Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитные организации критикуют судебную систему Туркмении


Программу ведет Андрей Шарый.



Андрей Шарый: Международные правозащитные организации выражают решительный протест против приговора корреспонденту Радио Свобода в Туркмении Огульсапар Мурадовой, правозащитникам Аннакурбану Аманклычеву, Сапардурды Хаджиеву. Они приговорены судом в Ашхабаде к длительным срокам заключения по обвинению в незаконном владении оружием. Нелепым, несправедливым и позорным назвала это решение суда международный организация "Репортеры без границ". Все трое были арестованы в июне, адвокаты к ним не допускались, суд был закрытым и длился всего несколько минут. Об этом деле я беседовал с директором базирующегося в Болгарии Туркменского Хельсинского фонда Таджигуль Бегмедовой.



Таджигуль Бегмедова: Мы вновь столкнулись с нелепостью, возведенной до абсурда, но это на первый взгляд нелепость. На самом деле это намеренно проводимая линия властей. Это неприкрытая репрессия, преследование инакомыслия. Причем здесь переплелись преследование за право получения информации, преследование за право отстоять свои конституционные права и плюс это преследование по родственным признакам. Это дело стало политическим, потому что любая попытка выйти за строгие рамки диктаторского режима пресекаются на корню. В частном случае Огульсапар Мурадова не поддалась на давление властей ни во время ареста, ни во время следствия, ни на суде, она не захотела взять на себя самооговор, хотя для этого со стороны властей делалось все возможное и невозможное: угрозы, незаконные аресты трех ее детей, увольнение всех родственников, даже изгнание из школы одного из племянников осужденного, прослушивание телефонов, конфискация, обыски всех без свидетелей и без должного оформления. Куча нарушений действующего законодательства и все потому, что надо было им, властям, как-то держать марку. А ведь с трибуны государственного телевидения 19 июня людей безапелляционно обвинили сначала в шпионаже, в подрывной деятельности, а затем, столкнувшись с обыкновенной предвзятостью властей, позорным непрофессионализмом, власти постарались свести дело на частный случай о хранении боеприпасов.



Андрей Шарый: А что это за боеприпасы? О чем там вообще идет речь? Человек работал, был внештатным корреспондентом Радио Свобода, писал то, что видел. Понятно, это не понравилось властям, началось преследование. Откуда взялись эти боеприпасы?



Таджигуль Бегмедова: Конечно, любой журналист имеет контакты с гражданами страны. И она имела контакты с АннакурбаномАманклычевым. Так вот для того, чтобы как-то сшить это дело, несколько очевидцев видели, как Аманклычеву в машину подбросили несколько патронов. И вот на этом основании, абсурдном основании, сделали такое громкое дело. Конечно же, мы намерены добиваться отмены такого нелепого, позорного судебного решения.



Андрей Шарый: Туркменское законодательство, по крайней мере, официальное, предусматривает право апелляции, очевидно. Что можно сделать, если говорить об официальном каком-то развитии этого дела? Понятно, что сейчас протестуют международные организации. Что вы собираетесь делать и как вы будете действовать?



Таджигуль Бегмедова: Конечно же, и мы сами, и мы порекомендовали родственникам все делать в законодательном порядке. То есть они должны апеллировать, обжаловать это решение. Хотя, конечно, это бессмысленно в условиях туркменского режима, но на днях они надеются получить решение суда, хотя это тоже очень проблематично, уже в течение года в Туркменистане есть такое правило - по делам инакомыслящих, по делам родственников оппозиционеров решение суда пытаются не давать, ссылаясь на то, что это решение будет передано на руки осужденному. Не знаю, как потом этот осужденный должен передавать это родственникам или адвокатам, это заранее придуманный механизм, который невозможно перешагнуть. Но в любом случае родственники обращаются во все инстанции и будут апеллировать и сейчас пытаются найти более-менее грамотных адвокатов, которые бы могли им помочь. Хотя система адвокатуры в Туркменистане на корню искоренена. В основном это адвокаты, которые продолжают проводить линию властей на преследование инакомыслящих.



Андрей Шарый: Скажите, а приговор уже вступил в силу? Если да, то где будут отбывать наказание Мурадова, Аманклычев и Хаджиев?



Таджигуль Бегмедова: Обычно по закону приговор может вступить в силу через несколько дней после обжалования и так далее, так далее. У Огульсапар Мурадовой 6 лет обычного режима, Аманклычеву, стрингеру французской телекомпании "Галакси-пресс" - 7 лет и Сапардурды Хаджиеву - 7 лет строгого режима. Ему дали строгого за то, что он на суде попытался рассказать, как велось это следствие и вообще пытался произнести свою речь.



Андрей Шарый: А где они отбывают наказание? Что вообще можно сказать о туркменской системе вот этой пенитенциарной?



Таджигуль Бегмедова: Мы уже в течение нескольких лет проводим мониторинг пенитенциарной системы в Туркменистане, она оставляет желать лучше. По-видимому, Сапардурды Хаджиев, бывший работник правоохранительных органов, его, наверное, отправят в соответствующую колонию, а женская колония в Туркмении всего одна, она Дашогузе. Условия содержания в них ужасные. Даже президент сам весной выступал на заседании кабинета министров, подтвердил факты изнасилования осужденных женщин, коррупции в местах лишения свободы и в нарушении многих-многих положений законодательства.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG