Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Объединительная лихорадка


Михаил Соколов: Вместе со мной в Московской студии Радио Свобода – депутат Государственной Думы России, один из лидеров Республиканской партии России Владимир Рыжков.


Давайте начнем с августовских политических разных перетасовок, Владимир Александрович. Газеты вот пишут о намерении Российской партии жизни объединиться не только с «Родиной», но и с Народной партией, и с Партией пенсионеров. Что это за объединительная лихорадка обуяла массы политиков?




Владимир Рыжков

Владимир Рыжков: Все партии, о которых сейчас идет речь, они либо напрямую создавались в свое время администрацией президента, либо были поставлены под контроль администрации президента.


Я хочу напомнить, что Партия пенсионеров, за которую, будучи обманутыми, голосуют миллионы людей на федеральных и на региональных выборах, была поставлена под контроль администрации президента перед выборами 2003 года. И если кто помнит те выборы, то Партия пенсионеров вела свою пропаганду и агитацию, главным образом направленную против КПРФ, что имело свой результат – КПРФ получила не столько голосов, на сколько рассчитывала.


Партия жизни возглавляется ближайшим соратником Владимира Путина – Сергеем Мироновым, главой Совета Федерации, его земляком, кстати, из Петербурга. Он возглавляет, наверное, самый лояльный орган во всем Российском государстве под названием «Совет Федерации», где...



Михаил Соколов: Ну, Дума тоже лояльная.



Владимир Рыжков: Совет Федерации более лоялен. Я боюсь ошибиться, но мне кажется, что он один и еще пара членов Совета Федерации входят в Партию жизни.



Михаил Соколов: Они говорят, что 17 человек.



Владимир Рыжков: Ну, может быть. Но подавляющее большинство, в любом случае, - более 170 членов Совета Федерации, подавляющее большинство состоит в партии «Единая Россия». И понятно, что Сергей Миронов не является не то что оппозицией, а напротив, он один из самых горячих сторонников действующего президента. Так что Партия жизни – это тоже кремлевский проект.


Что там еще? «Родина»...



Михаил Соколов: Обновленная «Родина».



Владимир Рыжков: Точнее, то, что от нее сегодня осталось после фактического смещения с руководящих постов двух реальных лидеров той «Родины», за которую голосовали люди три года назад, то есть Дмитрия Рогозина и Сергея Глазьева. Первое, что заявил лидер «Родины» Александр Бабаков, новый лидер, что его главная задача – восстановить отношения с администрацией президента. Он это сделал буквально в те дни, когда избирался лидером.



Михаил Соколов: Но ведь получилось!



Владимир Рыжков: Да, получилось.


Поэтому все эти три партии, они являются кремлевскими, все они ориентированы на администрацию президента, поэтому ничего удивительного в том, что им дали команду, а они ее выполняют, нет.


Замысел Кремля, как мне кажется, таков. Кремль хочет искусственно сформировать двухпартийную систему, где правый центр будет занимать «Единая Россия», а левый центр будет занимать вот эта новая... Как бы ее назвать?.. «Партия жизни и пенсионеров из «Родины», может быть, так ее можно назвать. Вот эта новая партия должна занять...



Михаил Соколов: Но если народная будет партия, то будет «Народная партия пенсионеров жизни».



Владимир Рыжков: «Народно-пенсионная «Родина» жизни» - так ее можно будет назвать. Это все кремлевские проекты, которые сейчас сливаются в один большой проект.


Конечно, возникает вопрос: будут ли люди за это голосовать? Я не исключаю, что они преодолеют 7-процентный барьер в силу того, что, как ни в одной другой сегодня стране, российское общественное мнение манипулируется. Фактически у нас создана такая матрица (все, наверное, смотрели фильм «Матрица»), когда все российское население подключено к «ящику» телевизионному...



Михаил Соколов: Двумя каналами.



Владимир Рыжков: Да, двумя каналами. То есть левое и правое полушария зомбируются каждый день. И, естественно, что если будет достаточно талантливая PR -кампания, прославляющая вот эту «Партию пенсионной жизни из «Родины», то вполне возможно, что в условиях полной монополии на телевидение Кремль добьется своего. И «Единая Россия» кремлевская будет дополнена вот этой фракцией «Родины» жизни». Заодно, видимо, решается задача дальнейшего ослабления КПРФ, потому что пытаются захватить часть электората Компартии Российской Федерации. И может быть, даже пострадает и Жириновский с его партией. Потому что делается одновременно попытка захватить и какую-то часть патриотического избирателя.


Так что это кремлевские манипуляции. Но о том, что это кремлевские манипуляции, узнают только слушатели Радио Свобода, «Эхо Москвы» и читатели нескольких либеральных газет. Потому что основная масса населения будет целенаправленно обманываться государственным телевидением. И уже рассказывают нашим гражданам о том, что это оппозиционные партии.



Михаил Соколов: Вот Миронов критиковал изменения в избирательном законодательстве, и не так давно начал критику...



Владимир Рыжков: Да, конечно, оппозиционер, который возглавляет палату, состоящую из «единороссов».



Михаил Соколов: А Партия пенсионеров сказала, что «мы отошли от таких методов борьбы, как стачки и митинги, так как понимаем, что этими методами мало чего можно достичь», сказал вождь этой партии на встрече с президентом.



Владимир Рыжков: Мы просто говорим о реалиях. А реалии таковы, что это кремлевские проекты. И мы говорим о том, как это будет подаваться в общество и как это будет восприниматься обществом. А общество наше обманывается каждый день. И очень вероятно, что и в данном случае оно будет обмануто и пойдет за этим обманом. И какие-то миллионы людей вполне могут проголосовать за вот такую, с позволения сказать, левоцентристскую оппозицию, созданную, собственно говоря, самим президентом и его администрацией. Причем интересно, как это все подается, когда лично президент принимает лидеров этих оппозиционных партий, после чего они выходят и говорят, что «мы приняли решение объединяться с другими оппозиционными партиями». То есть, в общем-то, делается все довольно откровенно. И нам только остается наблюдать, что с этим будет дальше.



Михаил Соколов: Владимир Александрович, а вот интересны все-таки результаты опроса. Вот ВЦИОМ (тот, который ближе к власти), он провел опрос по поводу этого нового партийного объединения: 3 процента выражают твердую готовность проголосовать на выборах за него уже; 17 процентов не исключают для себя такую возможность в принципе. То есть это на самом деле такой приличный потенциал...



Владимир Рыжков: Приличный потенциал. К тому же, я хочу заметить, что проект ведь еще не создан. Сейчас идут только подготовительные работы. И так как Россия, может быть, не является лидером в производстве автомобилей и не является лидером в производстве холодильников, но Россия точно является лидером в области манипулирования общественным сознанием и политических технологий. И нет никаких сомнений в том, что этот проект будет финансово обеспечен, что ему будет открыта зеленая дорога на телевидение, и будут придуманы ролики антиолигархические, социальные...



Михаил Соколов: Но они министров критикуют, членов правительства...



Владимир Рыжков: Они министров критикуют, глядишь, даже Зурабова загрызут и снимут. И два-три таких хода – и эта партия действительно может получить довольно значительный процент. Я еще раз повторяю, в условиях, когда информация в стране монополизирована, и в условиях, когда общество массово и ежедневно манипулируется, практически можно раскрутить любой проект, а тем более такой, в который вовлечены такие серьезные силы.



Михаил Соколов: Владимир Александрович, но я все-таки хочу понять одну такую вещь. Понятно, что это кремлевский проект. Понятно, что он пытается занять некую нишу между коммунистами и партией власти. Но не очень понятно, почему именно сейчас.


Вот смотрите, Владислав Сурков выступал перед деятелями Партии жизни еще весной. Сегодня им разрешили вывесить эту стенограмму на сайте « rpvita.ru». Довольно интересно. Если кто интересуется политикой, может почитать откровения одного из главных манипуляторов российских – господина Суркова, заместителя главы администрации президента. Он еще тогда сказал, что России нужна крупная политическая партия.


Вот что, «Единая Россия» не справляется? «Единая Россия», получается, как манипулятивный проект, теряет свои возможности, дискредитирует себя? Вот сегодня они, например, заявили о том, что они присоединят к себе такую Российскую объединенную промышленную партию, о которой вообще не слышно было, кроме одних выборов где-то в Адыгее. И даже ее лидер будет включен в руководство - есть такой депутат Елена Панина, она будет выступать на их съезде теперь по вопросам промышленности. Хотя мне кажется, что раньше она заведовала Дворянским собранием. Вот что с «Единой Россией» происходит-то?



Владимир Рыжков: Я посмотрел итоги выборов, которые были в марте...



Михаил Соколов: Но они ж были со снятием «Родины», то есть не очень корректные.



Владимир Рыжков: Ну как, было все-таки восемь регионов. И я уверен, Михаил, что вы очень подробно освещали эти выборы. Статистика такая: «Единая Россия» по процентам набрала около 38 процентов в среднем по стране. И понятно, что следующая проверка – это октябрьские выборы, и тоже в восьми регионах, будут выборы по партийным спискам. В целом пока «Единая Россия» не выходит на необходимые для Кремля 50 процентов, несмотря на все манипуляции и фальсификации, снятие «Родины»... Кстати, не только «Родины». Десятки партий снимались с выборов в марте. И полагаю, что то же самое мы увидим и в октябре.


В этом смысле Кремль хочет гарантировать себе конституционное большинство в Государственной Думе, а для этого нужно иметь больше, чем одну стопроцентно лояльную фракцию. В этом смысле, предположим, если «Единая Россия» путем массового оболванивания общества и открытых фальсификаций получит на думских выборах 40 процентов, то совсем не помешает, если будет левоцентристская прокремлевская фракция, скажем, которая получит 15 процентов голосов. К тому же, всегда есть готовый к услугам Жириновский с его 10-15 процентами. И вот вам искомое конституционное большинство – более 66 процентов. Так что эта тактика вполне прагматична.


А почему сейчас? Не так много осталось времени до думских выборов. Уже в августе будущего года они будут объявлены. То есть остался ровно год. И этот год нужно потратить на выстраивание партийных структур, подготовку людей, штабов и так далее.


Кроме того, я не исключаю досрочных выборов. Если все у них будет складываться достаточно успешно со всеми этими клонами, то по новому закону о партиях к концу этого года будут ликвидированы все оппозиционные партии. И мы сейчас на своей шкуре это испытываем. Мы, Республиканская партия, ведем 15 судебных процессов по закрытию наших региональных отделений. И мы ведем федеральный суд против Федеральной регистрационной службы. Следующее заседание состоится 7 сентября. То есть идет целенаправленное удушение оппозиционных партий и укрупнение прокремлевских партий. Так что если все у них будет складываться благополучно, то нельзя исключить и досрочных парламентских выборов.



Михаил Соколов: Вот вы участвовали в конференции «Другая Россия».



Владимир Рыжков: Да.



Михаил Соколов: Выступали разные оппозиционеры. Кое-кто из либеральных критиков власти туда не пришел, скажем, Союз правых сил, да и «Яблоко» тоже было в персональном виде представлено. Ну, смотрите, те, кто на кремлевском фланге разной расцветки, они что-то делают, активно выступают. А вот люди либерально-демократические, они просто собрались один раз летом и, как я понимаю, разъехались дальше оттягиваться в отпусках. То есть получается, что одни используют время для подготовки к выборам, для пропаганды, для работы с людьми, а другие это время растрачивают впустую. Или я не прав?



Владимир Рыжков: Во-первых, Кремль играет на нашем фланге, и играет достаточно эффективно. Например, сейчас есть три партии на либеральном фланге, на демократическом фланге, которые борются за перерегистрацию по новому закону. Интересно отметить, что только одна из этих партий без всяких проблем получила от Кремля регистрацию – это «Яблоко». Причем случилось это в пятницу, накануне их съезда. То есть демонстративно администрация президента подала сигнал, что «Яблоко» в фаворе у Кремля.


И диаметрально противоположное отношение у властей к Республиканской партии, как я уже говорил. Несмотря на то, что мы еще в декабре прошлого года представили список членов партии на 64 тысячи человек, что на 15 тысяч больше, чем требует закон, мы представили около 60-ти зарегистрированных региональных отделений, то есть мы соответствуем по всем критериям новому закону, тем не менее, ни один наш документ не регистрируется, и идет 15 судов по закрытию наших региональных отделений.


И промежуточную позицию Кремль занимает по отношению к СПС. У них, как и у нас, уже несколько месяцев идет проверка, но никаких документов на руках нет. То есть идет раскол довольно циничный демократического движения.



Михаил Соколов: Разводка, как теперь называется.



Владимир Рыжков: Ну, я не люблю употреблять уголовные термины. Но можно и так сказать, разводка. Поэтому, действительно, наш фланг раздроблен.


Кстати, я считаю грубой ошибкой неучастие лидеров «Яблока» и Союза правых сил в конференции «Другая Россия». Я считаю, что она прошла успешно. И там был очень широкий круг правозащитников, очень широкий круг политической оппозиции – от левой оппозиции до либеральной оппозиции. И это была хорошая площадка для диалога. В общем, я, по крайней мере, оба дня в ней участвовал, выступал. И я даю высокую оценку этому форуму.


Тем не менее, Михаил, какая-то работа идет. Мы сейчас готовимся к выборам октябрьским. Картина выглядит на сегодняшний день так. «Яблоко», насколько мне известно, идет отдельно в Карелии своим списком. При этом мы и СПС приняли решение не участвовать в Карелии, чтобы не раскалывать голоса. СПС идет своим списком в декабре на первые выборы в Пермском крае.



Михаил Соколов: Во главе с Никитой Белых?



Владимир Рыжков: Да, во главе с Никитой Белых. Мы, «республиканцы», войдем в этот список и активно поддержим в Перми СПС. «Яблоко» там тоже не идет. «Яблоко» и СПС выдвигают общий список на базе «Яблока» в Свердловской области. Мы там не участвуем, но поддержим их список.


А «республиканцы» сегодня... кстати (вот это новость для эфира), сегодня в три часа дня Астраханская областная избирательная комиссия зарегистрировала предвыборный список Республиканской партии России в Астраханской области. Мы зарегистрированы. В этот список вошли представители Союза правых сил, и мы получили поддержку «Яблока».


То есть мы можем сказать так, что в трех регионах... «Яблоко» идет в Карелии, как единственный участник, СПС идет в Перми, как единственный участник, но при нашем участии и поддержке, Республиканская партия России зарегистрировала свой список в Астрахани, и мы там не конкурируем ни с «Яблоком», ни с СПС, и «Яблоко» вместе с СПС идут в Свердловской области, где мы их поддержим. То есть, по крайней мере, мы рассчитываем на то, что в нескольких регионах нам удастся объединить усилия и показать неплохой результат.



Михаил Соколов: Вот с пейджера мнение такое: «Наше население никто не обманывает и не зомбирует. К сожалению, оно само по себе такое – дебилизированное, темное, плохо информированное. Это масса без сознания».


Что скажете, Владимир Александрович?



Владимир Рыжков: Ну, я был бы, наверное, неисправимым оптимистом, если бы сказал, что в этом комментарии нет доли истины. Но я не стал бы абсолютизировать, скажем так, тьму и безграмотность нашего народа.


Вы знаете, те же американцы рядовые на многих наблюдателей производят такое же примерно впечатление: тупые, жующие обыватели, которые мало что понимают. Но, тем не менее, у них есть возможность смотреть теледебаты, у них есть возможность сравнивать точки зрения ведущих партий, у них есть возможность выбирать. Поэтому наши люди не хуже и не лучше, они такие же.



Михаил Соколов: Но есть же результаты опросов, что 60-70 процентов сторонников тех же самых партий, в том числе и оппозиционных, считают, что они вполне представлены на телеканалах. Вот я видел результаты опроса того же ВЦИОМа, что «все в порядке».



Владимир Рыжков: Это имеет, в том числе, ту причину, что Кремль достаточно изощренно... я не хочу называть фамилии, но либералы есть на телевидении. Только это те либералы, которые либеральному движению мало что добавляют, а наоборот, его дискредитируют. Например, Владимира Рыжкова или Гарри Каспарова вы не увидите никогда.



Михаил Соколов: А вот есть такая программа «К барьеру», туда обычно зовут либеральных представителей, чтобы их слегка потоптать. Но не всегда удается, кстати.



Владимир Рыжков: Да. И если вы заметили, зовут далеко не всех.



Михаил Соколов: Не всех, согласен. Есть «черные» списки.



Владимир Рыжков: И как раз те, кто представляет, с точки зрения Кремля, наибольшую опасность, не появляются никогда и нигде. Поэтому, наверное, у населения может создаться впечатление, что всех показывают. Но это не так.


Кроме того, я внимательно следил за событиями, как и вы, Михаил, когда закрывали, скажем, программы Светланы Сорокиной или Савика Шустера, и Кремль обосновывал это тем, что у них низкие рейтинги. Но это была неправда. На самом деле, когда были политические дебаты настоящие в прямом эфире и политические ток-шоу, у них были очень высокие рейтинги. И это говорит о том, что наше население вполне интересовалось политикой и вполне с удовольствием пыталось разобраться в разных точках зрения. Вот это отупление и оскотинивание нашего населения производится осознанно, целенаправленно, и это политика властей.


И я не согласен с тем, что общество не открыто к дискуссиям. Оно открыто. Просто оно лишено такой возможности, и лишено совершенно осознанно, это политическое решение власти – монополизировать информацию и подавать, как в советское время, только через Гостелерадио СССР. Вот у нас сейчас возрождено Гостелерадио СССР, но с единственным дополнением, что в отличие от Гостелерадио СССР, показывают американские боевики...



Михаил Соколов: И сериалы, и юмор еще...



Владимир Рыжков: ...бандитские, ментовские сериалы. И с утра до вечера народ гогочет для того, чтобы не думать о каких-то серьезных проблемах.



Михаил Соколов: Знаете, есть еще один ход, когда используются...



Владимир Рыжков: Кстати, Михаил, это все элементы вот той матрицы, о которой я говорил. То есть матрица состоит из государственно отфильтрованных новостей про хорошего президента и про успехи России.


Второй элемент матрицы – это рассказ о том, как плохо на Западе, а особенно в Америке, в Ираке, во Франции, где все...



Михаил Соколов: Ну, войну еще можно показывать, и не чеченскую, а на Ближнем Востоке.



Владимир Рыжков: Да. Третий элемент матрицы, то, что появилось новое после советского времени, - это бесконечные сериалы, где рассказывают о том, какой ужасный и преступный мир есть. И человек сидит у себя в Барнауле, где-нибудь в «хрущевке» и думает: «Господи, а я-то еще ничего живу. Вон как в сериалах-то все ужасно».


И четвертый элемент матрицы – это бесконечная развлекуха - это «Фабрика звезд», это Петросян, это бесконечный поток хохота, юмора и так далее.


Вот четыре элемента матрицы, благодаря которым население удерживается в желеобразном, скотском состоянии.



Михаил Соколов: Я добавил бы еще использование всяких клонов. Кстати говоря, есть такая версия, что в этот раз против вас будут использованы не какие-нибудь «Свободные России» и ДПР, а может быть, даже из «Единой России» выделят специальное крыло.



Владимир Рыжков: Да, вполне возможно.



Михаил Соколов: Хлопонин, Зеленин...



Владимир Рыжков: Судя по той информации, которой я располагаю, обсуждается в Кремле новый «либеральный» проект.



Михаил Соколов: «Лояльно-либеральный».



Владимир Рыжков: Да. То есть «свой» тоже, из колбочки, что-то вроде «Партии либеральной жизни», или «Партии либеральной «Родины», или «Партии пенсионеров-либералов», что-то такое обсуждается. И учитывая, насколько бурную активность Кремль развил в последние дни в области партстроительства, мы с вами, Михаил, вполне можем ожидать в ближайшие дни какого-то сюрприза и на этом фланге.



Михаил Соколов: Ну, это будет интересно.



Владимир Рыжков: Да, это интересно. Надеюсь, что наши избиратели все-таки, несмотря на всю матрицу, сумеют отличить.



Михаил Соколов: И еще вопрос с пейджера. Владимир Александрович, вот тут Николай Ломов из Санкт-Петербурга пишет: «До чего мы любим сравнивать себя с американцами в положительном или отрицательном смысле. Сначала почитайте их конституции - Калифорнии, США, и сравните с нашими».


Вот я, честно говоря, не понял вопроса. Смысл, видимо, такой, что у них лучше. Или у нас лучше?



Владимир Рыжков: На мой взгляд, у нас отличная Конституция. То есть если посмотреть права и свободы граждан, посмотреть раздел Конституции, посвященный федерализму, то у нас великолепная Конституция.


Другое дело, что реальная жизнь и даже законодательство совершенно ей не соответствуют. Например, 13-ая статья Конституции России говорит, что граждане свободны объединяться в партии. Ну, попробуйте создать партию. Или, например, другая статья Конституции говорит, что граждане свободны собираться без оружия, мирно на митинги и демонстрации. Ну, попробуйте в Питере собраться на митинг или демонстрацию. Поколотят, помолотят и так далее. Например, закон о референдумах запрещает референдумы. Закон о митингах запрещает митинги. Закон о партиях запрещает свободное создание партий. Я уж не говорю о том, что наша Конституция провозглашает свободу слова в нашей стране, чего и близко нет.


Поэтому, как было в советское время, у нас прекрасный текст, если говорить о тексте Конституции, и законодательство, и практика жизненная, которые совершенно этому тексту не соответствуют. В этом, видимо, главное различие наше, скажем, не только с США, но и с другими демократическими странами. Там конституции более-менее соблюдаются. У нас Конституция попирается каждый день, в том числе и в бытовой жизни. Например, Конституция запрещает прописку, а по факту она есть. И так далее. Или, например, Конституция говорит, что граждане вправе выбрать альтернативную воинскую службу. Но закон об альтернативной воинской службе...



Михаил Соколов: Превращает ее в наказание.



Владимир Рыжков: ...превращает ее просто в одну из форм системы уголовного наказания. И так далее.


Поэтому Конституция у нас не хуже, чем у американцев, и я бы даже сказал, что она получше, чем у американцев. Потому что она более современная, она уже написана с учетом опыта исторического. А у них она очень древняя, архаичная, даже смешная иногда.



Михаил Соколов: Ну, ничего, Британия, она и без конституции живет...



Владимир Рыжков: Да. Но от того, что у нас такая замечательная Конституция, нам ведь не легче.



Михаил Соколов: Давайте слушателей подключим. Дмитрий из Петербурга, пожалуйста, ваш вопрос Владимиру Рыжкову. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер. У меня традиционно экономический вопрос. Вопрос относительно налога на добавленную стоимость. Как известно, этот налог стимулирует инфляцию, усугубляет пропасть между доходами самых богатых и самых бедных, стимулирует теневую экономику. Я задавал вопрос Илларионову, и он сказал четко, что в течение двух-трех лет ничего сделать нельзя и делать не будут. У Каспарова был крен в сторону политики. Левичев сказал, что нужно увеличивать...



Михаил Соколов: У вас уже целая коллекция. Понятно.


Владимир Александрович, ваше отношение к НДС? Кстати говоря, один из хороших экономистов Дворкович предлагает заменить его налогом с продаж.



Владимир Рыжков: Я не великий экономист. Боюсь, что я разочарую слушателя. Я хочу только, может быть, робким адвокатом НДС выступить. Он действует практически во всех европейских странах...



Михаил Соколов: А вот в США есть налог с продаж.



Владимир Рыжков: Да. У нас тоже был налог с продаж.



Михаил Соколов: Он никому не нравился, кстати.



Владимир Рыжков: Да, никому не нравился.


Поэтому европейцы как-то живут с НДС и пока от него не отказываются.


Но в любом случае, ваша точка зрения заслуживает, по меньшей мере, уважения и интереса. Вся проблема в том, что у нас нет сейчас диалога между различными точками зрения. Ваш голос останется голосом вопиющего в пустыне. Потому что в Думе есть монополия одной партии. Вот, например, все мы, то есть независимые, коммунисты, ЛДПР и «Родина»... точнее, обе «Родины» теперь уже, точнее, видимо, теперь будет опять одна «Родина», но это не важно, мы можем вообще не ходить на работу в Думу оставшийся год...



Михаил Соколов: А вам зарплату не будут платить.



Владимир Рыжков: ...и, тем не менее, она будет заседать. Потому что достаточно одной правящей фракции – и вся дискуссия уничтожена.


Поэтому вы можете быть за НДС, вы можете быть против НДС, но в стране нет альтернатив и в стране нет дискуссий. Поэтому, скорее всего, Андрей Николаевич Илларионов прав. Пока у власти эта группа людей (кстати, ваших земляков) и эта партия, трудно рассчитывать на какие-то перемены, в том числе и в налоговой системе.



Михаил Соколов: Владимир Александрович, вы про Думу сказали, и я не могу не задать вопрос. Вы знаете эту историю с вице-спикером Слиской?



Владимир Рыжков: С подаренными акциями?



Михаил Соколов: Да. Ей подарили пачку акций крупного завода. Одного, известно, - «Трансмаш» в Саратове, а другого... она даже не помнит какого. Но, в общем, тот, который она взяла, - это якобы для защиты от рейдеров. И вот завод стал получать заказы от МПС, кого-то она туда возит и так далее. Акции она якобы отдала в доверительное управление. В общем, вот такая история.


Владимир Александрович, скажите, а что, депутатам можно брать борзыми щенками или акциями?



Владимир Рыжков: Ну, тут надо смотреть очень внимательно законы. Я так сходу не готов ответить на ваш вопрос. Я только могу сказать, что, по-моему, в любой правовой стране это было бы однозначно квалифицировано как коррупция и уголовное преступление. И та Конвенция, которую мы ратифицировали, о борьбе с коррупцией, кстати, недавно, и Любовь Константиновна горячо выступала за ее ратификацию, мне кажется, что если ее внимательно почитать, она точно так же это будет рассматривать как уголовное преступление и коррупция.


Но опять-таки я не судья и не прокурор, чтобы выносить приговоры. Я высказываю только свою личную точку зрения. С моей точки зрения, это вопиющий случай сращивания публичной власти и частных интересов. С моей точки зрения, это одно из проявлений коррупции.



Михаил Соколов: «Партия «Единая Россия», - по сообщению «Интерфакса», - считает необходимым увеличить бюджетное финансирование некоммерческих организаций в 2,5 раза по сравнению с текущим годом (из федерального бюджета) до 1 миллиарда 250 миллионов рублей. Средства, выделенные из бюджета некоммерческим организациям, будут распределены между ними по результатам конкурса, проводимого Общественной палатой России». Как вы к этому относитесь?



Владимир Рыжков: У меня довольно сложное к этому отношение. То есть я не могу однозначно сказать, что это все замечательно. И также не могу сказать, что это отвратительно, мерзко и подлежит однозначному осуждению.



Михаил Соколов: То есть как получится по результатам...



Владимир Рыжков: Это во-первых. Во-вторых, дело в том, что мы только начинаем осваивать довольно успешный опыт многих стран, когда государственные полномочия передаются гражданам.


Например, я столкнулся с конкретным случаем. У меня в избирательном округе в Барнауле есть дом ребенка. Там порядка 130 ребятишек, а взрослый персонал – 150 человек. Вот вдумайтесь в эти цифры: на 130 детей – 150 человек персонала. Если посмотреть расходы бюджета, которые идут на содержание этого учреждения, и если этих детей просто раздать по семьям, и эти деньги выплачивать патронажным семьям, которые будут о них заботиться, то я уверен, что найдется немало семей, которые за такие хорошие деньги будут воспитывать чужих детей. То есть это пример того, как на самом деле государственные органы совершенно неэффективны, когда обществу вполне можно передавать, в том числе и общественным организациям, и так далее.


Поэтому если эти деньги, которые, кстати, уже в этом году распределяются и на будущий год планируются, если они пойдут действительно на проекты, скажем, защиты детства, защиты здоровья, защиты природы, защиты прав человека...



Михаил Соколов: Я подозреваю, что дочерним организациям «Единой России» они пойдут.



Владимир Рыжков: Я вот так заранее не могу обвинять людей в том, что у них злые намерения.



Михаил Соколов: А они не злые, они же тоже хорошее хотят...



Владимир Рыжков: Я не исключаю, что эти деньги пойдут действительно реально существующим общественным организациям, которые действительно делают хорошие дела. И мой политический опыт, и то знание жизни, какое у меня есть, показывают, что общественные организации гораздо эффективнее, чем госорганы, защищают права людей и, кстати говоря, выполняют социальные программы гораздо эффективнее, и за те же деньги они в два-три, а порой и в четыре раза делают эффективнее. Поэтому если этот миллиард будет выделен и он попадет в руки...


Я приведу пример. У меня в городе Барнауле очень много разных общественных организаций. Например, есть такая организация «Незабудка», И вы, Михаил, в общем-то, ее вспомните, потому что они в свое время на электричках ехали в Москву, когда во время монетизации льгот у детей-инвалидов отменили право бесплатного проезда. Вот как это делала эта организация.



Михаил Соколов: Да, шум был.



Владимир Рыжков: Да, шума было много. Так вот, то, что они делают для детей, несопоставимо ни с одним государственным органом. Если им дать немного денег, то отдача будет очень большая. Это дети-инвалиды с церебральным параличом. И они делают огромную работу. Это родители, и они всем сердцем этим занимаются.


Поэтому если эти деньги будут распределены прозрачно между такими организациями, толк от этого может быть очень большой. Если же эти деньги будут просто распределены между своими и разворованы, то эти дискредитирует всю идею.



Михаил Соколов: А как вам переезд Конституционного суда в Петербург стоимостью в 5 миллиардов 200 миллионов рублей? Вот цифры появились.



Владимир Рыжков: Я очень разочарован нашим Конституционным судом. Я просто очень разочарован позицией Валерия Дмитриевича Зорькина, которого я очень уважал, но, к сожалению, сейчас не так сильно уважаю, как раньше. Потому что, на мой взгляд, они просто сломались и сдались.



Михаил Соколов: 19 дач в Репино и 19 резиденций на Крестовском острове...



Владимир Рыжков: Ну, они и сейчас имеют огромные дачи в Усово. Причем была довольно темная история с получением этих земельных участков и со строительством этих коттеджей. История, кстати, не расследована журналистами, к сожалению. Я думаю, что падение Конституционного суда началось именно тогда, пять-шесть лет назад, когда судьи Конституционного суда взяли землю у Управления делами президента, и была какая-то махинация с деньгами на строительство этих коттеджей. Вот тогда все началось.


Потом вся эта история продолжилась, когда в Конституционный суд пришло несколько новых судей, по странному стечению обстоятельств, в основном из Питера, работники прокурорского плана. Это уже изменило качественный состав, профессиональный состав суда.


И окончательное падение произошло тогда, когда Конституционный суд признал конституционной отмену выборов губернаторов. Вот это была та красная черта, за которую перешел Конституционный суд, после чего я сказал, и я сейчас это не боюсь повторить, что Россия потеряла конституционное правосудие. То есть мы потеряли орган, который в состоянии мужественно встать на защиту основ конституционного строя России.


Поэтому дальше с ними можно делать все что угодно. Можно их перевозить в Петербург, можно в Тверь, можно на Урал. Тем более, я думаю, там есть большие коммерческие интересы. Ведь кто-то получит подряды на стройку, кто-то получит подряды на переезд, на оснащение и так далее. Поэтому это и большой коммерческий проект. Но, к сожалению, мы потеряли Конституционный суд как высшую конституционную инстанцию. И, в общем-то, уже не так важно, в Москве он будет или в Петербурге. Надежды на то, что при этом политическом режиме и при этом Конституционном суде граждане могут получить действенную защиту своих конституционных прав, почти уже не осталось.



Михаил Соколов: Давайте еще вопрос слушателя. Пожалуйста, Александр из Москвы. Добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Владимир и Михаил, мне кажется, что вы заблуждаетесь, придавая слишком большое внимание «Единой России». На самом деле у нас в России правит одна партия – нефтегазовая. Именно она определяет, каким быть партиям в парламенте и какой, в конце концов, должен быть президент. Вот сегодня эта «нефтегазовая партия» готовится отнюдь не к выборам в Думу, а она готовится к выборам президента. И вот здесь, мне кажется, они сыграют ту модель, о которой вы еще не говорили. А именно, вот эта партия, новый проект, конечно, не годится для президентских выборов. Необходима некоторая колоритная коллизия. Помните, Зюганов или Ельцин на смертном одре. Я думаю, что чудесное обретение своего отца в Израиле господином Жириновским выведет его и его партию, и ее специально сейчас таскают по всем средствам массовой информации, на следующих президентских выборах в любом случае – Путин это будет или его преемник.



Михаил Соколов: Вы имеете в виду спарринг-партнером?



Слушатель: Да, я думаю, что «сокол» Эйдельштейна, наконец, получит свое право сыграть большую игру.


И вот здесь, Владимир, вы заблуждаетесь, потому что для «нефтегазовой партии» отнюдь либеральная экономика не нужна. Посмотрите в Москве по наличию последних марок автомобилей и как делится нефтяная рента.



Михаил Соколов: Ну, Москва – это вообще не типичный город – город ренты, и не только нефтяной, но и земельной.


Ну, «нефтегазовая партия», она, конечно, мощная, но мне кажется, что у «нефтегазовой партии» есть еще суперпартия внутри – чекистская.


Пожалуйста, Владимир.



Владимир Рыжков: Я как раз здесь не вижу никаких противоречий между тем, что мы обсуждали, и этим очень интересным комментарием. Дело в том, что «нефтегазовая партия» - это и есть Кремль. Ведь, посмотрите, ближайшие соратники нашего президента, собственно говоря, и возглавляют эту нефтегазовую отрасль и партию. Алексей Миллер – это соратник Владимира Владимировича Путина по Питеру. Дмитрий Медведев – преемник номер один и одновременно возглавляет «Газпром». Сечин с помощью президента и администрации поглотил ЮКОС, «Юганскнефтегаз» и возглавляет совет директоров «Роснефти». То есть нет никакого даже зазора, даже иголка не пролезет между Кремлем и нефтегазовой отраслью. И даже башни Кремля по форме напоминают нефтяные вышки. И над каждой из них – флаг своей нефтяной и газовой компании. Так что здесь нет никакого противоречия. Действительно, страной правит очень небольшая группа людей, в основном из Питера. Эти же люди контролируют нефтегазовую отрасль. Действительно, вы совершенно правы, они сейчас озабочены только одним вопросом: как обеспечить свою монополию на власть после 2008 года, как усадить в трон преемника. А для этого им нужна абсолютно послушная Дума, о чем мы уже говорили.


Во всем я с вами совершенно согласен, кроме одного – Владимира Вольфовича. Я думаю, что вы ошибаетесь. Хочу напомнить вам, что Жириновский не был допущен до выборов 2004 года в силу того, что он достаточно популярен. Несмотря на то, что Путин был тогда в зените популярности.



Михаил Соколов: Можно создать из него злодея.



Владимир Рыжков: Нет, злодея из него уже создать не удастся, потому что последние шесть лет власть, наоборот, делает из него хорошего парня. И очень трудно после шести лет выпечки хорошего парня за пару месяцев сделать злодея опять.


Я, наоборот, думаю, что, скорее всего, его опять не пустят на выборы в силу того, что он слишком популярен для слишком слабых преемников. И, скорее всего, хорошие шансы стать кандидатом есть у Олега Александровича Малышкина во второй раз или кого-то другого из «соколов», но не таких популярных, как сам...



Михаил Соколов: Но пока он по рейтингам на втором месте после Медведева.



Владимир Рыжков: Да. Поэтому я и говорю, что у него большие шансы опять не участвовать в выборах.


Поэтому я думаю, что будет расчищена площадка, реально популярных лидеров оппозиции не допустят до выборов и постараются сделать что-нибудь типа «Сергей Михайлович Миронов», может быть, в таком духе что-то будет. То есть будет такая борьба хорошего с еще лучшим, а еще лучшего с наилучшим из всех возможных. А реальной борьбы, конечно, не будет.


В целом мы все должны осознать, что в России разрушены все механизмы свободного выбора партий и кандидатов. Нет этих механизмов. Единственный механизм, который остался, - это преемник. То есть никаких возможностей свободного выбора у людей уже сегодня нет.



Михаил Соколов: Роман Николаевич вам по пейджеру сообщает: «Уважаемые господа, недавние выборы в муниципальное собрание «Крылатское» показали, что если выборы не в пользу партии власти, она их просто фальсифицирует в свою пользу. И граждане ничего не могут сделать».



Владимир Рыжков: Совершенно верно. Буквально несколько месяцев назад был принят большой корпус поправок в избирательное законодательство, который открывает дорогу к самым разнузданным фальсификациям. Я напомню основные из них. Если кто забыл, то сейчас опять разрешено досрочное голосование, когда урна стоит несколько дней, никем не охраняемая, и в нее можно вбросить все что угодно. Теперь избирательным комиссиям разрешено переписывать протоколы неоднократно, чего раньше нельзя было делать.



Михаил Соколов: Хотя все равно переписывали.



Владимир Рыжков: Теперь разрешено голосование не по месту жительства, то, что активно использовалось в Донбассе, когда автобусы с шахтерами ездили из города в город и люди голосовали по несколько раз, теперь это узаконено и в России.



Михаил Соколов: Учатся.



Владимир Рыжков: Да, учатся. Все наиболее распространенные технологии фальсификаций украинские и белорусские уже введены в российское избирательное законодательство.


Я хочу напомнить, после минских выборов, когда были выборы президента Белоруссии, более 30 процентов избирателей «проголосовали» досрочно. Причем все их них проголосовали за Батьку.


Вот все эти технологии уже введены в состав российского избирательного законодательства. Поэтому я думаю, что будет применена многослойная система обеспечения нужного результата. Сначала запретят все оппозиционные партии, вот то, что мы на себе испытываем...



Михаил Соколов: Владимир Александрович, я не согласен. Сначала тех, кто популярен достаточно, но готов на сделку, их возьмут в «Единую Россию». Например, как в Самаре. Там с мэром Лиманским боролась «Единая Россия», не смогла побороть, и тогда она ему сказала: «Ну, ладно, иди к нам – и мы тебя выберем».



Владимир Рыжков: Сначала скупят или заставят все популярные фигуры. Тех, кто не продастся, не допустят до выборов. Тех, кого допустят, снимут. У нас в российском законодательстве 35 оснований для снятия кандидата с выборов. Было 25, но вот недавно «Единая Россия» добавила еще 10 оснований. В том числе и такое основание, как «ненадлежаще оформленные документы». А оформлены ли они надлежащим образом, решит, естественно, избирательная комиссия послушная.


Затем, если вдруг кто-то даже прорвется и не удастся его снять, можно организовать досрочное голосование, можно организовать подделку избирательных бюллетеней и так далее. То есть я утверждаю со всей ответственностью, как специалист в этом вопросе, что уже сегодня существующее избирательное законодательство в России последнее не дает никакой возможности для честных выборов в нашей стране. Так что нет никаких сомнений, что выборы будут сфальсифицированы.



Михаил Соколов: Давайте еще вопрос радиослушателя. Из Петербурга Александр, пожалуйста. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Кстати, очень хорошее сравнение кремлевских башен с нефтяными вышками, в самую точку попали.


И что же получается, все так безнадежно или все-таки есть какой-то шанс на хоть какой-то более-менее приемлемый успех? Я понимаю, что уже неподъемны «Яблоко» и СПС. Но я думаю, что есть другие элементы, с которыми можно объединиться. В частности, появилось, например, движение «Наша Россия». Может быть, попробовать подтянуть «Народную партию» Гудкова. Не Райкова, который был невменяемым, а Гудкова. И просто объединить всех остальных демократов, будь то, например, Наталья Евдокимова, Оксана Дмитриева, Игорь Артемьев. И внимание – Юрий Болдырев. Это, я думаю, резерв. Даже Марину Салье можно, Александра Щелканова.



Михаил Соколов: Давайте бороться с пессимизмом. Пожалуйста, Владимир Александрович.



Владимир Рыжков: Александр, спасибо вам за звонок. И я практически всех людей, о которых вы говорили, знаю лично, и многих знаю довольно хорошо.



Михаил Соколов: А особенно Райкова.



Владимир Рыжков: И Райкова знаю, и Гудкова знаю, и Салье знаю, и Юрия Юрьевича Болдырева.


Спасибо за ваш звонок. Как раз не поймите меня так, что я полон пессимизма и отчаяния. Нет, я уверяю вас, что мы делаем и сделаем все возможное для того, чтобы сопротивление было оказано, и для того, чтобы добиться хоть какого-то успеха на предстоящих выборах. Если вы слушали нас с самого начала, то я говорил о том, что мы, например, идем на октябрьские выборы региональные, как бы трудно и сложно для нас это ни было. Так что мы делаем и сделаем все возможное для того, чтобы выполнить ваше пожелание.



Михаил Соколов: «Если бы народ не хотел, чтобы им руководила прокоммунистическая власть, то избирал бы демократов. Демократы не осудили в 90-е годы Компартию, и это было ошибкой», - пишет вам госпожа Савельева. «Недорубил, Петруха», - помните такую фразу?



Владимир Рыжков: Ну, демократы, во-первых, занимали разные позиции, и разные демократы занимали разные позиции. Не надо считать, что демократы – это один человек с одной извилиной в голове. Как раз проблема демократов в том, что их много, и они все разные. Поэтому разные были позиции.


Что касается Компартии, то я выскажу мнение, которое, может быть, вам не понравится. Нынешняя Компартия – это один из немногих противовесов той монополии на власть, которая сегодня есть.



Михаил Соколов: Вот вам Виктор Иванович и пишет: «Почему вы до сих пор не объединили все левые силы вместе с КПРФ? А возглавить это движение могли бы вы с Глазьевым».



Владимир Рыжков: Коммунисты тоже очень часто идут на компромиссы с властью, очень часто. И, кстати говоря, в последнее время все чаще. Но, тем не менее, какой-то порох, задор еще сохраняется, и хоть какой-то противовес. Ну, по крайней мере, у нас в Думе хоть что-то мы еще иногда пытаемся делать вместе с ними.


Что касается объединения, то это, конечно, невозможно, потому что слишком велики идейные разногласия.



Михаил Соколов: Да уж точно. Они призывают какую-то российскую выставку проводить в Израиле, и демонстрацию у израильского посольства. Грустная картина...



Владимир Рыжков: Да. И я не хочу даже углубляться. На мой взгляд, достаточно очевидно, что мы бесконечно далеки с точки зрения взглядов и убеждений.



Михаил Соколов: Нина Павловна из Московской области, пожалуйста. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Владимир Александрович, мне 80 лет, я много прожила, многое видела. Вам не кажется, что будет у власти тот, кто сейчас владеет природными ресурсами, распродает всю землю, и они же покупают землю? А вы между собой ссоритесь. Партий развелось очень много, а толка нет.


А что с нами делает Зурабов, с пенсионерами?! Выписывает врач рецепт на одно название лекарства, компьютерщик – другое, а в аптеке вообще их нет.



Владимир Рыжков: Нина Павловна, а вы за президента голосовали на выборах?



Слушатель: Конечно. Я и сейчас за него буду голосовать.



Владимир Рыжков: Ну вот, видите, значит, вы и выбрали Зурабова. Ведь Зурабов назначен им. Вам не кажется, что есть противоречие?



Слушатель: Зурабов был назначен Ельциным.



Владимир Рыжков: Нет, Зурабов назначен Путиным Владимиром Владимировичем.



Слушатель: Но Зурабов и его страховая компания...



Владимир Рыжков: Нина Павловна, так вы и выбрали Зурабова, раз вы голосовали за президента.



Слушатель: Вы его снимите, пожалуйста. Я за него не голосовала, а только за Путина.



Владимир Рыжков: Понимаете, когда вы голосуете за Путина, то вы голосуете в пакете и за Зурабова.



Слушатель: Владимир Александрович, миленький, будет владеть Россией тот, у кого сейчас природные ресурсы и земля.



Владимир Рыжков: Нина Павловна, будет владеть Россией тот, за кого вы голосуете. А раз вы проголосовали за Путина и Зурабова, собственно говоря, вы получили то, за что вы голосовали. Вы подумайте об этом, пожалуйста.



Михаил Соколов: Но, тем не менее, еще один прогноз. «Ненависть кремлевских кланов друг к другу превосходит их ненависть к оппозиции. В случае ухода Путина этим группам невозможно будет выдвинуть единого кандидата. А Сечин и Медведев никогда не помирятся», - это Станислав Белковский. Будет ли такая драка?



Владимир Рыжков: Я думаю, что надо все-таки твердо стоять на земле. И если мы смотрим на вещи, не придумывая, а так, как они есть, то Белковский ошибается. Все последние шесть лет вот эта небольшая группа – 10-15 человек, которая захватила власть в стране, захватила собственность, захватила информацию и монополизировала все что можно, демонстрирует невиданную сплоченность и согласованность действий. И я не вижу никаких причин, что вдруг эти люди сойдут все с ума и начнут политическую борьбу друг с другом. На мой взгляд, у них очень высокая корпоративная сплоченность. И я вижу сейчас очень целенаправленно реализующийся проект «Преемник». Если включить сегодня вечером «Вести» или ОРТ, то вы увидите: до секунды равное время для Медведева и Иванова, и все это очень хорошо управляется. Поэтому я не вижу никаких оснований думать, что они разругаются.



Михаил Соколов: Спасибо, Владимир Александрович.


XS
SM
MD
LG