Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сербия без Косово: пока не на бумаге, давно в умах


Прямые переговоры Белграда и Приштины не привели к сближения позиций сторон

Прямые переговоры Белграда и Приштины не привели к сближения позиций сторон

Политический статус Косово, как ожидается, будет окончательно определен до конца года – хотя специальный посланник ООН на переговорах Мартти Ахтисаари и признает, что «позиции сторон остаются противоположными. Белград согласен практически на все, кроме независимости, а Приштина ничего, кроме полной независимости, не готова признать».


Некоторые аналитики считают, что из-за непримиримости позиций сторон решение о будущем Косово будет навязано им международным сообществом.


Хотя официальный Белград не допускает возможности, что Косово станет независимым государством, многие сербы с этим уже смирились. Как рассказывает корреспондент в Белграде Айя Куге, на протяжении последних лет в опросах общественного мнения граждане Сербии наравне с низким уровнем жизни и безработицей называют Косово одной из главных проблем. Но в последнее время все больше сербов отдают себе отчет в том, что Сербия никогда больше не вернет себе полного суверенитета над этим краем. Треть опрошенных считают, что независимость Косово уже стала реальностью. Лишь 6% респондентов верят, что Сербия вернет контроль над Косово. «Я думаю, что абсурдно об этом и говорить. Косово давно ушло. Только все у нас об этом молчат», - говорит жительница Белграда, с которой мы заговорили на эту тему. «Решение уже давно навязано. Как Израиль и Палестина, как Индия и Пакистан, как Кипр. Сила богу не молится», - полагает прохожий.


«Выдохшихся сербов невозможно подвинуть ни на какую активность, тем более из-за виртуального Косово»


Кто-то мудрый в Белграде недавно сказал: Косово сербская колыбель, но ребенок в колыбели уже не наш. Почти 95% населения края составляют албанцы. Хотя большинство сербов из Косово давно нашли себя в Сербии, возможную независимость этой области они воспринимают намного болезненнее остальных соотечественников. Один из лидеров косовских сербов Оливер Иванович называет вероятное отторжение Косово тяжелой психологической травмой для сербской нации и себя лично, хотя и оговаривается: «Честно говоря, мне кажется, что я это не буду воспринимать как жизненную трагедию – лишь как последствие ошибочной сербской политики на протяжении долгих лет. Мне потребуется время, чтобы хорошо обдумать, что делать дальше. Мое решение во многом будет зависеть от того, как решат большинство сербов. Если значительное число сербов останется в Косово, и если они выберут меня своим политическим представителем, я останусь. Мне трудно представить себя в независимом [ косовском ] государстве. А когда человек начинает думать об уходе, о том, чтобы покинуть Косово, тогда от мысли до действия лишь шаг. Я не уверен, что сербы легко смирятся с независимостью Косово».


А вот лидер Социал-демократов Воеводины (автономного образования, где проживают сербские венгры) Ненад Чанак считает, что если Косово даже приобретет формальную самостоятельность, бурной реакции в сербском обществе это не вызовет: «В стране уже не осталось энергии. Сейчас просто невозможно подвинуть усталых граждан на какую бы то ни было активность, тем более из-за какого-то виртуального Косово. Я говорю “ виртуального ” , поскольку достаточно хотя бы вспомнить Черногорию. После кампании, которую правительство Сербии самым отвратительным образом вело против независимости Черногории, все сдулось как воздушный шар. То же самое с Косово. Ясно, что правительство и так называемая команда по переговорам просто тянут время, чтобы отложить проблему на завтра, или, если удастся, оставить следующему правительству. Они пытаются зарыть голову в песок. Для меня заклинания типа “ жизнь положим, а Косово не отдадим! ” имеют грустно-приторный вкус, напоминающий такие же заклинания ранее по поводу сербской Краины в Хорватии. Все это сказки для детей. Нужно обернуться к реальной политике и начать размышлять о настоящих проблемах нашей страны».


Белградский политический аналитик Мирослав Прокопиевич также полагает, что граждане, в отличие от элиты, с реальностью уже смирились: «Большинству, конечно, будет неприятно. Немцам тоже не было приятно, когда они после второй мировой войны потеряли большие территории и когда 12 миллионов немцев вынуждены были переселиться. У нас большинство людей либо уже поняли, либо поймут [ эту новую ] реальность. Среди политиков возникнет перепалка, кто и насколько виноват. Когда это случиться, будет небольшой политический шум. Но со времени, - и это время исчисляется неделями, не месяцами, - все затихнет».


Выйти из зоопарка


Вопросом Косово занимается почти целый мир. Однако мало кто думает об обычных людях, которые там живут, и живут в весьма тяжелых условиях. Там до сих пор стреляют, а о доверии между представителями разных этнических групп и говорить не приходится.


Белградская правозащитница Наташа Кандич недавно побывала на административной границе Сербии с Косово, когда из Белграда туда были привезены останки косовских албанцев. Албанцы (среди них дети и женщины, всего более 800 человек) были убиты в 1999 году. Чтобы скрыть следы преступления, их тела были перевезены в Сербию и тайно похоронены в массовых могилах. Порядок передачи тел, по ее мнению, демонстрирует отношение сербов к албанцам: «Тела привозят с сербской стороны. Там на границе стоят две палатки. Из грузовика тела выкладывают в одну палатку. В другой палатке находятся семьи, которые еще не знают судьбу своих ближних, но уже смирились с тем, что их нет в живых. Мердаре - место на границе Сербии и Косово, где это происходит, разделено желтой лентой. Те, кто приехал из Сербии, стоят с левой стороны, те, кто из Косово, с правой. Они не смешиваются, между ними вообще нет общения. Это ужасно, тревожит и пугает каждого нормального человека: нет человеческого участия, которое должно проявиться в таких ситуациях. Совершенно ясно, что эти люди были убиты, а их останки перевезены в Сербию, чтобы скрыть это. Теперь вместо того, чтобы вернуть тела с уважением к погибшим, с признанием того, что произошло, с гарантией, что такое больше никогда не произойдет – никто из сербов не осмелился пройти на албанскую сторону или просто постоять рядом с телами».


Наташа Кандич считает, что ситуация ясно отражает, что для Сербии Косово имеет значение лишь как территория: «У сербских властей и даже у СМИ одинаковый подход - их вообще не интересуют люди в Косово. Так же и у албанцев - их не интересуют сербы, лишь территория. Никому нет дела, соберут ли косовские сербы свои мешочки и двинутся в Сербию, как из Краины, как из некоторых районов Сараево после подписания Дейтонских соглашений (об урегулировании конфликта в Боснии – РС). Важнее им кажется то, что произнес премьер-министр Сербии: “ Косово часть Сербии, мы свою территорию не отдадим, и никто не имеет права ее у нас отнять ” . С таким подходом никакого решения достичь не возможно. Нет никого, кто сказал бы: хватит! Мы должны доказать, что в Сербии уже не та власть, как во времена Милошевича.


Мы должны признать, что все эти годы Косово де-факто уже является независимым, а теперь это решается и де-юре. Если мы хотим, чтобы сербы остались в Косово, чтобы там остались цыгане и боснийцы, мы должны помочь им интегрироваться в косовское общество. А не настаивать на сохранении анклавов, в которых они живут как в зоопарке, куда приходят посмотреть на них, потом закрывают дверь, а они там остаются. Сербия должна прекратить политические игры и помочь албанцам взять на себя ответственность за всех, кто там проживает».


По словам Наташи Кандич, среди политической элиты Сербии нет силы, которая могла бы признать сложившееся положение вещей. А это дает албанцам возможность утверждать, что отношение Белград к провинции за последние 8 лет не изменилось, оно мало чем отличается от политики Слободана Милошевича.


XS
SM
MD
LG