Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пока в Челябинске идет суд о дедовщине, в Норильске избили солдата


Военная прокуратура России уверяет, что случаи гибели солдат от дедовщины в этом году сократились почти вдвое

Военная прокуратура России уверяет, что случаи гибели солдат от дедовщины в этом году сократились почти вдвое

Как сообщает информационное агентство «Норильские новости», в Норильске в военном гарнизоне сильно избит рядовой Александр Голенко. При этом инцидент с избиением, судя по тому, что пишут журналисты, происходил по стандартной схеме. «Деды» распивали спиртные напитки и послали за очередной порцией солдата, который с заданием не справился и получил серьезные телесные повреждения. Прокуратура пока не возбудила уголовного дела. В самой прокуратуре, как и в военкомате, комментарии давать отказываются. Командование части также пока молчит.


В то же время Главная военная прокуратура Российской Федерации заявляет, что количество российских военнослужащих, погибших от неуставных проявлений, за первое полугодие 2006 года сократилось почти вдвое. Может быть, на эту грустную статистику влияет продолжающийся в Челябинском военном суде процесс по делу об издевательствах над рядовым местного танкового училища Андреем Сычевым, которому были ампутированы ноги. Позиции обвинения и защиты на этом процессе кардинально расходятся. Считается, что причиной осложнений в состоянии здоровья рядового стало длительное сидение на корточках. Сам Сычев говорил, что провел в этом состоянии несколько часов.


Хотя суд идет уже практически два месяца, пока рано говорить о точной дате его завершения. На этой неделе на процессе уже произошло несколько важных событий, например, в понедельник, 21 августа, сторона обвинения заявила ходатайство о том, чтобы главному обвиняемому Александру Сивякову дали три дня на подготовку к даче показаний. До этого председатель суда хотел дать время стороне обвинения на эту подготовку до обеда текущего дня. Однако защита опротестовали это решение, мотивируя тем, что у них просто не было времени пообщаться с обвиняемым и подготовиться в даче показаний.


В тот же день адвокаты Сивякова заявили ходатайство о проведении повторной судмедэкспертизы. Свою просьбу юристы объясняли тем, что четырем прежним заключениям доверять нельзя: «Все четыре экспертизы, по сути, противоречат друг другу. В одной идет речь о том, что у Сычева венозный ишемический тромбоз, в другой, что - артериальный. Эти противоречия не устранены. Экспертиза соглашается с нашим мнением, которое является, на мой взгляд, уже не вызывающим сомнений после допроса военных врачей, что у Сычева был ишемический венозный тромбоз, общевосходящий тромбофлебит», - говорит адвокат Сивякова Александр Петров.


Во вторник Челябинский гарнизонный военный суд отложил рассмотрение ходатайства адвокатов Александра Сивякова о проведении новой экспертизы. Представитель гособвинения счел, что ее проведение преждевременно, поскольку на процессе к тому времени не был допрошен еще один специалист из Москвы. В тот же день в суде был заслушан еще один свидетель - рядовой Егор Чернявский, который лежал в одной палате с Андреем Сычевым в стационаре Челябинского танкового института в январе текущего года. По его словам, нога его соседа выглядела опухшей, но стопа имела нормальный вид. Тем самым Чернявский опроверг показания медсестры Надежды Бурда о том, что пальцы Сычева были багрово-синего цвета.


В среду в роли свидетеля со стороны обвинения в суде выступил начальник отделения анестезии ГКБ №3 Челябинска Арнольд Астахов. Он фактически подтвердил, что у Сычева был синдром позиционного сдавливания, что, скорее всего, обусловлено длительным сидением на корточках. Кроме того, Астахов обратился к суду с открытым письмом, подготовленным медицинскими специалистами горбольницы №3. В нем говорилось о том, что челябинские врачи возмущены заявлениями ряда специалистов Госпиталя имени Бурденко, которые выразили недоверие работникам горбольницы №3 и методам лечения, которые они практиковали в отношении Андрея Сычева. Несколько дней назад челябинские врачи уже собирали пресс-конференцию по данному поводу.


Ринат Талипов, заместитель главного врача ГКБ №3, тогда напомнил, что зимой военные врачи из госпиталя Бурденко были благодарны ему и его коллегам из Челябинской больницы за спасение жизни рядового Сычева: «Велся протокол консилиума. В этом протоколе записаны слова военных врачей, что 3-й больницей города Челябинска проведена громадная работа по спасению жизни больного, что военные медики остаются благодарны им за это».


Между тем, накануне стало известно о том, что к суду с открытым письмом обратился сам Андрей Сычев. В нем он пишет о своей обиде на сослуживцев, которые вынуждены говорить в суде неправду, и уточняет, что зла на них не держит, так как понимает, что они не могут пойти против воли начальства. Также в письме содержатся объяснения относительно уборки туалетной комнаты и умывальника 31 декабря, когда, по мнению врачей госпиталя Бурденко, Андрей застудил себе ноги. Сам пострадавший солдат уверяет, что в помещениях было не холодно, вода на ноги не попадала, и самочувствие до и после уборки у него было абсолютно нормальным.


Суд принял эти показания к сведению, а после обеда заслушал еще одного важного свидетеля - начальника главного государственного центра судебно-медицинской и криминалистической экспертизы Министерства обороны РФ Виктора Коркутина. По его словам, на основе проведенных исследований он пришел к выводу, что первопричиной заболевания Сычева стали тромбы, которые образовались опять-таки от сидения на корточках в течение продолжительного времени. Он также упомянул о том, что диагноз, поставленный врачами госпиталя Бурденко - наследственная тромбофилия не совеем корректен. Тромбофилия - лишь склонность к образованию тромбов, но не причина катастрофы, произошедшей с Андреем. Эксперт подтвердил, что челябинские врачи сделали все возможное для спасения жизни Андрея Сычева, и он категорически не согласен с мнением врачей госпиталя Бурденко.


«Этот человек настолько все уверенно говорил. Это, действительно, профессионал с большой буквы. Все четко, без запинки. Я даже забыла, что я сижу на процессе. У меня было ощущение, что я сижу на семинаре на каком-то. Защита Сивякова выбрала сегодня не очень хорошую тактику, то есть они буквально задавали один и то же вопрос, переформулировав его. Таким образом, они пытались запутать свидетелей. Из этого ничего, в принципе, не получилось», - рассказывает о выступлении Коркутина сестра Андрея Марина Муфферт.




XS
SM
MD
LG