Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Августовские события в Москве 15-летней давности для жителей Ижевска и Удмуртии остались памятны тревожным ожиданием известий из столицы


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Ижевске Надежда Гладыш.



Олег Винокуров: В этом году 15-я годовщина августовского путча 1991 года, когда провалилась попытка коммунистического переворота под руководством так называемого ГКЧП. Как вспоминаются и оцениваются эти события в разных городах России? Узнает, что на этот счет думают в Ижевске.



Надежда Гладыш: Августовские события в Москве 15-летней давности для жителей Ижевска и Удмуртии остались памятны в основном тревожным ожиданием известий из столицы и сидением у телевизора. Связь, в том числе и междугородная, не прерывалась, трамваи ходили. О том же, что творилось в коридорах и кабинетах Дома правительства и обкома партии, естественно, население никто в известность не ставил. Но сейчас мне об этом рассказывает Сергей Щукин, в то время председатель депутатской комиссии по экологии и недропользованию Верховного совета Удмуртской, тогда еще автономной советской социалистической республики, можно теперь сказать, единственного по-настоящему демократически избранного удмуртского парламента.



Сергей Щукин: Я не знал, что начался этот путч. Утром я ничего не слышал, пришел утром, часов в 8, на работу в Верховный совет. Поразила тишина, не обнаружил на своих местах своих коллег. Совершенно случайно я зашел в приемную, открыл дверь, и для меня это было неким шоком – такая пустота в кабинетах, а туда захожу, и там просто сесть некуда. Весь кабинет набит людьми всех рангов – и силовики, и члены президиума, и правительства, просто сесть некуда было, я стоял в дверях. И что делали-то? Сидели и молча слушали зачитывание вот этой речи ГКЧПистов. Их никто не вызывал, я думаю, просто вся номенклатура не в обком приехала… А обком возглавлял тогда уже Сапожников, кстати, и он тоже там был. Правда, Сапожников сидел где-то в центре. Центр власти психологический, он переместился во всех, наверное, регионах, в верховные советы. Сапожников сказал несколько слов. Он, конечно, не мог скрыть радости определенной. Никто в строй-то не встал, все просто ждали, чем эта ситуация закончится.



Надежда Гладыш: Сегодня Сергей Щукин издает оппозиционную газету «День» и критикует депутатов и власти за антинародную политику, за неуспехи в экономике, коррупцию и «потемкинские деревни». Упомянутый Сергеем в его рассказе Николай Сапожников, в дни ГКЧП первый и, как оказалось, последний секретарь Удмуртского обкома КПСС, ныне является уже старожилом Государственной Думы Российской Федерации, куда регулярно проходит по списку КПРФ.


Любопытно, что когда я спрашивала о событиях 15-летней давности рядовых горожан на площади, то выяснилось, что в памяти многих каким-то образом совместились август 1991 года и пожар Белого дома в октябре 1993 года. Политическую подоплеку вытеснил эмоциональный фон – тревожное ожидание развязки и страх, что страна снова, как в начале века, может сорваться в кровавый хаос.


XS
SM
MD
LG