Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Взрыв на Черкизовском рынке в Москве: насколько безопасно чувствует себя рядовой москвич в своем родном городе?



Владимир Кара-Мурза: Сегодня утром на Черкизовском рынке в Москве прогремел взрыв, унесший десять человеческих жизней и тяжело ранивший около 50 человек. Ситуацию в сфере столичной торговли обсуждаем с Сергеем Никитиным, депутатом Московской городской думы от фракции КПРФ. Насколько типичен для столицы инцидент, произошедший сегодня утром?



Сергей Никитин
Сергей Никитин: Я думаю, что абсолютно типичен. Дело в том, что если взять отдельно рыночную торговлю, то это государство в государстве, это структуры, которые живут по своим законам, сами же их создают, сами следят за ними и сами наказывают, если кто-то этот закон нарушает. Вот интересно, я сегодня в интернете порылся и увидел информацию. Очень коротко процитирую, они беседовали с торговцем обуви Магомедом Нуриевым, который рассказывает, как люди погибли. И вот какая мысль: говоря о причинах происшествия, вот этот очевидец выразил уверенность в том, что это теракт. Тут можно согласиться, не согласиться - следствие потом покажет. Но вот что он потом сказал: «У нас криминальных разборок вообще не бывает. Я тут работаю с 1998 года, рынок на этот счет очень строгий. Если у нас возникают проблемы, мы обращаемся к администрации рынка, и она все решает». Вот заявил очевидец. Более того, я сегодня слышал новости московские, сетует московская власть, что эта территория рынка земля федеральная и московские власти там не вольны распоряжаться. Вот такова ситуация – государство в государстве.



Владимир Кара-Мурза: Ваш коллега, депутат Мосгордумы от фракции КПРФ Владимир Лакеев возмущен цинизмом властей.



Владимир Лакеев: Нас сегодня поразило, когда мы слушали выступление одного из милицейских руководителей, который сказал, что это не террористический акт - это криминальные разборки. Я не вижу разницы, когда взрывают устройство и гибнут люди и в том числе и дети, между криминальными разборками и террористическим актом. Это откровенный террор, который не покидает, к сожалению, нашу столицу. Который раньше для нее был иностранным словом и не входил в нашу жизнь, а сегодня стал чуть ли не нормой жизни москвичей. Проходит несколько месяцев и люди говорят – давно у нас не было никаких актов. Вот дождались сегодня еще очередного акта. Посмотрите, сегодня в Москве, в благополучном городе половина городского валового продукта получается за счет оптовой и розничной торговли, а не за счет промышленного производства. Ведь на предприятии в советское время два цеха конкурировали между собой, они же не подкладывали бомбы, кто быстрее план выполнил и кто лучше премию получит.



Сергей Никитин: Я добавлю к тому, что сказал Владимир Иванович. Юрий Семин, новый прокурор Москвы, применительно к данному преступлению сказал – это коммерческое противоборство. Ничего себе, прокурор Москвы заявляет о теракте, где гибнут люди, что это коммерческое противоборство, противостояние. Я думаю, что если на нормальный язык перевести, в устах чиновника прокурорского это чушь собачья. Предыдущий прокурор Москвы господин Зуев вот как возмущался: «В последнее время наглые безобразия (имеются в виду коммерческие разборки, связанные с силовыми применениями) приятно стыдливо называть «недружественным поглощением» или «решением корпоративных споров во внесудебном порядке». Хотя это по сути дела самый настоящий разбой». Так вот действительно в Москве происходит самый настоящий разбор и неважно, в какую национальную окраску он обличен, все это определяется требованием максимальной извлечения прибыли, а что при этом погибнут десятки и может быть сотни людей – наплевать.



Владимир Кара-Мурза: А как ваша фракция среагировала 23 февраля, когда вместо расследования трагедии на Басманном рынке его снесли в течение двух часов и разровняли всю площадку?



