Евдокимова: Дело не в этом. Там же масса компромата вываливалась на читателя, который читали все с удовольствием. Какую виллу себе купил губернатор, а какую – мэр? А чиновник такой-то в ботинках по такой-то цене прошел по колхозу такому-то. Там же вообще просто песня была! Поэтому там много было интересной информации, люди с удовольствием читали. Как бы драйв был.



Евгения Назарец: А теперь сознательно кто-то выбил эту почву у политических журналистов?



Светлана Евдокимова: Да нет, дело не в этом. Просто другие времена – другие нравы. Вот даже у нас сейчас материал выходит, как депутаты съездили в отпуск. Его надо почитать, там есть масса таких особенностей, сколько что стоит. Но вот по большому счету, что депутат поехал в пятизвездочную гостиницу в Испанию, кого этим удивишь? Сейчас никого особо этим не удивишь. Кого удивишь, что там дорогая свадьба недавно прошла? Тоже никого не удивишь. Сейчас просто уже люди к этому привыкли.



Евгения Назарец: Дмитрий, вам как взгляд в прошлое, о чем он говорит? Насколько зрелой была политическая журналистика, и была ли это политическая журналистика? Был ли мальчик, есть ли потеря?



Дмитрий Полянин: Я вообще не склонен смешивать два жанра – пиар и журналистику, поскольку то, что было раньше в этой войне губернатора и мэра и во всех остальных политических баталиях, это все-таки было больше пиар, чем журналистика. И даже когда мы сейчас прочитаем о том, что депутат съездил в пятизвездный отель в Испанию, это больше в этом журналистики, чем в каком-либо любом пиаре, когда просто вытаскиваются откровенно «желтые темы». Но если бы журналист пошел дальше по этому пятизвезднику и, например, попросил у депутата открытую информацию о его доходах, если бы он потом попросил информацию налоговых служб и так далее, то это уже начинается журналистское расследование.


Мы понимаем, что журналистское расследование требует большего труда, и соответственно журналист больше тратит энергии, времени. Но тогда и гонорар у него должен расти. К сожалению, пока у нас связь между трудом журналиста, количеством времени, энергии, которую он затрачивает на материал, никак не связаны с гонораром. Поэтому гораздо проще, скажем, сделать какой-то репортаж, вынести какую-то первичную информацию, но не идти дальше. И в этом есть проблема в самом журналистском цехе. Потому что все-таки работодатели сейчас склонны к снижению себестоимости и соответственно экономии на заработной плате журналистов.



Евгения Назарец: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Александр Васильевич из Ленинградской области. Я могу сказать, что согласен с вашей гостьей Светланой относительно того, что местные власти мало чем могут влиять на средства массовой информации центральные. То есть вся политика средств массовой информации определяется учредителями. Если учредители определили им какую-то политику, то они эту политику проводят. Но у них на местном уровне есть все-таки возможность воздействовать. Вот, например, есть такое средство массовой информации как телевидение. Оно, бывает, ретранслируется через какие-то точки. Вот, например, у нас есть в Гатчинском районе Ленинградской области телекомпания «Викинг», которая ретранслирует «Мир». Так вот, им даются определенные часы для того, чтобы они могли свое что-то выдавать. Мне дали, например, два раза слово. После того, как первый раз дали слово, им отрубили свет. Это элементарно. Берется свет, вода, и здесь уже воздействие на средства массовой информации. После второго выступления моего я не знаю, что с ними было. Но мне сказали, что больше обо мне даже разговора нет. Только такое воздействие здесь может быть.



Евгения Назарец: Понятно, Александр Васильевич, вы считаете, что давление на средства массовой информации возможно экономическими методами. А у меня вопрос к гостям, а возможно ли такое, можете ли вы себе это представить, или себя в подобной ситуации, что некий чиновник, политик, который достаточно влиятелен, в том числе экономически, зовет вас к себе в кабинет и говорит: «Ну, ты понимаешь, о чем я говорю…» То есть лучше бы писать вот так, а не так. И в этом случае это не звучит как прямая директива, он вам не начальник, но тем не менее… Вот в таком тоне разговор возможен? Светлана, как вы полагаете?



Светлана Евдокимова: Все, кто меня знает в Свердловской области, скажет, что невозможно с этой договориться.



Евгения Назарец: Это от личности зависит.



Светлана Евдокимова: Нет, это не от личности зависит. Вот в Свердловской области, к чести наших чиновников, хочу сказать, что такого не было ни разу. У меня не было ни разу, у моих политобозревателей не было ни разу, чтобы мне говорили: «Ты понимаешь, подруга, это не надо писать». Никогда. Ни мэр, ни губернатор. Но хочу рассказать про Башктортостан. Думаю, нашим слушателям будет это очень интересно. В Башктортостане тоже есть приложение «АиФ-Башктортостан». Так вот там доходит до того, что президент республики снимает редакторов. Просто звонит в Москву и говорит: «Надо снять редактора вкладки местной, потому что неправильно они осветили мою деятельность». Тут еще какой момент? Все зависит от власти, которая на месте. Надо сказать, что конфликт мэр – губернатор – дело одно, но наши-то все-таки демократы в Свердловской области. Это факт. Я считаю, это факт.



Евгения Назарец: Я тоже, как и Светлана, никогда не сталкивалась с проявлениями прямого либо косвенного давления со стороны чиновников либо политиков. Может быть, повезло. Дмитрий Полянин как председатель Союза журналистов, а подобные жалобы или обращения в союз есть?



Дмитрий Полянин: У нас есть обращения, которые связаны прежде всего с работой муниципальных органов власти. Я не имею в виду Екатеринбург . Это города области, где, к сожалению, есть многочисленные факты давления учредителей (а учредителями, как правило, выступают муниципалитеты) по отношению к своим газетам. Таких фактов достаточно много.



Евгения Назарец: То есть, видимо, чем больше город, чем больше в нем цивилизации, политической культуры, тем это все реже.


У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Я беспокою вас из Пензенской области, город Сердобск. Регион весьма и весьма своеобразный. Тут прессы я, честно говоря, не вижу. Одну оппозиционную часть можно увидеть на автовокзале, где продают газеты коммунистические с рук. Не более. Тему вы подняли весьма любопытную. Очень любопытно рассуждение ваших гостей о том, что у нас самый демократичный закон «О средствах массовой информации». А на чем это утверждение основывается? Насколько может быть реализован этот закон в стране, где правит бюрократия?



Светлана Евдокимова: На знании закона.



Дмитрий Полянин: Во-первых, на знании закона, действительно. Во-вторых, есть масса экспертных оценок, в том числе Совета Европы и Евросоюза, которые говорят о том, что их законы гораздо жестче.



Светлана Евдокимова: Я бы еще добавила, бюрократия и закон о СМИ – совершенно разные вещи. Слушатель должен это понимать. Бюрократы наши, которым мы носим взятки, с ними нам надо как-то бороться, в первую очередь, призываю их не давать. А что касается закона о СМИ, то тут пока еще, Слава Богу, во всяком случае в Свердловской области, в Москве все в порядке. Есть отдельные республики, где есть перегибы. Но пока в целом по стране у нас еще не сказать, чтобы загубили демократию на корню.



Евгения Назарец: По всему ходу нашего сегодняшнего разговора получается так, что если в СМИ и присутствует не вполне объективное, не вполне сбалансированное отражение политических тем и политической жизни, и жизни в политике, то в этом виноваты отчасти политики, которые не дают информации и не создают информационные поводы, но в большей степени сами журналисты, которые включают по каким-то причинам самоцензуру. Откуда самоцензура?



Дмитрий Полянин: Самоцензура – это страх потерять работу, страх потерять хорошее место. Чаще всего с этим связано. Но я вообще связываю свободу, которая есть, все-таки с развитием технологий. Цифровые технологии не дадут закрыть поле свободы.



Светлана Евдокимова: Я могу только полностью присоединиться. На самом деле, это так.



Евгения Назарец: Спасибо.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG