Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Астрономы на конгрессе в Праге решают, сколько же планет в Солнечной системе


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский.



Кирилл Кобрин: На Генеральной ассамблее Международного Союза астрономов, проходящем в Праге, в разгаре дискуссия, по поводу определения понятия "планета", предложенного специальной комиссией Союза. Голосование по поводу этого определения, должно дать ответ на вопрос, сократится ли официально принятое количество планет Солнечной системы до 8, или увеличится на сегодняшний день, как минимум, до 12. Но в дискуссии по этому поводу точка поставлена, судя по всему, не будет.



Андрей Шароградский: Слово "планета" происходит от греческого слова, смысл которого можно перевести как "бродяга", "путешественник". Планетами, таким образом, считались небесные тела, двигавшиеся по небосклону на фоне неподвижных звезд. Однако открытие в последние годы многочисленных небесных объектов, сопоставимых по размеру с Плутоном, а иногда и больше него, поставило перед астрономами серьезную проблему: продолжать ли считать Плутон планетой, или официально увеличить число планет Солнечной системы. И, в данном случае, речь идет далеко не только о том, чтобы ученики средних школ знали, как правильно ответить на вопрос: "Сколько планет вращается вокруг Солнца?"


Научный эксперт Радио Свобода Александр Сергеев...



Александр Сергеев: Начнем с того, что ученику важно знать, сколько планет, не только для того чтобы ответить учителю, и не столько для этого, сколько для того, чтобы представлять, в каком мире он живет. И астроному это важно знать для той же самой цели. Они ведь занимаются изучением Вселенной, изучением нашего мира. Когда они столкнулись с тем, что появилась неопределенность, как называть новые, открываемые объекты, они то ли похожи на планеты, то ли на астероиды, где провести границу - непонятно. Возникают споры, возникают неоднозначности в трактовках. Наконец, это действительно вроде бы разные классы объектов, между ними нет четкой границы. Вот где возникла проблема.



Андрей Шароградский: Дискуссия об определении понятия планета ведется уже довольно давно. А окончательное решение должно быть принято собравшимся сейчас в Праге Генеральной Ассамблее Международного Союза астрономов.



Александр Сергеев: Только Международный астрономический союз, например, присваивает названия астероидам, другим объектам. И они назначили комиссию несколько лет назад, которая должна была решить проблему, что называть планетой, короче говоря, дать определение. В скольких учебниках нет определения планеты. Грубо говоря, астрономы не знают, что такое планета, они просто привыкли, что есть 9 планет, перечислено. Теперь планеты открывают в других звездных системах, и надо классифицировать. Выяснилось, что проблема крайне сложная, решить ее не удавалось никак. Отработала целый год комиссия, назначенная Международным астрономическим союзом, и специально назначенная комиссия не смогла прийти к общему выводу. То есть они так и зафиксировали, что "мы не смогли", - и их распустили.


И назначили новую комиссию, специально даже ввели в состав комиссии научную писательницу Дэйву Собел, которая написала книжку о планетах, такую научно-популярную, исключительно из соображения - пусть вбросит побольше креатива, каких-то новых идей, а то астрономы уже в тупике.



Андрей Шароградский: Председатель комиссии Союза астрономов по выработке определения понятия "планета" Оуэн Гингерич предложил разделить планеты на "классические" и так называемые "плутоны", к которым сейчас относятся 3 открытых небесных тела.



Оуэн Гингерич: Мы говорим о восьми классических планетах: Меркурии, Венере, Земле, Марсе, Юпитере, Сатурне, Уране и Нептуне. И о новой категории планет, которая определенно будет расти.



Андрей Шароградский: А вот как наш эксперт Александр Сергеев объясняет суть предложенного комиссией определения понятия "планета".



Александр Сергеев: По этому новому предложению планетой положено считать такое тело, которое достаточно массивно, чтобы за счет самогравитации (собственного притяжения вещества планеты к самой себе) преодолеть сопротивление твердых пород, из которых она сложена, чтобы эти породы как бы оплыли и превратились в сферическую форму. Вот если объект достаточно массивен, то он - планета. Но с дополнительной оговоркой: такой объект должен обязательно вращаться вокруг звезды, а не вокруг другой планеты. Если вокруг другой планеты, то спутник тогда. Вот такое определение. Но выяснилось, что по такому определению у нас в Солнечной системе, получается, 12 планет. Помимо 9 известных у нас получается еще астероид Церера, для которого твердо установлено, что он сферической формы, недавно открытый объект пояса Койпера, который даже названия еще не имеет, иногда его называют Ксена или Зена, а так он обозначается кодом 2003 UB 313 , и выясняется, что Плутон по этому определению с некоторыми дополнительными оговорками, я немножко упрощенно скажу, является двойной планетой. То есть на самом деле Плутон и его спутник Харон должны быть названы двумя планетами, представляющими собой двойную планету.



Андрей Шароградский: Но проблему такое определение окончательно все-таки не решает.



Александр Сергеев: Вот, например, Майк Браун - человек, который открывает сейчас просто на потоке объекты пояса Койпера, и, в частности, этот UB 313 - это его открытие буквально прошлого года. Он говорит, что, в принципе, конечно, хорошее определение в первой части, но когда начинаются вот эти уточнения, и Плутон объявляется двойной планетой, там начинаются очень тонкие градации. Почему Плутон с Хароном объявляются двойной планетой, а Луна с Землей - нет? Земля больше, чем Харон, и больше, чем Церера. Почему нет? И вот начинаются тонкие расчеты, как они обращаются друг вокруг друга, мол, Плутон и Харон - близки по массе, поэтому они крутятся как бы вокруг точки в пустом пространстве в космосе, а Земля с Луной сильной различаются по размерам, поэтому Луна как бы крутится вокруг Земли. И вот тут вот начиняются всякие сложности и неоднозначности.



Андрей Шароградский: Последнее слово - за Генеральной Ассамблеей Союза астрономов, которая проголосует за предложенное определение 24 августа. В голосовании примут участие 2,5 тысячи астрономов - вряд ли какая-то другая наука собирает такие масштабные конференции.



Александр Сергеев: По крайней мере, появится некоторый формализм. Еще, видимо, придется учредить специальную комиссию внутри Международного Астрономического союза, которая будет принимать решения, соответствует тот или иной объект определению этому или не соответствует. Это тоже, кстати, вызывает возражения. Многие говорят: зачем нам комиссия? Лучше в научных статьях будем этот вопрос обсуждать. Я думаю, что окончательно проблему это не решит, но какой-то шаг делать пора. Просто астрономия столкнулась с наплывом нового типа объектов. Если раньше планеты отличались совершенно четко от спутников и от звезд, то сейчас выяснилось, что спектр типов объектов стал непрерывным, и нужно провести более-менее волюнтаристским способом границы. Вот сейчас ищется наиболее приемлемый способ с точки зрения разных астрономов.



Андрей Шароградский: Итак, уже совсем скоро мы узнаем, пополнится или сократится список планет Солнечной системы, а в научных энциклопедиях и школьных учебниках все-таки появится четкое определение понятия "планета". Оуэн Гингрич, предложивший на рассмотрение коллег это определение, призывает школьных учителей пока не говорить своим ученикам, что планет в Солнечной системе 12. Он уверен, что до конца будущего года будет подтверждено существование еще нескольких небесных тел, соответствующих по своим параметрам так называемым "плутонам". И, наверняка, среди тех, кто поддержит предложенное Гингричем определение планеты, будут те астрономы, которые обнаружили или обнаружат в недалеком будущем эти тела. Слово "планета", несомненно, добавит вес их открытию.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG