Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пресса в России: «Если сигнала SOS не слышно, значит, посылавший его уже утонул»


Особое давление в российских регионах пресса начинает ощущать перед выборами

Особое давление в российских регионах пресса начинает ощущать перед выборами

Региональная пресса в России испытывает серьезные сложности из-за давления со стороны местных администраций - к такому выводу постоянно приходят международные и российские журналистские организации. Основание для такого вывода, например, - недавние преследования целых журналистских коллективов в Калининграде и в Перми.


В Калининграде недавно закрыта одна газета и вот-вот должна начать выходить другая. Вообще-то, это одна и та же газета, только раньше она называлась «Калининградские новые колеса», а теперь – «Новые колеса Игоря Рудникова». Учредитель, давший свое имя газете, пытается продолжить выпуск издания, которое было запрещено областным судом за то, что рассказало, как сотрудники калининградского управления ФСБ участвовали в больших криминальных делах отнюдь не в качестве стражей закона. Суд счел публикацию разглашением судебной тайны, газета была закрыта.


Секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко уверен, что настоящая причина закрытия «Калининградских новых колес» - стиль управления, который пришел в Калининградскую область из Москвы: «В Калининграде опричнина, там совершенно отдельный режим. Отдельный политический режим, я бы его назвал опричниной. Назначенный Москвой губернатор, москвич Боос, он пришел в эту калининградскую вотчину и так же, как опричники Ивана Грозного, он наводит свой порядок. Он расправляется с местными кланами именно по законам опричнины. Здесь все достаточно очевидно. И поэтому он начал с того, что просто "отрывает головы" журналистам, уничтожает независимых от власти журналистов. Телекомпанию уничтожил, поснимал главных редакторов ведущих газет. Сейчас гнобит, уничтожает последнюю оппозиционную прессу. В общем, ведет себя как нормальный опричник».


Региональные власти России, по оценкам многих наблюдателей, вообще в последние годы стали чувствовать себя гораздо свободнее в методах подавления свободы прессы. В Перми, например, местные правоохранительные структуры уже долгое время донимают оппозиционную газету «Пермский обозреватель», которая не в ладах с местным губернатором. Главный редактор «Пермского обозревателя» Татьяна Соколова рассказывает, что для того, чтобы сделать работу журналистов ее издания невозможной, люди в погонах перепробовали уже почти все способы.


«2 августа 2006 года - это раз последний обыск, вторжение вооруженных сотрудников федеративной группы из следственного управления РУ ФСЮ Пермского края, следователей практически всех районных прокуратур в Перми в офис группы предприятий "Альфа" и редакцию газеты "Пермский обозреватель". Изъяли практически все электронные носители, включая личные дискеты, флэш-карты, слоты и даже личные фотографии сотрудников. В рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий возбуждены уголовные дела по статьям 137 "Неправомерное вмешательство в частную жизнь 600 граждан Перми" и 283 "Разглашение государственной тайны". Вот это последние события. После того обыск произошел на квартире фотокорреспондента, изъяли тоже у него документы какие-то, дискеты, видеокассеты, диски музыкальные и даже - у него жена архитектор - диски с проектами, с работами жены, все, включая военный билет, изъяли. Когда мы спрашиваем, какую же государственную тайну мы разгласили, покажите нам ее, они говорят: "Нет, мы не можем вам ее показать, потому что это государственная тайна, у вас нет к ней допуска».


Татьяна Соколова рассказывает, что перед декабрьскими выборами в Законодательное собрание Пермского края местной власти совсем не хочется иметь в регионе газету, которая призывает избирателей голосовать «против всех». Однако не это вменяется в вину пермским журналистам, а то, что они, например, не подчиняются сотрудникам милиции. Руководитель Фонда защиты гласности Алексей Симонов уверен, что власть в России со времен первого конфликта вокруг НТВ научилась изводить неугодные масс-медиа претензиями неполитического характера.


«Механизм защиты свободы слова, которым мы пользовались много лет, он не работает. Потому что речь не идет о свободе слова, пользуются другими законами, и эти законы прямого отношения к свободе слова не имеют, и, соответственно, уповать на них газетам не приходится. Спор хозяйствующих субъектов придуман не вчера и не позавчера. Очень много обвинений в клевете, клевета - криминальная статья - стала одной из популярных, когда она спала много лет, и совершенно ею не пользовались, а потом стали пользоваться, и теперь пользуются все с большим успехом, хотя никому, на мой взгляд, на сегодняшний день не удалось доказать одного из важнейших составляющих клеветы - заведомое знание, что факты, которые приведены, лживы. Такого не было, нет и, в принципе, не может быть, поэтому вообще статья липовая».


Журналистам за защитой на самом деле есть куда пойти. На этом настаивает Павел Гусев, главный редактор газеты «Московский комсомолец» и член Общественной палаты, возглавляющий в ней комиссию по свободе слова. Гусев подчеркивает рекомендательный статус решений общественной палаты, но уверяет, что эти решения все же имеют вес.


«Общественная палата не может быть обязующим органом. Мы создаем комиссию из двух-трех человек, включаем юриста и - или приглашаем к себе, или направляем на место. Разбираемся досконально с документами, затем выносим на комиссию с приглашением руководителей той области или того региона. Затем принимается решение, мы принимаем заявление и обращение, в котором просим те региональные власти или судебные, если существуют определенные нарушения, вмешаться и разобраться. Вот уже два-три случая было - и обычно они помогали».


По словам главного редактора «Московского комсомольца», если региональные власти все же не обращают внимание на то, что сказала Общественная палата, можно пойти в инстанции повыше: «Если существуют какие-то проблемы, мы направляем соответствующие документы и в Генпрокуратуру или же направляем их в администрацию президента, где информируем, что происходит нарушение Конституции».


Но очень часто региональные журналисты в России не жалуются ни в Общественную палату, ни куда-либо еще - не потому, что у них все нормально, а из элементарного беспокойства за свою безопасность. Как говорят в Фонде защиты гласности, если сигнала SOS не слышно, значит, посылавший его уже утонул. Алексей Симонов говорит, что даже к международным журналистским организациям власти российских регионов прислушиваются мало.


«Передо мной лежит, например, пресс-релиз от 17 августа, выпущенный Всемирным институтом прессы, одной из таких организаций, как раз по "Пермскому обозревателю". Есть заявление Всемирного Комитета защиты свободы слова. Есть заявления Комитета защиты журналистов. Есть заявление "Репортеров без границ". Это все делается регулярно. Однако сказать, что их обращения имеют больший вес, чем наши... я бы не сказал. Они одинаково не действуют».


Очевидно, что если оценки экспертов верны, и в российских регионах пресса начинает ощущать особое давление перед выборами, то остается только гадать, как сильно на журналистов будут давить перед федеральными избирательными кампаниями, до начала которых осталось совсем немного времени.



XS
SM
MD
LG