Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жилищно-коммунальное будущее Петербурга не вызывает оптимизма


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - Владимир Хильченко, п резидент холдинговой компании "Созвездие Водолея".



Дмитрий Казнин: Жилищно-коммунальное будущее Петербурга не вызывает оптимизма ни у специалистов, ни у участников рынка коммунальных услуг. Между тем, уже осенью, скорее всего, будут проведены конкурсы, в результате которых большая часть жилищного фонда должна быть поделена между управляющими компаниями. Рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Жилищные конкурсы уже проводились в Петербурге в прошлом году. На девяти открытых конкурсах было разыграно 112 лотов на право заключение договоров на организацию управления и обеспечения технической эксплуатации объектов недвижимости города - всего 18 миллионов квадратных метров жилья. Главными победителями тогда стали открытые акционерные общества "Жилкомсервис", чьи акции принадлежат Петербургу, и другие государственные предприятия. Только 20 лотов досталось частникам. Тогда и заговорили о провале жилищной реформы.


И вот теперь будут разыграны еще 60 миллионов квадратных метров. Однако участники рынка недовольны происходящим. Они считают, что трудно было выбрать худшее время для проведения конкурсов. Ведь компаниям уже не успеть подготовиться к отопительному сезону. Им передают полуразрушенные дома, хотя люди годами исправно платили за капремонт. Говорит заместитель руководителя Московского департамента ЖКХ и благоустройства Андрей Широков.



Андрей Широков : Конечно, за государством, как и за московским правительством, так и за питерским правительством, существуют очень большие не сегодняшний день долги по капитальному ремонту жилого фонда, тогда как государство было собственником этого жилого помещения. Это довольно большие суммы. Яковлев их называет триллионными исчислениями.



Татьяна Вольтская : Пока никто не говорит о намерении эти долги отдавать, но и саму систему конкурсов Андрей Широков считает порочной.



Андрей Широков : Проводятся конкурсы по подбору управляющих компаний. А у нас с вами законодательство разрешает этим заниматься только с 1 января 2007 года. Соответствующие документы Российской Федерации на эту тему вышли. Постановление, которое регламентирует как проводить конкурсы на подбор управляющей компании, если до 1 января 2007 года сами жители, то есть сами собственники не выбрали себе управляющей компании.



Татьяна Вольтская : Сегодня идет борьба за сохранение чиновниками своей реальной власти над сферой ЖКХ, потому что если исполнять букву закона, ничего кроме ответственности за прежний недоделанный ремонт, у них не останется, считает Андрей Широков, который подчеркивает при этом, что вся беда реформы ЖКХ в том, что ее пытаются провести сверху.



Дмитрий Казнин: Сегодня у нас в студии Владимир Ефимович Хильченко, президент холдинговой компании "Созвездие Водолей".


Здравствуйте, Владимир Ефимович.




Владимир Хильченко

Владимир Хильченко: Здравствуйте.



Дмитрий Казнин: Давайте начнем с того, как вы пришли к эту сферу? С чего вы начинали? Чем занимались до этого? Известно, что у вас был успешный большой бизнес. Почему вы решили пойти в сферу ЖКХ?



Владимир Хильченко: Я в первую очередь занимаюсь управлением. Мне очень интересны все новшества, которые могут быть на рынке управления. Поэтому на сегодняшний день сфера жилищно-коммунальная одна из самых актуальных для всех жителей России. Поэтому я как управленец решил посмотреть, насколько возможно вообще частным компаниям находиться на рынке жилищно-коммунального хозяйства. Возможно ли в этой ситуации реально зарабатывать деньги?



Дмитрий Казнин: Новый Жилищный кодекс, который принят совсем недавно, по-видимому, должен был означать и какие-то новые рыночные отношения. По вашему мнению, случилось это? Идем мы к этому или пока есть какие-то сложности?



Владимир Хильченко: На самом деле, достаточно интересно. 1 марта 2005 года был введен новый Жилищный кодекс. Действительно, тот, кто его читал, видит, что возможности, на самом деле, открыты. Другой вопрос - почему это не идет? Много рассуждают на эти темы. На самом деле, на мой взгляд, это не получается только по одной простой причине, что не создаются условия для развития этого сектора экономики, я бы так сказал.



Дмитрий Казнин: Можно поподробнее. Что значит "не создаются условия"?



Владимир Хильченко: В данной ситуации, кто проводит эту реформу? Эту реформу проводит, скажем, если убрать все настройки, например, в Санкт-Петербурге. Губернатор говорит - реформе быть. Жилищный комитет эту реформу, получив указание, начинает претворять в жизнь. Но дальше есть все те организации, которые годами занимались жилищно-коммунальным хозяйством - это государственные учреждения, жилищные агентства и преобразованные в открытое акционерное общество "Жилкомсервисы" со 100-процентный участием капитала города. Это агентства, которые должны по идее проводить реформу.


Но, понимаете, заставить волка пасти овец, наверное, бессмысленно. Ничего не получится. Если они годами так работали, то сказать, что они работают плохо, они сами себе эту оценку, безусловно, ставить не будут. Но по данным, которые открыты, мы видим, что оказывается все "Жилкомсервисы" прибыльные организации. Меня каждый раз это удивляет. Кто проводил эту оценку? Если эти организации, действительно, прибыльны, то по какой статье они перечисляют прибыль в госбюджет? Но это как бы отдельная тема. Я не сомневаюсь, что прибыль не запланирована государственным учреждением. Но это все отдельный вопрос.


Что касается частных компаний, то на сегодняшний день можно сказать, что частным компаниям находиться на рынке государственного жилья невозможно.



Дмитрий Казнин: Именно невозможно. Но, тем не менее, вам интересна эта сфера.



Владимир Хильченко: Я могу сказать итоги эксперимента, которые я провел в прошлом году. В прошлом году было в июле месяце проведен тендер на организацию эксплуатации жилого фонда. Я не оговорился - именно эксплуатации, а не управления, согласно Жилищного кодекса. Такая форма была в связи с тем, что как бы считается, что жители домов не выбрали себе форму управления своим фондом. Не очень понимаю, как они могли это сделать, как можно взять и организоваться всем жителям. Все мы теперь дружные, организованные, давайте нам такую-то форму. Во-первых, не очень понятно, к кому обращаться в этой ситуации, кто это будет делать? Бабушки, в основном, активная часть нашего населения. Мало вероятно, что они знают, куда идти. Они могут написать жалобу, но не очень понимают, что нужно делать. Этим должны заниматься управленцы. Но, извините, все люди, которые проживают в домах, везде кто-то работает. Если не помочь жителям организоваться, они не организуются.


Так вот мы, участвуя в конкурсе, который был назван "По управлению жилого фонда", точнее эксплуатацию жилого фонда, мы получили 4 лота. Причем могу сразу сказать, что это был эксперимент с нашей стороны. За месяц была создана абсолютно новая организация, включая 160 человек. Мы получили четыре района в Санкт-Петербурге.



Дмитрий Казнин: Это, кстати, интересный момент. Я смотрю на это, с точки зрения жителя одного из районов, причем, где жилой фонд находится в достаточно запущенном состоянии, например, Лиговский проспект - все дворы, Петербург Достоевского и так далее. В Петербурге огромное количество очень трудных таких районов - Васильевский остров, Петроградка и так далее. Как вы оцениваете возможность поднять эти районы? За какой срок это возможно сделать, если в идеале вам дадут все условия, если не будут мешать, если будет возможность работать несколько лет без всяких проблем? Возможно ли вообще это?



Владимир Хильченко: Могу сегодня как управленец (я занимаюсь управлением профессионально уже 15 лет, за спиной опыт создания более 40 предприятий различного профиля деятельности и все они успешны) сказать, что точно возможно. Нет не решаемых проблем. Вопрос, каким ресурсом. В зависимости от того, какая задача стоит. Эксплуатировать можно любой объект, управлять можно любым объектом. Цель какая? Вы сказали такую хорошую фразу - не мешать. Давайте так. Задача должна стоять по-другому. Готовы ли помогать, естественно, административным ресурсом? В принципе, сегодня ситуация, когда не мешают, но нет помощи. Главная беда сегодня в том, что экономические рычаги не работают. Не позволяют включать эти экономические рычаги. А без четких правил в области экономики управлять невозможно.


Как пример. Вот вы сказали, что есть ветхое жилье и есть дома, которые абсолютно новые. Но плата за один квадратный метр жителям одинаковая, что в ветхом жилье, построенном после 1900 года, и в новом многоквартирном доме. Это очевидно, что не может содержаться жилой фонд, населением платиться одинаково. Безусловно, должна быть дифференциация жилого фонда. А для того, чтобы эту дифференциацию провести, надо, безусловно, начать сначала. А что мы имеем? Что нам предлагается в управление? Нам пока предлагается в эксплуатацию. Мы занимаемся эксплуатацией.