Сергей Никитин: У нас вообще счеты к московским правоохранительным органам. Мы отнеслись отрицательно к этому: взяли и снесли, и нет рынка - нет проблемы. Я могу сказать, что на городской комитет, я ведь представляю фракцию КПРФ, в городской думе занимаюсь проблемами ветеранов, возглавляю комиссию по делам ветеранов, так вот правоохранительные органы без предъявления каких-либо документов взломали с помощью лома и кувалды двери помещения городского комитета и задержали там ряд представителей молодежи, национал-большевиков. Причем, подчеркиваю, что никаких документов, которые бы оправдывали проникновение в помещение легальной политической партии, предъявлено не было. Поэтому удивляться, что у властей не хватает возможностей наводить порядок и следить за нарушением закона в торговых предприятиях, когда они занимаются разборками с политическими организациями. Я считаю, что наша правоохранительная система больна и очень тяжело, а отсюда и вопрос, что делать дальше. И я бы хотел обратиться к гражданам: уважаемые граждане России, вам не надоел такой преступный беспредел? Наверное, пора думать и решать, как навести порядок в нашей стране, чтобы вы не боялись за своих детей, которые гибнут, чтобы вы не боялись за своих родственников, которые могут на том же самом рынке погибнуть. Пора чесать затылок и думать, как навести правовой порядок в стране.



Владимир Кара-Мурза: Бывший председатель Моссовета, а ныне депутат Государственной думы от Центрального округа Николай Гончар считает, что в Москве не становится безопаснее.



Николай Гончар: Скажу так: в Москве очень дорогая земля. Черкизовский рынок и примыкающие к нему остатки промзоны этой точки зрения очень лакомый кусок. Может ли это быть связано с проблемой земли? Может быть. Стала ли Москва безопаснее по сравнению с советскими временами? Нет, не стала - это естественно. Москва стала богаче, как следствие, стала притягательнее, в том числе для людей, которые решают свои, в том числе экономические проблемы безоболочными взрывными устройствами.



Сергей Никитин: Я бы хотел немножко возразить Николаю Николаевичу, даже не возразить, а подчеркнуть вот какие моменты. Ведь преступления в советское время были, были маньяки, были отморозки. Но принцип неотвратимости наказания за каждое преступление, этот принцип работал. Сегодня этот принцип не срабатывает. Следующий вопрос относительно дороговизны земли в Москве. Ну так это сделано специально. Отсутствие государственной политики, отсутствие порядка в стране позволяет собираться в Москве представителям преступного мира. Известно, что в Москве несколько сотен этнических преступных группировок, и они занимаются тем, о чем мы сегодня говорим. И обратите внимание: каждый новый прокурор начинает с анализа того, что рост преступности не затихает. Пожалуйста, в 2005 году по сравнению с 2004 годом на 5% увеличилась преступность, и за 6 месяцев 2006 года по сравнению с тем же самым периодом 2005 года точно так же преступность увеличилась на 5%. Какие бы приемы специальные профессиональные ни применяли, все равно преступность растет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Вы насчет прокуратуры говорите и в этом году, когда назначали нового прокурора, то рассказывали в 2000 году, как он был причастен к раздаче спецталонов для проезда этнических группировок. И потом этнические группировки стерег, при нем и вышли на свободу и сейчас они разгуливают. Там бермудский треугольник, там жуть что творится. И иностранцы с удовольствием снимают, как горят автобусы, как горят рынки бесконечно. Я хочу сказать, у вас безоболочные взрыватели, но при вас взрывались и оболочные в Москве, когда армяне три взрыва огромных сделали. Вот вы рассказываете, как тяжело сейчас живется, а в этом году в Воронеже несколько тысяч откопали расстрелянных людей, стреляли из мелкокалиберных пистолетов в затылок. Почему бы вам не заинтересоваться этим делом, кто, кого, когда стрелял в Воронеже. Вы можете легко это узнать, на сайтах это есть. Вы же коммунисты, как-то очиститесь.



Сергей Никитин: Устал я от этих предложений очиститься. Я запамятовал имя нашего ночного слушателя. Мне не стыдно за мою жизнь, за то, что я коммунист. Я не совершил ничего противозаконного, за что мне было бы стыдно. А судить я могу только то, участником чего я являюсь. Вот я сегодня являюсь участником жизни той жизни, которая происходит, и вижу, что та жизнь уносит ежегодно один миллион жителей наших, мы их не досчитываемся – вот это факт. У нас гибнут люди, и если сходить на кладбище, то вы увидите, что возраст усопших составляет 25, 30, 35 лет – такова жизнь. Средний возраст мужчины составляет по стране 58,7 года, в Москве жизнь получше, значит 62 года. Вот такова наша жизнь. Поэтому, кто стрелял из малокалиберных в затылок, я не знаю, а кто убивают сегодня людей, я знаю. Я возражаю против этого и, безусловно, выйду с акциями протеста на улицу с тем, чтобы свой протест выразить с товарищами. И еще один момент я бы хотел сказать. Я ничуть не исключаю, что к данному преступлению, которое было сегодня совершено, могут приклеить ярлык этнического экстремизма и, думаю, что Государственная дума воспользуется в сентябре-октябре, когда будет рассматривать закон об экстремизме во втором и третьем чтении, для того, чтобы быстрее принять закон как элемент давления на оппозицию. Вот такова ситуация, и что я могу ответить на ваш вопрос.



Владимир Кара-Мурза: Бывший начальник ГУВД Москвы Аркадий Мурашов, бывший народный депутат СССР и член Межрегиональной депутатской группы, помнит как возникали московские рынки.



Аркадий Мурашов: Рынки, как известно, место очень лакомое. Вокруг рынков особая криминогенная ситуация, вокруг всех московских рынков, я думаю, без исключения и примеров очень много. Поэтому взрывы на Черкизовском рынке, я думаю, связаны с какими-то разборками либо его хозяев, либо арендаторов. Поводов и ситуаций, сюжетов очень много. Пострадали, наверное, и те, кому этот взрыв предназначался. Обычно это делается для устрашения.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Да, получается очень страшно: люди пришли на рынок, никого не трогали, никого не обижали и погибли. Это в голове не укладывается. И охрана рынка есть и правоохранительные органы на каждом углу, на каждом шагу и была операция по борьбе с оборотнями в погонах. Или надо ставить сверхпропуска в рынки, как в самолетах, чтобы не принесли ни взрывчатку, ничего.



Владимир Кара-Мурза: Есть ли программа у Мосгордумы по реорганизации столичных рынков?



Сергей Никитин: Попытки есть реорганизовать. Московские власти пытаются и более современными их сделать. Это все, естественно, откладывается и на кармане москвичей, поскольку после реконструкции цены подскакивают. Но, тем не менее, попытка сделать их современными, цивильными, она существует. Вопрос не в этом. Вопрос вот в чем – население у нас больно. Если поговорить неформально с практикующими психологами, то они в частной беседе вам скажут, что порядка 80% населения России находятся в пограничном состоянии. Вот эта ситуация, которая связана с пропагандой насилия, пьянства, льется на нас из фильмов, которые зарубежные, теперь мы ни в чем не уступаем, а даже более жестокие фильмы делаем. Посмотрите, какие сериалы сейчас показывают по телевидению. Так вот этих людей нельзя назвать душевнобольными, но и назвать их душевноздоровыми тоже нельзя. Диагноз очень простой – инфантилизм, отсутствие нравственных норм, поступки, не продиктованные ничем, кроме мгновенного желания. Если вы знаете, совсем недавно молодой парень ради того, чтобы один день пожить, убил семью и завладели автомобилем. Вот таковы нравственные устои. Вся та жизнь, которая происходит на протяжении 15 лет, она приводит к тому, что нравственные устои нашего общества дошли до того, что взрывают, убивают на каждом шагу. Нам нужно самим думать о том, как исправлять нравственность нашего общества.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. Господа, вам не кажется, что многие проблемы, которые в Москве – это вообще отражение общей бюрократической системы нашей. Москва отражает сильный перекос. Ни в одной стране нет такого, чтобы доходы в столице в несколько раз превышали средний уровень зарплаты в других районах страны.



Сергей Никитин: Да, Москва - это особый город. У меня, к сожалению, нет последних данных по стратификации населения, но я могу сказать данные четырехлетней давности. Распределение доходов среди избирателей Москвы таковы: где-то порядка 10 тысяч жителей Москвы деньги вообще не считают, где-то 640 тысяч считают деньги тогда, когда им нужно приобрести вторую крупную собственность, квартиру, навороченную иномарку. Где-то два миллиона триста – это так называемый средний класс, творческая интеллигенция, извините, проститутки валютные и такая категория людей. Два миллиона – это те бюджетники, которые живут от зарплаты до зарплаты, но они не голодают, но, тем не менее, ограничены. И два миллиона - это ветераны, которых легко подкупить на выборах, когда им в момент выборной кампании подкидывают сотню, другую к пенсии. Вот каков расклад по степени доходов в Москве, я думаю, он сейчас усугубился еще. И есть такой показатель как децильный коэффициент - соотношение доходов самых богатых и самых бедных. В Москве он совсем недавно был 75, после того, как он стал равен 50, госпожа Швецова радовалась и говорила, что Москва продвинулась в этом направлении. Сейчас он где-то на уровне 35. На Западе если этот коэффициент составляет 6-8, то тогда в обществе начинается неразбериха, социальные потрясения и власти точно отслеживают этот коэффициент. Даже если взять Китай, то там в конституции написано, что величина этого коэффициента ограничивается величиной 5%. Тогда социальное спокойствие есть. А сейчас создана ситуация, вспомните, что говорил Николай Николаевич про землю, сейчас у нас в Москве стоимость одного квадратного метра жилья составляет 3600-3700 долларов, но кто может купить из тех, кто нас слушает? Только те, кто в качестве кошелька использует рюкзаки. А это значит криминалитет, которые заработал деньги где-то или в том числе в Москве, приобретает квартиры. Вот отсюда это имущественное неравенство, которое приводит к таким социальным потрясениям.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.



