Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российско-японский пограничный инцидент и его возможные последствия для отношений двух стран


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юрий Багров и Сергей Соколов.



Кирилл Кобрин: Министерство иностранных дел России требует от властей Японии пресечь браконьерство в российских территориальных водах и возлагает на Токио всю ответственность за инцидент с японским судном в районе Южных Курил. Об этом говорится в заявлении, распространенном после встречи в Москве заместителя главы МИД Александра Алексеева с послом Японии Ясуо Сайто.


Напомню, в среду японская рыболовная шхуна, занимавшаяся незаконным промыслом, не подчинилась требованию российских пограничников остановиться. Был открыт предупредительный огонь. Один из японских моряков погиб. Судно задержано.



Юрий Багров: Япония потребовала от России извинений за гибель моряка, убитого российскими пограничниками. Кроме того, Токио настаивает на скорейшей выдаче экипажа задержанного рыболовецкого судна.


Подробности - у нашего корреспондента во Владивостоке Сергея Соколов.



Сергей Соколов: Сейчас разбирательство по этому делу больше напоминает своеобразные дебаты, в ходе которых обе стороны приводят, на их взгляд, неоспоримые аргументы. Как сообщает агентства NHK , непосредственно задержание шхуны произошло в территориальных водах Японии, а значит, является неправомерным. Однако российские дипломаты уверены, что судно нарушило границу и зашло в воды России. Пограничники были вынуждены открыть огонь, когда "Kisshin maru" стало уходить от преследования. В ходе задержания возникла перестрелка, возник японский гражданин.


Комментирует главный заместитель начальника Сахалинского погрануправления береговой охраны Михаил Шевченко...



Михаил Шевченко: На нем находилось четыре предполагаемых гражданина Японии. Один из них, со смертельным ранением в голову, находится на судне, трое никаких повреждений не получили. Мы предполагаем, что он получил ранение, когда была стрельба поверх судна. В это время, по всей видимости, он выходил, выбрасывал орудия лова и продукцию, и получил случайное поражение в голову.



Сергей Соколов: Представители компании-владельца шхуны в городе Нэмуро утверждают, что "Kisshin maru" не входила в территориальные воды России.



Представитель японской компании: Судно действительно вело промысел недалеко от пограничной линии России и Японии. В то же время мы не верим, что оно нарушило границу сопредельного государства и занималось нелегальным промыслом.



Сергей Соколов: В подобном ключе высказался и министр иностранных дел Японии Таро Асо. Он указывает на то, что сам термин "исключительная зона" к данной территории неприменим.



Таро Асо: И Япония, и Россия считают воды в этом районе своей территорией. Я напомнил бы России, что в этом вопросе наши страны имеют две точки зрения, которые серьезно расходятся.



Сергей Соколов: Российский посол в Японии Михаил Галузин выразил глубокое сожаление по поводу гибели одного из членов экипажа японской рыболовецкой шхуны. Одновременно было заявлено, что всю ответственность за происшедшее несет японская сторона.



Михаил Галузин: Российская пограничная служба в ходе преследования следовала российским законам. К большому сожалению, этот инцидент закончился стрельбой и смертью.



Сергей Соколов: Сейчас Япония настаивает на том, чтобы такие случаи больше не повторялись, и выдвигает требование о незамедлительной передаче тела погибшего члена экипажа. В данный момент три японских моряка с задержанной российскими пограничниками шхуны "Kisshin maru" под охраной находятся в гостинице "Дом дружбы" Южно-Курильска на острове Кунашир. Тело и погибшего земляка перевезено в морг горбольницы. По словам замначальника Сахалинского пограничного управления Михаила Шевченко, переговоры о быстрейшей передаче тела погибшего японской стороны уже ведутся.



Юрий Багров: В спорных территориальных водах это не первый подобный инцидент. О том, как решаются подобные ситуации между двумя странами, я беседовал с Виктором Павлетенко, заведующим Центром изучения Японии Института Дальнего Востока Российской академии наук.



Виктор Павлетенко: С 1956 года их масса была. И шхуны тонули, и раненые были, и штрафы налагали, и все было. За последние два года японская сторона обещала принять меры для сокращения браконьерства российского, которое завалило японский рынок рыбой и обвалило все цены на нем. Как бы в ответ, демонстрируя свое желание, в этом году Япония безоговорочно, в считанные буквально часы вернула браконьерское российское судно, которое зашло в японские территориальные воды и пыталось там скрыться. Но по просьбе российской стороны японцы их тут же выдали.



Юрий Багров: Изучая материалы средств массовой информации и заявления как российского МИДа, так и японского Министерства иностранных дел, приходишь к выводу, что территория, где все это произошло, территориальные воды как Япония, так и Россия считают своими.



Виктор Павлетенко: Россия считает их своими в соответствии... начиная с Ялтинской конференции и обязательства и Черчилля, и Рузвельта выполнить то, что они обещали Сталину. Поэтому со 2 февраля 1946 года образована Южно-Сахалинская область, вошедшая в Хабаровский край, и в соответствии с этим определены были по нормам международного права внутренние территориальные воды, а в соответствии с Конвенцией по международному праву 1982 года - и экономические зоны. И Россия действенно осуществляет контроль и режим в этих водах. Японская сторона заявляет, что это ее воды. С японской стороны на сегодняшний день это все похоже больше на претензии.



Юрий Багров: Обстрел рыболовецкого судна - это адекватная тема пресечения подобной деятельности?



Виктор Павлетенко: Абсолютно. В общем-то, это крайняя мера, но я хочу обратить ваше внимание, что мы сегодня живем в неспокойном мире. Когда все мы, взявшись за руки, боремся с международным терроризмом, то мы почему-то забываем о том, что о границах тоже надо думать.



Юрий Багров: Таково мнение заведующего Центром изучения Японии Института Дальнего Востока Виктора Павлетенко.


Российское внешнеполитическое ведомство распространило заявление, в котором говорится: «Экипаж судна грубо нарушил российские законы и отказался выполнить соответствующие требования». Таким образом, по мнению дипломатов, решение пограничников обстрелять японское рыболовецкое судно вполне законно.


Как решаются проблемы с нарушителями территориальных вод в других странах, Радио Свобода рассказал военный обозреватель Александр Гольц.



Александр Гольц: У разных стран есть разные правила. Как я себе представляю, береговая охрана США не церемонится в этом случае. Точно такое же мандат, к примеру, имеют объединенные силы НАТО, которые осуществляют патрулирование в Средиземном море. Если судно-нарушитель находится в пределах государственной границы с юридической точки зрения, действия пограничников или тех, кто обеспечивает безопасность, определяются внутренним законодательством данной страны. В момент, когда судно некое не подчиняется, пытается уйти, никто не знает, что оно просто занимается ловлей крабов. Там могут быть оружие, наркотики. Видимо, российские пограничники действовали по инструкции. Другой вопрос - в том, что действительно странная история, что человек погиб, когда вели предупредительный огонь. Предупредительный огонь не ведется... если он предупредительный, он ведется в сторону корабля, но не по самому кораблю.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG