Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Взрыв на рынке – следствие раздвинутых границ дозволенного»


На Черкизовском рынке взорвалась «мина, заложенная под толерантность»

На Черкизовском рынке взорвалась «мина, заложенная под толерантность»

Обсуждая недавний взрыв на Черкизовском рынке, многие наблюдатели задаются вопросом - что же послужило причиной того, что молодые люди, по первым сведениям, не причастные к каким-либо экстремистским организациям, решили сделать бомбу и убить людей? Ответ мы попытались найти в комментариях политиков, общественных деятелей и психологов.


Мина, заложенная под толерантность


Почему они это сделали? Этот вопрос сейчас задают все, кто узнал, что под следствием по делу о взрыве на Черкизовском рынке находятся молодые люди, студенты, которые вроде бы даже в чем-то признались. Если националистические мотивы этого террористического акта будут доказаны, то для Москвы это означает, что в ее списке проблем национализма, ксенофобии и преступности перевернута еще одна страница. И список этот становится все страшнее. Об этом говорит председатель подкомиссии по делам национальностей Общественной палаты России Калимжан Каландаров, который называет произошедшее «заложенной миной под толерантность».


« Я считаю, что это первый и самый крупный теракт на межнациональной почве, межнациональной розни, неприязни, - говорит Калимжан Каландаров. - Я думаю, что последствия этого теракта будут очень печальными для всего нашего российского общества, если мы не сделаем должных выводов сегодня. Проблема в том, что последние 10-15 лет в области межнациональных отношений вообще ничего мы не делали. Эта проблема была забыта. Не было никакой государственной программы в этой области. Министерство по делам национальностей то создавали, то ликвидировали. Был проект по воспитанию толерантности. Проект закрыт. Программа закрыта, не работает».


Калимжан Каландаров говорит, что для устранения явного непонимания между гастарбайтерами, торговцами с рынков и коренными москвичами нужно сделать много. Тем, кто приехал, во-первых, вести себя в большем соответствии с местными правилами поведения, знать свои права, а для этого иметь возможность, например, прямо на рынке получить юридическую консультацию. Тем же, кто живет в Москве, надо вспомнить принципы советского интернационализма. На этом настаивает председатель комиссии Московской городской думы по межнациональным и межконфессиональным отношениям Игорь Елеференко.


«Дети челноков» в роли потерянного поколения


«К то эти ребята?, - задается вопросом депутат. - Я их для себя называю "детьми челноков". Это то поколение, которое сейчас поднимается, чьи родители в конце 80-х стали челноками, чтобы чуть-чуть заработать денег. Они были, может быть, учителями, врачами, квалифицированными инженерами. Они были выброшены теми процессами, которые проходили в конце 80-х - начале 90-х, как бы на обочину нашей российской цивилизации. Естественно, им некогда было заниматься детьми. Вот на сегодня мы имеем это поколение от 15 до 20 с небольшим лет, которое не знало, что такое пионерия, не знало, что такое комсомол, не знало, что такое организованные формы в школе некоего идеологического воспитания, в том числе межнационального воспитания».


Кроме того, по словам депутата Мосгордумы, который еще недавно был главным редактором общественно-политических программ московского телеканала, нужно ужесточить контроль за средствами массовыми информации и интернетом.


« Все-таки надо разбираться с тем, что у нас происходит в интернете, что у нас происходит в средствах массовой информации, - говорит Игорь Елеференко. - То количество откровенно фашистских, откровенно человеконенавистнических сайтов, которые существуют, то количество изданий, которые систематически появляются, в том числе к ним имеет доступ молодежь, оно не может не пугать. Не случайно читаем в сводках о черкизовском взрыве, что эти молодые люди, если действительно это они совершили это деяние, информацию о том, как сделать бомбу, получили в интернете, там подпитывались, находили литературу экстремистского содержания. Они были постоянными посетителями соответствующих сайтов. Мне стоит хотя бы раз выступить на каком-нибудь интернет-форуме в защиту национальных меньшинств в городе Москве, и то количество грязи, которое я читаю в ответ в свой адрес от тех, кого можно назвать неофашистами, меня просто пугает».


«Диванный терроризм»: выдумка психологов или медицинский факт?


«Диванный терроризм» - этот термин помаленьку уже приживается. Им определяются те, кто, не вставая с дивана для того, чтобы сходить на митинг крайних националистов, не одевая высокие сапоги и не обязательно брея голову, решаются на откровенно террористические действия. Первый раз сочетание «диванный террорист» прозвучало в связи с Александром Копцевым, ранившим ножом людей в Московском еврейском центре. Но известный психолог Александр Асмолов говорит, что рассматривать «диванных террористов» как одиночек, в домашней тишине доходящих до решения пойти убивать, в корне неверно.


« Феномен "диванного терроризма", за который выступает проснувшийся террорист-одиночка, это одна из социальных мифологий и иллюзий нашего времени, - считает Александр Асмолов. - Где бы мы ни были, как бы мы ни действовали, всегда у каждого из нас есть та или иная социальная группа, представителями которой мы являемся, чьи интересы мы, хотим этого или не хотим, очень часто на уровне неосознаваемых установок реализуем. Ксенофобия стала тем мощным идеологическим фоном, который пронизывает сознание многих людей в России, которые в буквальном смысле слова, как кристалл, выпадает и в массовом сознании, и в сознании отдельной личности. Мы живем с вами в ксенофобском обществе. Отсюда вероятность подобного рода действий, как показывает социальная ситуация в России, все более и более нарастает».


По мнению Александра Асмолова, уровень допустимости насилия в молодежной среде сейчас недопустимо высок. Такой вывод - это не просто слова, это результат исследований. «Согласно социологическим исследованиям, которые мы получили, и социально-психологическому мониторингу, сегодня у большинства подростков в ситуации возможности конфликта или компромисса на национальной почве идет предпочтение конфликта. Идет нейтральное, а часто позитивное отношение к националистическим группам. И, что самое грустное и самое страшное, сегодня агрессия стала социальной нормой для наших подростков. Это четко показано многими исследованиями. Вот когда агрессия превращается в обыденную социальную норму, пронизывающая массовое поведение, тогда мы имеем ситуацию, в которой студент социального института идет на Черкизовский рынок и осуществляет террористическое противоправное действие».


Известный психолог добавляет, что очень серьезно на уровень ксенофобии и агрессии в обществе влияет то, сколько в этом смысле себе позволяют политики и общественные деятели. По словам Александра Асмолова, чем больше депутатов Государственной Думы будут подписывать ксенофобские письма и присутствовать на националистических демонстрациях, тем больше организованных скинхедов и «диванных террористов», увидев раздвинутые границы дозволенного, почувствуют себя борцами за идею и решатся на насилие.
XS
SM
MD
LG