Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российская миротворческая бригада готова к отправке в Ливан


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие военный эксперт "Ежедневного журнала" Александр Гольц.



Андрей Шарый: Россия пока не приняла решения о направление в Ливан своего миротворческого контингента. Как заявил министр обороны России Сергей Иванов, пока не понятен статус миротворческих сил, их права, что им там делать и какой у них мандат, решение принято не будет. Однако к отправке в Ливан уже готова дислоцированная в Самаре первая миротворческая бригада, сообщили представители Министерства обороны. На эту тему я беседовал с военным экспертом из "Ежедневного журнала" Александром Гольцем.



Александр Гольц: Последние года полтора-два при активном участии НАТО в районе Самары готовилась специальная миротворческая бригада. В общем-то, не только по отзывам российских военных, у которых все всегда в порядке, но и по мнению руководителя военной миссии НАТО в Москве генерала Хоффмана (я с ним разговаривал на эту тему), в общем-то, это соединение вполне боеготово, около 2000 человек. Года два назад было решено передать миротворческие функции Воздушно-десантных войск Сухопутным войскам. Как известно, Россия проводит ряд миротворческих операций. Есть заместитель командующего Сухопутными войсками по миротворческим операциям, это известный генерал Евневич. Вот уже несколько лет формировали эту бригаду - она контрактная целиком - военнослужащих Сухопутных войск.



Андрей Шарый: С военно-политической точки зрения вы лично считаете полезным для России принять участие в миротворческой операции в Ливане?



Александр Гольц: Это зависит от очень многих факторов, которые до сих пор неизвестны. Прежде всего мандат этой миротворческой бригады, войска каких стран в эту бригаду будут входить. На сегодня вся эта миротворческая операция выглядит чрезвычайно сложной и запутанной. Для меня главный вопрос - это вопрос мандата. Будут ли иметь миротворцы право принуждать к миру, то есть использовать свои вооружения для того, чтобы остановить действия противоборствующих сторон? Как будут действовать миротворцы в случае, если, например, из зоны их контроля начнут пускать вот эти ракеты по Израилю, а Израиль, в свою очередь, захочет накрыть эти ракеты?



Андрей Шарый: Речь сейчас идет об отправлении миротворцев не только просто в "горячую точку", а в "горячую точку", которая находится на границе и межэтнического, и отчасти межрелигиозного конфликта. Начнутся разговоры о том, что, вот, Россия с опытом межэтнического и межрелигиозного сосуществования могла бы отправить какие-то специальные войска с мусульманским акцентом, я уже не говорю о кадыровцах, но с каким-то большим мусульманским компонентом. Это возможно, как вы считаете, или это чистой воды домыслы?



Александр Гольц: Если такая задача будет поставлена, конечно, можно формировать некое соединение, состоящее из выходцев из национальных республик. Только, конечно, тут же надо будет забыть о боеготовности этого соединения не потому, разумеется, что это выходцы из национальных республик, а потому, что подготовка бригады требует боевого слаживания, а никогда в России не формировались воинские части по национальному или религиозному признаку. Значит, для того, чтобы такую часть сформировать, надо будет вытащить соответствующих военнослужащих из других частей и соединений и как-то начать боевое слаживание от взвода к роте и так до бригады, через батальон. Это потребует двух-трех лет, наверное.



Андрей Шарый: Как вы считаете, может ли при возможном участии России в миротворческой операции в Ливане учитываться как-то опыт российских миротворцев в Абхазии и Южной Осетии?



Александр Гольц: Если проводить аналогии, то, с военной точки зрения, это, в общем-то, похожая операция. Разумеется, какой-то опыт россияне имеют в организации этой линии разделения, в организации блокпостов и так далее, и тому подобное. Но это как раз вопросы технические и решаемые. Эффективность российского участия будет зависеть от мандата и состава войск.


XS
SM
MD
LG