Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О чем думают власти и чем озабочены родители школьников накануне 1 сентября


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие - екатеринбурженка Елена Ярутина, мама третьеклассницы Софьи, Игорь Хуторянский, директор Департамента образования Томска, и корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.



Евгения Назарец: Свердловское правительство собирается отказывать в лицензировании школам, где в обязательных программах нет курса Начальной военной подготовки.


Томский губернатор Виктор Кресс поручил своим подчиненным рассмотреть вопрос введения в томских школах обязательного факультатива по шахматам, а возможно, и обязательную сдачу норм ГТО. Подробности у томского корреспондента Радио Свобода Мелани Бачиной.



Мелани Бачина: Томский губернатор решил обратить внимание на образование. Томск позиционирует себя как «умный город». «Тогда почему бы, – заявил Виктор Кресс, - не ввести в школах обязательный факультатив по шахматам, чтобы дети не по улицам после школы болтались, а свой интеллект развивали».



Виктор Кресс: Я считаю, что шахматы – это серьезное дополнение к нашему «умному городу». И в каждой школе, если мы будем учить этой интеллектуальной игре со школьной скамьи, а еще лучше – до школы, но хотя бы со школьной скамьи, что тут плохого?! Затраты копеечные, буквально копеечные. Мы тем самым несколько десятков, а может быть, сотен ребятишек отвлечем, убережем от улицы, от подвалов, от приема наркотиков и от многого другого. Мы их простой займем, этих ребятишек.



Мелани Бачина: А еще губернатор Кресс уверен, что физическое здоровье нового поколения оставляет желать лучшего, поэтому хорошо было бы ввести в томских школах обязательную сдачу норм ГТО.



Виктор Кресс: Что касается ГТО, то я не за то, чтобы «готов к труду и обороне» полностью, может быть, «оборону» даже... хотя зачем ее убирать? Здесь цель – развивать массовый спорт, чтобы родилась потребность в занятиях спортом, чтобы эта потребность перерастала дальше. Потому что вообще успешным в рынке может быть только здоровый человек. Если ты нездоров, то ты никогда богатым не будешь, никогда. Если со школьной скамьи человек к чему-то не привык, то потом это очень тяжело прививать. А это выльется сначала, может быть, через какое-то и принуждение, но потом это в потребность войдет.



Мелани Бачина: В Томском областном управлении образования над словами губернатора задумались, но прокомментировать сразу эту инициативу так и не решились. Сказали лишь, что сейчас в департаменте рассматриваются разные варианты введения норм ГТО и шахматных факультативов в школах.



Евгения Назарец: Вот так мы открываем сегодняшнюю тему дискуссии. А тема эта – подготовка к новому учебному году.


Если про нормативы ГТО в томских школах пока еще точно не известно, то определенно известно, что с 1 сентября во всех школах Томска начнет работу служба «SMS-Дневник». На мобильные телефоны родителей каждый день будет приходить информация об успеваемости, о посещении занятий, о поведении ребенка и о многом другом, что раньше учителя записывали красной пастой в обычный дневник. «SMS-Дневник» будет платной, но добровольной услугой для родителей.


Обо всех возможных и уже принятых нововведениях в томских школах моя коллега Мелани Бачина беседует с директором городского Департамента образования Игорем Хуторянским.



Мелани Бачина: Игорь Ильич, до начала нового учебного года осталось меньше двух недель. В этом году в Томске говорят о множестве нововведений, которые ждут школы. Появятся, например, «SMS-Дневники». Губернатор предложил обязательный факультатив по шахматам. Что еще нового ждет томичей в новом учебном году?



Игорь Хуторянский: Во-первых, томские школы живут и развиваются – вот это, наверное, самое главное. Новое это или не новое, я не знаю. И то, что в этом году томские школы продолжат развиваться во всех отношениях – в повышении качества образования, в улучшении методик, технологий образования – это, конечно же, без сомнения.


Что касается конкретных нововведений, ну, трудно их назвать какими-то революционными. И вообще я считаю, что система образования должна быть по-здоровому консервативной, и какие-то резкие телодвижения, резкие революции для системы образования просто противопоказаны. Образование должно развиваться эволюционным путем. Потому что ошибки в развитии образования потом очень дорого обходятся обществу.


Вы упомянули «SMS-Дневник». Да, действительно, это, наверное, будет одним из самых глобальных проектов, который мы будем внедрять на территории всего города Томска. И мы ждем очень большой отдачи от внедрения этого проекта. Посредством этого проекта мы хотим включить более активно родителей в образовательный процесс. Потому что сегодня, когда взрослые заняты зачастую проблемами, как прокормить, как содержать семью, не всегда остается достаточно времени для общения с собственным ребенком. И этот проект «SMS-Дневник», который включит родителей более активно в школьную жизнь своего ребенка, наверное, он поможет выстроить и более плотные контакты в семье.



Мелани Бачина: А действительно ли назрела необходимость в «SMS-Дневниках»? Есть проблема с родителями, с обратной связью с ними? Именно поэтому такая идея родилась?



Игорь Хуторянский: Проблема эта всегда была актуальной, во все времена – связь школы и родителей. Семья и школа, они вместе должны быть. Не спорить друг с другом, кто виноват и кто что должен делать, а как выстроить контакт между школой и семьей и взаимопонимание, что все мы в одной лодке и все работаем на одно дело. Методов и способов есть огромное количество.


Вот «SMS-Дневник» - это один из новых методов, который призван решить вот эту проблему – связь родителей и школы. А в последние годы, действительно, наблюдается тенденция, что дети больше стали бесконтрольными со стороны родителей. И сейчас я говорю даже не об асоциальных семьях, я говорю об обычных, нормальных, приличных семьях. Действительно, сегодня время достаточно жесткое, сегодня, действительно, родители, а особенно мамы, очень боятся потерять работу, потому что сегодня это заработок, это кусок хлеба, и зачастую расставляют приоритеты так, что работа на первом месте. И иногда бывают вот такие случаи, и к сожалению, они в последние годы участились, когда в кабинет директора приходит плачущая мамочка, как правило, это бывает либо под новый год, когда первое полугодие заканчивается, либо в конце учебного года: «Я вот не знала, считала, что у моего ребенка все хорошо и нормально в школе, но вот заканчивается полугодие, а у него масса «двоек». Или заканчивается учебный год, а родители с удивлением узнают, что ребенок будет не аттестован по многим предметам. Они начинают разбираться, почему это произошло. А ребенок в школу ходил через два дня на третий. И для многих семей это становится просто новостью. Поэтому «SMS-Дневник» - это когда родители будут иметь возможность в режиме онлайн, ежедневно получать самую «горячую» информацию о том, как дела у ребенка в школе.



Мелани Бачина: А не получится ли тотальный контроль за ребенком, что только плохое родителям будут сообщать по телефону, а если все хорошо, то никаких sms -сообщений не будет?



Игорь Хуторянский: Ни в коем случае. Информация будет полная. И родители должны уметь вместе порадоваться за своего ребенка. Представьте себе, вот такая картинка. Пришел сын из школы. Мама еще на работе. Он пообедал и пошел гулять. Мама пришла с работы, приходит сынок, и не успел сынок с порога войти, а мама говорит: «Сын, поздравляю тебя с «пятеркой» за контрольную!». Представляете, как классно будет. То есть вся информация: о родительских собраниях, о каких-то коллективных делах, о походах класса в театр, куда-то в музей, - всю эту информацию будут получать родители, а при желании и участвовать.



Мелани Бачина: А у учителей времени хватит на это?



Игорь Хуторянский: Конечно, хватит времени. У учителей-предметников времени это абсолютно лишнего нисколько не займет практически. Учитель-предметник должен будет сделать только одно – на уроке выставить оценку не только в классный журнал, но и эту же оценку поставить в специальный бланк. Это нулевые трудозатраты, никаких трудозатрат.


А вот потом, в конце учебного дня всю эту информацию будут собирать школьные операторы. Вот здесь уже работы побольше. Нужно всю эту информацию будет из всех классов собрать, обработать ее и передать нашему провайдеру. Эту работу тоже будут выполнять работники школы, но это уже будет делаться за отдельную плату.


Так что больших, огромных трудозатрат в школе я не вижу. А когда все дети будут, так сказать, под родительским крылом находиться, я думаю, что это, конечно, повлияет и на посещаемость, и на успеваемость.



Мелани Бачина: Если говорить о других нововведениях, в Екатеринбурге, например, обсуждают идею возрождения Начальной военной подготовки в школах, томский губернатор предложил обязательно нормы ГТО сдавать, вы как к таким идеям относитесь?



Игорь Хуторянский: То, что физическое здоровье в школах, а значит, рискну пафосно сказать, и физическое здоровье всей нации слабеет – это очевидно. И проблема эта не нова. Именно поэтому мы уже как два года ввели в обязательном порядке третий час физкультуры в школах. Поэтому введение еще одного вида – сдача норм ГТО... ну, наверное, термин «ГТО» мы употребляем по привычке, но понятно, что это должны быть какие-то зачеты, и для каждого возраста – свои, что ребенок в таком-то возрасте должен сдавать какие-то спортивные нормативы: бегать, прыгать и так далее. Я считаю, что это очень здравая, прекрасная инициатива. Но если мы вот эту систему зачетов, сдачу спортивных нормативов возведем в более высокий статус, то я думаю, что все от этого только выиграют.



Мелани Бачина: Это будет работать в ближайшее время или это только инициатива, и больше пока ничего?



Игорь Хуторянский: Уже это в школах есть. Это никакое не нововведение. Просто сегодня мы вот эту систему сдачи норм и зачетов спортивных должны будем поднять на более высокий статус. И рейтинг школ, успехи школ будем измерять не только по академической успеваемости, но и по сдаче спортивных нормативов среди школьников.



Мелани Бачина: Во всей России в системе образования есть все-таки проблемы с финансированием, точнее, с недофинансированием, а особенно вопросов, тех статей, которые касаются ремонта и прочего. Вот у нас в Томске все школы к 1 сентября откроются после ремонта?



Игорь Хуторянский: Вы затронули одну из самых наболевших проблем, действительно. Тем не менее, школы в Томске 1 сентября откроются все, и все учащиеся сядут за парты.


Но, как я сказал, это самая наболевшая, самая большая наша проблема. В течение многих лет... есть даже такие термины - «недоремонт», «недофинансирование», то есть на протяжении последних десятков лет наш фонд зданий ветшал быстрее, чем мы успевали их ремонтировать. Проблема одна – капитальный ремонт, а особенно комплексный капитальный ремонт, - эти вещи очень затратные. Цифры просто астрономические.


Плюс к этой сложности, так сказать, трудности традиционной – финансовой трудности, добавилась еще одна организационная трудность – это пресловутый 94-ый федеральный закон, который устанавливает новый порядок закупки товаров и услуг. Этот закон настолько усложнил процедуру конкурсов, настолько он ее затягивает, эту процедуру конкурсов, настолько он неэффективен, что сегодня иногда до абсурда доходит - даже там, где есть деньги, мы не успеваем своевременно их освоить и своевременно произвести работы. Но у нас же ведь другого срока нет, кроме как 1 сентября. Но если соблюдать всю процедуру конкурсов, прописанную в 94-ом федеральном законе, то мы к этим объектам уже на имеющиеся деньги сможем приступить не позже октября-ноября.


С каждым годом эти проблемы становится решать все труднее и труднее. Вот мы все ждем законов, которые бы развязали руки, которые позволили бы нам делать дело, которого от нас ждет население. Но, к сожалению, федеральные законы выходят, как пресловутый 94-ый закон, такие, которые просто связывают всем руки и просто не дают работать.



