Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Национальная рознь - главная версия взрыва на Черкизовском рынке


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова и профессор Сергей Арутюнов.



Андрей Шарый : Двум из трех задержанных по делу о взрыве на Черкизовском рынке в Москве предъявлены сегодня обвинения в убийстве по мотивам национальной розни. По данным следствия, два студента московских вузов Олег Костырев и Илья Тихомиров самостоятельно изготовили взрывное устройство, после чего оставили его в сумке в одном из павильонов. Их сообщнику, москвичу Валерию Жуховцеву, как объявлено, обвинение будет предъявлено в ближайшее время. При взрыве в понедельник погибли 10 человек, в том числе двое детей. 35 из 50 пострадавших остаются в больнице. Состояние 11 человек крайне тяжелое. О том, как работало следствие, какие были версии, как в результате версий об убийстве по мотивам национальной розни оказалась главной и единственной, рассказывает корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Любовь Чижова: По словам прокурора Москвы Юрия Семина, взрывное устройство, которое сработало в понедельник на Черкизовском рынке, было изготовлено в домашних условиях. Источник агентства «Интерфакс» в правоохранительных органах сообщил, что подозреваемые в организации взрывов сейчас проверяются на причастность к совершению других преступлений. По словам собеседника «Интерфакса», задержанные могут иметь отношение к ряду взрывов, прогремевших в Москве в последнее время. Подозреваемых во взрывах схватили сами торговцы рынка.


О ходе расследования взрыва на Черкизовском рынке рассказывает моя коллега Марьяна Торочешникова.



Марьяна Торочешникова: Следователи столичной прокуратуры допрашивают двоих подозреваемых. Это двое молодых мужчин, их имена не называются. Говорит прокурор Москвы Юрий Семин.



Юрий Семин: Мы имеем очень серьезные доказательства о том, что именно эти лица совершили вот это преступление.



Марьяна Торочешникова: Журналистам стало известно, что оба задержанных - члены неформальной молодежной группировки, один из них студент-химик. Оперативники предполагают, что именно он изготовил взрывное устройство, унесшее жизни 10 человек. Впрочем, начальник Управления Федеральной службы безопасности по Москве и Московской области Виктор Захаров сообщил в интервью «Интерфаксу», что задержанные свою причастность ко взрыву на Черкизовском рынке отрицают.


Тем не менее, тот факт, что подозреваемые принадлежат к неформальной группировке, дал основания выдвинуть новую версию мотивов происшествия. И если ранее следствие больше склонялось к версии криминальных разборок...



Юрий Семин: Наиболее вероятной версией является версия на почве коммерческого противоборства. Если говорить о версии теракта, ну, она совсем не отбрасывается, но, по крайней мере, конкретных данных, указывающих на то, что имел место теракт, в том виде, как это сформулировано в законе, таких пока данных нет.



Марьяна Торочешникова: ...то теперь на первый план выдвигается версия о преступлении на почве национальной неприязни. Сейчас в больницах Москвы остаются более 30 человек. По предварительным данным, правительство Москвы уже подготовило распоряжение о выплате им компенсации в размере 50 тысяч рублей каждому. Семьи 10 погибших получат материальную помощь в размере 100 тысяч рублей.



Любовь Чижова: Начальник Управления правительства Москвы по работе с органами обеспечения безопасности Николай Куликов не подтвердил, но и не опроверг информацию о том, что подозреваемые в организации взрыва принадлежат к неформальным группировкам, а мотивом преступления является национальная неприязнь. Куликов опроверг данные о том, что после взрыва Черкизовский рынок может быть закрыт.



Николай Куликов: Вот так просто закрывать рынки из-за того, что вот это произошло... Мы не можем сегодня ввести военное положение и всю Москву закрыть, потому что все равно это можно в любом месте провести, если кто-то надумает. 60 тысяч человек, которые посещают, работают на этом рынке. Представляете, это целый город. Это город в городе.



Любовь Чижова: Николай Куликов сетует на то, что обеспечить полную безопасность московских рынков довольно сложно.



Николай Куликов: Очень сложно обеспечить пропускную систему, потому что туда завозится масса товаров. Это рынок. Буквально перед всеми этими событиями была проведена паспортизация всех крупных рынков по вопросам безопасности, по вопросам пожарной безопасности. Поэтому работа проводится ежедневно. И мы, конечно, не уйдем никуда - жизнь есть жизнь - от той ситуации, которая сложилась. Потому что мы видим, что не только ведь в нашей стране, но и в других странах сегодня терроризм выходит на новую ступень, применяются безоболочные взрывные устройства, которые сегодня, порой бывает так, даже не может тот же металлодетектор обнаружить. Мы будем анализировать ситуацию. И, конечно, службы безопасности будут выборочно проводить проверки лиц, которые вызывают подозрения, с помощью арочных металлодетекторов, что делается уже и сегодня при проведении всех массовых мероприятий.



Любовь Чижова: Среди раненых на Черкизовском рынке - граждане Китая, Вьетнама, Таджикистана, Узбекистана, Белоруссии, Украины, непризнанной Приднестровской Республики и Российской Федерации. Большинство из них сейчас находятся в 36-й московской больнице. Вот что говорит об их самочувствии главный врач приемного отделения больницы Светлана Данилова.



Светлана Данилова : Сейчас очень трудно в отношении тяжелобольных строить прогнозы. Те больные, которые находятся в отделениях, тут можно, конечно, думать о хорошем прогнозе. Потому что какие-то исключительные осложнения вроде бы не должны возникнуть. А те, которые находятся в реанимации, по-прежнему, остаются тревожными больными.



Любовь Чижова : О своем видении предотвращения чрезвычайных происшествий на столичных рынках Радио Свобода рассказал депутат Московской городской Думы Сергей Гончаров.



Сергей Гончаров : Эти криминальные разборки будут в Москве нарастать. Нужно сделать так, чтобы чиновники не брали взятки и делали законную регистрацию, чтобы мы знали, что если человек прибыл в Москву, то мы бы знали, почему он прибыл, откуда он прибыл, где его найти. Когда за определенные 500 рублей мы оформляем по 150 человек и даем регистрацию независимо оттого, сколько прибыло и сколько убыло, а сколько принесли денег, то эти проблемы будут продолжаться долгое время.



Любовь Чижова : Политолог Владимир Прибыловский считает, что к взрыву на Черкизовском рынке могут быть причастны националисты. Но это не исключает и криминальную версию произошедшего.



Владимир Прибыловский : Подрыв чего-либо по мотивам национальной ненависти - это и есть теракт. Видимо, когда они говорят "теракт", они не называют слово "исламский терроризм", "чеченский терроризм". У нас просто уже в официальном употреблении террористами стали непременно чеченцы. Поэтому, видимо, они такое производят разделение, хотя, если националисты совершили этот взрыв по мотивам национальной ненависти, это тоже теракт.


Мотив национальной ненависти и криминальные разборки тоже необязательно друг другу противоречат, эти два варианта. Потому что во время криминальных разборок довольно часто нанимаются иногда просто бандиты, а иногда бандиты с идеями. В период расцвета баркашовского движения "Русское национальное единство" криминальные бизнесмены вполне охотно нанимали фашистов-баркашовцев для расправы с конкурентами. Существуют слухи о том, что скинов нанимают и бизнесмены, и политики для наказания или коммерческих противников, или политических противников. Но известно, что движение "Наши" нанимало то ли скинов, то ли футбольных фанатов для расправы над лимоновцами и неоднократно. А бизнесмены вполне тоже нанимают такую хулиганствующую молодежь, неважно есть у этой молодежи политические идеи или нет. А так как скины охотно и бесплатно нападают на инородцев, то почему это не сделать за деньги? Поэтому в принципе теоретически возможно, что криминальная разборка, но наняли так называемую неформальную молодежную группу.



Любовь Чижова : А вообще, насколько такая тактика характерна для скинхедского движения - взрывы на рынках?



Владимир Прибыловский : Вообще, до сих пор скинхеды, бритоголовые, насколько мне известно, бомбы не использовали. Их основное оружие - это металлическая арматура. Известны случаи использования бомб и различных взрывных устройств антисемитами, то есть несколько подрывов синагог, в частности, так называемая группа "Небесной арии", которая, возможно, состояла из одного человека, который московскую синагогу пытался подорвать. Так как эта среда взаимопроникаемая, то почему бы, конечно, и одной группе хулиганствующих экстремистов не заимствовать тактику у другой. Это в принципе возможно.



Любовь Чижова : В связи со взрывом на рынке московские власти уделяют повышенное внимание безопасности в российской столице. На праздновании Дня города в начале сентября на улицы Москвы выйдут 8 тысяч милиционеров, 5 тысяч военнослужащих и 2 тысячи дружинников. На праздничные мероприятия можно будет попасть, пройдя через арки металлоискателя. Будут работать собаки, обученные искать взрывчатку. На московских рынках такие меры безопасности вводить не планируется.



Андрей Шарый: В квартирах обвиняемых по этому делу проведены обыски. Обнаружена еще часть взрывных устройств и литература националистического и неонацистского содержания. Тихомиров и Костырев, как стало известно из их показаний, договорились взорвать бомбу на рынке, потому что они считают, что в России слишком много лиц азиатского происхождения, к которым они испытывают неприязненный чувства. В Интернете они нашли рецепт изготовления примитивной бомбы, после чего изготовили два взрывных устройства, принесли их в пакетах на рынок. Одно из них взорвалось. По словам представителей прокуратуры, все трое подозреваемых (двое уже обвиняемых, а один подозреваемый) по этому делу - студенты.


Поговорим о том, по каким причинам в России в последнее время столь заметна роль неонацистских настроений. Причем, эти настроения не распространенные в среде политических партий, а в общественной среде. О природе и причинах роста популярности российского фашизма я беседовал с известным московским историком и этнологом, профессором Сергеем Арутюновым


Российское, националистическое, фашистское движение, как угодно можно его называть, мне кажется, понятием структурированным. Нет сколько-нибудь заметных партий. Речь идет о каких-то самоорганизующихся группах молодежи. Не слышно о Баркашове.



Сергей Арутюнов : О Баркашове, действительно, слышно немного. Довольно много слышно о Лимонове, который, с моей точки зрения, в общем, талантливый писатель, но эксплуатирует фашистские, скажем так, эстетические и этические принципы. Потом Севастьянов есть, тоже время от времени выскакивает. Нет, есть националисты. Есть просто националисты-шовинисты, есть националисты фашистского толка, есть националисты, которые прямо призывают к насильственным действиям.


А эти маленькие группировки... Они тоже непартийные. Они сами по себе партия в 5-6 человек, наслушались, начитались, насмотрелись кое-чего плюс к этому, конечно, всегда глубочайший комплекса неполноценности, который, вообще, широко распространенное явление. Вряд ли есть человек, у которого не было бы хоть какой-то в маленькой степени этого комплекса. Но когда он гипертрофированно приобретает чудовищные размеры, то и результаты бывают чудовищные. Человек, чтобы как-то компенсировать этот комплекс, идет на всякие крайности. Фашизм ему предоставляет такую красиво оформленную крайность.



Андрей Шарый : Для того чтобы выросли какие-то цветы, в данном случае - это цветы зла, нужна какая-то соответствующая погода, климат, удобрение. Почему вдруг сейчас это стало так бурно всходить?



Сергей Арутюнов : Во-первых, эти самые цветы цвели всегда на всем протяжении истории человечества. Всегда бывали люди альтруистического настроения. Всегда бывали люди либерального настроения и даже в первобытном племени. В том же первобытном племени всегда были люди авторитарного настроения, стремящиеся к самоутверждению через унижение и побивание других и так далее и тому подобное. Это всегда было, всегда есть и всегда, очевидно, будет. Потому что таков генетический полиморфизм вида человека. Максимум, что может сделать власть - это проводить последовательно либеральную политику, курс на построение, действительно, настоящего правового государства, с настоящей, а не на словах, диктатурой закона, путь на построение приличной, более или менее, небеспредельствующей, но в то же время профессионально активной и эффективной полиции. Идеалом в этом отношении, я считаю, отчасти Израиль, отчасти Великобританию.


Полиция никогда не бывает сонмом ангелов, но есть, более или менее, приемлемая полиция, есть неприемлемая полиция, есть никудышная полиция. Вот наша полиция неприемлемая и никудышная.



Андрей Шарый : Я верно вас понимаю, что речь идет о том, что российская власть, проводя ту политику, которую она проводит, неожиданно сталкивается с таким побочным явлением, которое уже, наверное, выросло в очень серьезную политическую, общественную, социальную проблему, которая грозит для России стать чуть ли не самой главной?



Сергей Арутюнов : Дело в том, что, во-первых, российская власть никакой последовательной и осмысленной политики вообще не проводит. Вся ее политика заключается в том, чтобы удержаться на своем месте и, более или менее, использовать это место для собственного благополучия в том или ином смысле. Кроме того, российская власть сама по себе достаточно, если не фашистская, то протофашистская власть, фалангистская, как хотите назовите. Я не сказал бы этого о некоторых личностях. Я не назвал бы фалангистами, допустим, самого Путина, или Фрадкова, или Матвиенко. Но очень многих можно назвать, в особенности в "Единой России", именно людьми фалангистского, франкистского настроения, если брать аналогии. Все аналогии очень условны, но ближе всего по спектру значительная часть российской бюрократии, российской администрации стоит к этой линии.


Что касается плебса, то плебсу больше всего импонирует гитлеризм - иногда прямо с культом, а иногда нет. На словах, они, и даже, может быть, искренне веря, говорят, что Гитлер - это бяка, но сами большого различия с Гитлером у них нет. Впрочем, очень многие в Европе были в 30-е годы фашисты, которые, с одной стороны, не так уж в большом восторге были от Гитлера или даже находились в какой-то конфронтации с ним, остальные, в общем, принципиально ничем от него не отличались.


Фашизм сейчас чрезвычайно широк распространен. В конце концов, все эти террористы, все эти лжеисламские шахиды и моджахеды - это тоже фашисты.


XS
SM
MD
LG