Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министерство культуры приговорило музеи к ревизии


Борис Боярсков: неприятные открытия будут, но масштаб катастрофы преувеличивать не стоит

Борис Боярсков: неприятные открытия будут, но масштаб катастрофы преувеличивать не стоит

До 1 сентября в России будет сформирована и начнет действовать комиссия по проверке фондов музеев, архивов и библиотек страны. Такое решение приняли на сегодняшнем внеочередном заседании Министерства культуры, в котором приняли участие директора ведущих российских музеев. Кроме того, на коллегии обсуждали, какие меры следует принять, чтобы предотвратить хищение художественных ценностей.


Сразу же по окончании коллегии состоялась пресс-конференция, на которой министр культуры Александр Соколов сообщил: «Мы собрались в связи с поручением президента Российской Федерации, которое обязывает нас сформировать комиссию для ревизии тех сторон деятельности музеев, которые сегодня всем известны, в связи с ситуацией в петербургском Эрмитаже».


Обратите внимание, Александр Соколов упомянул только Государственный Эрмитаж. Все другие участники конференции также говорили лишь об этом хищении произведений прикладного искусства. Между тем, «эрмитажное дело», конечно, громкое, но одновременно с известием о петербургской краже появилось сообщение о краже в Москве. В Российском государственном архиве литературы и искусства, более известном по аббревиатуре РГАЛИ, оказались заменены подделками графические работы архитектора Якова Чернихова. Масштаб утраты (по самым предварительным подсчетам — около тысячи листов против 221 эрмитажного экспоната) и куда более высокая художественная и аукционная ценность должны были заставить, как минимум, упомянуть и об этом несчастье. Как продвигается расследование этого дела? Руководитель Росохранкультуры Борис Боярсков в ответе на этот вопрос лаконичен: «Я не хочу комментировать результаты этого расследования и не имею права. Хочу только сказать, что и дет кропотливая работа по сверке этого фонда и определению объемов утраченного, поскольку преступниками сознательно были перепутаны документы. Они размещены в разных местах хранения, что существенно затрудняет эту работу».


Вот и директор Росархива Владимир Козлов признается: «Подлинные масштабы кражи из этого фонда нам пока еще до конца неясны».


Так что, по всей видимости, утраченными могут оказаться более тысячи работ. А найденными, скорее всего, можно считать все те же 274, обнаруженные вскоре после того, как девять листов Чернихова выплыли на аукционе Christie ’ s . Подозреваю, что об «эрмитажном деле» чиновники говорят с большей охотой, по той простой причине, что расследование там ведется успешнее. Слово нашему петербургскому корреспонденту Дмитрию Казнину: «В настоящее время обнаружено 25 предметов, похищенных из эрмитажной коллекции. Последний возвращенный экспонат — деревянная икона Святого Александра Невского — была обнаружена в камере хранения Финляндского вокзала. Так и в случае с частью других возвращенных экспонатов, об иконе сообщил аноним. Первые возвращенные предметы неизвестные подбрасывали в антикварный отдел, к зданию УФСБ по Петербургу и Ленинградской области, в другие места. Некоторые предметы возвращали антиквары и бизнесмены, успевшие приобрести эрмитажные экспонаты в антикварных и комиссионных магазинах».


По подозрению в причастности к кражам были задержаны муж недавно умершей хранительницы Эрмитажа Ларисы Завадской Николай, их сын — также Николай, работавший некоторое время в Эрмитаже экспедитором, а также антиквар Максим Шепель и преподаватель Санкт-петербургского государственного университета Иван Соболев. Позже Максим Шепель был освобожден из-под стражи.


Михаил Пиотровский в отставку не собирается


В Эрмитаже следственные действия никак не комментируют, призывая дождаться результатов милицейской работы. Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский заявил, что с сожалением читает в прессе злорадные материалы, в отставку не собирается, а намерен, сделав выводы из произошедшего, усилить меры безопасности музея и обращать больше внимания на человеческий фактор. Советник директора Государственного Эрмитажа Юлия Кантор рассказала об атмосфере, которая сейчас царит в главном музее страны: «Мы стараемся читать все при свете отражения настроений общественных, социальных. В этом смысле я не стала бы винить огульно всех журналистов, которые занимаются исследованием этой темы. Я бы единственное хотела, как сама в недавнем прошлом журналист, предостеречь от чрезмерно смелых заявлений, не основанных на фактах. Потому что это не только мешает нормальному существованию музея, но и создает неблагоприятный контекст, в котором сейчас существует музей. Между тем, в музее идет нормальная работа, открываются выставки. Люди продолжают заниматься своими повседневными музейными профессиональными делами. Став центром общественного внимания, музей старается не экстраполировать происходящее на ситуацию в целом. Да, как в каждой семье, если угодно, бывают трагедии, бывают несчастья, которые нужно переживать. А переживать их можно и нужно, только собравшись вместе, не драматизируя чрезмерно ситуацию, но и не закрывая глаза на то, что произошло».


Как будут наводить порядок


К слову сказать, директор Эрмитажа Михаил Пиотровский в заседании коллегии участвовал, но на пресс-конференции его не было. О том, как в этом музее, равно как и во всех прочих, а также в архивах и библиотеках будут наводить порядок рассказывал Михаил Швыдкой, руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии: «Дискуссия была, как вы понимаете, острой и в высшей степени серьезная. Есть три проблемы, которые перед нами стоят сегодня в полный рост. Первая — материально-техническое положение музеев, библиотек и архивов. Надо понять, что треть музейных зданий нуждаются в капитальном ремонте. Порядка 8% музеев находятся в аварийном состоянии. Я сейчас говорю о всем объеме музеев Российской Федерации. За время советской власти и уже новой России построено одно фондохранилище для Эрмитажа, один депозитарий для Третьяковской галерее 20 лет назад и хранилище в Госфильмофонде, которое требует расширения. Несмотря на то, что за последние 6 лет выделялись определенные суммы на обеспечение систем безопасности, совершенно ясно, что средства эти недостаточны. Вторая проблема — это проблема работы с персоналом, это проблема работы с кадрами. Я бы начал с того, что по-прежнему заработная плата работников и хранителей музеев, работников библиотек и архивов в значительной части регионов России ниже прожиточного минимума. Музейные кадры очень стареют. Для того, чтобы пополнять персонал новыми молодыми работниками, конечно же, остро встает вопрос о заработной плате. Кроме того, возникают совершенно новые необходимости в работе с персоналом, то, что требует абсолютно новых отношений в кадровых службах».


Сейчас все гадают, что обнаружат масштабные проверки музейных фондов. По мнению Бориса Боярскова, неприятные открытия будут, но масштаб катастрофы не стоит преувеличивать.


XS
SM
MD
LG