Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ликвидация призыва в Российской армии: возможно ли это сегодня


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Александр Дядин. Гости студии - координатор Общественного движения "Стоп призыв" Елена Иванова и член политсовета регионального отделения Республиканской партии Анастасия Сергеева.



Дмитрий Казнин: Все больше людей поддерживают акции и пикеты, организованные появившейся весной этого года в Петербурге новой общественной организацией "Стоп призыв".



Александр Дядин: Первый митинг за отмену призыва в армию, в котором приняли участие около трехсот человек, состоялся в Петербурге весной этого года. Участники митинга тогда подняли лозунги: "Сильная Россия - это профессиональная армия" и "Призывник - это раб". Их поддержали многие горожане, согласные с тем, что российские власти не предпринимают никаких реальных действий для изменения ситуации в армии. С тех пор различные акции, пикеты с требованием остановить призыв, как устаревшую форму комплектования вооруженных сил, периодически проводятся в спальных районах Петербурга. У движения появился свой сайт в Интернете, где помещены мнения участников акций, горожан, о проблеме призыва. Отделения движения "Стоп призыв" при поддержке партии "Яблоко" стали действовать и в других городах России.


Председатель петербургского молодёжного "Яблока" Александр Шуршев так оценивает значение этого движения.



Александр Шуршев: Мы часто слышим о проблемах, с которыми сталкивается наша армия. Но все, что нам предлагают, это какой-то косметический ремонт армии. Никакой кардинальной реформы нам не предлагают. Все концепции, все программы, которые принимает Министерство обороны, предполагают сохранение призыва. Мы же настаиваем на полной отмене призывной системы. И будущее российской армии - это все-таки профессиональная армия, потому что сегодняшняя система - это просто узаконенное рабство. Чем занимается наша армия? Строительством дач, картошку собирают, еще что-то, но уж точно не защитой нашей страны. Мы считаем, что для изменения положения в армии армия должна формироваться на профессиональной основе. Очень многие не верят, что профессиональная армия возможна. Часто говорят, что в России всегда существовала именно призывная система, и никакая профессиональная армия у нас невозможна. Именно поэтому сейчас во многих регионах, в Петербурге в частности, проходят информационные кампании, когда в городах возникают пикеты, людям рассказывают о том, что призыв отменить возможно, что во многих странах это уже сделано. Но если вспомнить, например, 1861 год, когда отменяли крепостное право, очень многие тоже говорили о том, что Россия - исконно крепостная страна. Но, слава богу, тогда мы крепостное право отменили. Вот сейчас мы должны отменить то же самое рабство, только уже в армии.



Александр Дядин: По мнению участников движения "Стоп призыв", система призыва в армию наносит стране колоссальный вред, поскольку, создавая видимость обороноспособности, отрывает молодых энергичных людей от нормальной жизнедеятельности. При этом действенность самой армии остается на уровне позапрошлого века.



Дмитрий Казнин: У нас в гостях Елена Иванова, координатор Общественного движения "Стоп призыв", и Анастасия Сергеева, член политсовета регионального отделения Республиканской партии России. Тема нашей программы: возможно ли полностью отменить призыв в армию? И способы законодательного решения этого вопроса.


Начнем с того, что такое "Стоп призыв". Насколько известно, организация молодая, ей всего 4 месяца. Как она была организована, с какой целью?




