Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Сами по себе санкции не сработают. Но их обсуждение уже влияет на ситуацию в Иране»


Али Лариджани (справа на заднем плане) вручает послам стран «шестерки» официальный ответ на их июньскую инициативу

Али Лариджани (справа на заднем плане) вручает послам стран «шестерки» официальный ответ на их июньскую инициативу

В определенный им самим срок Иран дал вчера ответ на инициативу шести мировых держав, предложивших ему ограничить ядерные разработки в обмен на программу экономической помощи. Тегеран выразил готовность к «серьезным переговорам». Эксперты сомневаются и в искренности намерений иранского режима, и в неотвратимости международных санкций против него.


Иран утверждает, что готов немедленно начать «серьезные переговоры» о своей ядерной программе . Об этом заявил во вторник секретарь Совета национальной безопасности Ирана Али Лариджани после передачи шести странам официального ответа на предложения по урегулированию ядерной программы Тегерана.


Администрация Джорджа Буша пока воздерживается от официальных комментариев по поводу заявленной Тегераном готовности к переговорам. По словам заместителя пресс-секретаря Белого дома Дэны Перрино, которая сопровождает Джорджа Буша в поездке по стране, администрация уже ознакомилась с иранским ответом и намерена проанализировать его в течение ближайших двух дней. Перрино подчеркнула, что позиция президента по отношению к иранской проблеме остается неизменной. В понедельник Буш заявил о том, что позволить Ирану продолжать обогащение урана - значит совершить огромную ошибку, которая таит опасность для ближневосточного региона и для всего мира.


Для Белого дома остается неясным, удастся ли убедить Россию и Китай в необходимости применения к Ирану экономических санкций. С формальной точки зрения в запасе у Тегерана остается еще неделя – по решению Совета Безопасности ООН Тегеран должен до 31 августа приостановить обогащение урана. По мнению политического комментатора Ричарда Рота, «когда Иран говорит, что предлагает “ серьезные переговоры ” , это, несомненно, одних может поколебать, у других вызовет гнев, а для Китая и России может стать хорошей новостью, позволяющей настаивать на продолжении поисков дипломатического решения проблемы, не прибегая к принятию санкций».


Посещавшей Иран на днях группе инспекторов МАГАТЭ было отказано в доступе на подземный ядерный комплекс в Натанзе. По мнению американских экспертов, этот факт лишний раз указывает на истинные намерения Тегерана. Представитель Вашингтона при ООН Джон Болтон заявил, что Иран и прежде многое скрывал от инспекторов, фальсифицировал данные, так что «дальнейшая обструкция» его «не удивила». Ранее президент Джордж Буш призвал международное сообщество «выработать концепцию эффективной дипломатии» в отношении Ирана. Как можно понять, эта конструкция вполне укладывается в рамки политики кнута и пряника. По словам посла Болтона, «у Ирана есть выбор: либо принять очень щедрые предложения пяти постоянных членов Совета Безопасности и Германии, в результате чего Иран сможет рассчитывать на иные отношения с США и другими странами; либо, если Тегеран не откажется от желания иметь ядерное оружие, мы будем настаивать в Совете Безопасности на экономических санкциях против Ирана».


Предложения «шестерки» включают гарантии продажи Ирану ядерного топлива для АЭС, помощь в строительстве ядерных реакторов, и снятие некоторых введенных США в одностороннем порядке ограничений вроде запрета на поставку запасных частей для авиатехники американского производства. Среди возможных санкций называются запрет на продажу Ирану ракетной техники, запрет на выдачу иностранных виз гражданам Ирана, связанным с его ядерной программой, замораживание зарубежных активов Тегерана и запрет на инвестирование в иранскую экономику.


Американские наблюдатели пытаются просчитать реальное воздействие возможных международных санкций против Ирана. Аналитик из Массачусетского технологического института Джим Уолш утверждает, что Иран уже сегодня испытывает последствия международной экономической изоляции: «Конкретные санкции не сработают, потому что они по природе своей будут носить умеренный характер. Например, будут ограничены международные поездки ряда иранских руководителей. Либо запрещен будет экспорт в Иран деталей ракет или изделий, которые могут быть использованы в мирной ядерной программе. Маловероятно, что это возымеет ощутимый эффект. Однако сами разговоры о политическом кризисе и о санкциях уже влияют на финансовую ситуацию в Иране. В последние пару месяцев в этой стране наблюдался спад активности иностранного бизнеса. Не было инвестиций из-за рубежа, не заключались новые сделки. Зарубежные предприниматели озабочены нестабильностью и политической конфронтацией. Хотя у Ирана много нефти и денег, ему не обойтись без иностранцев, которые будут строить предприятия на его территории. Но они не придут туда, если политический кризис будет продолжаться».


Представитель Вашингтона при ООН Джон Болтон заявил, что США готовы представить в Совет Безопасности «элементы резолюции о санкциях». Многие американские наблюдатели полагают, что возможные санкции ООН не дадут желаемого эффекта, а потому Соединенным Штатам следует быть готовым к применением против Ирана силы.


Военный аналитик Сэм Гардинер называет основным вариантом военного решения применительно к Ирану воздушную операцию, которая может состоять из четырех-пяти интенсивных воздушных ударов с запуском с бомбардировщиков B-2 и B -52 крылатых ракет для поражения иранских ядерных объектов и, возможно, других целей.


Г-н Гардинер указывает, что такая операция потребует соответствующей информационной подготовки: «надо будет убедить международное сообщество и американский народ в том, что ситуация с Ираном настолько серьезна, что требует нанесения военного удара».


Американские эксперты по Ирану указывают и на такой аспект проблемы, который зачастую упускается при анализе ситуации: длительное дипломатическое маневрирование Тегерана может отражать противоречия в иранском руководстве – там нет единого понимания того, как реализация ядерной программы отразится на внутренних экономических реформах, в которых страна остро нуждается.


«Следует считаться с тем, что в Иране решения принимаются исходя в основном из соображений внутренней политики, - говорит ведущий аналитик вашингтонского Института Брукингса Кеннет Поллак. - Ядерная программа находится как раз на пересечении интересов непримиримых консерваторов, умеренных консерваторов и прагматиков. Эти группы весьма по-разному рассматривают путь, по которому должна идти их страна, и готовы платить разную цену за иранскую ядерную программу. Если сторонники жесткой линии готовы отстаивать эту программу, даже невзирая на возможные экономические санкции, то умеренные и прагматики придерживаются прямо противоположной точки зрения».


Как стало известно вчера, бывший президент Ирана Мохаммад Хатами в сентябре планирует посетить столицу Соединенных Штатов и выступить в вашингтонском кафедральном соборе с речью о необходимости углубить взаимопонимание между мусульманами, иудеями и христианами. Хатами приглашен в Вашингтон религиозным Центром за глобальную справедливость и примирение . Если поездка Хатами состоится, то это будет первое посещение американской столицы столь высокопоставленным иранским лицом после разрыва дипотношений между двумя странами 26 лет назад.


XS
SM
MD
LG