Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело рядового Сычева: хроника еще одной недели


Галине Сычевой пришлось по телефону опровергать показания медсестры

Галине Сычевой пришлось по телефону опровергать показания медсестры

В Челябинске в понедельник продолжатся судебные заседания по делу Андрею Сычева. Предыдущие же пять дней были довольно напряженными. Началось всё с того, что в прошлый понедельник врачи из московского госпиталя им. Бурденко обвинили своих челябинских коллег в трагедии солдата, оставшегося калекой. Больше других распалялся Александр Статкевич. Он открыто заявил, что операция, сделанная рядовому челябинскими врачами, "явилась началом всей катастрофы, которая впоследствии случилась с Андреем". Между тем, зимой, когда жизнь Сычева висела на волоске, именно Статкевич был командирован в Челябинск для консультаций. И никаких усилий для того, чтобы направить коллег в нужное, по его мнению, русло, не предпринял.


Вот как прокомментировала заявления врачей госпиталя Бурденко Светлана Мухамбетова, адвокат семьи Сычевых: «Совершенно непонятно, почему такой вопиющий случай стал их пристальным вниманием только после того, как произошла ампутация, и они уже вмешались в ситуацию, когда все операции по ампутации были произведены».


Днем позже, во вторник, показания московских врачей неожиданно отчасти опроверг начальник медицинской службы танкового училища Александр Максимов. Он заявил, что у Сычева не было на ногах гнойничковых ран, которые могли бы стать воротами инфекции. Кроме того, в тот же день суд отклонил ходатайство Александра Петрова, адвоката подсудимого Сивякова, о приобщении к материалам дела ответов на запросы в военный институт физкультуры России и в институт медико-биологических проблем государственного научного центра Российской Федерации.


«Суть этих запросов, - объяснил Петров, - сводилась к тому, может ли человек без специальной подготовки находиться более трех часов в позе «глубокого присева». Получены категорические ответы, в том числе путем привлечения добровольцев и проведения с ними исследования: не может».


В среду на суде разгорелись страсти вокруг вызова свидетелей защиты. Они появились в зале неожиданно, и адвокаты Сивякова стали настаивать на том, чтобы их допросили. Это были сослуживцы Сивякова и Сычева, которые на предварительном следствии заявляли, что ничего не знают об инциденте, так как спали в новогоднюю ночь. Именно поэтому сторона обвинения не сочла целесообразным их вызов в суд. Однако адвокаты Сивякова настаивали на своем.


В итоге суд согласился выслушать свидетелей защиты, и их допрос продолжался весь четверг. Военнослужащие путались в показаниях, но пытались внушить суду, что они не спали в новогоднюю ночь, а потому уверены, что в казарме все было спокойно. Вот как прокомментировала их показания сестра Андрея Сычева Марина Муфферт: «Эти показания несущественны, потому что в них очень много разногласий. Они пытаются сказать одно и то же, но получается, что, не договорившись между собой четко, дают разные показания. После окончания процесса я сразу позвонила Андрею, он очень разозлился. Потом мы поговорили, он успокоился и сказал: «В принципе, им еще служить. Понятно, что они будут нести всякую чушь».


В пятницу исполняющий обязанности командующего батальоном танкового училища подполковник Виктор Захаров заявил в суде, что личный состав получил от тогдашнего комбата подполковника Шияна приказ найти факты применения насилия Сивяковым по отношению к сослуживцам не только в новогоднюю ночь, но и за весь срок службы. Если же таких фактов найдено не будет, то их следует сфабриковать. Кроме того, в суде допросили медсестру поликлиники танкового училища Надежу Бурда. Она сообщила, что из телефонного разговора с матерью Сычева знает о том, что у Андрея были проблемы с ногами еще до службы в армии. Галина Сычева, с которой суд связался по телефону, включив громкую связь, опровергла слова медсестры, чьи показания, кстати, разошлись и с показаниями начальника медицинской службы танкового училища Максимова.
XS
SM
MD
LG