Елена Иванова

Елена Иванова: Если в двух словах сказать, самое главное, что это абсолютно не партийная, гражданская инициатива частных лиц, можно сказать, которая, к счастью, была поддержана, в том числе, и нашими демократическими партиями. Собственно говоря, идея тех людей, которые инициировали Общественное движение "Стоп призыв", как раз заключалась в том, чтобы попробовать привлечь к решению проблем отмены призыва самые широкие слои нашего населения, как партийные, так и не партийные. Партии играют свою роль в этом процессе, потому что у них есть определенный ресурс, которому мы очень рады, они готовы для нас предоставлять его и использовать в нашей совместной деятельности. И на сегодняшний день в Петербурге в рамках нашей конфедерации, как мы говорим... Не знаю, насколько правилен это термин в данном случае, но мы так договорились. Конфедерация - в том смысле, что есть разные организации, которые имеют в своей программе пункт перехода российской армии на профессиональную основу, они заинтересованы изначально в нашей деятельности. И поэтому они присоединяются к Общественному движению "Стоп призыв" именно по этому поводу, с единственной целью - отмена призыва совместными усилиями. То есть это гражданская инициатива, поддержанная, в том числе, и партийными структурами: РПР, "Яблоко", ОГФ на сегодняшний день в Петербурге и молодежное движение "Оборона". Причем я хочу сразу уточнить, что в разных городах это будет совершенно разная картина, потому что в каждом городе свой политический микроклимат, и, возможно, там будут какие-то другие организации, которые будут в этом движении работать.



Дмитрий Казнин: А в других городах уже есть отделения?



Елена Иванова: Да, безусловно, потому что идея отмены призыва витает в воздухе. И на сегодняшний день пока это 6 городов: Петербург, Москва, Самара, Екатеринбург, Красноярск и Мурманск. Но я думаю, что это только начало.




Анастасия Сергеева

Анастасия Сергеева: В принципе, Республиканская партия России была и остается одним из последовательных сторонников реформирования российской армии и именно перехода на профессиональную основу. Поэтому, конечно, мы рады приветствовать создание различных широких гражданских, политических коалиций, объединяющих сторонников именно системных изменений. И именно инициатива молодежная, молодые республиканцы тоже активно участвуют, просто по своему возрасту прежде всего, мы готовы поддержать и поддерживаем различные федеральные и региональные инициативы, которые ставят своей целью продвижение идеи перехода на профессиональную армию. И, в частности, в Санкт-Петербурге это "Стоп призыв" - самая здоровая, наверное, единственная даже такая идея, которая была, и вроде бы все о ней говорили, но Лена сделала тот шаг, превратила это из идеи уже в реальность. Безусловно, мы готовы поддержать и стараемся делать все, что можно, в этом направлении, именно ресурсами, возможностями, которые у нас есть.



Елена Иванова: О необходимости нашего движения два слова, почему, собственно говоря, мы вынуждены были предпринимать некие шаги, что-то делать. Потому что похоже на то, - Саша Шуршев сказал об этом, - что государство само, видимо, не способно принять это политическое решение самостоятельно, отказаться от призывного способа комплектования. Поэтому получатся, что мы вынуждены эту инициативу проявлять снизу, то есть гражданская инициатива нам необходима, иначе ничего не изменится, похоже.



Дмитрий Казнин: Вы сказали, что идея витает в воздухе, но этого мало все-таки. Должны быть какие-то конкретные пути...



Елена Иванова: Вот это движение и создано для того, чтобы эти конкретные пути были найдены. Понятно, что это не в силах одного человека придумать. Грубо говоря, технологии отмены призыва пока не существует, по крайней мере я этого не знаю. Таким образом, мы сами на ходу должны формировать эту технологию, придумывать ее, чтобы было сделано все по уму. Мы должны привлечь к этому процессу и специалистов, потому что мы на роль экспертов не претендуем, мы просто выражаем эту инициативу, с тем чтобы при необходимости специалисты были привлечены к этому процессу.



Дмитрий Казнин: Тут, наверное, и кроется загвоздка. Чтобы таким радикальным образом реформировать армию, здесь должно участвовать Министерство обороны в первую очередь, должен быть какой-то компромисс и так далее. Как бы много людей ни поддерживали эту идею, все-таки без каких-то законодательных моментов государства...