Почему я специально оговариваюсь. Это принципиальная разница - эксплуатация или управление. Может быть, кому-то не совсем понятно в чем эта разница. Когда я эксплуатирую, я не имею отношений с собственником жилья. В данной ситуации те лоты, которые мы получили, в основном, это смешанная форма собственности, преобладающая государственная собственность на жилье, то есть часть неприватизированных квартир и часть приватизированных, находящихся в одном доме. Соответственно, мы имеем де-юре отношения только с государством. Когда кто-то не платит, мы не имеем возможности... Мы оказываем услугу и не получаем за это деньги. Согласитесь, это абсурд.



Дмитрий Казнин: Это далеко оттого, что можно назвать рынком в этой сфере пока.



Владимир Хильченко: Да. Это не рынок. Хочу привести пример, который может быть очевиден, что ни одной мелкой компании сегодня реально работать на этом рынке невозможно. Вот пример по нашей компании. Четыре лота в четырех районах Санкт-Петербурга - это 430 домов, в общей сложности в которых проживает порядка 23 тысяч населения. На сегодняшний день большинство этих домов - это ветхий фонд, который надо назвать аварийным, в котором не проводилось капремонта.



Дмитрий Казнин: Владимир Ефимович, давайте продолжим разговор об этой непростой теме. Вот отдает, по крайней мере, декларирует государство, что отдает управление частью домов частной компании. При этом дом попадает в руки компании именно таким, какой он был на момент отдачи, то есть, например, не проведен капремонт, обрушиваются крыши и так далее. Получается, компания, заключая договор, должна полностью приводить этот дом в порядок. Какая здесь система?



Владимир Хильченко: Ситуация действительно забавная. Многие дома, которые мы взяли в эксплуатацию, затоплены подвалы, разваливающаяся крыша, капремонт не проводился вообще, в среднем по 30-40 лет, как вы понимаете. И нам говорят, вы год занимаетесь эксплуатацией, кроме этого, обязаны еще вложить инвестиции. Это было условие выигрыша тендера. Ситуация действительно забавна тем, что, получая в эксплуатацию данные лоты, мы даже документации дома не видели, то есть ее нам просто никто не представил. Уже не говоря просто о помещениях в этих домах, которые мы должны иметь, хранить всякий инвентарь для обслуживания этого дома. Все это мы получили спустя примерно два месяца после начала работы в этих домах, с боем, извините, добиваясь, чтобы жилищные агентства нам все-таки обеспечили условия функционирования при проведении эксплуатации. Ну а "Жилкомсервис", который мы просто потеснили из этих лотов, как вы понимаете, оказывать нам помощь вообще не спешит.



Дмитрий Казнин: Получается, что через год, например, вы можете перестать быть этой компанией управляющей и все вложенные инвестиции и потраченные средства, собственно, в никуда.



Владимир Хильченко: Абсолютно правильно. Тем более, слово "инвестиции" предполагает возвратность. Так вот ситуация забавна тем, что вкладывать деньги, получается, компании, которая берет в эксплуатацию, просто неразумно. Потому что через год никакой гарантии, что ты будешь работать на этом доме, нет никакой.


Собственно, могу рассказать, опять же, как пример. Один из районов, где абсолютно ветхое жилье, в котором мы отработали год, мы показали абсолютную убыточность эксплуатации данного фонда, фонд, который реально является аварийным. Мы пытались долго достучаться до главы района, объяснить, что фонд аварийный, вкладывать деньги, копеечные деньги, могу сказать, там 500 тысяч рублей в этот фонд, где 18 домов, год постройки от 1900 до 1970-х. О капремонте мы конечно не говорим. Надо фильмы ужасов снимать в этих домах, причем это район Санкт-Петербурга. В этом дом бессмысленно вкладывать инвестиции. Мы делали только самое необходимое. Но, понимаете, это часто отличается оттого, что хочет жилищное агентство, требования свои оно часто ничем не мотивирует. После того, когда мы сделали капремонт, например, стояков отопления и говорим, что мы считаем это инвестициями (потому что шла подготовка к зиме, это был август прошлого года, мы начали реально, чтобы было тепло хотя бы в подъездах), они говорят: "Это не инвестиции, господа. Инвестиции - это то, что мы вам напишем, вот вы должны это делать". Сейчас, спустя год, подают на нас в суд за то, что мы сделали не те инвестиции, и нам еще насчитывают пенни и хотят работать в таких условиях дальше. Но мы конечно не будем с этим районом больше. Правда, надо отдать должное, это исключение, данный район города, то есть тут у администрации что-то с логикой не совсем в порядке.


Так вот я хочу сказать, что мы извинились перед жителями, мы закончили договор. Могу сказать, что все четыре лота, которые мы взяли в эксплуатацию, все прошли нормальной зимний период. Вы знаете, что зима в Петербурге была очень тяжелой, морозы достигли между 30-40 градусами, поэтому было холодно. Но сделать все невозможно.



Дмитрий Казнин: Тем более за короткий срок.



Владимир Хильченко: За короткий срок, в один год.



Дмитрий Казнин: К нам поступают телефонные звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Москва, Федор Давыдович. Я пенсионер и получают субсидии. В ноябре 2005 года платил всего 55 рублей, а сейчас я плачу в 20 с лишним раз больше, то есть тысячу с лишним рублей. Я хотел бы по радио объявить, этот режим коррумпированный.



Дмитрий Казнин: Спасибо за звонок. Я думаю, что кроме последнего заявления здесь еще есть важный момент именно оплаты коммунальных услуг.



Владимир Хильченко: Безусловно. Федора Давыдович, я очень понимаю, что есть малообеспеченная часть населения у нас - это пенсионеры, жители преклонного возраста, которые по ряду многих причин отдали государству нашему много своих сил, трудов и сегодня эта малообеспеченная часть населения оказывается социально не защищена. Так вот нужно меньше об этом говорить, а государство, которое обязано, извините, выделять деньги, оно должно выделять, то есть невозможно, чтобы какая-нибудь частная компания взяла на себя право содержать такую группу населения. Мы платим все налоги, мы работаем. Кстати, о налогах, действительно получает население плату без налогов. Мы платим налоги, извините, НДС, мы платим, что тоже немножко абсурдно получается.



Дмитрий Казнин: Я думаю, что многие хотят, если уж они платят эти деньги по этим квитанциям, чтобы и обслуживание было соответствующее.



Владимир Хильченко: Безусловно. Но, опять-таки, чего хотим. Понимаете, есть нормативы. Хотим убирать лестничную клетку один раз или пять раз, мыть, не мыть, мыть тряпкой или, извините, мыть современным механизированным способом. То есть разница большая.


Приведу пример. За год работы дебиторская заложенность перед нашей компанией составила 10 миллионов рублей. То есть это, чтобы было всем понятно, из 60 миллионов выручки, которую мы получаем от эксплуатации домов, нам не заплатили 10 миллионов. Мы сделали только вложений для того, чтобы такая компания могла существовать, порядка 15 миллионов. Понимаете, 15 миллионов вложили, 10 миллионов нам не дали. 25 миллионов. Миллион долларов почти денег, которые просто ушли, то есть мы ничего не заработали, уже не говоря о том, что реально убыток составил примерно 2-3 миллиона рублей от этой эксплуатации. То есть невыгодно сегодня работать в этой сфере при таких условиях.



Дмитрий Казнин: К нам поступают телефонные звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Хотелось бы, чтобы вы уточнили район, с которым вы работали. Это можно услышать?



Владимир Хильченко: Да, конечно. Район Приморский, Василеостровский, Красногвардейский и Курортный. А ситуация, по которой на нас подают в суд, это Красногвардейский район.



Слушатель: Такой вопрос. Во-первых, когда вы брались за это дело, вы рассчитывали на прибыль, что естественно, так и должно быть. Откуда может быть эта прибыль? Из наших оплат коммунальных услуг? Ваше мнение, Адмиралтейский район, Коломна, Канал Грибоедова - это вообще подъемные районы или нет, или это уже настолько обветшало все? И последний вопрос. Ваше мнение, нежилые помещения, которые принадлежат КУГИ, по Жилищному кодексу, в общем-то, должны отходить, если это цокольный этаж с обслуживанием более чем одного помещения, должны отходить в товарищества. Ваше мнение, должно отходить или КУГИ никогда с этим не распрощается? Спасибо за ответы.



Владимир Хильченко: По Адмиралтейскому району. Это один из старейших районов Санкт-Петербурга, это центр. Безусловно, состояние жилого фонда там сложное. Естественно, беру те дома, года постройки которых, скажем, в начале прошлого века и так далее. Но сразу как управленец скажу, любая задача решаема. Вопрос, кто будет решать и каким ресурсом. Соответственно, если требуется капитальный ремонт дома, как вы понимаете, ни одна эксплуатирующая организация или управляющая за тот срок, который отведен на управление, она не может это сделать. Потому что, безусловно, капремонт, тем более дома, которые являются еще памятниками, скорее всего, у вас в Адмиралтейском районе, без помощи государства или, точнее, без выполнения государством предыдущих своих функций за многие-многие годы... Если бы конечно государство выделило бы деньги. То есть создается комиссия, фиксируется в доме, что требуется сделать, понимают, что это вина, если, например, крыша течет, то есть коммуникации испорчены. Соответственно, надо взять и сделать. Мы эту работу проводим, проводим по возможности собственными силами. У нас есть и строительные компании, и транспортные компании. То есть мы все это можем делать. Но в том-то и дело, за чей счет. Жильцы, понятно, не могут платить дорого за эту работу, государство говорит, "а мы не хотим эту работу делать". По сути говорит управляющей компании, делай капремонт своими силами. Но вы понимаете, здесь никакой экономики нет. Поэтому невозможно эту работу провести в таких условиях. И наоборот, если государство говорит, да, капремонт мы 50 лет не делали, мы готовы выделить деньги на это капремонт. Составляется смета этих расходов комиссией, то есть заказчиком со стороны государства, пожалуйста, жильцы контролируют фактически эту работу, они ее видят. Причем я бы за то, чтобы открыто писать, что будет сделано, какие деньги на это уйдут. Поэтому я считаю, задача выполнима. Каким ресурсом по деньгам? Это часть вопроса.


Вы спрашивали по поводу встроенных помещений, расстанется ли КУГИ с этими помещениями. Тут есть некое противоречие. Потому что, безусловно, эти помещения - вообще часть этого дома. Тут можно, скажем так, формально выбрать две позиции: КУГИ заинтересовано в сдаче в аренду этих встроенных помещений и получать плату. У КУГИ задача, скажем так, продать имущественный комплекс. А кто его будет обслуживать, на каких условиях - это уже вопрос выбора политики. Но все понимают, сегодня, особенно в центральных районах города, аренда таких помещений - это выгодное занятие, потому там образуются магазины, офисы, за которые с удовольствием платят. Поэтому, безусловно, это могло быть одной из составных частей возврата. То есть, например, КУГИ бы отдавало эти помещения на каких-то условиях эксплуатирующим или управляющим организациям, обязывая (оценивая это в каком-то смысле) потратить эти деньги на ремонт, на капремонт дома. Или, к предыдущему вопросу, который был задан, компенсируя малоимущим, то есть таким образом субсидируя, а не наоборот.



Дмитрий Казнин: К нам продолжают поступать телефонные звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Геннадий, Ленинградская область. Возможно ли управление домами вашим холдингом в Ленинградской области и что для этого нужно сделать? Спасибо.



Владимир Хильченко: Это есть жилищно-эксплуатационная компания "Созвездие", можно в нее обратиться, по любому телефону наш холдинг легко найдете. Возможно, и мы работаем в частности и в Ленинградской области или близко прилегающих районах, например, в Курортном районе Ленинградской области, где абсолютно ветхое жилье. Пожалуйста, если к нам обратятся, в нашу управляющую компанию, причем независимо, это будет государственный дом или дом, недавно построенный, пожалуйста, мы готовы рассмотреть и прийти управлять вашим домом. Но именно на управление. Эксплуатировать просто жилье, я могу сказать это, архаизм и на таких условиях работать невозможно.



Дмитрий Казнин: К нам продолжают поступать звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Ленинградец Сергей. Уважаемый гость, подскажите, пожалуйста, неплательщики приватизированной квартиры и социального найма, есть ли прецеденты в вашем холдинге? Как вы с ними договариваетесь?



Владимир Хильченко: Хороший вопрос. Отвечу так. Мы разослали более тысячи претензий, составленных нашим юридическим управлением, тем, кто отказывается платить. Но могу подтвердить, что примерно 95 процентов населения платит, по крайней мере, по нашему району. В среднем такая цифра в итоге получается. Летом хуже платят, потому что выезжают на дачу, зимой платят получше, особенно когда холода приближаются. Так вот 95 процентов готовы платить за понятную работу.


Что касается цены. Мы взяли в эксплуатацию. Я не имею права, скажем, если мне, извините, не платят, я не имею права потребовать эти деньги, например, через суд. У меня нет юридических оснований, я не имею договора. Я могу требовать с ГУЖА района, вот и все. Поэтому я понимаю ваш вопрос, но пока я не буду иметь прямых отношений с собственником жилья, как я могу с него потребовать? Я не могу на него подать в суд, если он отказывается платить. Не имею права.



Дмитрий Казнин: Важный вопрос, если смотреть в целом на всю страну. Понятно, Петербург все-таки, Москва - это одно. А вот провинция, отдаленные районы, там, по вашему мнению, насколько эффективно может идти эта реформа, которая заявлена, по крайней мере, декларируется? Как вы вообще видите в будущем развитие этого рынка в нашей стране?



Владимир Хильченко: Задача решаема. Безусловно, это сектор экономики, который сегодня не охвачен. То есть не созданы привлекательные условия для работы. И эти условия возникнут только тогда, когда в принципе, как население, так и администрация районов, городов, областей поймет, что благотворительности здесь не будет, будет разваливаться. Либо мы создаем условия, экономические условия для этой работы, либо не создаем. Заботу о неплатежной части населения обязано взять на себя государство, больше некому. Те жители, которые сегодня работают, они в состоянии оплачивать. То, что сказали, в 20 раз в Москве. Москва особый регион, это мегаполис, это, я бы сказал, как часто говорят, Москва не Россия, Нью-Йорк не Америка. Это мегаполисы, там особые условия проживания. Так вот, возвращаясь ко всей России. Вся России, она попроще, она поменьше. Опять-таки, хотим получать услуги - пожалуйста, мы их получим. Как вы понимаете, сервис, всегда за него платили и будут платить. Идя покушать, мы же не просим, чтобы нам бесплатно давали в любом ресторане, кафе, баре. Так и здесь. Хотим получать услугу, чтобы было чисто на лестничной клетке - мы платим за это деньги. У нас сформулирована куча предложений. Просьба только одна: если действительно администрация хочет... То есть должны приглашаться профессионалы. Управление - это не руками махать, это совершенно сложная наука, в которой надо очень много знать, уметь, уметь организовывать всевозможные ресурсы: трудовые, эксплуатационные, финансовые, административные. То есть это очень много всего. Не способна любая организация брать в управление жилой фонд, это сложное сооружение, об этом надо не забывать. Поэтому я за профессионалов. Если их пригласят, мы эту задачу решим. Была сфера строительства. Сегодня любой чиновник отчитывается, сколько построено жилых комплексов, сколько расселено коммуналок. Но, извините, какое отношение к этому имеет государство. Есть помощь? Нет. Почему растет стоимость жилья, новых квартир? Да потому что экономически никто не помогает этой сфере, наоборот, идет инфляция, естественно, автоматически подъем цен. Так и здесь - либо создаем условия, тогда цены не растут, то есть получают компании, которые занимаются этой эксплуатацией. Решена проблема с коммуналками даже в таком сложном городе, как Питер. Она будет решена силами частных компаний, обращаю внимание, негосударственных компаний.


Возьмем простой пример. Все забыли, как заправлялись на заправочных станциях, когда стояли в очередях. Сейчас красивые, современные комплексы. Какое отношение к этому имеет государство? Никакого. Единственное, дали возможность частному сектору, частным нефтяным компаниям, частным трейдерам за свои деньги строить, что, собственно, и произошло. Так и здесь. Если условия будут созданы, экономические условия, будет задача эта решена.



Дмитрий Казнин: Тоже это не так просто.



Владимир Хильченко: Непросто. Профессионалы могут эту задачу решить. Например, форма ТСЖ - это промежуточная форма, товарищество собственников жилья, то есть колхоз. Колхоз не способен управлять, мы проходили это за предыдущие 80 лет советской власти. Не способен. Поэтому должна быть управляющая компания, в которой есть профессионалы, начиная от юриста, до слесарей, сантехников, которая способна отвечать. Это сложный комплекс.



Дмитрий Казнин: Спасибо. Надеюсь все-таки, что сдвинется с мертвой точки дело в этой области и мы будем через какое-то время жить все в хороших домах.



XS
SM
MD
LG