Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предупредительную голодовку провели жильцы общежития завода «Уралтрансмаш»


Программу ведет Светлана Толмачева. В программе принимает участие Елена Хожахунова, руководитель общественной организации «Союз общежитий Свердловской области».



Светлана Толмачева: В Екатеринбурге на прошлой неделе предварительную однодневную голодовку провели жильцы общежития завода «Уралтрансмаш», получившие информацию о возможном выселении. О том, как защищают свои права уральцы, оказавшиеся в подобной ситуации, и насколько эффективна голодовка как метод решения проблем, мы и будем говорить сегодня в нашей программе.


Гость Екатеринбургской студии Радио Свобода – Елена Хожахунова, руководитель общественной организации «Союз общежитий Свердловской области».


Доброе утро, Елена Николаевна.



Елена Хожахунова: Доброе утро.



Светлана Толмачева: Как давно создана ваша общественная организация? И что вы уже успели сделать?



Елена Хожахунова: Наша общественная организация сравнительно молодая – она создана более месяца назад, то есть 21 июля 2006 года. И создана она в связи с тем, что люди поняли, что на сегодняшний день у них одна перспектива - остаться без крыши над головой, а также они поняли, что бороться в одиночку с бюрократической машиной нельзя. То есть созданию нашей организации предшествовали неоднократные, многочисленные обращения на протяжении многих лет в различные структуры Свердловской области, обращения к президенту Российской Федерации. И при попустительстве наших властей люди на сегодняшний день остаются как бы потенциальными бомжами. Они поняли, что бороться в одиночку нельзя, поэтому объединились. Вот и родился наш Союз, общественная организация.



Светлана Толмачева: Елена Николаевна, скажите, а эта проблема лично вас как-то касается?



Елена Хожахунова: Лично меня это не касается. Я имею жилье в другом городе. А в Екатеринбурге я работаю и снимаю жилье. Но на протяжении многих лет я проживала в общежитии, неоднократно сталкивалась с беспределом, который творится у нас с общежитиями. То есть я была прописана в квартире, в общежитии меня не прописывали, и я была вынуждена платить деньги и там, где прописана, и в общежитии. То есть комендант, в общем-то, наживалась на мне, на моей семье, на моих детях.



Светлана Толмачева: То есть вы не понаслышке знаете все то, что происходит в общежитиях сегодня?



Елена Хожахунова: Я прошла все круги ада в течение четырех лет. И поэтому боль этих людей мне была знакома.



Светлана Толмачева: Хочу сказать, что поводом к нашему разговору послужили недавние события в общежитии завода «Уралтрансмаш». Узнав о том, что после 1 сентября жильцов могут выселить из занимаемых комнат, несколько женщин решились на предварительную о днодневную голодовку. На месте событий побывала корреспондент Радио Свобода Светлана Кулешова.



Светлана Кулешова: На третьем этаже общежития, прямо в коридоре на полу постелены матрасы, на них лежат женщины, вокруг бегают дети. На табуретках стоят бутылки с водой и одноразовые стаканчики. Люди чувствуют себя отлично, если не брать в расчет настроение. Только что приходил заместитель директора завода «Уралтрансмаш» по социальным вопросам Александр Лесковский - участница акции протеста Татьяна до сих пор кипит от возмущения.



Татьяна: Пришел, посмеялся, дал две книжечки по голоданию и сказал, что мы устроили здесь шоу.



Светлана Кулешова: Участникам акции не до смеха. Кого ни спроси – человеческая драма, по сравнению с которой однодневная голодовка – действительно, шоу. У Надежды Александровны несколько лет назад умерла дочь, внука забрали в приют, сказали, что прав жить в этом общежитии у него нет. Сама Надежда Александровна – пенсионерка и инвалид. Полтора года назад ее уволили, а теперь грозятся выгнать из общежития.


Ирина Сергеевна работает на «Уралтрансмаше» с 1990 года. Зарплата – 7 тысяч рублей, сыну 13 лет.



Ирина Сергеевна: Мы пришли сюда молодыми девочками. Сначала нам выделили по койко-месту, а потом, в связи с изменением семейного положения – кто-то замуж выходил, беременел – и нам выделяли отдельные комнаты. И получилось так, что это единственное жилье, какое у нас осталось.



Светлана Кулешова: Поддержать голодающих общежития «Уралтрансмаша» приходили жильцы еще нескольких екатеринбургских общежитий - у них те же самые проблемы, и они тоже готовы начать голодовку.


Закончив в полночь предупредительную голодовку, жильцы общежития «Уралтрансмаша» заявили, что при отсутствии реакции со стороны властей и руководства предприятия в ближайшее время начнут голодать уже всерьез. У них есть положительный пример - полмесяца назад аналогичным методом добились решения своих жилищных проблем бывшее работники совхоза «Свердловский».



Светлана Толмачева: Елена Николаевна, вы тоже принимали участие в этих событиях, насколько мне известно. Как сейчас обстоят дела в общежитиях «Уралтрансмаша»? Добились ли чего-то участники акции?



Елена Хожахунова: Не могу сказать, что они чего-то добились. Один из результатов, которого, я считаю, мы достигли, - это то, что люди показали, что они готовы к акциям гражданского неповиновения. Это во-первых. Во-вторых, требования, которые мы выдвигали, на сегодняшний день не выполнены. Но я знаю, что прокуратура Свердловской области проверяет сейчас руководство «Уралтрансмаша» по тем нарушениям, о которых мы сообщали. Но главной целью нашей голодовки была передача этого общежития в муниципалитет, что было предусмотрено законодательством. То есть до 2004 года это общежитие должно было быть передано муниципалитету. И с людьми должны были быть заключены договоры социального найма, чтобы они имели право на свою площадь с последующей приватизацией. Это до сих пор не выполнено. То есть незаконное отселение выселение, это все проводится. Ну, мы дали срок до 4 сентября. И в том случае, если основное наше требование не будет выполнено, то люди готовы перейти к бессрочной голодовке.



Светлана Толмачева: У нашего корреспондента сложилось впечатление, что руководство предприятия весьма пренебрежительно отнеслось как к самой акции, так и к ее участницам. А возможен ли в этом случае конструктивный диалог с собственником общежития?



Елена Хожахунова: Мы шли к этому диалогу. Но я совершенно согласна с вашим корреспондентом в том, что бездействие, которое предшествовало голодовке... и когда пришел заместитель директора по социальным вопросам, он не то что негативно отозвался об этой голодовке, но он наплевал в души людей, то есть он их обозвал, скажем так, и еще пытался угрожать, я считаю, что этот человек не то что не должен занимать такую должность, а ему вообще место, скажем так, в тюрьме за оскорбления. Не говоря уже о том, еще раз повторю, что человек не должен занимать такой пост.



Светлана Толмачева: Тем не менее, с ним вам придется работать, потому что ваше мнение о нем, как о личности и как о руководителе для завода «Уралтрансмаш», собственно, ничто, и нужно это признать. А после того как он подарил участницам акции книги по целебному голоданию, и после того, что произошло вообще на этой акции, скажите, может ли вообще состояться какое-то дальнейшее развитие событий в конструктивном плане именно с руководителем по социальным вопросам?



Елена Хожахунова: Я жду этого момента с нетерпением. Но на сегодняшний день они не признают, что нарушили закон. Кроме того, они ведут себя, хочу сказать, так рьяно потому, что они чувствуют, что им разрешено нарушать этот закон. И поэтому я думаю, что конструктивного диалога не будет. Я очень надеюсь на прокуратуру Свердловской области. И если они возбудят уголовное и административное дела, тогда этому заместителю директора и самому генеральному директору придется уже выходить в народ и объясняться.



Светлана Толмачева: Голодовка не всегда заканчивается выполнением требований тех, кто ее начинает, а особенно тогда, когда это касается прав на жилье. И яркий тому пример – история с отрудницы Екатеринбургской исправительной колонии номер 10 Марины Сысолятиной. В апреле этого года она объявляла двухнедельную голодовку и требовала восстановить ее в должности, а также предоставить квартиру, так как она стояла в очереди на жилье, а также воспитывает троих детей. Пока к этой истории было приковано внимание прессы, в Главном управлении исполнения наказаний Свердловской области обещали решить проблему. Ну а сейчас Марина Сысолятина жалеет, что вообще решилась на голодовку. Тему продолжит екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Дарья Здравомыслова.



Дарья Здравомыслова: Сотрудница Екатеринбургской колонии номер 10 Марина Сысолятина проработала в системе исполнения наказаний больше 20 лет. В апреле этого года она объявила голодовку - таким образом она протестовала против ее увольнения. Начала Марина свою акцию на территории колонии, но через три дня ее насильно выдворили за ворота. С многочисленными синяками и ссадинами он продолжала отказываться от еды уже на улице возле колонии. И через несколько дней они была госпитализирована. В больнице Марина продолжала голодать. Больше всего сотрудницу колонии, мать троих детей, волновало то, что, лишившись работы, она автоматически исключалась из льготной очереди на жилье. Получив все-таки 4 мая извещение об увольнении, Марина Сысолятина поехала за правдой в Москву в Министерство юстиции. Там ей пошли навстречу - и уже 1 июня Сысолятина была восстановлена в той же должности. Но, по словам Марины, проблем у нее не убавилось.



Марина Сысолятина: На сегодняшний день конфликт не только не прекращается, но он продолжается. Руководители просто говорят: «Напиши заявление по собственному желанию. Службы у тебя все равно больше не получится».



Дарья Здравомыслова: Как рассказала исполняющая обязанности пресс-секретаря Главного управления исполнения наказаний по Свердловской области Мария Голенищева, пока Сысолятину увольнять никто не собирается.



Мария Голенищева: В настоящее время она работает. И в настоящее время никаких решений о ее перемещении или увольнении не существует. «Не планируется» - об этом я не говорила, потому что я за руководство отвечать не могу. Может быть, они какое-то решение уже приняли, а я скажу, что, нет, не планируется, а они запланировали.



Дарья Здравомыслова: Да и голодала ли Марина на самом деле, в местном ГУИНе сильно сомневаются.



Мария Голенищева: А факт голодовки вообще был? По нашим сведениям, что нет. Потому что тогда, когда она находилась в больнице, есть документ, что пищу она принимала. Когда она находилась в ИК 10, подтвержденных фактов голодовки тоже нет. Голодовки, скорее всего, не было, у нас мнение такое.



Дарья Здравомыслова: Вопрос с жильем тоже остался не решенным. Марина снята с очереди, так как якобы произошел подлог документов. Какой именно, Сысолятиной не объяснили, но объяснили Радио Свободе.



Мария Голенищева: В ходе проверки выяснилось, что из представленных Сысолятиной 14 справок - 13 поддельных. Подделаны подписи, печати. В настоящее время прокуратура Свердловской области проводит проверку именно по факту этих поддельных документов, которые представила Сысолятина.



Дарья Здравомыслова: Из очереди на безвозмездную финансовую помощь для приобретения жилья, которую Марина должна была получить в этом году, ее тоже, возможно, исключат.



Марина Сысолятина: Я буду исключена из этой очереди потому, что, съездив в Москву, как мне отвечают, такие люди не должны получать эти деньги. Перепрыгнув снова через голову, добиваясь справедливости в Москве... сейчас идет настоящая травля нашей семьи.



Дарья Здравомыслова: Сейчас многодетная семья Сысолятиной определенного места жительства не имеет. Ночуют они с детьми у разных друзей. Марина считает, что объявленная голодовка сыграла с ней злую шутку.



Марина Сысолятина: Вы знаете, я, может быть, уже сто раз пожалела о том, что я это совершила. Я даже не знаю, что я совершила, если честно. Но я боролась за детей... и доборолась до того, что на сегодняшний день я не знаю, что меня ждет даже завтра. И я не знаю, как сказать детям, что я снята с очереди. Сейчас приходят ответы, что «ты отовсюду исключена».



Дарья Здравомыслова: Решение об исключении из очереди на жилье Сысолятина собирается оспаривать в суде. Она уже наняла адвоката и отдала ему все сбережения семьи. Приближается учебная пора. Детей в школу собирать не на что. Пока Марину выручают друзья.



Светлана Толмачева: Елена Николаевна, как вы считаете, может ли голодовка быть эффективной, если про нее не знают средства массовой информации и нет общественного давления? Вот как с историей с Мариной Сысолятиной: пока она голодала, создавалась видимость решения проблемы, так как о ней рассказывали по местному телевидению, но как только она пошла на компромисс, то журналисты перестали про нее говорить, и ее положение резко ухудшилось – началась проверка справок, привлечение прокуратуры и так далее.



Елена Хожахунова: Светлана, я могу лишь сожалеть о том, что наша организация на тот момент не была создана и мы не могли помочь Марине Сысолятиной. Со своей стороны хочу сказать, что помощь СМИ в таких вопросах, как голодовка, играет очень эффективную роль. И здесь надежда на журналиста, на добросовестного журналиста, если он эту тему затронул, то он должен вести журналистское расследование, должен контролировать, чем закончилось дело. То есть это человеческий фактор: либо об этом для эфира сказать, либо помочь человеку. То есть мир не без добрых людей, и такие журналисты, как на вашем радио... я думаю, что вы поможете.



Светлана Толмачева: То есть голодовка устраивается с расчетом на средства массовой информации и дальнейшее общественное мнение.


С введением в действие нового Жилищного кодекса ухудшилось положение жильцов общежитий. В аппарате уполномоченного по правам человека Свердловской области говорят, что количество заявлений от тех, кто ущемлен в своих правах на жилье, не увеличилось. Но правозащитники продолжают отслеживать ситуацию, в том числе и в студенческих общежитиях, где накануне начала нового учебного года проблема общежитий снова может обостриться. С подробностями – екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Дарья Здравомыслова.



Дарья Здравомыслова: На сегодняшний день в Свердловской области около трехсот общежитий. Часть из них принадлежит предприятиям, часть – высшим учебным заведениям. Правда, заселиться студентам в общежитие становится все сложнее. По словам главного специалиста аппарата уполномоченного по правам человека Свердловской области Алексея Засыпкина, многие собственники предпочитают сдавать комнаты иностранцам.



Алексей Засыпкин: У У ральской государственной сельскохозяйственной академии о бщежитие 5-этажное. На первом этаже – зал игровых автоматов. Остальные четыре этажа заняты гражданами Вьетнама и Китая. Это банальные, обычные торговцы с рынка «Таганский ряд». Ни одного студента, который являлся бы гражданином России, я там не увидел.



Дарья Здравомыслова: Что же касается общежитий, которые состоят на балансе предприятий, то там тоже проблем немало. Большинство людей живет в этих комнатах не по одному десятку лет. С принятием нового Жилищного кодекса, который вступил в силу 1 марта прошлого года, проблем у жильцов общежитий прибавилось. Многие оказались под угрозой выселения. По словам Алексея Засыпкина, в новом кодексе теперь четко оговаривается, что общежитие предусмотрено для временного пользования. Этот пункт и взяли на вооружение многие работодатели.



Алексей Засыпкин: Если так называемый истец выселяет по причине отсутствия трудовых отношений, то нужно выяснить, а был ли вообще заключен трудовой договор с этим истцом. И второй очень важный момент - предоставлялось ли жилое помещение именно этим истцом. Если предоставлялось общежитие каким-то тогда еще государственным предприятием, потом передали другому предприятию, а сейчас вообще какое-нибудь ООО или ЗАО владеет общежитием, – все, это ненадлежащий истец, если не они вселяли, иными словами.



Дарья Здравомыслова: Нередко в знак протеста жильцы общежитий в борьбе за свои права прибегают к крайней мере – к голодовке. Как утверждает заместитель председателя Федерации профсоюзов Свердловской области Андрей Ветлужских, этот способ митингующие сейчас используют реже. Тем не менее, только в августе в области прошли две массовые голодовки. Андрей Ветлужских говорит, что с подобным случаем они сталкивались только полтора года назад.



Андрей Ветлужских: Мы принципиально, как профсоюзы, против такой формы. Пока были одна-две-три голодовки, но если вдруг эта форма была бы массово распространена, то и общество, и власть адаптировались бы к такому раздражителю. И было бы так, что люди голодают, а проблема не решается. Пример заразителен: люди объявили голодовку - и им выплатили долги, - и, соответственно, другие, у кого тоже были долги, тоже пошли на это. Такое было у нас полтора года назад: достаточно большое количество коллективов объявили голодовки.



Дарья Здравомыслова: Об эффективности голодовок, как о способе протеста, спорят многие. По-своему решил эту проблему завод «Уралтрансмаш», сотрудники которого недавно объявили голодовку из-за выселения части жильцов. Чтобы отказ от еды действительно принес хоть какую-то пользу, руководство предприятия подарило митингующим книгу «Лечебное голодание». Проблема оказалась не решенной, но польза здоровью налицо.



Светлана Толмачева: Елена Николаевна, ваш Союз уделяет внимание студенческим общежитиям, раз мы затронули эту тему?



Елена Хожахунова: В нашем Союзе есть лишь одно студенческое общежитие, которое принадлежит УГТУ-УПИ. Но там проблема жильцов... сотрудники УГИУ-УПИ, они прожили более 30 лет, и на сегодняшний день руководство тоже своими действиями доводит до того, что люди окажутся выселенными на улицу.



Светлана Толмачева: Сотрудник аппарата уполномоченного по правам человека весьма доходчиво объяснил, каким образом выселяют людей на улицу, на чем основываются собственники общежитий. Скажите, а у вас есть какие-то контраргументы в этих спорах?



Елена Хожахунова: Уполномоченному по правам человека в Свердловской области я хочу сказать, что мои общежития, которые вошли в мой Союз, в свою очередь, обращались в этот орган. И у меня есть официальные ответы. Скажу, что уполномоченный по правам человека не имеет полномочий, чтобы пресечь нарушение закона, - вот то, что содержится в этих официальных ответах.



Светлана Толмачева: Пресечь нарушение закона невозможно, но, наверное, можно защитить права человека. Ведь в Конституции записано, что каждый человек имеет право на жилье. И выселять людей без предоставления другого жилья, насколько мне известно, тоже нет ни у кого права. Неужели, основываясь на этом постулате, невозможно что-либо сделать?



Елена Хожахунова: Я считаю, что данное бездействие тоже кому-то выгодно. То есть какие-то договоренности, наверное, есть. Потому что полномочия у уполномоченного по правам человека, они не то что есть, а она обязана это делать. На сегодняшний день в одном из официальных ответов уполномоченного по правам человека рекомендуется жителям, которых выселяют, обратиться в Сбербанк России и взять ссуду для выкупа у собственника – вот официальный ответ уполномоченного по правам человека. Жильцы общежитий моего Союза, которые неоднократно обращались в этот орган, они не верят в правду, в то, как должно это делаться, и как это выполняется на самом деле. Поэтому мы решили действовать своими методами.



Светлана Толмачева: Кстати, что дает жильцам общежитий объединение в Союз?



Елена Хожахунова: Объединение в Союз... я повторю, что уже люди поняли, что в одиночку бороться с бюрократической машиной нельзя. То есть они считают, что массово... то есть в нашем Союзе за месяц уже более тысячи человек. И не считаться с таким количеством людей, если они готовы 4 сентября выйти на улицу, перекрывая дороги, объявляя массовую голодовку, я считаю, что это вот такой психологический метод давления на власть, устоять против которого крайне сложно. То есть нужно быть либо отъявленным негодяем, либо совершенно... Я все равно думаю, что найдутся органы, которые предпримут какие-то конкретные действия, решения против беспредела, который сейчас творится с общежитиями в Свердловской области.



Светлана Толмачева: То есть взяв за повод ситуацию на «Уралтрансмаше», вы после 4 сентября собираетесь объявить в масштабах Свердловской области акцию неповиновения, правильно я вас понимаю?



Елена Хожахунова: Да. Уже заявлено о проведении митинга возле здания правительства, подано уведомление, то есть подана заявка на 500 человек. Но сейчас мы созваниваемся со Свердловской областью, и о своем участии, о своих намерениях отстоять свои права говорят уже многие общежития. То есть я думаю, что эта цифра может перерасти в нечто большее.



Светлана Толмачева: И ваш Союз оставляет за собой право решиться на массовую голодовку?



Елена Хожахунова: Понимаете, жильцов общежитий нельзя как бы организовать на эту голодовку. Мы только можем поддерживать эту голодовку. Я только могу поддерживать людей. Они доведены до отчаяния. То есть в нашем демократическом обществе – это демократия отчаяния, это крик души. Массовая голодовка должна была быть проведена накануне Дня города, но я удержала эту массовость...



Светлана Толмачева: То есть еще неделю назад, накануне Дня Екатеринбурга?



Елена Хожахунова: Да. В общежитии на улице Мамина-Сибиряка, общежитие «Уралтрансмаша», там просто люди, которые уже реально опасались... их предупредили о том, что если они будут активно бороться, то их будут выселять на улицу. У них уже не было времени подождать каких-то решений со стороны органов прокуратуры, со стороны властей. И люди уже созрели для активной защиты своих прав, для того, чтобы показать обществу, что они готовы, еще раз повторю, к актам гражданского неповиновения. Один из методов давления, скажем так, - это голодовки.



Светлана Толмачева: То есть это все-таки ваш метод. Профсоюзы от него открещиваются, как мы только что слышали в репортаже нашего корреспондента позицию профсоюзов. Тогда кто у вас остается в союзниках, если государственные правозащитники не могут вам реально помочь, а предлагают пойти какими-то другими путями, которые не приводят в самом ближайшем времени к решению проблем, а только, может быть, в перспективе? Профсоюзы голодовки не поддерживают. И кто с вами остается, кроме прокуратуры, которая работает по расследованию тех фактов, которые вы передаете туда?



Елена Хожахунова: На сегодняшний день союзников у нас нет. Я надеюсь, что союзником выступит сама администрация города, которая заинтересована в передаче муниципалитету этих общежитий. Потому что официальных отказов, что они не хотят принимать в муниципалитет, у нас нет. Поэтому я надеюсь, что это наш союзник.



Светлана Толмачева: А есть ли общежития, где, даже имея какие-то проблемы, о которых мы сейчас говорим, жильцы отказываются сотрудничать с вашим Союзом, опасаясь, например, преследований со стороны собственников жилья, которые все-таки их еще пока терпят, но люди все-таки находятся в нестабильном положении? С одной стороны, они понимают, что угроза лишиться жилья нависла над ними, но с другой стороны, рискуют сегодняшним своим днем, обращаясь к вам. Есть ли такие ситуации?



Елена Хожахунова: Ситуации на сегодняшний день по численности нашей организации. То есть возьмем «Уралтрансмаш». Из этого общежития членами нашей организации являются 54 человека. 46 человек – это те, которые сейчас работают на «Уралтрансмаше», и которые действительно опасаются, что если они вступят в этот Союз, они будут уволены. И их число увеличивается. То есть люди в наш Союз начинают вступать, потому что они понимают, что они на старости лет тоже могут стать бомжами. И поэтому люди тоже не находят иного способа бороться за свои права, и они начинают вступать в наш Союз.



Светлана Толмачева: И у нас есть звонок. Доброе утро.



Слушатель: Доброе утро. Наталья Львовна из Москвы. Я хочу, во-первых, поддержать жителей общежитий, которых незаконно выселяют. Потому что кодекс совершенно сырой, он недоработан. Нужно бороться за пересмотр кодекса. Елена Боннэр сказала, что сегодняшняя коррупция неуправляема в стране. Поэтому, конечно, голодать, отстаивать голодовками свои права для людей сейчас, в общем-то, наверное, бесполезно. Потому что чиновники не прислушиваются к людям. Поэтому не стоит причинять дополнительный вред своему здоровью голодовками, а лучше, наверное, магистрали перекрывать, какими-то другими способами, коллективным образом тоже доказывать нарушения своих прав.



Светлана Толмачева: Спасибо, Наталья Львовна.


Итак, Елена Николаевна, наша слушательница сказала о том, что нужно беречь свое здоровье и выбирать какие-то другие методы для решения проблем, например, перекрывать магистрали. Есть ли еще какие-то сходные по воздействию на чиновников методы, кроме перекрытия магистралей, если сравнивать их с голодовкой?



Елена Хожахунова: Тогда, когда часть людей столкнутся с российским правосудием во всем его великолепии, то есть одна часть людей сломается, уверяю вас, она, простите за выражение, плюнет на все происходящее, плюнет на свои права, а другая часть людей, они придут к выводу, что для того, чтобы защитить свои права, необходимо вернуть закон Линча. Та часть людей, которые пришли к выводу о том, что необходимо вернуть закон Линча, они и объединяются для активных действий. То есть на сегодняшний день голодовка... я не считаю, что это модно. Да, люди понимают, что это вредно для здоровья, но просто, действительно, люди доведены до отчаяния. И я не знаю, что бы лично я могла сделать, если бы меня сегодня лишили крыши над головой. То есть вот как пример с Мариной Сысолятиной, то есть мать с тремя детьми, действительно, она была доведена до отчаяния, и ей больше ничего не оставалось, как кинуть... То есть у нее кусок в горло-то не лез, говоря своими словами, то есть ей было не до еды. Да, это психологический метод давления, прежде всего, но и я бы сказала, что это демонстрация того, что человек не может есть и пить, если на сегодняшний день он потенциальный бомж при нашем Российском государстве, где один за другим объявлены национальные проекты, как. например, «Доступное жилье». Я вообще об этом говорю так: к 2010 году каждому вопиющему – отдельную пустыню. Потому что ничего конкретного, если взять примеры людей, ничего не делается.



Светлана Толмачева: Если говорить еще о каких-то других методах воздействия. В октябре в Свердловской области будут проходить выборы в областную Думу. Будете ли вы встречаться с кандидатами в депутаты, чтобы обратить их внимание на проблемы общежитий? Ведь до октября не так много времени осталось, и у вас есть возможность заручиться поддержкой кого-то из кандидатов.



Елена Хожахунова: Вы знаете, жители моих общежитий, они неоднократно обращались к различным политикам. То есть надежда на то, что нам помогут под выборы, у нас есть. Но политики, как правило, говорят: «Поддержите нашу партию, а мы тогда поможем вам». Так вот, заявляю о том, что наша организация не политизирована, вступать в какую-то партию на сегодняшний день мы не собираемся. И если какой-то политик действительно поможет нам до проведения выборов, зная о нашей проблеме, то мы отдадим ему свои голоса.



Светлана Толмачева: А занимаетесь ли вы еще какими-то проблемами общежитий, кроме отстаивания прав жильцов владеть комнатами или занимать их? Ведь в общежитиях есть еще масса проблем, кроме этой.



Елена Хожахунова: Совершенно верно, Светлана. Мы не только занимаемся проблемами передачи общежитий муниципалитету, но на сегодняшний день идет масса нарушений, направленных против личности человека, проживающего в общежитии. И есть конкретные случаи. Например, мать-одиночка, которая проживает с ребенком в комнате, к ней незаконно вселили двух женщин. И сегодня эта женщина лежит в больнице с ребенком – у ребенка страшнейшая форма астмы. Мы проводим сейчас экспертизу, по каким причинам у годовалого ребенка вдруг обнаружилась астма, а при рождении у него как бы даже и аллергии ни на что не было. То есть мы проводим деятельность по защите прав граждан при любом нарушении прав жителей общежитий.


Но к нам уже поступают обращения не только от жителей общежитий. То есть наши юристы, которые входят в наш Союз, они помогают уже людям, у которых нарушаются права в сфере жилищной политики.



Светлана Толмачева: А ваши юристы оказывают платную или бесплатную помощь?



Елена Хожахунова: Наши юристы оказывают бесплатную помощь. Это такие же жители общежитий, то есть просто имея многолетний опыт работы, они могут уже им поделиться конкретно, и они не берут за это денег.



Светлана Толмачева: Мы будем следить за тем, как будут развиваться события после 4 сентября, будете ли вы решаться на какие-то большие акции неповиновения или все-таки удастся разрешить конфликт на «Уралтрансмаше» каким-то другим путем. И, тем не менее, какие еще мероприятия планирует ваш Союз хотя бы на ближайшие полгода? Вы организация молодая, зарегистрировались только в июле этого года. Что вы хотите успеть сделать хотя бы до конца 2006 года?



Елена Хожахунова: Хочу сказать, что, прежде всего, 4 сентября мы проведем митинг у здания правительства Свердловской области – это один из шагов. И если не последует со стороны власти никаких конкретных действий, то мы будем использовать предстоящие выборы в Свердловскую областную Думу. То есть накануне выборов мы выйдем на улицу и, как говорится, будем перекрывать не только магистрали, но и будем призывать людей не участвовать в выборах на сегодняшний день. Потому что мы не верим ни в законодательную власть, ни в исполнительную власть.



Светлана Толмачева: Спасибо, Елена Николаевна, за то, что вы в этот ранний час пришли в нашу студию. Спасибо вам за рассказ о вашем Союзе. Доброго вам дня!


XS
SM
MD
LG