Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейским странам предлагают воспользоваться опытом Франции по интеграции мусульманской диаспоры в жизнь общества


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер и в Праге Александр Гостев.



Кирилл Кобрин: В Германии продолжается расследование попытки теракта в поезде. Второй разыскиваемый в подготовке этого несостоявшегося преступления сдался властям в Ливане. Несмотря на то, что договора о выдаче разыскиваемых преступников между Германией и Ливаном нет, немецкие следователи рассчитывают на скорую выдачу. Многие эксперты считают эту историю только началом террористической активности молодых мусульман в Германии.



Юрий Векслер: Комментируя ситуацию, эксперт по терроризму Эльмар Тевессен сказал, что Германии важно было бы убедиться, что речь идет о двух радикализированных одиночках, а не о группе. Но эксперт считает, что установление отсутствия стоящей за попыткой теракта группы не было бы поводом для успокоения.



Эльмар Тевессен: Общеизвестно, что здесь, в Германии, есть много молодых людей, которые, как минимум, были бы готовы принять участие в подобных действиях.



Юрий Векслер: В недавнем репортаже телепрограммы журнала Der Spiegel о мусульманских подростках в Бонне и Гамбурге многие из них откровенно делились своими представлениями о мире, и одна теория мирового заговора сменяла другую. Одни говорили, например, об 11 сентября, о подготовке которого спецслужбы США якобы знали, но позволили терактами осуществиться для создания повода для нападения на Ирак. Недавнюю историю в Лондоне подростки интерпретируют, как акцию для отвлечения внимания от конфликта в Ливане. И о последней немецкой истории с бомбами в чемоданах тоже было высказано мнение, что это все игра немецких спецслужб, которые даже оплатили работу молодых ливанцев. Почему? Для чего? На это один из подростков ответил в камеру: "Ведь все это "крестовый поход" протестантов". Попытки терактов в Германии подростки в принципе осуждают, а последнюю историю с бомбами в чемоданах считают маневром, отвлекающим от реальных проблем иностранцев в стране. Один из участников беседы сказал: "Да мы хотим здесь спокойно жить и работать. Работать мы хотим, работать. Так и скажите в вашей передаче". Но от так называемой "интеграции в немецкое общество" эти мальчики далеки, а информацию о мире и его устройстве черпают в основном из программ принимаемого через спутник канала Аl-Manar , телевидения "Хезболлах" с ежедневной аудиторией в мире 6 миллионов человек. Вахид Вадакхак, сотрудник немецкого Института исследований средств массовой информации Ближнего Востока...



Вахид Вадатхагх : Аl-Manar получает финансовую помощь из Ирана и ведет себя соответственно, как орган, ретранслирующий представления пропаганды Ирана, в частности, о необходимости уничтожения Израиля и о героизме террористов-самоубийц.



Юрий Векслер: Полиция продолжает расследование, и сегодня президент Федерального полицейского управления Германии Йорг Цирке заявил...



Йорг Цирке: Мы исходим из того, что в случае с чемоданами действовала группа. Мы сейчас расследуем, насколько велика была поддержка других, оказанная двум исполнителям теракта. Но мы уверены в том, что поддержка была. Чего мы пока не знаем, это то, идет ли речь о международной организации или о локальной немецкой.



Юрий Векслер: Возникновение новых локальных террористических групп в Германии может быстро стать реальностью. Оба арестованных ливанца, например, познакомились в Германии и подготовили теракт, хотя один из них всего несколько месяцев назад впервые приехал в страну. Похоже, что в истории немецких служб безопасности и охраны порядка начинается новая глава - глава борьбы с непосредственной угрозой исламского терроризма в стране. Говорит эксперт Клаус Янзен из Союза немецких государственных следователей...



Клаус Янзен: На этой истории ничего не кончается. У нас есть информация о многочисленных случаях вовлечениия молодых мусульман в процессы, чреватые терроризмом. Для борьбы с угрозой нам будут нужны новые силы с соответвтвующей квалификацией. Это потребует в будущем серьезных инвестиций для того, чтобы криминалисты могли профессионально действовать на новом и трудном поле борьбы.



Кирилл Кобрин: Мусульмане, живущие в странах Европы, их социальные и бытовые проблемы, их контакты и уровень отношений с новым окружившим их, незнакомым миром - после удавшихся и неудавшихся взрывов на транспорте в Лондоне и Мадриде и убийства в Голландии мусульманином по политическим мотивам режиссера Тео Ван Гога - стали предметом фундаментального академического изучения.



Александр Гостев: Ряд экспертов сегодня высказывают мнение, что таким государствам, как, например, Великобритания, Нидерланды или Дания, столкнувшимся с ростом исламского радикализма, можно было бы воспользоваться опытом Франции по интеграции мусульманской диаспоры в жизнь общества - страны, справившейся с этой задачей наиболее успешно.


Во Франции живут около 5 миллионов мусульман, то есть - почти 8% всего населения страны. Возможно, поэтому французские власти накопили больше опыта общения с мусульманами и лучше понимают смысл и основные постулаты их религии, чем, к примеру, чиновники Великобритании или Дании, где количество исповедующих ислам жителей составляет менее 3%.


После массовых беспорядков в пригородах Парижа и других городов Франции в прошлом году, организованных в основном мусульманскими подростками, французская модель интеграции иностранцев в общество подверглась жесткой внешней критике. В первую очередь французских чиновников и полицейских упрекали в систематической дискриминации выходцев из Северной Африки и в непонимании принципов, по которым строится жизнь любой исламской диаспоры за рубежом.


Однако Джоди Аллен, старший редактор базирующейся в Вашингтоне независимой исследовательской службы «Центр Пью» (занимающейся, среди прочего, изучением общественного мнения по разным вопросам в десятках стран мира), в интервью Радио Свобода высказала другое мнение:



Джоди Аллен: Если мы вспомним прошлогодние беспорядки во Франции, то, как мне кажется, они были вызваны в гораздо большей степени экономическими причинами, чем проблемами религиозного характера. В основе их лежит высочайший уровень безработицы среди французских мусульман, а не некое их жгучее желание любым способом изменить, либо уничтожить отличную от своей веру окружающих людей.



Александр Гостев: Мусульман Франции, как и мусульман других стран Европы, разумеется, беспокоит угроза безработицы. Однако, в отличие от своих единоверцев, живущих по соседству, только французские мусульмане без отторжения принимают мировоззрение своих новых соотечественников.



Джоди Аллен: Примерно каждые 8 из 10 французских мусульман прямо говорят, что хотели бы перенять стиль и образ жизни коренных французов. Столь горячее стремление к ассимиляции резко контрастирует с ситуацией в соседней Испании, несмотря на то, что испанские мусульмане приезжают сюда из тех же самых государств Северной Африки. Только 53% всех мусульман, живущих в Испании, признают, что хотели бы перенять стиль жизни и мировосприятие испанцев. И только 41% британских мусульман стремится подражать британскому образу жизни. Ну, а в Германии эта планка опускается всего до 30%. То есть мы видим, что именно мусульмане Франции чувствуют себя в этой стране, в каком-то смысле, как дома.


Когда мы задаем вопросы по поводу таких вещей, как, к примеру, ядерные разработки Ирана, то получаем поразительные результаты! На вопрос «вы поддерживаете или осуждаете стремление Ирана обладать оружием массового уничтожения?» 71% французских мусульман отвечает «осуждаем», в то время как только 41% мусульман Британии придерживается схожего мнения. Сразу понимаешь, что столкнулся с двумя видами диаметрально-противоположного мировоззрения. Я думаю, тут отчасти дело во французской культуре и, также отчасти, в бытовой культуре жизни их семей в Северной Африке, то есть в более светских, свободных взглядах, в признании факта, что вероисповедание и жизнь в обществе, в государстве - разные вещи.


XS
SM
MD
LG