Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Виктория Щербина: "Летать у нас намного опаснее"


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Дмитрий Казнин.



Виктор Нехезин : В гостях у Дмитрия Казнина сегодня была Виктория ЩербИна, дочь погибшего в 2002 году штурмана "Ил-86" "Пулковских авиалиний" Валерия ЩербИны. Почему и как Виктория Щербина появилась в нашем эфире? После трагедии под Донецком, она опубликовала в интернете свое мнение по вопросу безопасности авиаперелетов. Её запись в так называемом, "живом журнале" вызвала огромный интерес. В этом обращении (а по стилистике этот текст вполне можно назвать обращением) Викторя критикует политику "Пулковских авиалиний", говорит об изношенности авиапарка, об опасности полетов на российских внутренних линиях и о круговой поруке, которая сложилась среди пилотов и работников авиапредприятия, боящихся потерять работу. Виктория Щербина подчеркивает, что не знает причин нынешней трагедии с самолетом "Ту-154", зато ей слишком хорошо знакомы обстоятельства гибели "Ил-86" в 2002 году в аэропорту "Шереметьево", когда самолет с 16 членами экипажа разбился сразу после взлета.



Виктория Щербина : Это самый страшный день в нашей жизни, в жизни нашей семьи. Это был чартерный рейс по маршруту Питер-Москва-Сочи-Москва-Питер. Пассажиров летчики забрали в Москве и два дня вместе с ними пробыли в Сочи. После чего вернулись в Москву. Как раз должен был быть технический рейс из Москвы в Санкт-Петербург - перегон самолета без пассажиров. Полет длился всего 82 секунды. Еще 2 секунды после взлета полет проходил в штатном режиме, но после этого поступил сигнал на изменение положения стабилизатора. Он с положенных 3 градусов изменился до 12. Последние 40 секунд самолет стремительно набирал высоту. Пилоты пытались парировать набор высоты, но, поскольку они успели взлететь всего на 600 метров, скорость была потеряна. Им не хватило высоты для аварийного планирования и посадки. Они упали сразу за дорогой между Шереметьево-1 и Шереметьево-2.



Дмитрий Казнин : Почему это произошло? История со стабилизаторов ведь не закончена, да? Ведь и сейчас самолеты "Ил-86" подвергаются такой опасности?



Виктория Щербина : Да, дело в том, что такая проблема со стабилизатором существовала еще с 1986 года. Насколько мне стало известно, экипаж Лазарева в 1986 году имел неприятный инцидент, произошедший в Пулково, когда они сели до полосы из-за того, что произошло самопроизвольное перекладывание стабилизатора в крайнее положение. Тогда обошлось все без жертв. Вопрос, видимо, как-то был замят. Конструкторское бюро Ильюшина разрабатывало эту проблему и вынесло предписание для всех самолетов "Ил-86" - внесение изменений в конструкцию самой системы управления.



Дмитрий Казнин : Были ли выполнены эти предписания?



Виктория Щербина : К сожалению, предписания не были выполнены. Насколько я понимаю, все "Ил-86" летают в том же виде, в котором они летали в 1986 году.



Дмитрий Казнин : То есть если, не дай бог, случится что-либо подобное, на ком будет ответственность?



Виктория Щербина : Опять же, наверное, ответственность спишут на летчиков, хотя я, честно говоря, не понимаю, как могут летчики отвечать за то, что не было сделано на земле.



Дмитрий Казнин : Виктория, ваш отец долгие годы летал. Он, наверное, рассказывал много о том, что происходит, и о чем не знают, в основном, люди. Было много так называемых отказов техники?



Виктория Щербина : Очень много. Семьи и дети летчиков знают гораздо больше, чем знают другие. Самый страшный отказ, о котором он рассказывал, был над океаном, когда они летали в Нью-Йорк. При возвращении из Нью-Йорка в Шеннон (Ирландию) у них отказало навигационное оборудование. Они над океаном шли вслепую, на руках.



Дмитрий Казнин : Вы пишите, Виктория, что не только так называемый человеческий фактор в состоянии справиться с возникающими во время полетов проблемами, но не наоборот, как принято считать. Действительно, очень много говорят о том, что виноваты пилоты.



Виктория Щербина : Халатность бывает. Она присутствует, к сожалению. Все мы знаем, что всякое бывает. Но все говорят, что семьи всегда на стороне летчиков. А кто как не мы знаем о происходящем больше, чем кто-то?! Некоторые случаи, происходящие на борту, вообще никак не протоколируются, если они не привели к каким-то необратимым последствиям. Они доходят только до обсуждения за столом, в кругу друзей, семьи.


А почему происходят проблемы? Потому что самолеты, потому что техника уже безнадежно устарела. Потому что она, мягко говоря, не новая. А вы сравните цены на авиабилеты наших и западных авиакомпаний на популярные направления. Они практически идентичны. Западные бывают даже дешевле. Почему же несопоставима зарплата летчиков, а тем более их пенсии? Почему условия обслуживания на борту - питание, сервис - так сильно отличаются за те же деньги? Почему такая бешеная разница в технике - у нас старые и изношенные "Илы", "Ту-154" и так далее, "Боинги", а некоторые западные компании, например, закупают новые самолеты, оснащенные по последнему слову техники, и продают их через 5 лет эксплуатации?


Количество унесенных жизней в авиакатастрофах у нас и на Западе сопоставимо. Но интенсивность полетов при этом на Западе превосходит, по данным "Коммерсанта", например, в США в 20 раз. Статистика в таком случае показывает, что летать у нас намного опаснее.



XS
SM
MD
LG