Евгения Назарец: Итак, мы уже узнали, что власти Томской области предлагают ввести во всех общеобразовательных школах факультатив по шахматам, возродить сдачу норм ГТО и продолжить развитие проекта «SMS-Дневник».


Насколько представления властей о том, как должно быть все в школе, соотносятся с ожиданиями самих учеников и их родителей?


И в Екатеринбургской студии Радио Свобода - Елена Ярутина. Ее дочь 1 сентября пойдет в 3-ий класс.


Доброе утро, Елена.



Елена Ярутина: Доброе утро.



Евгения Назарец: Давайте сначала познакомимся с вашей дочкой. Как ее зовут?



Елена Ярутина: Мою дочь зовут Софья. Она в этом году идет в 3-ий класс, занимается художественной гимнастикой, в школе учится хорошо – «четверки», «пятерки». Ребенок послушный, воспитанный...



Евгения Назарец: И маму не огорчает?



Елена Ярутина: Нет, маму не огорчает. Родители просто счастливы.



Евгения Назарец: Если бы, например, был «SMS-Дневник», то вы бы получали только благодарности за вашу дочь. То есть вам он, по большому счету, был бы не нужен.



Елена Ярутина: Я считаю, что своим детям нужно доверять. Они такие же люди, как и все мы. И если у родителей есть какие-то сомнения по поводу честности их детей, то, возможно, этот «SMS-Дневник» имеет смысл. А если я своему ребенку верю, то в нем нет необходимости.



Евгения Назарец: А Софья отличается от других учеников? Например, бывает так, что «отличницам» тяжело в классе, они находятся в некоторой изоляции. Или такого сейчас нет в школах?



Елена Ярутина: Вот в той школе, в которой учится Софья, не делят детей на лидеров и не лидеров, на «отличников» и «троечников». Дети все равны, все находятся в равных условиях.



Евгения Назарец: То есть в этом смысле можно сказать, что вам со школой повезло. Или вы специально выбирали школу, чтобы у нее была хорошая репутация?



Елена Ярутина: Мы специально выбирали школу с хорошей репутацией. Но я думаю, что если бы даже она попала в какую-то обычную школу... это человек, который может за себя постоять.



Евгения Назарец: Спортивный характер сказывается.



Елена Ярутина: Да, конечно.



Евгения Назарец: А чем ваша дочь обычно занимается летом? И хочет ли она после лета в школу пойти, вернуться снова в класс, к учителям?



Елена Ярутина: Вот буквально вчера я с ней разговаривала по телефону – она сейчас отдыхает у бабушки на Юге, и спросила, хочет ли она в школу. Был визг: «Очень хочу! Я соскучилась по подружкам, я соскучилась по учительнице. Я хочу учиться. Я хочу получать «пятерки». Мне там нравится».



Евгения Назарец: А что для Софьи означает подготовка к новому учебному году? Она любит выбирать новую одежду, портфель, канцелярские товары? Как для нее это происходит?



Елена Ярутина: Ей хочется ходить по магазинам – красивые дневники с кисками, ранцы с Барби, ручки, карандаши, пластилин – все это мы делаем с ней вместе. Потому что я считаю, что ребенок должен получать удовольствие не только от самого учебного процесса и от того, как к нему относятся дети и учитель, но еще и от того, что у нее находится в портфеле и какой портфель она с собой носит в школу. Потому что это ее, это как бы ее маленький мир, и этот мир должен быть ей интересен.



Евгения Назарец: Елена, а для вас это, наверное, более серьезное и более хлопотное занятие. Что вам необходимо сделать в этом году, чтобы подготовить дочь к походу в школу?



Елена Ярутина: Ну, для нас, я думаю, это тоже не очень хлопотно. Потому что когда ребенок любимый, то все делается с душой, и эти хлопоты, они настолько приятны, что они нисколько не загружают ни физически, ни морально, ни материально. Это все делается с удовольствием.



Евгения Назарец: И как же с материальной составляющей? Ведь говорят, что все дорожает, и всякий раз это бремя подготовки школьника к новому учебному году становится для родителей все более тяжелым. Вас это касается? Ну, может быть, это намек в какой-то мере и на материальное положение вашей семьи. Для вас это является финансовой обузой – обучать ребенка в школе – или нет?



Елена Ярутина: Нельзя сказать, что для нас это является обузой, но то, что все это дорожает, на самом деле это так. И в этом плане нам повезло, конечно, со школой, что школа не занимается, грубо говоря, вымогательством. И родители, если они хотят, то помогают. Если у них есть возможность помогать, то они помогают. А что касается подготовки к школе, то все, конечно, дорожает, но от этого никуда не уйти. И если хочется, чтобы твой ребенок был не хуже других, то ты будешь изыскивать какие-то возможности и исполнять желания ребенка.



Евгения Назарец: В этом году вам пришлось также покупать самим учебники или все-таки в школе есть библиотека, как это раньше бывало?



Елена Ярутина: Нет, в этом году мы также покупали учебники сами. Хотя когда мы их уже купили, то сказали, что все-таки у библиотек есть возможность обеспечить детей учебниками, хотя бы процентов на 70. Но это уже было после того, как мы их купили.



Евгения Назарец: Как это все происходит? Ставят ли педагоги в известность родителей о том, что понадобится в следующем году? Есть родительское собрание специальное, очевидно.



Елена Ярутина: Да, существуют родительские собрания, на которых педагог оглашает список литературы и список учебников, которые нужно приобрести. И родители в этом случае сдают деньги на учебники, и кто-то из членов родительского комитета централизовано на весь класс покупает всем одинаковые учебники, одинаковые тетради, одинаковые дневники, чтобы у детей не было...



Евгения Назарец: ...даже несогласованности между тем, что написано в этих учебниках, чтобы у всех были одинаковые учебники.



Елена Ярутина: Да, чтобы не было разных дневников: «У тебя лучше, а у меня хуже. У тебя учебник поновее, а у меня нет».



Евгения Назарец: В той школе, где учится Софья, есть форма?



Елена Ярутина: Да. В начальной школе у всех есть форма. Единственное, что в каждом классе родители принимают решение на собрании о том, какая будет форма в классе. Не обязательно, что она у всех одинаковая, но в классе все дети в одинаковой форме.



Евгения Назарец: Кстати, об участии родителей и об их решениях. Родители могут принимать собственное решение относительно того, что именно будет изучать и получать в школе их ребенок? Я знаю, что есть обязательный компонент и есть, как правило, какие-то дополнительные занятия или факультативные занятия. В той школе, где учится ваша дочь, такая же система?



Елена Ярутина: В нашей школе факультативных занятий практически нет. Потому что загруженность в школе очень большая. Дети учатся в две смены. И возможностей проводить какие-то факультативы просто нет – нет свободных классов, нет свободных педагогов, которые могли бы этим заниматься. Но, в принципе, я думаю, что наши дети загружены настолько, что эти факультативы в школе нужны единицам.



Евгения Назарец: То есть если бы вам сказали, что есть обязательный факультатив по шахматам, как собираются сделать это в Томске, как бы вы на это отреагировали?



Елена Ярутина: А зачем?



Евгения Назарец: Вот Софья будет уметь играть в шахматы. Не только будет гимнастикой заниматься, но еще и шахматисткой будет, может быть, любительницей.



Елена Ярутина: Я ее сама могу научить играть в шахматы, чтобы она была любительницей. А для того чтобы профессионально этим заниматься, надо иметь какой-то аналитический склад ума, и не всем детям это дано. А принуждать ребенка заниматься тем, что ему не нравится, я считаю, что это нецелесообразно.



Евгения Назарец: Из всех детей все равно шахматистов не сделать.



Елена Ярутина: Конечно.



Евгения Назарец: А вот Софья спортсменка, она профессионально занимается гимнастикой. В школе есть уроки физкультуры. А разве можно ее пускать на те же уроки физкультуры, где все остальные ребята занимаются? Ведь у нее же заведомо выше уровень физической подготовки, и особенности есть.



Елена Ярутина: Вы знаете, буквально в прошлом году, когда она начала тренироваться каждый день, а у нее получается по три-четыре часа тренировок ежедневно, я поставила вопрос о том, чтобы ее освободили от занятий физкультурой. Но мне сказали, что это все делается только через Министерство образования, и это все абсолютно нереально, что дети должны быть все в куче, что все должны заниматься тем, что сказали в министерстве.



Евгения Назарец: Елена, я упоминала про чиновников, и периодически обращаюсь к тому, что они приняли такое-то решение, имеют такую-то идею. Обычные родители, которые водят детей ежедневно в школу, они следят за тем, что там чиновники думают по поводу образования и организации работы школ?



Елена Ярутина: Нет. Потому что за этим не уследить.



Евгения Назарец: То есть можно сказать, что вы сейчас об этих новых идеях узнаете от меня в студии?



Елена Ярутина: Да. Либо нас ставят перед фактом, либо мы узнаем это от кого-то со стороны.



Евгения Назарец: И вот один из фактов, который вас не устроил, - это то, что ваша дочь должна вместе со всеми заниматься рядовой физкультурой в школе, несмотря на то, что она уже сама по себе не рядовая спортсменка, гимнастка.


И упомянула я уже, кстати, неоднократно о том, что свердловские власти, свердловское правительство буквально уже приняло решение о том, что в школах следует возобновить в рамках Основ безопасности жизнедеятельности курс Начальной военной подготовки. Первый вопрос в связи с этим. Кажется ли вам, что есть прямая связь между Начальной военной подготовкой и безопасностью жизнедеятельности? Вы, как и я, в свое время прошли курс Начальной военной подготовки.



Елена Ярутина: Я считаю, что никакой связи между этими двумя фактами не существует. Потому что Начальная военная подготовка готовит детей к тому, чтобы они могли защитить себя во время какой-то военной угрозы. А безопасность как таковая должна, наверное, закладываться в семье, чтобы ребенок мог себя противопоставить тем факторам, которые его могут подстерегать на улице, в школе, среди друзей. И его к этому должны подготовить родители, и в какой-то мере, может быть, педагоги, должны рассказать, как себя нужно вести в той или иной ситуации. А военная подготовка...



Евгения Назарец: Может быть, это больше на мальчиков рассчитано? Это такой намек, чтобы они в армию легче ходили, не боялись.



Елена Ярутина: Ну, я не знаю. Мальчики тоже разные бывают. Есть мальчики, которые хотят этим заниматься, а есть мальчики-«ботаники», которым это не интересно, и они даже не знают, что такое автомат и что такое пистолет. Им бы поиграть в шахматы, повязать, сшить что-то... Я знаю, что в классе моей дочери есть мальчики, которые увлекаются вязанием, шахматами. Я думаю, что им это тоже было бы не очень интересно.



Евгения Назарец: А вы что-нибудь помните из курса Начальной военной подготовки? Вам что-нибудь пригодилось хоть раз в жизни? Во-первых, какие школьные воспоминания об этом предмете?



Елена Ярутина: Я вспоминаю то, что когда у нас были уроки Начальной военной подготовки, то класс стоял в буквальном смысле на ушах. Никто и ничего не слушал, никому это было не нужно. Это была дополнительная большая перемена. И сейчас вот эти попытки возобновить эти обязательные курсы Начальной военной подготовки... просто складывается впечатление, что очень много офицеров-отставников, которых нужно обеспечить работой, загрузить какой-то деятельностью, чтобы они не страдали и не чувствовали себя ущербными.



Евгения Назарец: Вы знаете, я тоже поделюсь своими воспоминаниями о курсе Начальной военной подготовки. Если, например, общение с автоматом – сборка и разборка – мне примерно, хотя бы визуально это было знакомо, потому что у меня отец охотник, я хоть видела, что оружие собирается и разбирается. Это не было удивительным. А вот одевание противогаза после чего-то чужого лица, а нам только что объяснили, что это индивидуальное средство защиты, меня повергало просто в ужас. И, конечно же, ни разу в жизни я противогаз, слава Богу, больше не одевала.


И все-таки, как вы полагаете, если вдруг в школе... ну, это, наверное, все-таки будет не в 3-тьем и не в 4-ом классе, а чуть позже, Начальная военная подготовка будет введена, ваша дочь задаст вам вопрос «а зачем это мне?», вам придется с ней на эту тему беседовать? Какое сейчас мировоззрение у детей, в частности у вашей дочки?



Елена Ярутина: Я думаю, что она задаст такой вопрос. Потому что она в этом отношении ребенок, который видит то, что происходит в мире. Она смотрит «Новости», она интересуется. И если встанет вопрос о том, что ей нужно заниматься военной подготовкой, я думаю, что сначала она испугается: «Зачем это? Неужели может что-то произойти такое, что мне это понадобится?». А захочет она этим заниматься или нет? Я думаю, что нет. Она девочка, она очень женственная, ласковый, нежный ребенок, который к автомату-то, я думаю, побоится подойти близко.



Евгения Назарец: Но вот сейчас, в принципе, говорят о том, что курс «Основы безопасности жизнедеятельности» сам по себе, его уже нечем наполнять. Вот была программа, которая теперь уже известна на всю страну, которую реализовывал Центр «Холис» - это безопасность жизнедеятельности в смысле сексуальных контактов и сексуального просвещения, воспитания, противостояния СПИДу, гепатиту и так далее. И что, в принципе, как бы сам этот курс, не очень понятно, о чем он должен рассказывать в большей степени. Центр «Холис» на всю страну обругали, что у него были развращающие программы. Теперь вот НВП. И в принципе, тоже не понятно, зачем это.


А вы сейчас знаете, что конкретно на курсе «Основы безопасности жизнедеятельности» будет изучать Софья, или, может быть, уже изучает?



Елена Ярутина: В нашей школе нет предмета «Основы безопасности жизнедеятельности». И я пока еще даже не знаю, если он будет, что там будут изучать дети.



Евгения Назарец: В принципе, обычно педагоги объясняют накануне учебного года, о чем пойдет речь, где и когда.



Елена Ярутина: Пока я не слышала, чтобы в нашей школе был такой предмет.



Евгения Назарец: И сейчас все чаще говорят также о том, что школьники, приходя в школу, сами не находятся в безопасности. У вас есть уверенность, когда ваша Софья в школе, что с ней все нормально, в том смысле, что за школой следят, там есть охрана, педагоги ответственные?



Елена Ярутина: Вы знаете, у нас в школе есть охрана, есть ответственные педагоги. Посторонних людей в школу не пускают. И в то же время в прошлом году мы привели детей в школу, а вся школа была наводнена милицией - объявили о том, что школа заминирована. И, конечно, мы все испытали ужас. У всех тряслись колени. И в этой ситуации говорить о том, что я чувствую полную безопасность, когда отдаю ребенка в школу, не приходится.



Евгения Назарец: Вы ее встречаете после школы?



Елена Ярутина: Обязательно.



Евгения Назарец: Ну что ж, все-таки, конечно, хулиган позвонил. Так часто бывает, к сожалению.



Елена Ярутина: Но тем не менее. Родителям-то от этого не легче. Когда дети приходят зимой, кого-то привозят на машине полураздетых, их высадили около ворот, а сами родители поехали домой, и получается, что дети оказались на улице в 30-градусный мороз, и не известно, куда им идти, - это, конечно, жутко.



Евгения Назарец: Ну что ж, хочу пожелать, чтобы у вас в следующем году не случилось ни одного не то чтобы жуткого, а даже неприятного момента в школе с вашей дочкой Софьей. Я думаю, что она для этого приложит все усилия, судя по тому, что вы о ней рассказали. Елена, спасибо вам большое.


XS
SM
MD
LG