Елена Иванова: Дело в том, что Министерство обороны - это у нас не законодательный орган. Законодательный орган у нас Государственная Дума, и именно к ней мы апеллируем, когда говорим... Я еще не упомянула средства достижения нашей цели - это изменение законодательной базы Российской Федерации, тех законов, которые до сих пор поддерживают сохранение принудительного призыва в российскую армию. Вот эти законы нам нужно изменить, и это не задача Министерства обороны, а это задача господина президента и нашей Думы. С ними мы и пытаемся выйти на диалог, с этими структурами. А Министерство обороны - это исполнительный орган. Они могут выдвигать свои инициативы, у них была возможность это сделать, но они этого не делают. Они занимаются имитацией реформы армии, не более того. Поэтому если они захотят внести вклад в процесс действительного реформирования армии, то никто им не помешает это сделать, а в дальнейшем они будут выполнять те инструкции, которые им предписывает закон.



Дмитрий Казнин: Есть различные организации, например, "Солдатские матери", которые так или иначе тоже ратуют за подобные идеи. И им приходится быть в постоянном диалоге с армейскими чинами.



Елена Иванова: Это интересный вопрос. На самом деле с "Солдатскими матерями" мы в контакте, и они знают о нашем существовании, и мы преклоняемся перед тем, что они делают - оказывают "скорую помощь" людям. Тем не менее, у нас разные задачи. Наша задача заключается в том, чтобы отменить призыв, ликвидировать эту систему в принципе. То, что делают они, это способы избежать отрицательного действия этой системы на конкретного человека. Еще раз хочу подчеркнуть, что мы не против армии. Наоборот, мы хотим, чтобы у России была сильная армия. Мы не выступаем за ликвидацию этой структуры, потому что это общественная необходимость - защита нашей страны, поэтому армия нам нужна. И мы выступаем только за изменение способов, которые эту армию формируют. Те люди, которые хотят в ней служить и сейчас служат в ней уже, конечно, мы отдаем им должное и очень рады, что они выбрали себе такой путь, чтобы нам обеспечивать безопасность. Но те, кто не хочет служить в армии, мы считаем, что правительство наше, государство не имеет право их принуждать.



Дмитрий Казнин: Декларировалось уже не раз, что государство делает попытки внедрять контрактную систему в армии, отдельные воинские части даже переходили на эту систему. Были провалы в этом. Не видите ли вы в этом попытку перейти рано или поздно на контрактную армию, через 10, 15, 20 лет?



Елена Иванова: Вот как бы не было поздно. На самом деле я знаю методы, при помощи которых наше военное руководство действительно переводит нашу армию на контракт. Самые свежие новости, когда в подмосковной дивизии призывников ставят в такие условия, вынуждают подписывать контракт, после чего их отправляют в Чечню. Поскольку есть циркуляр не отправлять призывников в Чечню, так вот они таким образом поступают: заставляют людей подписывать контракт, и тех, кто призван все-таки на срочную службу, отправляют в "горячую точку". Так что методы у нашего военного ведомства оставляют желать лучшего.



Дмитрий Казнин: Вы думаете, возможна вообще в современной России, да и вообще в принципе в России контрактная армия? Я говорю сейчас, может быть, даже о менталитете, о том, что такие попытки делаются, они проваливаются. Готов ли народ, готовы ли люди именно к этому?



Елена Иванова: Я хочу напомнить, что сейчас в нашей армии служит примерно 1 миллион 200 тысяч человек. И 600 тысяч из них - это профессиональные военные. То есть все военное руководство, офицеры - это все профессиональные военные. Когда нам говорят: "А кто будет в армии служить?" - их не нужно искать, они уже служат. Притом, что те условия, которые сейчас в армии существуют, далеки от идеала. Если эти условия хотя бы немного улучшить, в армию будет не призыв, а конкурс. Чего, собственно, мы и добиваемся. Мы хотим, чтобы в армию шли самые лучшие, чтобы была очередь в военкомат, который будет работать как кадровое агентство обыкновенное, чтобы военные сами имели возможность выбрать себе лучшие кадры.



Дмитрий Казнин: Риторический вопрос: почему тогда, по вашему мнению, не происходит этого процесса сейчас? Кому это нужно?



Елена Иванова: Это сложный вопрос...



Анастасия Сергеева: Наверное, трудно сказать, кому это нужно, в данном контексте, просто потому что мы не специалисты, которые изнутри видят эту ситуацию. Но мы знаем точно, что гражданам это не нужно, и большинство особенно молодых людей это показывают, демонстрируют. По большому счету сам институт принудительного призыва в армию, он уже сейчас ликвидируется в явочном порядке гражданами самими, молодыми гражданами. По грубым оценкам, если бы не было отсрочек, освобождения по здоровью, то в армию можно было бы постоянно призывать, постоянно служили бы там 2-3 миллиона молодых людей. Реально призывается 600 тысяч. Причем мы знаем, какими способами идет призыв, с напрягом, каждый раз говорят, что надо добрать план. Мы не видим очередей желающих служить, военкомов, которые отбирали бы молодых людей. Больше чем три четверти молодых людей в нашей стране не выражают желания служить. Более того, они фактически бойкотируют призыв своими действиями, вне зависимости от того, что они говорят. О каком призыве можно говорить, если он не признается теми гражданами, которые должны быть призваны по закону?



Дмитрий Казнин : Опрос горожан на улицах Петербурга показывает, что они совершенно различны. При опросе была упомянута сельская местность, где якобы с радостью люди идут служить.



Елена Иванова : Замечательно, что они идут с радостью. Это как раз аргумент в ответ тем, кто говорит – а кто будет служить в армии? Есть люди, которые хотят в ней служить. Я говорила уже о примерно 600 тысячах профессиональных военных, которые у нас сейчас есть в армии, и о тех молодых ребятах, которые действительно за счастье посчитают послужить, потому что он считают, что это подходящее для них занятие. Это замечательно. Вот это будет ядром, зародышем нашей настоящей, сильной, профессиональной армии России. К чему мы и стремимся.


По поводу того, возможна ли ликвидация призывной системы сегодня. Я хочу сказать фразу, которая, может быть, неоднозначно будет воспринята в первый момент, но послушайте. Призыв в армию сейчас уже ликвидирован. Потому что то, что происходит сейчас – вот эта призывная система – она работает не на армию. Призывают людей не в армию. Я могу это доказать. Что такое армия? Это военная структура, которая работает по уставу. Соблюдение устава неукоснительно. Это общий закон для всех военных, и все военные это подтвердят. Что происходит в той части армии, я подчеркиваю, именно в той части армии, которая формируется по призыву? Опять же все военные подтвердят, что устав в этой части армии не действует. Я оговорилась. На самом деле, нет названия для того формирования, которое сейчас работает под вывеской «армия».



Анастасия Сергеева : Неуставные отношения.



Елена Иванова : Те самые неуставные отношения, которые… Это словосочетание уже в ушах навязло. Все привыкли. Никто не задумывается, к чему приводят вот эти неуставные отношения. Это, фактически говоря, параллельно существующий негласный закон, по которому служат все военные снизу до верху, все об этом знаю, что закон такой – кто дольше отслужил, тот и главный. Это приводит к тому, что, например, функции института младшего командного состава сводятся к нулю. Его возможность влияния и командования сводятся к нулю. Что это означает? Что наша армия изначально небоеспособна хотя бы поэтому. Если в отделении из 8-10 человек есть хотя бы один «дедушка», а отделением командует сержант, который прослужил год (пришел из сержантской школы), это значит, что отделение не будет подчиняться его команде. Оно будет слушаться «дедушку». Это опять же подтвердит любой военный.



Анастасия Сергеева : А таких сержантов у нас 50 процентов по сути, примерно.



Елена Иванова : Я не буду говорить о цифрах. На самом деле, достаточно и одного такого отделения, чтобы вывести из разряда небоеспособных дивизию. Это азы. Люди, не подчиняющиеся приказам, это не армия. Это просто толпа мужиков в военной форме, извините меня. Так вот туда под девизом «Защита Отечества» пытаются призывать наших молодых людей. Против этого мы хотим выступить. Мы хотим вот это всем показать – задумайтесь об этом, пожалуйста, все.



Дмитрий Казнин : Вы так ласково называете старослужащих – «дедушка». Мне очень понравилось. К нам поступают телефонные звонки, здравствуйте.



Слушатель : Здравствуйте. Майор запаса Пантюхов Николай Николаевич, город Ленинград. У нас в стране самая большая беда, когда занимаются ключевыми проблемами не специалисты. В данном случае, я обращаюсь к вам. Вы далеки от понятия, какая нужна армия России. Во все времена, вся история доказала, что должна быть только призывная армия. У нас 62 тысячи километров границ. Нужно поднимать престиж армии. Нужно поднимать военно-промышленный комплекс, вообще экономику страны, чтобы исключить эти вопросы и такие негативные моменты, которые сейчас разбираются. Искусственно создают и дедовщину, разваливают армию вот этими призывами к альтернативной службе. Не может быть в России альтернативной службы. Основной костяк – это все-таки призывная.



Анастасия Сергеева : Правильно, мы не специалисты. Мы об этом говорим. Мы с самого начала подчеркнули, что мы сегодня говорим о тех вещах, которые знает каждый, которые понимает каждый, не претендуя на роль эксперта.


Что касается специалистов, привлечение специалистов. Лена уже говорила, я сейчас это повторю, мы хотим привлекать экспертов. Мы надеемся их привлечь. Мы рассчитываем на помощь экспертов в том плане, чтобы сформировать из того социального заказа, который дается, тот непосредственный проект и в законодательном плане, и в социальном плане и во всех прочих, который будет исполняться государством. Мы (как гражданская инициатива) со своей стороны можем осуществлять…



Елена Иванова : Фактически говоря, речь идет о трехстороннем процессе. С одной стороны – это общество, которое формирует социальный заказ, как Настя выразилась. С другой стороны – это эксперты, которым мы поручаем вести этот проект, так как мы просим их, исходя из общественных требований.



Анастасия Сергеева : Указывая конечную цель.



Елена Иванова : Повторяю, что общественные требования заключаются в том, чтобы отказаться от призывной армии, потому что она не исполняет своей функции – защита страны. Третья сторона – это, собственно говоря, те люди, которые принимают решение, то есть правительство, президент и так далее.


Хочу напомнить слушателям, что призыв ликвидирован уже де-факто. Призыв в армию ликвидирован де-факто. То, что осуществляется сейчас, это не в армию призывают. Остается ликвидировать его де-юре. Это необходимо сделать. Потому что нами обнаружены (проведена уже экспертиза специальная) противоречия Федерального Закона «О воинской обязанности и военной службе» нашему Основному закону, Конституции. По этому поводу мы хотим инициировать подачу жалоб в Конституционный суд теми люди, которые недавно отслужили в армии. Мы обращаемся сейчас к ним – услышьте нас, пожалуйста. Потому что ваша инициатива, ваше желание нам помочь, сыграют свою роль в этом процессе.


На самом деле, в других странах, где демократические традиции развиты хорошо, общественные движения являются той силой, которая формирует образ будущего. Насколько будет массово наше движение по отмене призыва, эта самая массовость покажет, насколько наше население способно и готово воспринять тот образ будущего, который мы декларируем. Собственно говоря, если в тех странах, где демократические традиции развиты, общественные движения поддерживаются властями, потому что власти заинтересованы в своих избирателях, они видят в общественных движениях ту реальную силу, которая должна влиять на будущее страны, то, к сожалению, в России таких традиций нет. Более того, существует положение, когда государственная власть достаточно независима от населения. Достучаться, пойти на этот самый диалог, о котором мы говорили, очень сложно. Немного средств осталось, чтобы этот диалог возник. К сожалению, в таких условиях мы вынуждены констатировать, что только массовый гражданский протест вынудит власть пойти на такой диалог.



Анастасия Сергеева : Наиболее эффективный метод, как оказывается.



Елена Иванова : Это наиболее эффективный метод. Мы будем этот протест организовывать. И 1 октября сего года я приглашаю всех заинтересованных граждан этот протеста поддержать. Он будет носить всероссийский характер. В разных городах будет свой микроклимат, свои силы, но единственная наша общая цель – это отмена призыва.



Дмитрий Казнин : К нам поступают телефонные звонки, здравствуйте.



Слушатель : Доброе утро. Меня зовут Сергей. Меня удивляют два таких момента с нашей призывной армией. Первый - судя по звонку слушателя, у которого очевидно полностью отшибло память. Я помню дедовщину еще, когда был мальчишкой в 60-е годы, когда рядом гарнизон находился. Там издевались и совершенно жуткие случаи были с солдатами. Причем, дедовщина эта была инициирована руководством частей. Им просто так проще было. Второй момент то, что члены семей офицеров сами к этому относятся как-то очень странно. Они совершенно спокойно относятся к этому узаконенному рабству своих солдат, которые на них сейчас горбатятся на дачах, и на всяких приусадебных участках. Вот эти два момента меня удивляют.



Дмитрий Казнин : Здесь следует продолжить мысль, что все-таки издевательства, которые происходят в армии над призывниками, все-таки не являются первопричиной ваших требований.



Елена Иванова : Нет, абсолютно. На мой взгляд, конечно, эти случаи ужасны, говорить о них больно. Но это все-таки всего лишь следствие. Бороться со следствиями, на наш взгляд, нет никакого смысла. Потому что это следствие существования призывной системы. Если мы систему не уничтожим, систему не ликвидируем, то эти последствия будут, если не в этой форме, так в другой. Интересно, что, действительно, об этом знает все руководство, что часть армии существует не по призыву, фактически не являясь армией при этом, о чем я уже говорила, об этом знают все, вплоть до Главнокомандующего. Они ничего не собираются менять. Вот это страшно. Именно поэтому у нас возникла такая инициатива. Защита граждан, которую Министерство обороны пытается обеспечить таким способом, нас не устраивает. Нас этот способ не устраивает. Мы хотим выразить свой категорический протест.



Дмитрий Казнин : Как же те общественные мифы, которые уже укоренились в сознании многих и многих, что каждый настоящий мужчина должен обязательно отслужить в армии? Ведь это присутствует.



Елена Иванова : Каждый настоящий мужчина, на мой взгляд, должен иметь возможность выбрать, чем ему заняться в жизни. Если он выберет армию, да бога ради. Флаг ему в руки.



Анастасия Сергеева : Я бы хотела добавить, что каждый настоящий мужчина, прежде всего, должен осознать, что он хочет. Каждый любой человек, независимо мужчина или женщина, должен осознать, чего он хочет, что он может и в соответствии с этим выбирать свой путь в жизни. Безусловно, заставить человека служить, потому что он должен прослужить, это глупо. Не будет человек эффективно работать там, куда его заставили, привили, силком держат.



Елена Иванова : Кроме того, существует такой аспект – для чего нужен призыв? У нас сейчас принимается за аксиому, что призывная армия – это необходимо. На самом деле, вопрос должен быть поставлен не так. Как раз перед экспертным советом мы бы хотели сформулировать нашу задачу таким образом – давайте сначала решим, какие угрозы? Армия – это инструмент для решения неких проблем, то есть защита страны от внешних угроз. Какие угрозы у нас существуют на сегодняшний момент? Это нужно проанализировать, исходя из сегодняшнего состояния дел. Потом решить, какими средствами мы располагаем для того, чтобы решить эту проблему, какие у нас для этого есть ресурсы. Уже на этом этапе, возможно, возникнет предположение, а может быть нам призывная армия нужна? Это мое непрофессиональное убеждение, что ответ будет отрицательным.


Потому что единственное преимущество призывной армии – это ее массовость. Любой, кто более или менее в курсе, как ведутся сегодняшние войны, может подтвердить мою догадку о том, что массовость армии сейчас не играет вообще никакой роли. Сейчас важно, чтобы эта армия была модернизирована соответствующим вооружением, чтобы там были информационные структуры. А массовость – это уже дело десятое.


Кстати, по поводу погранвойск, о которых майор говорил. Хочу ему напомнить, что сейчас в погранвойсках практически нет призывников. Боюсь ошибиться, по-моему, они отказались уже полностью от призыва. Вот эти наши обширные границы, о которых все время говорят, защищаются сейчас профессиональными военными. Спасибо им за это.



Анастасия Сергеева : Я бы еще добавила, что не только техническим оснащением, но и теми людьми должна комплектоваться армия, которые подготовлены достаточно высоко, высокообразованными. И могут работать с этой техникой.



Елена Иванова : Подготовка к войне 1941 года максимум, то есть массовая, плохо подготовленная армия – это действительно позапрошлый век.



Дмитрий Казнин : К нам поступают телефонные звонки, здравствуйте.



Слушатель : Здравствуйте. Уважаемые гости, вы очень наивны, полагая, что наши границы надежно защищены. Всего 1 миллион 200 не может защитить такое огромное расстояние. К нам вагонами идут наркота, все. У нас практически границы особенно в районе Казахстана открыты, я уж не говорю про Прибалтику и другие. Катастрофическое положение. Кто вам такой бред сказал?!


Что касается дозвонившегося, который говорит, что дедовщина была в 60-х годах. Да он просто неграмотный человек. Дедовщина началась у нас с приходом Горбачева, с вводом демократических институтов в армию. Устав жесткий. Он не терпит никакой демократии. Ввели демократию – все.



Елена Иванова : Господин майор, мы вас узнали.



Дмитрий Казнин : В принципе, понятно мнение. Но мы уже обсудили этот момент, что не первопричина дедовщина.



Елена Иванова : А по поводу охраны границы – это вопрос к Министерству обороны. Как может, так и охраняет.



Дмитрий Казнин : Об экспертном совете, может быть, надо еще сказать несколько слов. Что это такое? Что вы предлагаете? Что это будет?



Анастасия Сергеева : Пока, честно говоря, это идея. Мы сейчас эту идею… Мы приглашаем экспертов по обсуждению того формата, в котором им удобно, в котором им лучше, профессиональнее обсуждать и формировать проект перехода на контрактную армию. Безусловно, есть уже программы, были и в 90-е годы, и сейчас, постоянно вырабатываются. Наша задача в данном случае – это свести все эти программы воедино и выработать ту общую идею, которую поддержат, с одной стороны, граждане, которая сможет быть пролоббирована в хорошем смысле этого слова и в законодательных органах.



Елена Иванова : Которая, действительно, будет отвечать общественным потребностям.



Анастасия Сергеева : Да.



Елена Иванова : Потому что то, что происходит сейчас, это отвечает потребностям, скорее, государства, а не обществу.



Анастасия Сергеева : Формат этого экспертного совета – это то, что мы сейчас предлагаем экспертам самим для себя решить.



Дмитрий Казнин : Вообще есть такое магическое словосочетание «политическая воля». Если ее нет (у нас так устроено сейчас все), то не будет никаких решений в каком бы то ни было направлении. Если она есть, то…



Елена Иванова : Если политическую волю не в состоянии изъявить правительство и те люди, от которых действительно зависит принятие решений, то эту политическую волю будет демонстрировать общество. Другого выхода нет.



Дмитрий Казнин : По вашим прогнозам, если брать какой-то более или менее идеалистический вариант, какое время может занять процесс перехода армии на контрактную основу?



Елена Иванова : В Голландии, например, был отменен призыв за 8 месяцев. По моим оценкам, может быть, грубо так сравнивать, что армия – это крупное предприятие. Сколько нужно времени, чтобы укомплектовать кадрами крупное предприятие? Полгода, год. По крайней мере, точно не 15 лет.



Дмитрий Казнин : Но уже же есть долгосрочные планы реформирования, которые, наверное, отменять никто не будет о переходе на год, на полгода.



Елена Иванова : Что значит… Это переход на год и полгода с учетом призыва. Мы ведь требуем призыв отменить вообще. Если говорить о той же дедовщине, то сокращение службы до года улучшит положение военнослужащих? Отнюдь нет. Урода могут сделать за один день. Но суть принуждения при этом все равно остается. Бессмысленное принуждение.



Дмитрий Казнин : Спасибо.



XS
SM
MD
LG