Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фитотерапия. Интерес к лечению травами возрождается


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурга Татьяна Вольтская. Гость в студии – Борис Гажев, доктор медицинских наук, директор медицинского центра "Находка".



Татьяна Валович: Фитотерапия - одна из самых древних наук на земле. Сегодня, когда химических лекарственных препаратов становится все больше, когда люди все чаще жалуются на их побочные действия, можно говорить о том, что интерес к лечению травами возрождается. К фитотерапии начинают обращаться профессиональные врачи, кругозор которых раньше не выходил за пределы обычной аптеки. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: В мире насчитывается около 500 видов растений, многие из них - лекарственные. Растения использовались в лечебных целях еще первобытными людьми, археологи находят черепки посуды для растирания и варки лекарственных растений. Лечение травами в современном понимании появилась около 6 тысяч лет назад, первые записи о лекарственных растениях встречаются в древнейших шумерских письменных памятниках. Секреты лечения травами обычно передавались из поколения в поколение, но в России в советские годы очень многое было потеряно. Людей, владевших этими секретами, клеймили как темных знахарей и не давали практиковать. Известно, что травы действуют на организм мягче химических лекарств, обычно не вызывая аллергии. Почему врачи, принадлежащие к официальной медицине, обращаются к фитотерапии, говорит главный врач медицинского центра «Находка», член-корреспондент Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности, кандидат медицинских наук Таисия Виноградова.



Таисия Виноградова: Мы видели, что для того, чтобы людей лечить, им нужно назначать очень большое количество медикаментов. Человек просто не может принять такое количество медикаментов, которое требуется для лечения всех его болезней. Нас так учили, что нужно лечить не болезнь, а человека в целом, со всеми его болезнями. А вот лекарственные растения, они этими свойствами обладают.



Татьяна Вольтская: Конечно, обычные врачи и раньше обращались к травам.



Таисия Виноградова: Фармакология занималась вытяжками из лекарственных растений, это галеновое производство, во всех аптеках продавалась масса препаратов из лекарственных растений. Наряду с этим происходил синтез веществ, которые находились в лекарственных растениях. По мере развития химии, естественно, утрачивалась необходимость в сборе лекарственных растений, но некоторые препараты в виде настоек, порошков, микстур остались. Мы увидели, что сборы трав дают более мощный лечебный эффект, чем отдельные растения.



Татьяна Вольтская: Главное искусство фитотерапевта, подчеркивает Таисия Виноградова, заключается в том, чтобы правильно составлять сборы трав, которые в комплексе воздействуют и на болезнь, и на человека в целом. В это искусство входит очень многое, например, знание о том, как правильно собирать и сушить травы, не упуская из виду и экологию тех мест, где они растут.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях академик Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности, доктор медицинских наук, профессор и генеральный директор медицинского центра "Находка" Борис Гажев.


Борис Наумович, доброе утро.



Борис Гажев: Доброе.



Татьяна Валович: Борис Наумович, когда для вас фитотерапия стала находкой?



Борис Гажев: Идея заняться фитотерапией возникла у нас лет 15, может быть 17 назад, она возникла как раз в городе, который называется Находка. Поэтому это название имеет как бы двоякий смысл. С одной стороны, оно появилось в Находке, с другой стороны, может быть для некоторых больных это и будет находкой.



Татьяна Валович: В Находке почему? Там, считаете, экология лучше, например, чем в сейчас в Ленинградской области? Можно ли в Ленинградской области сейчас заготавливать лекарственные травы?



Борис Гажев: Безусловно, можно. Есть отдельные регионы в Ленинградской области, мы их знаем, где все-таки последствия чернобыльской катастрофы до сих пор имеют место быть. Поэтому мы считаем, что вообще лучше всего лечить теми растениями, которые растут вокруг человека.



Татьяна Валович: То есть в том регионе, где он проживает.



Борис Гажев: Да. То есть не растениями с Дальнего Востока, к примеру, хотя некоторые тоже мы используем, и не растениями из Африки или из Латинской Америки, а нашими растениями, простыми, которые растут вокруг, которые можно вырастить в собственном огороде для собственных нужд.



Татьяна Валович: Как сейчас официальная медицина относится к фитотерапии? Как мы слышали, да и многие действительно знают, что были и гонения, запрещалось заниматься этим, даже как-то обидно называли, знахарь стало слово с отрицательным значением.



Борис Гажев: Гонений сейчас уже нет, это общая тенденция, то есть свобода. Но многие врачи скептически относятся к фитотерапии, они просто не знают, что это такое, а незнание порождает такой негативизм, совершенно неоправданный. Но те врачи, которые убедились, что их пациентам, которые ранее лечились лекарственными препаратами, лекарственные растения помогают, они поэтому даже стали направлять к нам таких больных и просить, чтобы мы, наряду с традиционными методами лечения, подключали травы. Потому что иногда травы оказывают более мягкое, усиливают, потенцируют, как мы говорим по-научному, усиливают действия синтетических лекарственных средств.



Татьяна Валович: А есть ли какие-то противопоказания все-таки для людей применять фитотерапию вообще? Сейчас в последнее время бич - это аллергия. Очень многие говорят, что из-за этого применять какие-то травы, которые могут быть аллергенами, не рекомендуется.



Борис Гажев: Противопоказаний практически нет, но действительно аллергию надо учитывать. Поэтому, назначая лечение, мы подбираем, постепенно подключая те или иные травы, то есть, мы не сразу даем сбор, который нужен для лечения той или иной болезни, а мы даем последовательно, включаем те или иные травы. Как только мы видим, что есть какая-то аллергическая реакция, мы сразу эту траву убираем и заменяем с таким же видом действия другим растением.



Татьяна Валович: А бывает просто непереносимость, если не аллергия, но какой-то другой вид непереносимости конкретного организма? Сталкивались ли вы с такими травами?



Борис Гажев: Нет. Таких, очень выраженных аллергических реакций мы не встречали на траволечение.



Татьяна Валович: Вы говорите о том, что в основном незнание порождает такое, если не отрицательное, то настороженное отношение к фитотерапии. А насколько все-таки современная наука... Понятно, что, например, синтетическое лекарство, когда изобретается, разрабатывается, оно проходит очень долгий путь клинических, доклинических исследований. Есть ли сейчас на государственном уровне такие исследования по поводу фитотерапии, по поводу лекарственных растений, сочетаемости в медицине или это делают только энтузиасты, как вы?



Борис Гажев: Практически таких исследований нет, то есть это не координируется где-то в одном месте, скажем, в каком-нибудь центральном институте. Да, в основном этим занимаются люди, которые учли опыт предыдущих поколений, начиная с Авиценна...



Татьяна Валович: А насколько труден этот опыт? Ведь все передавалось из уст в уста, например. Насколько вы, когда стали заниматься этой проблемой, смогли найти какую-то литературу?



Борис Гажев: Литературу, безусловно, мы нашли в свое время, но мы ее переосмыслили, во-первых. Во-вторых, мы приобрели собственным опыт. Поэтому, когда мы писали свои книги, то мы не компилировали из различных источников, как это подчас делается, мы исходили из собственного опыта. Таким образом мы вышли на оптимальные варианты сборов лекарственных растений для лечения тех или иных форм патологий.



Татьяна Валович: Как в других странах, вообще отношение каково сейчас к фитотерапии? Насколько она исследуется, эта область?



Борис Гажев: Я знаю, что есть интерес у отдельных людей, которые даже далеки от медицины. А вот так, чтобы на государственном уровне, нет, пожалуй, что нам не известны такие учреждения, которые занимаются этим специально, фитотерапией.



Татьяна Валович: То есть для того, чтобы сейчас стать фитотерапевтом, нужно пройти, в общем, достаточно большой жизненный путь. Подготовка, например, фитотерапевтов не ведется в институтах. Или исследуются только какие-то отдельные? Как фармакология использует?



Борис Гажев: Формально ведется. Но мне кажется, что она ведется людьми, которые собственный опыт имеют очень небольшой.



Татьяна Валович: А вас приглашали, например, в нашу Химико-фармацевтическую академию преподавать?



Борис Гажев: Там есть люди, которые занимаются фитотерапией, но нас туда не приглашали. Я знаю, что они пишут книжки. Они лечат. Не знаю, какими они пользуются лекарственными растениями, где они их добывают, где собирают, как они их готовят, это мне неизвестно. Но фитотерапией там занимаются.



Татьяна Валович: Ваш медицинский центр "Находка" пользуется, естественно, какими-то лекарственными растениями. Вы что, их сами выращиваете? Каким образом вы приобретаете вообще их?



Борис Гажев: Поскольку в наш медицинский центр приходит довольно много народу, то выращивать для всех мы просто не можем. Мы можем выращивать только для собственных нужд или для того, чтобы у нас в огороде было красиво, или для того, чтобы мы могли показывать, какие лекарственные растения у нас растут и как их можно использовать. Мы в основном собираем. Собираем в основном сами, но у нас есть достаточно квалифицированные сборщики, сейчас образовался такой круг людей, которые имеют специальное образование, которые работали в Институте сельского хозяйства у нас на северо-западе и которые имеют степень кандидатов сельскохозяйственных наук. Поэтому они знают, где собирать, как собирать и под нашим руководством, естественно, это делают.



Татьяна Валович: В Петербурге есть сеть фитоаптек, но, вообще, в любую аптеку зайди, можно приобрести какие-то сушеные сборы и травы. Как вы считаете, каково качество этих трав? Есть ли сейчас на должном уровне радиационный, химический, экологический контроль за тем сырьем, которое можно приобрести?



Борис Гажев: Я думаю, что нет. Сборщики самостийно занимаются сбором трав и сдают эти травы в аптеки, и никто их не спрашивает, где они собирали, как они собирали, как они сушили. В аптеках продаются сборы общего характера для лечения, скажем, болезней почек, болезней желчевыводящих путей, болезней желудочно-кишечного тракта, вот такие. То есть, если грубо говорить, от живота, от головы. Примерно так. У нас идеология совершенно другая.



Татьяна Валович: Давайте послушаем, что петербуржцы вообще знают о фитотерапии и как к ней относятся.



Житель Петербурга: Вся история нашей страны основана на этом. Не было же никакой химии, ничего и лечились, и были здоровыми. Я стараюсь не пользоваться химическими медикаментами, а пользоваться народными средствами. У меня есть жена, которая, я не хочу сказать, что увлекается этим, но читает иногда книжки.



Житель Петербурга: Я считаю, что это уже устарело. Организм загружен всякими веществами и, думаю, что не реагирует на травы.



Житель Петербурга: Не лечился сам никогда, как-то еще не приходилось. Верю, конечно.



Житель Петербурга: Пользуюсь. Дубовую кору, например, если зубная боль или десны.



Житель Петербурга: Нужно иметь какую-то альтернативу этой химии.



Житель Петербурга: Многие травы, которые собраны в чистых местах у нас по России, они действительно приносят пользу. Я специально не использую, просто в экстренных случаях, калган, например.



Житель Петербурга: Ромашку использовали, кору дуба тоже. Совмещать приходиться.



Житель Петербурга: Самому не приходилось, но знаю, что травы полезны. С детства у меня был такой справочник по лекарственным травам, мы даже сами пытались, что можно для лечения ожогов использовать, те знания из книжки.



Житель Петербурга: Конечно, знаю. Потому что, в общем-то, я сама тоже пробовала, желудочно-кишечный тракт, сама просто подбирала травы и лечилась. И сына тоже я все время в травах купала. Даже сейчас среди современных педиатров такое бытует мнение, что укропная вода - это уже вчерашний день. Пока мы не нашли нашей внучке укропную воду, я не успокоилась, хотя это, в общем-то, сложно сейчас в Санкт-Петербурге. Во многих аптеках отказались вообще от этого. Конечно, свою траву я сама собираю. Я уже знаю, что я ее собрала, в каком месте, что-то я вырастила сама.



Житель Петербурга: Многие травы, считаю, что нормально, настой, особенно как антисептик, достаточно эффективен. Не все безопасны растения, конечно, нужно советоваться с докторами.



Татьяна Валович: Вот что петербуржцы думают по поводу фитотерапии. У нас есть звонок. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Здравствуйте. Если у вас имеются выраженные лекарственные формы, которые зарегистрированы надлежащим образом, имеются ли какие-то материалы, с которыми можно познакомиться?



Борис Гажев: Вы имеете в виду такую регистрацию, которую проходят препараты синтетические? Нет, по-видимому, таких вариантов регистрации лекарственных растений нет. Но дело в том, что ведь они многие используются для производства этих препаратов. То есть лекарственные растения, как бы нативное сырье, оно в дальнейшем в том или ином варианте используется для приготовления препаратов. Кроме того, в последнее время появилось огромное количество добавок пищевых, они ведь тоже не зарегистрированы, они не являются фармакопейными препаратами.



Татьяна Валович: Кроме того, вы ведь, наверное, в своей практике используете для каждого пациента свой сбор. Насколько вообще нужно конкретному человеку подбирать свои какие-то травы.



Борис Гажев: Безусловно. Я говорил о том, что у нас идеология совсем другая. Прежде всего потому, что мы врачи, у нас научная фитотерапия. Поэтому мы, прежде чем лечить больного, мы должны поставить диагноз, то есть мы должны определить, какое заболевание у данного человека и одно ли оно у него или у него их несколько. Как правило, действительно с годами развивается целый букет патологий. Поэтому, если этот букет лечить таблетками, то таблетки надо принимать в огромном количестве.



Татьяна Валович: А кроме того, иногда получается так, что один врач назначает одни таблетки, другой - другие, между собой они никак не связаны.



Борис Гажев: Конечно, антагонистические отношения.



Татьяна Валович: А по поводу трав есть такой антагонизм?



Борис Гажев: Такой антагонизм, безусловно, есть, но только не надо делать такие сборы, где бы были, допустим, травы, которые повышают артериальное давление и понижают артериальное давление. Бессмысленно так лечить. Или повышают свертываемость крови и понижают свертываемость крови. То есть мы лечим индивидуальными сборами. То есть, когда к нам приходит больной, мы выявляем все его заболевания и в одном сборе мы учитываем направленность этого сбора против всех имеющихся форм патологий данного человека.



Татьяна Валович: Еще спрашивал слушатель, есть ли какая-то литература. Я знаю, что вы написали достаточно большое количество книг.



Борис Гажев: Литературы огромное количество. Мне так кажется, что большинство книг - это переписывание друг у друга,


это компиляция. Потому что собственного опыта у многих не имеется, а литературы...



Татьяна Валович: А ваша литература есть специализированная? Ее где-то можно купить?



Борис Гажев: Да, конечно. У нас опубликовано 20 книг, в том числе учебник "Практическая фитотерапия", учебник и для врачей, и для фармацевтов, и для студентов. Мы старались писать так, чтобы было понятно простому человеку, просто больному.



Татьяна Валович: Насколько все-таки безопасно самому заниматься фитотерапией?



Борис Гажев: Прежде всего, надо сказать, что фитотерапия - это не панацея. То есть надо знать возможности воздействия лекарственных растений на того или иного человека, на ту или иную болезнь.



Татьяна Валович: А можно войти в противоречие? Например, если ты не знаешь, не специалист, ничего не почитал, а где-то просто услышал и ты принимаешь, скажем, какие-то синтетические препараты (а я еще попью вот эту травку), а вот окажется, что оно наоборот, не помогает, а мешает.



Борис Гажев: Я полагаю, что самолечением заниматься нельзя в любом случае. Конечно, лекарственные растения сочетаются с синтетическими препаратами, но здесь речь идет о возможности выбора. То есть, я сказал, что не надо переоценивать, это не панацея, лекарственные растения, то есть нельзя все болезни вылечить. На каких-то начальных стадиях заболевания можно лечить лекарственными растениями только, без препаратов лекарственных, где-то можно сочетать и то, и другое лечение, а где-то лекарственное растение является просто добавкой небольшой для того, чтобы немножко усилить действия лекарственных препаратов.



Татьяна Валович: Что необходимо знать человеку, который хочет воспользоваться фитотерапией? Ведь, наверное, именно лечение травами длительный процесс, это не то, что ты вечером выпил стакан отвара какого-нибудь, утром тебе полегчало.



Борис Гажев: Человеку, прежде всего, нужно знать, что лекарственные растения не могут действовать так быстро, как лекарственные препараты синтетические. То есть, допустим, нитроглицерин под язык положил, и через несколько минут стало лучше, то есть стенокардия, скажем, боль за грудиной прошла. Для того чтобы лечиться лекарственными растениями, надо набраться терпения.



Татьяна Валович: Кроме того, должна быть какая-то внутренняя дисциплина, потому что принимать не один раз в день, и заваривать это достаточно сложно.



Борис Гажев: Должны сами люди это делать, заваривать сами должны, молоть сами должны, кроме больных, скажем, бронхиальной астмой, они не должны контактировать с пылью.



Татьяна Валович: А что, при бронхиальной астме, особенно атапической, сейчас детям очень часто ставят, аллергической, можно принимать травы?



Борис Гажев: Конечно. Мы с вами говорили о том, что мы аллергию тоже лечим и подбираем методом постепенного включения тех или иных трав, поэтому и бронхиальная астма тоже лечится. Мы лечим и аллергию, и кроме того, как правило, при бронхиальной астме есть и воспалительный процесс в бронхах. Поэтому лекарственные растения здесь большую оказывают помощь как бронхолитики, расширяющие бронхи, и как разжижающие мокроту.



Татьяна Валович: У нас есть дозвонившийся. Пожалуйста, мы слушаем ваш вопрос.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, ваш метод от гомеопатии отличается намного?



Борис Гажев: Да, кардинально отличается. Гомеопатия лечит подобное подобным, там совершенно иные дозировки. То есть это, как говорят, две большие разницы. Фитотерапия - это аллопатия, это традиционные методы лечения.



Татьяна Валович: Борис Наумович, в последнее время говорят о том, что те микробы, те вирусы, которые существуют в мире, они перестали реагировать на антибиотики. В отношении трав, насколько может привыкнуть человеческий организм употреблять для лечения ту или иную траву? Существует ли такая проблема в фитотерапии?



Борис Гажев: Привыкание минимальное. Конечно, привыкание есть, но поскольку лекарственные растения обладают огромным спектром видов действия, то есть одно и то же растение обладает различными свойствами - и противовоспалительными, и гипотензивными, и противосвертывающие кровь, влияющие на свертываемость крови и так далее. То есть можно и нужно, мы, собственно, так и делаем, заменять одно растение другим растением с теми же видами действия. То есть сочетание и возможности сочетаний в сборах различных растений, они не ограничены.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Очень интересная передача. Я сам больше 20 лет травами занимаюсь. Кстати, я на свой страх и риск занимаюсь самолечением и весьма успешно. Но никому не советую, потому что можно ошибиться, у трав очень много противопоказаний, много токсических трав. Но это дело, в общем-то, рискованное. У меня такой вопрос. Вам не кажется, что у нас оказывают какое-то скрытое противодействие натуропатии химико-фармацевтические предприятия? Вообще, интересно было бы узнать, есть ли попытка создать союз натуропатов, ваш телефон, если это возможно. Спасибо.



Борис Гажев: Союз натуропатов есть, это не только фитотерапия.



Татьяна Валович: В Петербурге, например, есть Национальный институт здоровья, который возглавляет Горбенко, там тоже этим занимаются.



Борис Гажев: Конечно. Но все-таки такой четкой координации, безусловно, нет. Вы сказали, что лечиться самому достаточно сложно, и правильно вы считаете. Потому что надо четко знать, где собирать, когда собирать, как собирать, как сушить и как, наконец, пользоваться. Знать, от какой болезни вы себя лечите. Потому что, допустим, повышение артериального давления может быть от разных причин, это не только гипертоническая болезнь. Это и болезни почек, это и болезни эндокринных органов. Поэтому сначала надо лечить причину. Как говорил Козьма Прутков, зреть в корень.


А что касается контактных телефонов, я могу вам назвать два контактных телефона: 776-16-18 - это стационарный телефон, мобильный телефон - 8-921-313-55-90.



Татьяна Валович: А что касается вопроса гостя по поводу лобби химико-фармацевтических заводов, что мало внимания уделяется натуропатии.



Борис Гажев: Нет, я думаю, что это, скорее, на таком бытовом уровне. Лобби специального нет.



Татьяна Валович: Но и поддержки государства, например, тоже нет.



Борис Гажев: И поддержки государства тоже нет. Занимаются энтузиасты, ну и пускай занимаются, в конце концов они не конкуренты, так считают.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста.



Слушатель: Доброе утро. У меня вопрос. Как раз вы затронули, где собирать и когда собирать. Я неоднократно просто видел у нас в Ленобласти заготовку лекарственных трав, например, череды. Делали эту заготовку люди по каким-то совхозным канавам, в которых и пестициды были, и гербициды, и чего только не было. Какой-то контроль вообще ведется государственный содержания вредных веществ? Потому что рядом проходит Московское шоссе, предположим, свинец, бензин.



Борис Гажев: Мы контроль осуществляем. Что касается других, то я просто не знаю.



Татьяна Валович: Это нужно спрашивать государственные органы, о контроле.



Борис Гажев: У государственных органов контроля как такового нет. Я знаю об этом хорошо. Я работал в свое время в управлении лицензирования Ленинградской области, все занимающиеся фитотерапией должны были получать лицензию. Так вот практически лицензию не получал никто, а лечат многие.



Татьяна Валович: Что касается заготовки. Мне приходилось встречать такое мнение, что одну траву надо заготавливать только, скажем, утром, другую только во время цветения, тогда у нее наибольшая концентрация лекарственных свойств.



Борис Гажев: Действительно, это правда. Есть травы, которые надо заготавливать утром, есть травы, которые надо заготавливать осенью, весной. Это ведь наука, это надо знать. Это можно прочитать в наших книжках, кстати.



Татьяна Валович: Насколько доступна, как вы считаете, если сравнивать с медикаментозным обычным лечением, скажем так, фитотерапия для лечения или поддержания сердечно-сосудистой системы. Потому что не секрет, в России это самая большая проблема, самая большая смертность именно от сердечно-сосудистых заболеваний.



Борис Гажев: Фитотерапия, я уже сказал, не может быть панацеей. Сердечно-сосудистые заболевания, опять-таки, можно их лечить на ранних этапах их развития. То есть, когда человеку не обойтись без операции...



Татьяна Валович: Понятно, что никакая травка не поможет.



Борис Гажев: Она может только чуть-чуть быть добавкой для лечения. Поэтому травы на определенных этапах могут давать эффект. Поэтому надо обращаться к докторам, я считаю.



Татьяна Валович: Как всегда говорят доктора, конечно, лучше профилактики ничего пока не придумали, тем более, очень многие болезни, в том числе и сердечно-сосудистые, молодеют.



Борис Гажев: Да, конечно. Психологически трудно себе представить, что люди будут заваривать травы для профилактики. Как говорится, пока гром не грянет, мужик не перекреститься. А мы написали книжку, которая так и называется "Профилактика и лечение атеросклероза", там мы изложил свое видение проблемы и возможности воздействовать в профилактических целях на сердечно-сосудистую систему.



Татьяна Валович: Иногда травяные сборы, травяные чаи просто очень приятны в употреблении, хочется их попить. А иногда, особенно это касается детей, если входят в состав какие-то горькие компоненты, можно ли добавлять туда мед?



Борис Гажев: Безусловно. Добавлять можно все, что угодно. Можно, во-первых, разбавлять до определенной концентрации. Важно выдержать суточную дозировку, сколько, скажем, чайных ложек перемолотых растений надо положить для того, чтобы сделать настой. А потом уже можно делать все, что угодно, конечно, если нет противопоказаний. Например, вы скажите, что положить туда сахар, а у больного сахарный диабет. Конечно, это надо учитывать. А так это можно как угодно, чем угодно сдабривать.



Татьяна Валович: Сейчас конец лета, приближается осень, начнется учебный год, начнется сырая, холодная осень. Что бы вы могли порекомендовать в отношении детей? Можно ли какие-то для повышения иммунитета использовать сборы, и насколько они полезны?



Борис Гажев: Конкретно я не могу сейчас сказать, просто это технически невозможно.



Татьяна Валович: То есть, это надо опять индивидуально.



Борис Гажев: Да. Могу сказать следующее, что у нас уже в течение нескольких лет лечатся детишки детсадовского возраста, одна группа, они оздоравливаются. То есть они не лечатся, они оздоравливаются, так скажем. Вот это профилактика. Профилактика простудных заболеваний в первую очередь. По статистике у них заболеваемость существенно снизилась. Мы также лечим детей и в детском санатории, и пожилых тоже. Кстати, пожилым лекарственные растения очень показаны, а используются они крайне мало. А ведь это дешевое лечение.



Татьяна Валович: Помните, мы слушали мнение одной нашей слушательницы, что, в общем-то, организм настолько зашлакован, что никакие травы уже не помогут.



Борис Гажев: Это мнение в корне неверно. Во-первых, я не знаю этого выражения "зашлакован". Что такое зашлакован? Это какое-то ненаучное, я бы сказал, выражение. Во-вторых, лекарственные растения помогут всем, если есть показания.



Татьяна Валович: То есть нужно, конечно, смотреть, советоваться и с помощью собственного опыта смотреть, что именно тебе подходит.



Борис Гажев: Конечно. Заниматься самолечением, кроме самых простых сборов, не надо, это может быть чревато.



Татьяна Валович: Спасибо, Борис Наумович.


XS
SM
MD
LG