Слушатель: Добрый день. Забавно у вас прозвучало через запятую – творческая интеллигенция и валютные проститутки. Я вот чего не могу понять: вот взрывы, но ведь криминалисты, они же люди не ненормальные, у них есть свои манеры поведения. Если какой-то конфликт, для начала что-то палится, как у нас рынок, если более тяжелый случай – к вашим услугам киллер. И тут чинные граждане, они не больше, чем наблюдатели. Как хотите, а мне вспоминается начало войны с Чечней, ведь были голоса: придет, придет эта самая война сюда. Причем двоякая, я сразу, могу сказать. Во-первых, чеченец, у которого всех убили, у него есть мотивы придти сюда, а во-вторых, кто убивал, тот уже человеком тоже перестал быть.



Сергей Никитин: Вы правы, это действительно так. Та чеченская первая кампания, которая была связана с громадной кровью и громадной глупостью и уступками государства перед бандитствующими людьми, она привела к тому, что вот это бандитство распространилось на всю нашу территорию. Такова наша сегодняшняя жизнь. И я отнюдь не исключаю, что там могут быть разборки во время этого взрыва структур, представителей Северного Кавказа. Там не только чеченцы есть, там разные люди есть и это тоже может быть. Есть еще один момент. Те, кто бывает за рубежом, вы где-нибудь видели русских на рынке, которые торговали бы? Никто этого не увидит. А у нас, пожалуйста, у нас торгуют китайцы, торгуют вьетнамцы, торгуют афганцы. Например, в Китае для того, чтобы иностранец приобрел возможность открыть торговую точку, он должен вложить в экономику Китая любыми способами 70 тысяч долларов, и тогда он имеет на законных основаниях вести этот бизнес. У нас все это дело не так. У нас человек платит хозяину рынка или той структуре, которая крышует этот рынок, затем платит им регулярно то, что положено платить по тем законам, которые существуют на этом рынке, и таким образом существует у нас торговля. Извините, это не торговля - это бандитизм и жульничество.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Сергей Митрохин, зам председателя партии «Яблоко», склоняется к милицейской версии случившегося.



Сергей Митрохин: Версия криминальной разборки больше подходит к сегодняшней трагедии на рынке. Разборка – это способ выяснения отношений между хозяйствующими субъектами. Для многих предпринимателей единственный способ восстановления справедливости, с их точки зрения – это убийство и организация взрывов. Рынки - это огромный оборот, теневой оборот, зафиксировать его очень сложно. Это самая активная часть теневой экономики. В отдельно взятом городе Москве, на отдельно взятом рынке сделать ничего невозможно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Новосибирска от радиослушателя Михаила.



Слушатель: Здравствуйте. Позвольте реплику и вопрос. Вы извините, не сердитесь, пожалуйста, но согласно марксистскому учению и писателю Андрею Платонову, вы не можете называться коммунистом. Коммунист – это такой голодранец с маузером, борющийся за счастье всех народов и так далее. А вот новоиспеченный телеэкран под названием «Вести-24» сообщает цифру другую: погибло пять китайцев и один вьетнамец. Вопрос очень быстро: я не расслышал, что говорили о Москве как об особом городе, но вопрос у меня возник ранее: а разве можно торговать землей в таком режимном субъекте Российской Федерации?



Владимир Кара-Мурза: Закон о земле приняла Мосгордума.



