Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В августе 1991 года массовые стихийные демонстрации прокатились по всей Марийской республике


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Йошкар-Оле Елена Рогачева.



Олег Винокуров: 21 августа 1991 года в Москве провалилась попытка коммунистического переворота под руководством так называемого ГКЧП. О том, как вспоминаются и оцениваются эти события сегодня, из Йошкар-Олы – материал нашего корреспондента.



Елена Рогачева: В августе 1991 года в Йошкар-Оле в это время тоже было неспокойно. Массовые стихийные демонстрации прокатились по всей Марийской республике. Люди поделились на два лагеря. Руководители заставляли подчиненных подписывать письма в поддержку ГКЧП, а подчиненные выходили на митинги в поддержку Ельцина.


Рассказывает журналист Ольга Шангареева.



Ольга Шангареева: Я работала на радио и в многотиражной газете завода полупроводниковых приборов, объединения «Изотоп». У нас было 8 тысяч рабочих. 19 августа ко мне в редакцию прибегает заместитель директора по кадрам Логацкий и говорит: «Я должен выступить, поддержать ГКЧП». Потом приходят ко мне демократы наши, рабочие: «Нам надо по радио выступить, что долой ГКЧП, вперед – Ельцин, Собчак, все на баррикады. Листовки уже готовы». Я струсила и говорю: «Я не могу. Меня просто с работы попрут и в тюрьму посадят, потому что они уже с танками…» Договорились так: «Ты в медпункт выйди…», а у них на радио был свой технический работник, они просто подключились и выступили против ГКЧП. Что тут началось! Слава богу, ГКЧП у нас продержалось недолго, меня не уволили, не расстреляли.



Елена Рогачева: О том, как после поражения путчистов стало жить большинству населения Марий-Эл, можно судить по примеру того же завода полупроводниковых приборов. Он, как и большинство предприятий республики, работал на оборонный комплекс страны.



Ольга Шангареева: Ну, что, потом проходят годы. У нас начались сокращения на заводе, в тот же год у нас сокращения пошли. Я вылетела в этот же год. Потом этих рабочих видела, безработных. Тот же самый потом Логацкий, замдиректора такого крупнейшего предприятия, я его видела, он занимался извозом, таксистом работал. Я спрашиваю: «Какая была бы ситуация, если бы вернулись в тот период?» - и в глазах у людей сомнение. И вот один рабочий мне сказал, самый рьяный был у нас, который и плакаты все эти рисовал, он говорит: «А я бы сейчас ГКЧП поддержал. Потому что то, как разворовали страну, как потом разворовывали наш завод, которому я отдал 20 лет, что я остался без квартиры, прождав ее 20 лет… Я, наверное, поддержал бы. Мне сейчас больше хочется танков».



Елена Рогачева: Джазовый музыкант Борис Комаров считает, что однозначную оценку событиям 15-летней давности дать невозможно.



Борис Комаров: Если мы будем говорить о 1991 годе, когда состоялся так называемый путч, я рад, что он провалился. Лично мне, как джазовому музыканту, стало свободнее, я начал играть. Я пережил массу запретов, начиная с 1948 года, и оттепель пошла во времена Хрущева немножко, потом опять начали зажимать. То есть мы примерно отстали от джазового стиля, от всемирного исполнительского мастерства лет на 50.



Елена Рогачева: Сейчас ситуация, конечно, значительно изменилась. А ностальгия по Советскому Союзу – это скорее ностальгия по стабильности, которой многие лишены.


XS
SM
MD
LG