Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

15-летие путча ГКЧП - воспоминания очевидцев, находившихся по обе стороны баррикад


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Андрей Шароградский: Ровно 15 лет назад в этот день членами высшего руководства Советского Союза было принято решение об образовании Государственного комитета по чрезвычайному положению. Участники ГКЧП после провала путча какое-то время были подсудимыми, потом - политиками или пенсионерами, но в основном - людьми непубличными. Теперь, в годовщину путча, они вышли к публике, чтобы прокомментировать свои решения и действия 15-летней давности.



Данила Гальперович: Сейчас уже как-то забылось, что именно этих людей спрашивали, понимают ли они, что совершили государственный переворот. Наоборот, их поступок многие обозреватели считают, если не оправданным, то неизбежным, и это объяснение вполне поддерживается самими членами ГКЧП. Единственный из участников путча августа 1991 года, имеющий пост в госструктурах России, депутат Государственной Думы России Валентин Варенников говорит, что президент СССР Михаил Горбачев не оставил тогда своим коллегам никакого выбора.



Валентин Варенников: Можно прямо поставить вопрос: правильно ли руководство страны выступило против политики Горбачева? Правильно. Другого пути не было. Вы смотрите-ка, 3 августа он собирает руководство правительства, проводит заседание и объявляет: "В стране крайне тяжелая обстановка, я уезжаю в Крым отдыхать, а вы наводите порядок". 4-го его провожают, 5-го эти же коллеги хватаются за голову: а что же нам делать?



Данила Гальперович: Валентин Варенников как-то обходит то, что Михаил Горбачев был объявлен ГКЧПистами больным, как, впрочем, обходят и смысл того, какова была идейная основа ГКЧП. Это сейчас члены Государственного комитета по чрезвычайному положению говорят, что в их документах все было - и рыночная экономика, и гласность, и учет интересов входящих в СССР республик. Тогда же в постановлении №1 ГКЧП запретил митинги, демонстрации и забастовки, а в вышедшем незадолго до этого документе под названием "Слово к народу" два будущих члена ГКЧП Василий Стародубцев и Александр Тизяков подписались под туманным, но грозным требованием встать для единения и отпора губителям родины.


Дмитрий Язов, бывший министр обороны СССР, говорит, что его не устраивал явный отход от социалистических ценностей.



Дмитрий Язов: Ясно было, что марксизм, ленинизм, как учения, объявляются догматизмом, и все сводится к тому, чтобы начать переходить к частной собственности, значит, к капиталистическому способу производства.



Данила Гальперович: Подчиненному Дмитрия Язова Валентину Варенникову было поручено обеспечивать режим чрезвычайного положения, и сейчас он говорит, что армия была введена в Москву исключительно для благих целей.



Валентин Варенников: Все войска, которые входили, они по закону чрезвычайного положения вошли и охраняли объекты от мародеров, в том числе охраняли Белый дом с Ельциным вместе. Танковая рота Московского военного округа и батальон Воздушно-десантных войск его охранял.



Данила Гальперович: Однако тогда, 19 августа 1991 года, командующий Сухопутными войсками Советской армии Валентин Варенников, находившийся в Киеве, послал телеграмму членам ГКЧП (сам он, кстати, членом комитета не являлся), в этой телеграмму говорится прямо: «Просим принять меры по ликвидации группы авантюристов Ельцина, здание правительства России необходимо немедленно надежно блокировать, лишить его водоисточников, электроэнергии, телефонной и радиосвязи». Текст этой телеграммы Валентин Варенников сам раздал журналистам.


Его бывший начальник Дмитрий Язов говорит в интервью Радио Свобода, что действия ГКЧП были отчаянно спонтанными.



Дмитрий Язов: Сплошная ошибка была. Во-первых, никто не готовился. И комитет создать за одну ночь - это практически невозможно. Приехали, побывав у президента, сказали - он ничего не решает, ну, давай, создадим комитет! Раз-два, создали. А утром надо объявлять. Говорят, заговор был. Какой заговор, когда в одну ночь создали комитет?!



Данила Гальперович: Но некоторые бывшие участники путча так и остались радикалами в подходах к государственным делам. Среди них - Олег Шейнин, тогда - высокопоставленный функционер ЦК КПСС, теперь - руководитель небольшой собственной Коммунистической партии. Тогда Шейнин требовал проведения боевой операции против защитников Белого дома, сейчас он говорит, что в случае победы, например, на президентских выборах в России, он бы вернул высшую меру наказания. Сидящий рядом с ним Валентин Варенников одобрительно смеется.



Олег Шейнин: Один из законов первых должен быть о том, что в России должна быть введена смертная казнь за коррупцию и за особо тяжкие преступления. Причем смертная казнь для кого? Для президента, для правительства, для депутатского корпуса, для руководителей регионов. Потому что иначе, я думаю, с этим никогда никто не справится, и тот разбой, который длится с 1998 года, когда начали создаваться кооперативы, остановить можно только жесточайшими мерами.



- То есть не для них только, а вообще в стране должна быть смертная казнь.



Олег Шейнин: Вообще, да, но прежде всего для них.



Данила Гальперович: ГКЧПисты не забыты новой российской властью: недавно Дмитрий Язов получил от Владимира Путина к 80-летию Орден Почета. Тех же, кто тогда противостоял ГКЧП, члены ГКЧП считают предателями и изменниками.



Валентин Варенников: Сам комитет не представлял, что Горбачев - предатель. Это потом уже узнали по итогам следственных действий и дела, которое нам вручили. Мы поняли, что это предатель, а не человек, который взялся не за свое дело, не по Сеньке шапка. Но если бы комитет довел дело до конца, то, конечно, мы жили бы в другой стране, это был бы, во-первых, Советский Союз, во-вторых, было бы все то, что вот здесь написано в документах.



Данила Гальперович: Александр Руцкой, тогда вице-президент России и один из руководителей российского противостояния ГКЧПистам, говорит, что измены и предательства не было, наоборот, была самоотверженность, впоследствии никаких преимуществ не давшая.



Александр Руцкой: Я пошел в политику не ради власти, а ради демократических преобразований, потому что, ну, сколько можно было жить с кляпом во рту? Если, опять же, посмотреть 1991 год и кто тогда, рискуя всем абсолютно, что есть у человека, пытался защитить интересы народа, отстоять демократию и свободу слова, их сегодня всех выкинули за борт. Назовите мне хотя бы одного, который сегодня находится у власти.



Данила Гальперович: Согласно последнему интернет-опросу газеты "Московские новости", сейчас бы действия ГКЧП поддержали 37%, а Бориса Ельцина - 21%. Возможно, эти настроения и стали причиной того, что участники заговора 1991 года в последнее время стали чаще появляться на публике.


XS
SM
MD
LG