Сергей Никитин: Да, Московская дума приняла закон о земле. Но вопрос по-иному звучит. Дело в том, что был принят закон о праве граждан на жилье и на право освобождения этой земли. Если взять пример того же самого Южного Бутово, я думаю, все Россия слышала об этом. Проблема заключалась в том, что эту землю забирали якобы под государственные нужды. Но жилищное строительство не является на данный момент государственной нуждой - это муниципальная нужда, но не государственная. И отсюда жители и возражали против всего этого дела. Поэтому Москва, действительно… Лужков заявил о том, что борьба с такой высокой стоимостью жилья заключается в том, чтобы еще больше строить. А куда больше строить, когда строится пять миллионов квадратных метров в год, большая часть сразу не продается, а строительные фирмы не разоряются из-за того, что не покупают. А после того как купят, каждый будет иметь по три-четыре квартиры, которые считают хорошим помещением капитала для того, чтобы когда стоимость еще больше увеличится, продать и нажить свой капитал. Думаю, что этого не будет, потому что в Москве растет недовольство тех, кто это жилье не могут получить. Причем удивительно, что в Москве идут поджоги зданий, приведение их в так называемое аварийное состояние и после этого жители, которые живут в центре Москвы, их выселяют в окраинные районы, где они физически и материально не смогут оплачивать проезд до того места работы, где они раньше работали. Отсюда получается, что Москва не настолько режимный объект, поскольку все режимные предприятия приказали долго жить. Более того, министерство носится с идеей вынести закрытые предприятия, которые работают на оборону, за кольцевую автомобильную дорогу, а это значит просто разрушить эти предприятия. Поскольку квалифицированных кадров, которые смогли бы ездить из центра Москвы за город на эти предприятия, вы не найдете. Идет полная деквалификация работающего персонала, отсюда эти предприятия погибнут. Так что не нужно на эту сторону обращать внимание.


А то, что строительство является основным источником получения доходов для Москвы – это факт. Москва получает от 30 до 40% от стоимости жилья независимо от того, сдано оно или не сдано. Отсюда и желание как можно больше строить. Тем более большинство строительных площадок в центре Москвы, которые стоят очень дорого, уже закуплены людьми, которые близки к московским властям. Такова ситуация в Москве.



Владимир Кара-Мурза: Лидер движения «Трудовая Россия» Виктор Анпилов, бывший депутат Моссовета, выстраивает цепочку закономерностей.



Виктор Анпилов: Вообще и Тушинский рынок, и подземный переход у метро «Пушкинская», теперь Черкизовский рынок, конечно, тут нельзя взрывы, как мне представляется, связать с терроризмом и такого политического толка, я имею в виду Кавказ. Считаю, что базарная система, которая у нас внедрилась уже и которая превратилась в железобетон, конечно, провоцирует это, потому что там могли быть и разборки. Поэтому, мне кажется, сама система все время провоцирует, если не взрывы в качестве разборок между мешочниками, то это взрывы политического характера. Вот два фактора, которые надо решить и этих взрывов не будет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Вот очередной террористический акт, и хоть один волос упадет с головы московского руководства? На этот раз приехал Ресин, сказал, сколько взорвалось тротила, в других случаях приезжает Юрий Михайлович, разворачивается и уезжает. Из европейских государств мы на первом месте в мире как по числу терактов в крупных городах, так и по числу убийств на душу населения. А что делать? Я человек простой, я вижу выход только в одном - переходить к парламентской республике, к свободным выборам мера, руководства. Наше руководство должно иметь хоть минимальную совесть и уходить в отставку, когда случаются такие вещи. Даже будучи невиновным напрямую, но это их сфера деятельности. Посмотрите, что делает милиция: она охотится за этими приезжими. Я сегодня был на заводе, видел, в каких условиях работают приезжие за 9 тысяч рублей в грязи, в темноте. Это все происходит в Москве.



Сергей Никитин: Проблема ответственности крупных чиновников, крупных администраторов существует. Я думаю, что ту схему, которую предложил президент в качестве назначения губернаторов, она все равно не срабатывает. Точно так же не срабатывает система назначения судей, а не их выборы. Я думаю, что надо возвращаться к представительной демократии, к парламентской республике, когда власть обязана отчитываться и зависит от представительной власти и это позволит навести порядок. Сейчас у нас все отчитываются перед президентом. В Москве префекты и главы управ отчитываются перед Юрием Михайловичем. А перед населением они не отчитываются. Я думаю, вы правильно ставит позицию. Должна быть парламентская республика и тогда, по крайней мере, будет механизм заставить чиновников выполнять то, что требует представительная власть, что требует закон.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. У меня маленький вопрос: из всего сказанного я не понял, какой позиции придерживается ваш гость? У нас дикий капитализм или дикая государственность?



Сергей Никитин: У нас воровской капитализм при отсутствии государственного механизма контроля за выполнением законов, вот и все. Поэтому государственная власть существует, но она номинально существует. Например, тот же самый парламент, Государственная дума не имеет права проверять исполнение законов, как чиновники, как администраторы выполняют законы, такого права нет. У нас есть один гарант – это президент, который гарант конституции, который якобы должен все проверять и за все отвечать. Но, к сожалению, он за это не отвечает. За время правления Владимира Владимировича произошло громадное количество терактов, но кроме утверждения, что будем мочить всех преступников в сортире, пока ничего не видим. Такова ситуация у нас.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Московской городской думы от фракции «Яблоко» Евгений Бунимович считает, что террористическая угроза растет с каждым днем.



Евгений Бунимович: Террористическая угроза в Москве, она такая же, как в других мировых столицах - Нью-Йорке, Лондоне, Риме, Париже и так далее, в Мадриде. Потому что Москва больше 10 миллионов, здесь легче затеряться, здесь легче спрятаться. Эту проблему, я думаю, понимают во всех столицах мировых. Поэтому, конечно, вопрос не городских властей, а вопрос властей государственных. Собственно говоря, ФСБ и даже милиция московская подчиняется не Москве, а федерации.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Натальи.



Слушательница: Добрый вечер. Во-первых, по тому фрагменту, который я слышала вашей беседы, я не могу согласиться с вашим гостем, потому что в Германии турки совершенно спокойно торгуют на рынках. А во-вторых, что бы было, если бы ни чеченская война? Потому что и взрывы в троллейбусах, и взрыв на Манежной площади и масса всего, и взрыв на Котляковском кладбище, который был доказан, что это не чеченцы - это очень удобно валить на чеченцев. Следствие еще только началось, а вы уже делаете такие выводы.



Владимир Кара-Мурза: Мы пока никаких выводов не делаем.



Сергей Никитин: Мы пока выводов не делали, мы высказывали предположение и обсуждаем эту проблему.



Владимир Кара-Мурза: Чеченцы такие же граждане России, как турки граждане ФРГ, о них речь не идет. Наш гость говорил о китайцах, вьетнамцах и афганцах.



Сергей Никитин: Я думаю, что следствие все-таки истину установит, и я думаю, что все-таки дело не в национальных корнях тех, кто совершает эти преступления, а дело в том, что государство наше больно. Наше общество больно, и оно спокойно смотрит на преступления, которые происходят и говорит: слава богу, что не со мной. Вот та мысль, что каждый выживает по одному, каждый за себя, один господь бог за всех - вот это и мешает навести порядок в стране.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Валерия Аркадьевича из подмосковного Королева.



Слушатель: Добрый вечер. Как бы взгляд такой существует в народе, между прочим, это я не субъективно попробую сказать. Хороший взгляд на Москву не только из окна бомбардировщика. Но у меня предметный вопрос к Никитину. Скажите, пожалуйста, что делается для того, чтобы вернуть на место скульптуру Мухиной «Рабочий и колхозница»? Что-то слишком все это затянулось. Если убирать такую символику, то будут продолжаться разборки, и народ будет покорно идти переплачивать деньги на каждый рынок чужим.



Владимир Кара-Мурза: Тоже связано со строительством Торгового центра ВДНХ.



Сергей Никитин: Да, я знаю эту историю. Может быть мой ответ будет жесткий и не очень приятный. Когда была избирательная кампания, я всем тем, с кем общался, потенциальным избирателям говорил следующую фразу: уважаемые друзья, если вы голосуете для того, чтобы я сделал для вас счастливую жизнь, то напрасно, лучше за меня не голосуйте, у меня не будет такой возможности. А если вы готовы вместе со мной драться за наведение порядка, то тогда я ваш соратник, я тут и впереди пойду. Слава богу, было это и в 93 году. Поэтому решение подобных проблем, как со скульптурой Мухиной, как памятник Ленину, который в Краснодаре убрали с площади - это нужно решать обществом, всем миром, тогда порядок будет наведен. А если рассчитывать, что четыре представителя компартии в Госдуме сделают все, чтобы и памятники были, и преступность не будет - этого быть не может. Поэтому давайте вместе драться. Да, придется драться за наведение порядка в стране, вот тут мы с вами.



Владимир Кара-Мурза: Хотя бы увековечить память погибших. Потому что на Басманном рынке нет никакого памятника, сами азербайджанцы носят туда цветы. А Мосгордума даже не поднимала этот вопрос, хотя там погибло около 60 человек.



Сергей Никитин: Я думаю, что в сентябре, у нас первое заседание будет 6 числа, эти проблемы будут подняты и дума, безусловно, примет необходимое решение для того, чтобы увековечить. Я должен сказать, что в этом вопросе мы будем едины, я могу это прогнозировать.



Владимир Кара-Мурза: Я надеюсь, что не объявили траур не потому, что как в прошлый раз мэр сказал, что погибли азербайджанцы, а в этот раз китайцы и вьетнамцы.



Сергей Никитин: Да нет, если по каждому взрыву объявлять траур, то нам и работать будет некогда, у нас будут каждый день траур, каждый день будут слезы. У нас такова ситуация, такова наша жизнь.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Междуреченска.



Слушатель: Здравствуйте. В 1977 году в издательстве «Статистика» вышла книга «Молодая семья», там статья «Демографические аспекты службы брака» и там написано: в СССР число мужчин 30-35 лет, не вступивших в зарегистрированный брак, увеличилось в 1970 году по сравнению с 1959 году на 45%. То есть демографическая яма уже тогда была запрограммирована. То есть последние реформы к этому ничего не добавили и почти ничего не убавили.



Владимир Кара-Мурза: Видите, слушатель считает, что то, что по миллиону жителей в год сокращается российское население – это закономерность процесса.



Сергей Никитин: Пусть так считает. Пусть он ответит тем женщинам, которые не могут создать свою семью ради детей только потому, что не на что их кормить. Пусть он им объяснит с помощью этого статистического сборника, как им прокормить детей, если они родят. Я думаю, проблема в этом.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир, добрый вечер, Сергей. Хочу сразу, во-первых, сказать первому дозвонившемуся Николаю, который сказал про коммунистов, чтобы отмылись они. У меня отец прошел две войны, был коммунистом, кадровый офицер и мне не стыдно, что он коммунист. Понимаете, Николай, вы уж меня простите. А про коммунистов если он говорит, то пускай он обратится к тем, кто сейчас у власти, они все были коммунистами. Вопрос в следующем: проблема в том, что у нас слишком много беспорядка и беспорядка на самом верху, и это вы, Сергей, не хуже меня знаете.



Сергей Никитин: Тут даже и спорить не приходиться. Поэтому действительно беспорядок есть. По поводу коммунистов, их не нужно защищать. Им есть что предъявить, что они сделали в своей жизни, а каждый пусть это ценит по-своему.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Олега.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Вы очень хорошо подметили, что наше общество больное и болезнь, судя по всему, прогрессирует и будет продолжать прогрессировать. То, что рано или поздно это закончится либо распадом, либо переворотом, для меня лично не вызывает ни малейшего сомнения. Вот у меня к вам такой вопрос: есть Стабилизационный фонд, почему-то он в Америке. Что будет со Стабилизационным фондом после распада России или в случае государственного переворота, кому он будет принадлежать?



Владимир Кара-Мурза: Он просто переведен в ценные бумаги американские.



Сергей Никитин: Причем эти ценные бумаги под три процента всего-навсего, а инфляция у нас, сами знаете какая, говорят официально восемь, но на самом деле это больше. Те кредиты, которые мы берем, они нам даются под 7%, поэтому полное обесценивание денег, которые есть. Еще одно соображение: сегодня радостная весть о том, что мы Парижскому клубу 22 миллиарда долларов вернули, все хорошо. Но при этом между прочим было сказано, что коммерческие структуры уже набрали кредитов на 170 миллиардов долларов. Причем я понимаю так, что многие эти кредиты брались и под гарантию государства. Значит получается так, что мы все равно в долгах, как в шелках и расплатиться мы таким образом не сможем, пока не заработает наша промышленность, пока не будем зарабатывать деньги не на торговле, а на продаже продукции нормальной.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Владимира Кузьмича.



Слушатель: Добрый вечер. Мне кажется, что у нас беда вся в думе. Потому что там сидят люди, которые не знают, чем заняться. И занимаются поправками закона, то надо прибавить НДС, то убавить НДС,



Владимир Кара-Мурза: Сейчас обе думы на каникулах, и государственная, и московская городская.



Сергей Никитин: Так что пусть посидят на отдыхе и подумают, чем заниматься. Хотя, уважаемые друзья, ведь их граждане России избирали. Поэтому если те плохо работают, то и избиратели в некотором роде виновны, значит не за того голосовали. Когда голосуете – думайте.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Мосгордумы от фракции «Яблоко» - Объединенные демократы Иван Новицкий, председатель комиссии по нормативной базе, требует реорганизации московских рынков.



Иван Новицкий: Черкизовский рынок, насколько я знаю, стоит в плане, потому что мы должны переходить от менее организованной торговли к более организованной в нормально оборудованных павильонах. Но другое дело, когда идет взрыв, когда гибнут, помимо нанесения ущерба зданиям, строениям, помещениям, и ни в чем неповинные, вообще любые разборки подобного сорта криминальные недопустимы, но с использованием взрывных устройств, когда могут гибнуть ни в чем неповинные и независимые люди – это вообще варварский способ, который сравним с террористическим. Потому что, судя по первоначально поступившим сведениям, какие-то люди оставляли сумки с этим якобы безоболочным взрывным устройством.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Сергея Александровича.



Слушатель: Здравствуйте. Короткая реплика и вопрос. Реплика: мы готовы драться за свободу, независимость, справедливость вместе с вашим гостем и с коммунистами. У меня вопрос такого характера: говорили о том, что не будет взрывов, в том числе слушатели говорили, если ремонт сделать, благоустроить, хорошие здания построить, в этом случае терактов не будет. Помните, в Москве на «Пушкинской» были взрывы в метро в переходе, после этого правительство Москвы многие торговые точки приняло решение от метрополитена подальше перенести. Так вот сейчас все двинулось вспять, вам как депутату говорю и вопрос задаю. В частности, Марьино, выход из первого вагона станции метро «Марьино», был парк небольшой, сейчас все деревца срубили, торгово-развлекательный центр делают. Всех людей, миллион жителей, наверное, в Марьино живет, огромное количество, всех людей строители загнали в узкую дорожку, коляска не проедет ни с инвалидом, ни с ребенком.



Сергей Никитин: Это типичная ситуация для Москвы, уважаемые москвичи. И опять скажу, может быть не очень приятное, вы в первую очередь виноваты в том, что вы избрали тех людей, которые позволяют лишать местные самоуправления, в частности, Московская городская дума в лице «Единой России» приняла закон, по которому муниципальные собрания лишены права согласовывать вопросы жилищного строительства. И теперь, правда, пока это принято в первом чтении, но я думаю, дожмут до самого конца, отсюда и возможности у строителей строить на месте детских площадок, на месте скверов вместо зеленых насаждений развлекательные центры. В частности, в Москве на Пушкинской площади предполагается строительство подземной развязки, но при этом будет построен развлекательный центр и гараж на более чем две с половиной тысячи машин. А уставной капитал той организации, той фирмы, которая будет строить, составляет всего-навсего сто тысяч рублей. Отсюда видно, что все делается для извлечения максимальной прибыли. И отсюда все те неудобства, которые терпят москвичи, они определяются максимальной прибылью. Прибыль составляет 200-300% на вложенный капитал в Москве при строительстве коммерческих зданий.



Владимир Кара-Мурза: Да, вся борьба с терроризмом в метро ограничилась запретом на продажу газет.



Сергей Никитин: Газеты отнесли, а все торговые точки приближаются к выходам из метро и все подземные переходы застроены этими ларьками. И следующий взрыв подобный тому, что был на «Пушкинской», и те же самые будут последствия.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Валерия Ивановича, радиослушателя из Подмосковья.



Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к Кара-Мурзе. Я слушаю часто вас и мне интересно: была передача, насчет Холокоста выступала тут женщина и за целый час ни одного критического вопроса не было. А сейчас на счет коммунистов, прямо критика больше половины критика на коммунистов.



Владимир Кара-Мурза: Вот видите, раз вы смогли дозвониться, мы ждали ваш звонок. А что можно с критикой Холокоста? И коммунисты, и демократы, все воевали с гитлеризмом.


Как вы считаете, какие выводы должны сделать московские власти, вы представитель законодательной власти, из сегодняшней трагедии на Черкизовском рынке?



Сергей Никитин: Прежде всего с точки зрения законодательной власти, законодательная власть московская должна четко разобраться в ситуации, которая сложилась на всех рынках, пригласить, безусловно, на свои заседания, чтобы дали разъяснения представители, которые курируют в московском правительстве сферу торговли и обязательно посоветоваться с населением. Мы, коммунисты, обязательно обратимся к москвичам с предложением, что москвичи считают лучшим для улучшения ситуации в этой области. После этого будет пытаться принять в законодательном плане решение. Сил пока у нас маловато, но я думаю, нас и «Яблоко» поддержит. По крайней мере, против здравого смысла даже «Единая Россия» поостережется выступать. Кровь людей, которые там погибли, должна привести к тому, что Москва начнет приводить в порядок и в Москве, и в головах московских чиновников. Без этого не обойтись.



Владимир Кара-Мурза: Напомню, что в феврале власть ограничилась арестом руководителя Басманного рынка. Надеюсь, что сейчас такой мерой она не ограничится.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG