Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Произвол в сфере земельных отношений


Карэн Агамиров: «Произвол в сфере земельных отношений» - такова наша сегодняшняя тема.


Участники передачи: председатель Совета депутатов Серпуховского муниципального района Николай Дижур; один из лидеров «Крестьянского фронта» Сергей Федотов; руководитель группы компаний «Ваш финансовый попечитель» Василий Бойко; журналист Вера Володина и пострадавшие крестьяне – Наталья и Вера Рядновы.


Тема заявлена, все в сборе и – без разведки в бой. Начнем с простых крестьян, которые зашли в эфир Радио Свобода рассказать нам о своей беде, о творящемся произволе, - это Наталья и Вера Рядновы. Вы приехали к нам из Переславского района Ярославской области. Кооператив ваш называется «Сельскохозяйственный производственный кооператив «Рассвет». Слово вам, Наталья Андриановна…




Наталья Ряднова

Наталья Ряднова: В 1992 году вся земля была в совхозе поделена на земельные паи, доли – это 3050 гектаров. Пенсионерам – по 7 гектаров, ушедшим на пенсию до 1992 года, как наши родители, а постоянным работникам – по 11 гектаров, согласно постановлению правительства. Наш отец Ряднов Андриан Николаевич работал и ушел на пенсию в 1978 году из совхоза «Рассвет», так же как и мать, которая ушла в 1975 году. Имея только статус пенсионеров, ушедших на пенсию из совхоза, они должны были быть в списках на земельные имущественные паи, и они были. Но отца умышленно из списков исключили, как и многих других в совхозе «Рассвет».



Карэн Агамиров: В те годы еще или когда это произошло?



Наталья Ряднова: Это было в период 1994-2002 годы.



Карэн Агамиров: У нас правозащитная передача, скажите, как могут умышленно из списков исключить?



Наталья Ряднова: Дело в том, что со списками пайщиков СПК «Рассвет» очень вольно обращались, списки, кроме администрации совхоза, никто из рабочих и пенсионеров не подписывал, не знакомились с ними. И поэтому было очень удобно списки по своему усмотрению переделывать, кого-то включать, кого-то исключать из списков, что администрация совхоза, я думаю, не без согласия главы администрации района, сделала.



Карэн Агамиров: А фамилия как главы администрации? В те годы это было еще, да?



Наталья Ряднова: Да он и раньше был, и сейчас остался – Шопаров Хасан Сафарбиевич.



Карэн Агамиров: Хасан Шопаров – это глава администрации…



Вера Ряднова: …Переяславского муниципального района.



Карэн Агамиров: А глава совхоза?



Наталья Ряднова: Еремина Валентина Николаевна.



Карэн Агамиров: Она тоже в те годы была и осталась?



Наталья Ряднова: Нет, она работает давно уже, но работала сначала главным бухгалтером, а в то время был еще Радников Александр Иванович. Он, конечно, земли очень много продал, и не в кассу шло это все совхоза или СПК, а средства от продажи земли были присвоены, положены в личный карман.



Карэн Агамиров: То есть ваших родителей умышленно просто выкинули из списков, да?



Наталья Ряднова: Нет, отца выкинули, а на пай матери мы свидетельство получили. И даже, согласно законодательству, можно сказать, земля нам выделена на материн пай. Но администрация совхоза, СПК, администрация пригородного поселения, Шопаров, прокуратура Переславля и Ярославской области нам всячески… Вот мы уже третий год жалуемся во все инстанции, депутатам – не выдают…



Карэн Агамиров: Свидетельство?



Наталья Ряднова: Нет, мы не можем получить выписку из протокола собрания.



Карэн Агамиров: Собрание было, решение принято, а вы не можете получить выписку, да?



Наталья Ряднова: Собрание было, решение принято, все по закону, возражений не поступило, было опубликовано в газете объявление о намерении выделить земельный пай, в общем, все делаем по закону. Но вот нам не выдают сейчас, с июня прошлого года, выписку из протокола, без которой мы не можем сделать ни выделение земли, ни межевание, ни кадастровый план.



Карэн Агамиров: Налицо совершенно грубейшие, вопиющие нарушения права на землю. То есть у людей есть права. Кстати, отцовский пай вам тоже не вернули, да, только на материн пай вам выдали разрешение?



Наталья Ряднова: Нет. Тоже жаловались…



Карэн Агамиров: А чем объясняют то, что отцовский пай не возвращают вам?



Наталья Ряднова: Пишут, что, «согласно постановлению номер 708 он не проживал на территории хозяйства, поэтому он не имеет права на пай». Хотя в учредительных документах записано постановление 86, которым они руководствовались, а 708-е там вообще ни с какого боку.



Карэн Агамиров: Условно говоря, отца просто вашего не было в этой жизни, и нет для них.



Наталья Ряднова: Да-да.



Карэн Агамиров: А кому отдали пай отца?



Наталья Ряднова: Кто-то воспользовался... Участники войны, инвалиды…



Карэн Агамиров: Жалко, что у нас не телевидение, но, с другой стороны, хорошо, что голос можно слышать. А если бы вы еще и видели руки этих двух женщин, которые приехали, крестьянские руки увидели бы наши радиослушатели – и поняли, что действительно это… Но я что хочу сказать, то, что они бьются. Две сестры вы, родные?



Наталья Ряднова: Да.



Карэн Агамиров: И похожи очень. Не близнецы, но похожи очень. Они бьются за свое право, за право на землю, которое им принадлежит, но не получается пока. Суды прошли.



Наталья Ряднова: Да, прошли суды – и районный, и областной.



Карэн Агамиров: Я их недавно опять шел по улице и увидел, они приехали в Генеральную прокуратуру, отдали заявление в Генпрокуратуру – тоже лежит.



Наталья Ряднова: Да, пока нас не вызывали, что-то никаких подвижек нет.



Карэн Агамиров: Мы когда с одним из помощников Василия Вадимовича Бойко обсуждали тему передачи, были пожелания такие: а может быть, не «произвол» назвать, а может быть – «отдельные недостатки» или «проблемы в сфере земельных отношений»? Ну, вот Василий Бойко – руководитель группы компаний «Ваш финансовый попечитель». Как вы считаете, почему такое происходит?




Василий Бойко

Василий Бойко: Вы знаете, мне искренне жаль присутствующих здесь, что они пока не смогли отстоять свои права, но я думаю, что надо было начинать, конечно, раньше. Потому что прошло очень много времени, и здесь сказывается некая правовая неграмотность, от которой страдают, в общем, все на самом деле.



Карэн Агамиров: Чья неграмотность?



Василий Бойко: Общая наша, общая российская – и народа, населения, и чиновников, и бизнесменов.



Карэн Агамиров: Василий Вадимович, нет, они-то пишут довольно грамотно – заявления в суды, все это.



Василий Бойко: Сейчас да, но ведь прошло сколько времени с 1991-92 года!



Наталья Ряднова: Да, с 2004 года мы уже…



Василий Бойко: Нет, паи-то когда выделялись – 1991-92 годы. Ведь нужно было тогда этот вопрос решать, и тогда, наверное, решился бы он гораздо легче, потому что было свежо, и документы все. А сейчас, конечно, по прошествии 10 лет, восстановить достаточно сложно. Я могу сказать на примере, как мы подобные вопросы решали в Рузском районе. У нас тоже во многих совхозах, в которых мы владеем контрольными пакетами акций, были случаи, когда люди обращались с тем, что им не выдали пай по каким-то причинам. Это были 1991-92 годы, нам непонятные, мы сейчас не можем выяснить причины. И мы как бы двояко решали этот вопрос. Первое, люди, которые настаивали на том, чтобы они полностью получили те права или тот пакет акций, которым владеют остальными, мы говорили: «Вы можете обратиться в администрацию, в администрации есть фонд перераспределения земель, именно резервный фонд, из которого вам, в принципе, могут выделить землю». Именно для этого фонд перераспределения и создавался. Те же люди, которые говорили, что «вы знаете, мы не хотим судебных процессов, вы нам заплатите, например, 50 процентов от среднего размера за пакет акций, который получали наши соседи, и мы удовлетворимся этим», - мы пошли навстречу, и несколько десятков таких людей получили 50 процентов от нас. И хотя мы совершенно к ситуации 1991-92 годов никакого отношения не имели, мы занялись, так сказать, темой совхозов в конце 2002 – начале 2003 года. Мы решили таким образом восстановить социальную справедливость в таких случаях.



Карэн Агамиров: Но все-таки это произвол – то, что с ними сейчас происходит, так?



Василий Бойко: Ну, наверное, да…



Карэн Агамиров: Закон не соблюдается.



Василий Бойко: На самом деле таких случаев на каждый совхоз, если взять по России, всегда найдется человек 10-20 человек, которых обошли. Может быть были нехорошие отношения с председателем, может, просто по ошибке иногда.



Карэн Агамиров: Нехорошие отношения, по ошибке – это как-то звучит…



Наталья Ряднова: По жалости, одного включили, другого выключили…



Карэн Агамиров: Да. Есть закон, есть право, есть право на землю, и оно не реализуется, а грубейшим образом попирается. Значит – произвол. А что сейчас-то делать? Я, например, чувствую, что Генеральная прокуратура, наверное, вряд ли поможет здесь тоже.



Василий Бойко: Вы знаете, есть проблема прежде всего в сроках. То есть прошло, наверное, 12 лет, все сроки истекли…



Карэн Агамиров: Так это подчеркивает, что произвол вопиющий, раз столько лет они борются. Посмотрите на них, они уже… Мать, по-моему, ваша уже на последнем издыхании.



Наталья Ряднова: Да, довели. Она уже умерла в прошлом году, вот уже год будет.



Карэн Агамиров: А вы себя как чувствуете?



Наталья Ряднова: Ну, держимся пока.



Василий Бойко: Я думаю, что здесь нужно на уровне районных властей…



Карэн Агамиров: Они там уже все обошли.



Василий Бойко: В каждом район есть фонд перераспределения, из которого можно как-то этот вопрос решить. Или на уровне… не знаю, есть ли у вас новый собственник в совхозе или в бывшем колхозе или пока еще нет собственника?



Карэн Агамиров: Упирается все в фамилии, которые называла Наталья Андриановна Ряднова, - это Хасан Шопаров, глава администрации района, это Еремина, которая сегодня директор СПК…



Наталья Ряднова: … Земельный комитет, глава пригородного поселения Денисюк.



Карэн Агамиров: Обращаемся через наше радио – Радио Свобода – к совести этих господ, потому что они могут ходить еще 5, 10 лет по всем инстанциям. Суд примет решение, а потом другой отменит, потом опять возвратят. Не знаю, сколько вы так продержитесь еще. Просто, знаете, сердце кровью обливается, когда я этих женщин вижу. Они ко мне уже заходят не первый раз, но пока что ничего не меняется.


Как раз из Рузского района, к которому имеет отношение господин Бойко, звонок у нас от Николая Валентиновича из Рузского района Московской области. Слушаем вас.



Слушатель: Здравствуйте. Я владелец земельной доли, кандидат наук, депутат сельского поселения Ивановское. Василий Вадимович Бойко, который говорит, что он ни при чем к земельным долям, он имеет прямое отношение, он лично похитил во всем Рузском районе около 30 тысяч гектаров земли сельхозназначения и около 15 тысяч гектаров леса. Он как это сделал? Он пришел в 2002 году, подкупил, не знаю уж чем, начальника регистрационной палаты Рузского района Харитонову, и она ему одним махом, одним росчерком пера все земли района по всем хозяйствам в отдельности перевела в собственность юридического лица. На этом кончились наши права. Мы обратились в Рузский суд, а он и туда свою руку протянул. Он подкупил судей, Черную и Гришину, и они до 2003 года вынесли около 100 решений по признанию коллективной долевой собственности, по утверждению, и по утверждению права собственности земельной доли. Но когда он вмешался, судьи повернули в другую сторону, они теперь не признают ни закон об обороте земель, ни закон о крестьянском фермерском хозяйстве от 2003 года, номер 74, и теперь они творят беззаконие.


Мы обращались и к президенту, и во все инстанции и, наконец, достучались – и следственный комитет МВД России с Генеральной прокуратурой возбудили уголовное дело. Сейчас идет следствие, граждане признаны потерпевшими, ущерб у каждого обсчитан на сумму в 1 миллион 138 тысяч рублей. Но у нас не во всех хозяйствах возбуждены уголовные дела, в трех хозяйствах только возбуждены – в Рузском совхозе бывшем, ЗАО Доватора (я вот от ЗАО Доватора) и в Туцковском. А в остальных шести хозяйствах еще не возбуждены уголовные дела. Мы провели 8 августа 2006 года митинг владельцев земельных долей в Поселке Зои Космодемьянской. И там все жители, владельцы земельных долей, приехали на митинг и возмущались. Был телеканал « Ren - TV », снимали этот митинг и обещали показать фильм по телевидению.


Мы очень возмущены поведением Бойко! И фактическим видим его как хищника: он пожирает наши земли. Смотрите, нам объявили в газете «Русский курьер», что 17 августа будет заседание администрации Рузского района по утверждению проекта «Рузская Швейцария», по переведению земель Рузского района под земли поселений.



Карэн Агамиров: Николай Валентинович, то есть вы утверждаете, что в отношении вас и ваших товарищей, которые с вами борются вместе за справедливость, тоже творится произвол.



Слушатель: Полнейший!



Карэн Агамиров: Знаете, я хочу вас предупредить на будущее… А как фамилия ваша?



Слушатель: Клюев Николай Валентинович.



Карэн Агамиров: Я хочу на будущее просто предупредить вас… не предупредить, а посоветовать вот эти выражения «подкупил», «похитил» - это правовые категории, которые подразумевают, что есть в отношении человека приговор, вступивший причем в законную силу, поэтому давайте поосторожнее с этими выражениями на будущее. Будет приговор, будет судебное решение – это другое дело. Но употреблять их так нельзя, а тем более вы кандидат… каких наук, не юридических?



Слушатель: Нет, ветеринарных наук.



Карэн Агамиров: Были бы юридических – были бы осторожнее. Василий Бойко ответит.



Василий Бойко: Очень хороший вопрос…



Карэн Агамиров: Говорят, что вы творите произвол.



Василий Бойко: Да. Ну, на самом деле так считает, наверное, только господин Клюев во всем Рузском районе, и, может быть, еще его супруга и несколько товарищей.



Карэн Агамиров: Он говорит о митингах.



Василий Бойко: Я расскажу. На самом деле против Клюева сейчас ведется несколько судебных процессов по поводу клеветы. То есть то, что он говорит, это на самом деле 100-процентная ложь, которую мы доказываем в суде. Появились мы в районе действительно в 2002 году, и пришли с тем, что мы предложили совхозам инвестиции. Ни о покупке ни акций, ни долей тогда вообще речи не было. Мы давали займы совхозам на погашение долгов, покупали им сельхозтехнику, делали другие инвестиции. Естественно, мы сразу заявляли, что мы это делаем не просто так, мы хотим сформировать агрохолдинг, мы хотим владеть контрольными пакетами акций этих предприятий. И мы это делали в открытую, абсолютно публично. И господин Клюев присутствовал на всех этих собраниях. И до покупки акций дело дошло только где-то уже летом 2003 года, когда появились конкуренты и когда возникла реальная угроза нашим инвестициям. Большинство совхозов собрали собрания и приняли решений войти в агрохолдинг и продать организованно акции именно нашей компании, которая показала, что она действительно реально заинтересована в развитии сельского хозяйства.


К тому времени, когда мы стали владельцами контрольных пакетов акций – это к концу 2003 года, вся земля была уже давно оформлена на хозяйства, мы к этому не приложили ничего, даже пальцем не шевельнули. Почти все председатели совхозов переоформили, перерегистрировали без какого-либо нашего участия землю в конце 2002 – начале 2003 года. И перерегистрировали на основе свидетельств собственности 1992 года, к которым мы тоже никакого отношения не имели. Притом сам господин Клюев, например, в суде заявлял, что, да, он сам лично получал по Доватора постановление главы района в декабре 1992 года, где земля передавалась в собственность именно хозяйству на основе решения собрания. Я понимаю, что, может быть, я скучно и долго рассказываю.



Карэн Агамиров: Нет, для тех, кто внимательно слушает, все понятно. Но все-таки передача у нас к народу приближена, и у меня лично вопрос. Вот человек говорит, что его лишили земельной доли, как и этих женщин, и не только его. Это есть?



Василий Бойко: Нет.



Карэн Агамиров: Нет этого. Доля у него есть? Он говорит, что нет.



Василий Бойко: Дело в том, что все акционеры ЗАО имени Доватора вложили свои доли в уставной капитал в 1992 году, и земля в 1992 году была записана на хозяйство. У господина Клюева, я не знаю, был или есть до сих пор пакет акций этого хозяйства, и он опосредованно, через акции, владеет землей. Мы неоднократно, наши представители беседовали с господином Клюевым, спрашивали, что ему нужно, - он называл какие-то цифры, что ему нужно полмиллиона долларов, тогда он от нас отстанет, какие-то такие несуразные цифры, или пай, вытянутый длинной полоской вдоль воды Рузского водохранилища. На самом деле никакого митинга тоже, кстати, не было. Собрались 5 человек на природе, почитали исковое заявление какое-то, и даже плакаты не разворачивали. Все это заснято, действительно, телекомпанией « Ren - TV », и плакатов даже не было.



Карэн Агамиров: Мы сегодня подняли очень серьезную тему, и за одну передачу, конечно, мы все быстро не разберем, но конкретные примеры есть – Наталья и Вера Рядновы, звонки от людей. Трудно по телефону понять, я не видел этого человека, и вы одно говорите, он другое говорит, но проблема есть. Если есть недовольные люди – значит, есть проблема.



Василий Бойко: Да, проблема есть.



Карэн Агамиров: Есть вот и некоторые сообщения на пейджер. «Ходорковского вряд ли можно обвинить в юридической безграмотности или его адвокатов, но это тоже не спасло его от произвола властей», - человек тоже согласен, Александр Добрый, что произвол. – «Так и эти женщины с крестьянскими натруженными руками бьются об стену, у которой нет совести. Как это типично для России».


У вас вот спрашивают, господин Бойко, пользуются ли популярностью рузские молочные продукты у москвичей и чем они отличаются от другой аналогичной продукции? Это немножко «из другой оперы»…


Одна из сестер Рядновых выступила у нас, Наталья, а теперь Вера Андриановна села к микрофону вместо нее. Похожи вы удивительно, действительно, как будто близнецы. Я напомню, что отцовский земельный пай у этих женщин просто отобрали в свое время, не объяснив причин, как будто отец и не работал в совхозе, и человека не было. А он еще, наверное, ветеран войны был.



Вера Ряднова: Да, действительно, он был инвалид Великой Отечественной.



Карэн Агамиров: Инвалид даже. Отобрали пай. А материн пай – тоже они имеют право на него, на этот пай, но ничего не получается. То есть право на землю есть…



Вера Ряднова: Третий год мы уже пытаемся получить эту конкретную землю, где мы заявили на этот участок в 2004 году, в июне, но до сих пор мы никак его не можем получить.



Карэн Агамиров: А вы бы там развернулись на этой земле? Польза была бы совхозу, наверное, да?



Вера Ряднова: Нам как объясняли… Вот вы говорите, что надо было раньше.



Карэн Агамиров: Это не я говорил, а Бойко.



Вера Ряднова: Бойко, вот вы говорили, что «вам надо было раньше обращаться». Мы обращались по этой земле уже несколько лет тому назад, но нам объясняли, что «эта земля сейчас – собственность совхоза, и мы не можем выделить вам». А сейчас пошли скупать эту землю, и как Савельев сказал, когда мы пришли к нему с мамой в прошлом 2005 году…



Карэн Агамиров: Мама еще жива была.



Вера Ряднова: Мама была еще жива. И он нам кричал, прямо слюна у него брызгала изо рта: «Я все скупил для москвичей! Для вас земли нет!» И маму даже начал выталкивать из кабинета, швырнул ее с крыльца.



Карэн Агамиров: А кто это Савельев такой?



Вера Ряднова: «Эталон-Недвижимость», генеральный директор…



Карэн Агамиров: Генеральный директор фирмы…



Вера Ряднова: … где это и прокручивают. Они специально фирму создали и прокручивают паи.



Карэн Агамиров: На маму подействовало это, что она умерла?



Вера Ряднова: Да, после этого мама у нас заболела, действительно, после 23 июня. И 6 сентября она скоропостижно умерла.



Карэн Агамиров: Председатель Совета депутатов Серпуховского муниципального района Николай Измаилович Дижур у нас в студии. Скажите, почему такое возможно, почему происходит произвол, в чем истоки его?




Николай Дижур

Николай Дижур: Здесь сложно сказать об истоках. Истоки здесь, наверное, как Василий Вадимович сказал, они традиционные для России, наверное. Но вот то, что происходит в Ярославской области, - это просто вопиющий произвол, который, может быть, и не имеет какого-то особого вида, но, тем не менее, суть и смысл его очень прост. Те, кто должен, кто по закону несет ответственность как раз за соблюдение прав граждан, они же эти права и узурпируют.



Карэн Агамиров: Имеется в виду местная власть и местные правоохранительные структуры, да?



Николай Дижур: Бесспорно. Мы берем ответ прокурора, районного прокурора, человека, который поставлен государством охранять интересы граждан. И что мы там читаем? Мы читаем там вопиющие нарушения действующего законодательства, закрепленные на фирменном бланке подписью прокурора. О чем тогда еще можно говорить и какие могут быть истоки? Вот они, эти истоки.



Карэн Агамиров: Вы с этим делом ознакомились?



Николай Дижур: Да, я посмотрел. Просто первый же абзац!.. Далее, что такое произвол? Ведь те люди, которые формировали списки, - это, кстати, ситуация часто встречающаяся, когда человек по тем или иным основаниям не был включен в списки на приватизацию земли и имущество сельхозпредприятий. Вы спрашиваете, что такое произвол. Если ветеран Великой Отечественной войны выпадает из списка, причем список этот писался не писарем сельским, был жестко законодателем определен перечень лиц ответственных, были комиссии образованы, в ведении которых находилось это, это все было при муниципалитетах… Причем, что интересно, в данном случае глава района – тот, кто проводил приватизацию, при котором проходила она (а по законодательству ответственность, обязанность проведения этих процедур была возложена на органы местного самоуправления), то есть конкретная есть фамилия, есть конкретный адрес, кто непосредственно нарушает права этих граждан.



Карэн Агамиров: Вот ругают Путина часто: «Путин такой-сякой…» Но он может за всеми уследить, скажите?



Николай Дижур: Да это абсолютно неправильный подход, я еще раз говорю, когда начинают говорить о президенте, когда начинают пинать губернатора. Есть конкретный глава района, который рядом живет, есть депутаты этого района, которых избирали вы, наверное, сами, когда голосовали, или не избирали, тем не менее, они по закону сегодня по своему статусу обязаны представлять и защищать ваши интересы. И некие специальные правозащитные структуры. Эти люди по закону ответственны за тот порядок, который происходит с вами. Просто необъяснимая вещь, когда у людей есть свидетельство на право собственности, зарегистрированное в установленном порядке, и им не дают возможность на основании этого правоустанавливающего документа выделить земельный участок в натуре. Это абсолютный произвол! Когда мы говорим о собственности, о праве собственности, они не может быть избирательным. Не может быть 5, 10 человек. Если нарушается право одного, то кто может быть застрахован, что ты не будешь завтра следующим?



Карэн Агамиров: Абсолютно, совершенно непонятно! Да, с правовой точки зрения совершенно непонятно, вопиющий произвол. Наверное, мечтают вас вслед за мамой быстрее отправить, да?




Вера Ряднова

Вера Ряднова: Да, наверное.



Карэн Агамиров: И завладеть.



Наталья Ряднова: Не получится, не дождутся.



Вера Ряднова: Мы все равно будем отстаивать свою землю.



Наталья Ряднова: Кстати, и мама у нас – участник войны. И все вот эти безобразия происходили как раз в юбилейный год празднования 60-летия Победы над Германией. В Москву съезжались из всех стран, а вот глава администрации такой подарок маме к 60-летию преподнес, что именно в этот год довел ее до смерти. После разборок в прокуратуре, на которые мама так надеялась, рассчитывала, что все будет разобрано, объективно все будет решено… Человеку 86 лет, она была неграмотная, но как-то она все время свои проблемы решала, обращалась. У нашей матери было шесть человек детей, она всех вырастила, все мы работали на земле, она все время работала. Что интересно, в свое время в колхоз отобрали у них все, и когда мы учились, наша деревня была неперспективная, не было ни школы (мы ездили учиться в соседнюю деревню), ни клуба, ничего. Сейчас уже местные жители никаких прав на это не имеют, мы лишние…



Карэн Агамиров: Дмитрий пишет: «Отношение к земле – главный вопрос. Если не возродится крестьянское хозяйство, то и страну нельзя называть Россией».


У нас в студии Сергей Федотов, один из лидеров «Крестьянского фронта». Скажите, пожалуйста, Сергей, у нас сегодня несколько срезов таких, вот этот произвол, который творится с людьми… Правда, Василий Вадимович Бойко пытается объяснить, что все-таки и цивилизованные методы есть решения этих вопросов, что его компания пытается делать как бы…



Василий Бойко: И мы делаем это.



Карэн Агамиров: Делает, да. А сейчас еще ситуация будет с налогами на землю тяжелая, да?



Николай Дижур: Она не будет, она есть. И это очень больно ударит по землевладельцам.



Карэн Агамиров: То есть Налоговый кодекс вступил в силу.



Николай Дижур: Вторая часть.



Карэн Агамиров: Налог на землю резко вырос, и вот примерные цифры: 80 рублей платила бабушка…



Николай Дижур: Это в Московской области, да.



Карэн Агамиров: … а теперь ей придет в ноябре из налоговой уведомление на…



Николай Дижур: Должно было прийти. Но если говорить о Московской области, то здесь, бесспорно, как раз когда мы говорим о роли органов государственной власти, здесь мы наблюдаем случай, когда губернатор Московской области Борис Всеволодович Громов 25 июля обратился к главам муниципальных образований, чтобы ставки земельного налога были приведены в соответствие к предыдущему налоговому периоду с инфляционной составляющей. И он просил отодвинуть сроки уплаты земельного налога до 1 ноября этого года, если говорить о территории Московской области.



Карэн Агамиров: Тем не менее, было 80 рублей, а придет – 5 тысяч рублей, да, если так все останется?



Николай Дижур: Да, если депутаты не прислушаются и невнимательно почитают обращение губернатора, то к этим депутатам и будут адресованы вопросы людей, которые не имеют таких огромных площадей, как у Василия Вадимовича, но кто 15 соток имеет, у нас собственники с 1992 года все, и вот эти собственники – обязанность по уплате земельного налога лежит как раз на них.



Карэн Агамиров: Конечно, я не знаю, бабушка потянет или не потянет, но вряд ли она потянет 5 тысяч, вот такой налог.


Я хочу спросить Сергея Федотова, может ли это привести к всплеску волнений, очень тяжелых, серьезных? Вот мы недавно делали передачу о грядущих акциях протеста, и там эту тему я, кстати, не затрагивал, а сегодня хочу у вас спросить. Видите, они сидят здесь, в студии. Еще их довести немножко – они возьмут лом… Возьмете лом или не возьмете?



Наталья Ряднова: Да нет, что вы… Зачем?..



Карэн Агамиров: Это делает вам честь.



Сергей Федотов: Вряд ли кто-то сейчас возьмет лом. И вопрос прежде всего, даже не вопрос, а причина, что никто лом не возьмет, в том, что, в принципе, Василий Вадимович Бойко сказал, - поголовная темная неграмотность, а я могу добавить – еще и пассивность. Это во-первых. Именно поэтому вряд ли будут массовые акции протеста. Вряд ли акции протеста, которые состоятся, заставят правительство, в частности, или законодателя обернуться к проблемам людей. Потому что я немножко хотел вернуться назад, и Николай Измаилович сейчас сказал… . Давайте мы коротко пробежимся по этим трем проблемам. Первое, Николай Измаилович говорит о том, что губернатор обращается 25 июля к местным органам власти, представительным, чтобы сравнять с учетом инфляции и приблизить к ставкам земельный налог. Не получится, потому что есть четкий закон, закон прописал нормы, в которые необходимо уложиться, и губернатор своим волеизъявлением не может этого изменить. Если губернатор хочет решить вопрос, вопрос решается либо через законодательные органы власти субъекта Федерации, либо через законодательные органы власти России, либо через президента. Вопрос этот должен рассматриваться в комплексе.


И второе, вот это отодвигание вопроса на ноябрь, - какая мне разница, заплатить мне за один налоговый период сегодня старые 80 рублей и за второй налоговый период заплатить еще, допустим, 80 рублей или мне сразу заплатить 160? Хорошо, если 160. А когда вывалятся нам эти 5 тысяч или 3 тысячи? Но вопрос о налогах сейчас для населения не принципиален.



Карэн Агамиров: Ну, как не принципиален?



Сергей Федотов: Потому что население перестало…



Карэн Агамиров: просто платить?



Сергей Федотов: …кормиться с огорода. Нет, не перестало платить. Оно платить не будет, если не сможет заплатить, потому что бабушки…



Карэн Агамиров: Выкинут с земли ее тогда, если не заплатит? Выкинут или нет?



Сергей Федотов: Давайте скажем честно о том, что людей с земли уже выкинули. И по большому счету, крестьянство как класс выкинули из жизни. Вот сейчас Василий Вадимович сидит в белом костюме, и это хорошо, человек чувствует себя уверенно. Но белый костюм, чистый белый костюм – это не символ чистой, белой совести. Потому что люди, которых выкинули, крестьян – подчеркиваю – из жизни, как выкинули их с земли, это люди, которые действовали цинично, крайне нагло, не считаясь ни с интересами человека просто как человека, ни с интересами человека как гражданина, и в конечном итоге не считаясь с интересами родины, не задумываясь даже о будущем России. Представьте, ликвидировали, по большому счету ликвидировали сельское хозяйство, глаза надо на это открыть. Нарушили целый ряд действующих законов Российской Федерации. Проигнорировали будущее этих людей – 40 процентов населения.


Как сказал Владимир Владимирович Путин, президент страны, в частной беседе с депутатом Госдумы Кашиным, если им нет работы на селе, если они не могут работать, как в Америке, пусть идут в город. Кто-то будет дворником, кто-то будет грузчиком, если его место уже не заняли наши соседи из среднеазиатских республик. Хорошо, но через 30 лет вдруг закончится нефть, через 30 лет появятся альтернативные источники энергии, вывалят эти люди опять в деревню – и где они будут жить, чем они будут кормиться? Мы сейчас проезжаем по территории Московской области и как исключение видим засеянное и убираемое поле. Мы проезжаем по Твери – мы видим полную разруху абсолютно.


И когда вот эти люди – я не буду называть сейчас господина Бойко, – любой из так называемых рейдеров (и к их числу я господин Бойко отношу), они лукавят, когда говорят, что все в рамках правил, суды решали, прокуратура проверяла, милиция проверяла. Василий Вадимович говорит о том, что «земельные доли – я к ним не причастен, я ничего не делал, еще в 1992 году крестьяне распорядились своими земельными долями, внеся их в уставный капитал». Я во время перерыва у Василия Вадимовича спросил: «Свидетельства у людей были на землю или нет?» - «Наверное, были, но я не знаю…» Так вот, земельную долю в уставный капитал в 1992 году нельзя было внести, потому что земельная доля не была индивидуализирована. Распорядиться абстрактным правом, как и абстрактной вещью, невозможно. И если вы хотели чисто прийти в сельскохозяйственный бизнес, вы должны были вначале выяснить историю вопроса.



Карэн Агамиров: Знаете, в этой передаче мы не будем сейчас выяснять, чем занимается господин Бойко, потому что это не тема нашей передачи.



Сергей Федотов: Речь идет не о Бойко, речь идет обо всех рейдерах в сумме.



Карэн Агамиров: Делали мы передачу о так называемом недружественном поглощении. Я так понимаю, что вы говорите, что господин Бойко занимается недружественным поглощением в сфере земли, да?



Сергей Федотов: Не только господин Бойко.



Карэн Агамиров: Это отдельная все же тема, и давайте мы не будем сейчас углубляться. Я хотел бы вас спросить, вы говорите, что неважно, сколько платить человеку, то есть это не отразится никак, я имею в виду повышение налогов. Вот господин Дижур, наоборот, считает, что это центральный вопрос.



Николай Дижур: Абсолютно.



Сергей Федотов: Несколько неправильно, может быть, я был понят. Да, это отразится.



Николай Дижур: Я хочу обратить внимание, что Сергей Николаевич в двух вещах, мягко сказать, заблуждается. Первое, что ставку земельного налога устанавливают представительные органы муниципальных образований.



Сергей Федотов: В каких рамках от рубля и до рубля, скажите, за сотку? Сколько это будет – минимум и максимум?



Николай Дижур: Секундочку, Сергей Николаевич. И Серпуховской район, председателем Совета депутатов которого я являюсь, и примерно одна треть муниципальных образований на территории Московской области эту работу сделали, не дожидаясь обращения губернатора. То, что губернатор обратил внимание, говорит о том, что эта проблема есть, и это серьезная проблема. Если участников долевой собственности 240 тысяч, то плательщиков земельного налога на территории Московской области – порядка 15 миллионов. Это очень серьезная проблема.


И второй момент, то, что губернатор обратился именно о продлении сроков, это как раз говорит о том, что высшее руководство региона дает время – 3 месяца – достаточное время для того, чтобы Советы депутатов муниципальных образований, те две трети, которые не сделали эту работу, эту работу сделали. И в рублях и копейках, я вам скажу, на территории муниципального образования «Серпуховской район» за 15 соток в среднем, территорию, которой на праве собственности обладают многие сельские жители, социально незащищенные слои, будут платить 80-90 рублей – на территории нашего муниципального образования. Это в рублях и копейках.



Карэн Агамиров: Потому что, я понимаю так, председатель этого образования, то есть господин Дижур, имеет совесть, наверное. А две трети ваших коллег не пошли по этому пути, да?



Николай Дижур: Я не буду так говорить.



Карэн Агамиров: Вы уж говорите так, как есть.



Николай Дижур: Я скажу, что есть еще время для…



Сергей Федотов: Николай Измаилович, давайте не будем лукавить, эту ситуацию даже понимать так нельзя. Потому что за 15 соток никто не будет платить 5 тысяч рублей, что здесь озвучивалось. Никто не будет!



Карэн Агамиров: Василий Бойко…



Василий Бойко: Я хотел бы все-таки ответить насчет гибели сельского хозяйства. Не могу сказать за всю Московскую область или всю Россию, но вот здесь я вижу, в выступлениях Сергея Николаевича, которого первый раз вижу, что он оскорбил 1,5 тысячи сотрудников, крестьян, и нарушил их права грубейшим образом, тех, которые сеют, пашут, не жалея своего труда, и производят с каждым годом все больше продукции в восьми совхозах.



Карэн Агамиров: Ваша компания стоит на страже землепользования?



Василий Бойко: Да, у нас, так сказать, не зарезано было ни одной коровы, не произведено никакого сокращения. Мы увеличили надои за три года больше чем не треть. Количество зерновых посеянных у нас увеличено в 5 раз. И на сегодняшний день, в этом году мы мало того, что полностью обеспечиваем себя фуражным зерном, мы еще будем его продавать. А вот именно против нас, как компании, которая ведет себя совершенно открыто и публично, совершено в открытую решает все свои проблемы, и это факт – что я на вашей передаче, идет грязная ложь, льется, в том числе, видимо, и из «Крестьянского фронта».



Сергей Федотов: Нет, вы, пожалуйста, скажите – видимо или точно? Видимо или точно – определитесь, пожалуйста.



Василий Бойко: Вы, конечно, аккуратно говорили, вы говорили вообще, а потом упоминали меня. И подразумевалось, что я тоже попадаю в это «вообще».



Карэн Агамиров: Слово – журналисту Вере Володиной. Она у нас независимо наблюдает за всем, что происходит.




Вера Володина

Вера Володина: Вы хотите, чтобы я говорила про «грязные руки»?



Карэн Агамиров: У нас вообще в передачах всегда дискуссии, и вот ваш взгляд?



Вера Володина: Конечно, мне многое не понравилось, потому что, общаясь с людьми, которых Сергей называет даже вроде как неграмотными, я могу сказать, что обманутые земельные пайщики – люди грамотные. И они очень грамотно сражаются за свою собственность, за справедливость в судах, но все там действительно куплено. Они ничего не могут добиться, им не могут помочь правозащитные организации. И вот даже по тому, что происходит сегодня на этом круглом столе, скажем так, есть женщины с натруженными крестьянскими руками, которые не могут распоряжаться землей, они не могут работать на ней, - и есть люди в белых одеждах, у них надои растут… Хотя по этому поводу очень много разного можно прочесть в публикациях, наверное, врагов ваших, как вы говорите, но главного, получается нет. Вот произвол есть, он всеми творится. Здесь, получается, этих людей нет. Это кто – судьи, главы администраций? Наверное, с теми, кто сегодня владеет землей, произвол тоже можно связать. Те, кто сегодня распродает землю в Московской области в красивых местах под строительство жилых домов, дай бог им жить счастливо…



Василий Бойко: Мы не продали ни одной сотки.



Вера Володина: Ну, готовитесь, очевидно, на этом зарабатывать. Это неплохо. Главное, чтобы пришел тот собственник, который, наверное, будет эффективным. А бывшие колхозники – это собственники неэффективные и никому не нужные, никто их не защитит уже, ни суд, ни власть, ни правозащитники. Это единственное, что можно сказать. Но люди это хорошие, умные, они все делают со знанием закона – а толку-то? Они даже не упоминаются.



Карэн Агамиров: Вера, но все же бороться надо продолжать?



Вера Володина: Наверное, в этом нет смысла, потому что против бывших земельных пайщиков намного большая сила. И зря они обращаются к Кремлю, к Путину. Мне кажется, что против них все довольно слаженно действует.



Карэн Агамиров: Подведем итоги. Наталья Ряднова, вам даже уже рекомендуют в сообщениях на пейджер: хватит в России биться, в Страсбургский суд надо обращаться.



Наталья Ряднова: Прежде чем в Страсбургский, надо здесь пройти все инстанции.



Карэн Агамиров: Но будете бороться дальше?



Наталья Ряднова: Да.



Карэн Агамиров: Вера в страну есть, в Россию вера есть?



Наталья Ряднова: Однозначно! Если бы не было этой веры, мы бы даже…



Карэн Агамиров: В президента вера есть?



Наталья Ряднова: Однозначно!



Карэн Агамиров: И в президента есть… Это я спрашиваю так вот, с легкой иронией, а вы верите.



Наталья Ряднова: А я верю.



Карэн Агамиров: А он – гарант Конституции, а Конституция не соблюдается…



Наталья Ряднова: А как же не верить? Если не верить, тогда как без веры жить? Так невозможно.



Карэн Агамиров: Очень хорошо, вот это очень хорошие слова.



Наталья Ряднова: Я думаю, что нужно верить и бороться, и надеяться.



Николай Дижур: Я бы здесь хотел сказать, что мы обращаем внимание на правозащитников, я, допустим, не правозащитник, я защитник. Мы забыли многие свои естественные функции. В силу своего статуса депутата я защищаю и представляю интересы тех жителей своего района, которые проживают и которые отдали мне свои голоса. И в этом я вижу главное, что нужно пользоваться теми правами и теми возможностями, которые даны по закону.



Карэн Агамиров: Василий Бойко подводит итоги.



Василий Бойко: Вы знаете, для того чтобы помочь обиженным людям, нужно четко разделить: белое – белое, а черное – черное. Если это не сделать, мы никому не поможем. У нас в районе сельское хозяйство прекрасно развивается, никакого социального недовольства нет, за исключением одного позвонившего…



Карэн Агамиров: Значит, есть. Если есть один даже, то уже есть недовольство.



Василий Бойко: Ну, когда большое дело делается, всегда недовольный найдется. И я приглашаю всех желающих специально проехать по Рузскому району и посмотреть своими глазами, что мы делаем.



Карэн Агамиров: И посмотреть, как вас тут называют в сообщении на пейджер, - «Рузскую Швейцарию». Отдельная тема вообще для передачи, интересная.



Василий Бойко: С удовольствием.



Карэн Агамиров: Сергей Федотов, «Крестьянский фронт»…




Сергей Федотов

Сергей Федотов: Я хочу сказать, что у России будущее будет только в том случае, если Россия и президент Владимир Владимирович Путин, в том числе, вернется в рамки правового поля. И когда мы отделим, как президент говорил, «мух от котлет», когда разделим черное на черное, а белое на белое, когда за счет земли, несправедливо отобранной у двух крестьянок, Натальи и Веры, которые, может быть, неэффективно используют эту землю, но они на ней кормятся… Когда приходят Ананьевы, Бойки и им подобные и начинают развивать что-то более эффективное, - это неправильно, это за чужой счет.



Карэн Агамиров: Ну, не любите вы Бойко!


Юрий, наш радиослушатель, подведите итог беседы.



Слушатель: Мне кажется, передача острая получилась, спорят. Но вот я проехал на своей машине до Питера на прошлой неделе и посмотрел, какая там красота: доходные дома сдаются, все отдыхают, и жизнь у них медленнее, более интересная. А что касается Бойко, мне кажется, это новый человек, и делает он все по сегодняшнему дню. Противников всегда будет много, а мне хочется, чтобы и наша территория, в том числе в Рузском районе, была замечательной, и чтобы к нам ехали из разных регионов и наслаждались. И конечно, чтобы крестьяне тоже не страдали. Но если человек не хочет работать, он не будет работать, вот такой мой итог.



Карэн Агамиров: И Вера Володина…



Вера Володина: Здесь говорили об одном шизофренике из Рузского района, о десяти обманутых каким-нибудь председателем, но я утверждаю, что речь идет о 20-25 процентах в каждом сельском хозяйстве обманутых земельных пайщиков.



Сергей Федотов: Браво, Вера!



Карэн Агамиров: Вот такая ситуация… Спасибо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG