Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заинди Чолтаев: "Ахмада Кадырова в Чечне пытаются сделать сакральной фигурой"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Андрей Бабицкий.



Кирилл Кобрин: 23 августа, в среду, Ахмаду Кадырову исполнилось бы 55 лет. Грандиозные празднования юбилея покойного лидера Чечни растянулись на несколько недель. Чеченские власти постарались придать этому празднику характер всенародного торжества, развернув невиданную по масштабам пропагандистскую кампанию.



Андрей Бабицкий: В день юбилея, 23 августа, в Грозном состоялась премьера спектакля "Обет". Главным героем стал Ахмад Кадыров. Это впечатляющее (по крайней мере, охватом исторических событий) полотно. В качестве второстепенных персонажей - Джохар Дудаев и Павел Грачев. Вот как о характере мероприятия рассказывает главный редактор газеты "Чеченское общество" Тимур Алиев...



Тимур Алиев: Празднования 55-летия со дня рождения Ахмада Кадырова запланированы были буквально на несколько недель, такой цикл сразу мероприятий литературных каких-то или культурных, и массовых, и таких в духе советских времен, то есть "отметим праздник ударным трудом". Среди школьников проводились разные соревнования тоже, было объявлено, что лучший класс в школе будет носить имя Кадырова. То есть такой размах совершенно грандиозный. С другой стороны, предпринимались разные стройки, то есть окончание каких-то работ строительных старались приурочить примерно к этому дню - 23-му или 22-му примерно, то есть сдавали мосты разные, сдавали больницы. Как-то вот - "пятилетку за три года", что-то такое все в воздухе носится, такие ощущения.



Андрей Бабицкий: Чеченский политолог Заинди Чолтаев считает, что кампания приобретает все черты формирования культа личности, но не Ахмада Кадырова, а младшего - Рамзана. Образ отца должен занять почетное первое место в новом пантеоне и осветить собой фигуру сына. В этой работе принимает участие и федеральный центр.



Заинди Чолтаев: Мероприятия, связанные с 55-летием Ахмад-Хаджи Кадырова, сопровождались некоторым федеральным участием федеральных каналов. Все это показывает то, что в Чечне фигурой, которую пытаются сделать сакральной, является Ахмад-Хаджи Кадыров и свет сакральности пытаются перенести в том числе и на Рамзана Кадырова. Для меня было удивительно то, что в этой деятельности, скажем так, по возвеличиванию Кадыровых в последнее время обозначилось и участие федеральных СМИ. Мне кажется, не совсем логична для федерального центра такая деятельность, потому что идет подрыв пресловутой вертикали власти. В Чечне есть президент, о котором не слышно и не говорят.



Андрей Бабицкий: По мнению чеченского политолога, празднование юбилея дает отчетливое представление о стратегии федерального центра, который или не препятствует или помогает Рамзану Кадырову в проведении подобных мероприятий с вполне понятной целью.



Заинди Чолтаев: Здесь задача очень прагматичная. Рамзан Кадыров нужен, как фигура, которая способна контролировать ситуацию. Создать системный порядок не получается. Кажется, легче... Это наше историческое - с помощью дедовщины можно править в армии, с помощью "сильной руки" или сильной полиции можно командовать страной. То есть не общество является основным источником власти, а определенные фигуры, которым придается или усиливается вокруг них репрессивный, фискальный аппарат. Но на самом деле это опасно. Если Рамзан Кадыров является краеугольным камнем порядка в Чеченской республике. Выбейте этот камень - и все рушится. Потому что в кавказском обществе есть способность самоорганизации на уровне фамилий, районов, тейпов. Вот эта самоорганизация не позволяет превратить одну фигуру в полновластную, всегда нужно учитывать интересы различных групп, учитывать из амбиции. На каком-то этапе, с помощью крови, денег, пропаганды можно решать такие вертикальные срочные, быстрые задачи, но устойчивую систему, порядок определенный все равно будет зависеть от тех обстоятельств, которые заложены столетиями.



Андрей Бабицкий: Тимур Алиев утверждает, что огромное количество людей, не обязательно чиновников, вовлечены эмоционально в атмосферу вновь формируемого культа, искренне поддерживают все начинания, ассоциируемые с отцом и сыном Кадыровыми.



Тимур Алиев: С одной стороны, когда я, допустим, начинаю общаться с людьми, даже теми людьми, которые где-то в официальных разговорах всячески стараются прославлять Кадыровых, и Рамзана Кадырова, то иногда в каких-то приватных беседах они могут какую-то критику позволить себе, достаточно такую мягкую критику. Но при этом видно, что даже вот эта мягкая критика, скорее, носит такой не разрушительный, не деструктивный характер, то есть они действительно уже прониклись вот этим ощущением, конечно, преимущественно именно чиновничество погружено, безусловно. Но в то же время очень многие простые люди также проникаются этим. Сложно, что называется, не проникнуться, когда местные телеканалы половину или больше эфирного времени уделяют стройкам, каждая из которых носит имя Кадырова, или говорится о том, что финансирует Фонд Кадырова, или показывают Рамзана, который очень успешно пытается реализовывать эти строительные проекты, это все демонстрируется по телевидению. Очень сложно не поддаться вот этой телевизионной пропаганде, агитации.



Андрей Бабицкий: Чеченский политолог Заинди Чолтаев считает, что подобный культ, даже если его удастся выстроить, недолговечен, ибо не отвечает ни традициям, ни представлениям чеченцев об истинном герое.



Заинди Чолтаев: В фольклоре чеченском есть возвеличивание определенных героев, но никогда их не возвеличивали потому, что они богаты, состоятельны, имеют власть, то, что сейчас происходит в Чечне. В Чечне всегда героизировали мужественных людей по их личным качествам. Рамзан Кадыров живет во дворце, в таких условиях, в каких не могут позволить себе жить 99% населения республики. И я не думаю, что эти обстоятельства способны сделать из Рамзана Кадырова фигуру такого эпического плана, героического плана.



Андрей Бабицкий: Чечня все более оправдывает репутацию территории, гипертрофирующей тенденцией современной России. Достижения прошлого, такие, как культ вождя, который все же был выбракован в основных своих объемах Кремлем, здесь становятся вполне актуальными и органичными политическому режиму нововведениями.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG