Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реакция Запада на победу демократических сил в России 15 лет назад - эксклюзивное интервью с бывшим британским послом


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Кирилл Кобрин: 21 августа 1991 года, когда стало понятно, что попытка путча в Москве проваливается, открытую поддержку Борису Ельцину продемонстрировали послы западных государств. Российский лидер принял в Белом доме британского дипломатического представителя. Сэр Родрик Брейтуэйт был послом в Советском Союзе и Российской Федерации с 1988 по 1992 год. Он был непосредственным свидетелем путча ГКЧП и краха коммунистического режима в России. О работе в Москве и впечатлениях от России он написал книгу «По ту сторону Москвы-реки», которая была опубликована в Лондоне в 2003 году. По окончании работы в Форин-офисе занимал должность главы Объединенного комитета по разведке.


В интервью корреспонденту Радио Свобода в Лондоне Наталье Голицыной сэр Родрик вспоминает о московских событиях 15-летней давности.



Родрик Брейтуэйт: Мы ожидали, что будет какая-то попытка вернуть назад перестройку. Но мы думали, что если такое будет, тогда успешно будет, что будет все-таки успешный путч и будет поворот назад. А оказалось, что те же самые люди, которые хотели восстановить старое, дали ход новому. И это была ирония судьбы все-таки. И это не был Ельцин. Ельцин, конечно, как бы использовал этот момент, чтобы потом стать президентом и так далее, но толчок дали все-таки путчисты.



Наталья Голицына: Обычно перед такими событиями... они ведь не происходят, вот раз - и все. Обычно западные посольства, западные, может быть, разведки знают, что что-то готовится.



Родрик Брейтуэйт: Я скажу, мы не знали. Конечно, никто не знал. Горбачев не знал, а у него все-таки была своя полиция тайная. А мы не знали. У нас была разная информация. Например, все знали из разведок, что в марте 1989 года Язов стрелял в Горбачева, а потом, спустя две недели, он голосовал во время выборов. Так что есть очень много неточной информации у всех разведок - и у советской, и у российской, и у английской, они все время ошибаются. А предвидеть будущее - это невозможно принципиально.



Наталья Голицына: Какова была роль западных держав в событиях 1991 года?



Родрик Брейтуэйт: Роль была, по-моему, совсем второстепенная, во-первых. Потому что это были все-таки русские, делал это русский народ, я считаю, потому что все-таки народ вышел на улицу. Народ голосовал в 1989 году против коммунистической партии все-таки. Потому что народу уже надоел этот режим. Это был очень скучный режим и не успешным, не срабатывал. Хотя, конечно, западные страны мало что делали, что это было, по-моему, есть такой миф среди русских и среди, конечно, американцев, но я этому не верю.



Наталья Голицына: Ходили слухи, что Ельцин в случае поражения собирался даже просить политического убежища на Западе. Если бы это было так, как отнеслось бы к этой просьбе британское правительство?



Родрик Брейтуэйт: Есть слухи, что у него были какие-то контакты с американских посольством, которое все-таки очень близко к Белому дому, и что было такое согласие со стороны американцев, что если такое будет, они примут его в американское посольство. Они, конечно, отсидели так же в Будапеште с кардиналом Мидсенти в 1956 году, как вы знаете, значит, это не был бы первый раз. Как британский посол тогдашний я очень рад, что этого не было, потому что это, конечно, было бы очень сложно - иметь Ельцина у себя дома в течение нескольких лет, как было с кардиналом в Будапеште. Было бы, можно сказать, неудобно, я все-таки был в очень маленьком здании. Так что я очень рад, что этого не было. Но поскольку мы были далеки оттуда, а американцы очень близки, этого бы и так не было, по-моему.



Наталья Голицына: Сэр Родрик, скажите, а вот у Великобритании были какие-то контакты с Ельциным и его командой сразу после его прихода к власти?



Родрик Брейтуэйт: Были контакты и до и после. Были нормальные контакты, и он был в Англии, он был у госпожи Тэтчер в 1990 году, но до того, как он стал президентом России. А после путча наш премьер-министр приехал в Москву, по-моему, спустя неделю, и там мы встречались тогда со всеми, кто ни сидел, так что и с Горбачевым, и с Ельциным, и с его командой, и с горбачевской командой. Так что у нас были довольно тесные контакты, особенно потом, но и до. Я был в Белом доме, по-моему, на третий день путча, а моя жена стояла на баррикадах во вторую ночь, когда была стрельба у Белого дома. Так что у нас контакты были.



Наталья Голицына: Чем был вызван ваш визит?



Родрик Брейтуэйт: Когда я говорю "третий день", это было в среду, по-моему, и я думал, что надо дать какой-то знак солидарности Ельцину. А он был уже в телефонном контакте с нашим премьер-министром, так что я поехал туда, я посетил Белый дом. Это было в тот момент, когда танки уже уходили, когда Крючков предлагал, чтобы они встретились, и все депутаты кричали: "Нет, нет, Борис, не надо!" Но тогда уже было видно, что путч все-таки не удался.


XS
SM
MD
LG