Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Чтобы получить роль, нужно соответствовать роли»


Виктория Щербань, кастинг-директор и координатор студии «Первое кинопартнерство»

Виктория Щербань, кастинг-директор и координатор студии «Первое кинопартнерство»

Появление новых профессий в кино – процесс неизбежный. Кинематограф развивается и рождает специалистов, чьи услуги раньше не были востребованы. Большинство зрителей мало обращают внимание на титры, но те, кто внимательно следят за ними, узнают много интересного о создателях фильма. Кроме режиссера, оператора, продюсера и актеров, в кино работают десятки людей разных профессий. Сегодня мы говорим о кастинг-директоре – человеке, который помогает режиссеру-постановщику и продюсеру подбирать актерский ансамбль.


В советском кинематографе существовала такая должность, как ассистент по актерам. Мой собеседник – Виктория Щербань, кастинг-директор и координатор студии «Первое кинопартнерство», которая базируется на «Мосфильме». От нее мы сейчас и узнаем, чем отличается ассистент по актерам от кастинг-директора.


– Ассистент по актерам – это человек узкой специализации, который работает на съемочной площадке, приглашает предварительно актеров на пробы грима, на пробы костюма, следит за тем, чтобы актер вовремя выходил на площадку, вовремя получил нужный кусочек сценария. Это тот человек, который выполняет такие вот схематические действия.


– Что входит в обязанности кастинг-директора?


– Увидеть образ, вычленить его из предполагаемых кандидатов, выбрать нужного из лучших.


– Как происходит выбор кандидатур? Например, вы читаете сценарий. Появляются ли у вас какие-то образы, типажи? Есть ли в этом процессе какая-то магия?


– Магия, естественно, есть – магия творчества, как и в любой профессии в кино. Когда читаешь сценарий, возникают непосредственно образы, возникают личностные характеристики героя, возникают лица, лица не просто актеров, а те возможные лица, которые могли бы участвовать в роли, могли бы представлять эту роль, этого героя.


– Можете привести какой-то пример?


– Недавно я работала над фильмом по произведению Нагибина «Трое и одна, и еще один» кинокомпании «Росфильм» с режиссером Татьяной Воронецкой. Когда я читала сценарий, в моем сознании возникли две актрисы, могущие сыграть главную героиню Софью Пшебышевскую, — это Екатерина Гусева и Виктория Толстоганова. Естественно, по их предыдущим работам, по тому, как они ведут себя в жизни, по их личной энергетике, по их собственной энергетике, по тем параметрам, по которым я наблюдала за ними, по телевидению, на фестивалях и так далее. В результате роль сыграла Виктория Толстоганова, сыграла блестяще.


– А как происходит контакт с актерами? Вы связываетесь с ними лично или это делают какие-то другие люди?


– Естественно, связываюсь прежде всего я. Как только я понимаю, каких людей мы можем пригласить с продюсером и режиссером на пробы, составляется список, и со всеми предполагаемыми людьми я переговариваю по поводу концепции сценария, по поводу места проведения съемок, убеждаю в том, что «это роль ваша, вы будете хороши в ней».


– Где заканчиваются ваши обязанности и начинается работа режиссера-постановщика и продюсера?


– Это было бы неправдой, если бы я сказала, что ответственность кастинг-директора заканчивается, как только режиссер говорит «утверждаем». Ответственность кастинг-директора остается на протяжении всей картины, всего фильма и закачивается только тогда, когда снят последний кадр.


– Скажите, кастинг-директор подбирает только главные роли или в его обязанности входит подбор эпизодников, людей, которые участвуют в массовке?


– Кастинг-директор занимается подбором главных персонажей, второстепенных персонажей и порой участвует в поиске очень маленьких, но ярких эпизодических ролей. Что касается массовки, то здесь есть еще одна профессия, о которой можно говорить как об отдельной профессии в кинематографе, она существовала всегда – это бригадир по массовке. Но курирует подбор бригадира по массовке кастинг-директор. Ассистент по актерам следит на площадке за работой бригадира по массовке. И здесь немаловажно, чтобы личное общение, личные качества кастинг-директора, ассистента по актерам, бригадира по массовке позволяли им сойтись и создать такую хорошую атмосферу на площадке, хорошую атмосферу в работе.


– А кто говорит «все, есть актриса будет сниматься»?


– Последнее слово за продюсером кинокартины. Но, тем не менее, умный режиссер поймет, что продюсер прав. То есть здесь режиссер и продюсер, как правило, - это очень хороший альянс. То есть это люди, которые понимают друг друга, и здесь не должно быть конфликта.


– Скажите, а можно ли получить роль «по блату»? У вас есть такая возможность – пролоббировать того актера или ту актрису, которая лично вам симпатична?


– Молодые актеры порой думают, что это возможно, но это, к сожалению, не так. Чтобы получить роль, нужно соответствовать роли.


– А есть ли отличия в работе с актерами разных поколений?


– Безусловно. Прежде всего в общении. К старшему поколению нужен свой, особенный подход. Вернее, люди старшего поколения были ранены застоем в кино и своей неприкаянностью. Молодое поколение более демократично, более свободно, оно идет на любые пробы, на любой кастинг, оно продвигает себя, не боится заявлять о себе. Старшее поколение актеров более закрытое, и мы все понимаем, что эти люди добились уже определенного уровня в театре, определенного уровня в предыдущих своих киноработах, этим людям ничего доказывать не надо. К этим людям нужен особый подход и микроклимат, располагающий к тому, чтобы человек проделал большое расстояние от дома к кастинг-центру и соблаговолил приехать. Не важно, известный актер или неизвестный, в любом случае к старшему поколению подход особенный.


– Традиционно кинопробы всегда оставались болезненным процессом для известных артистов. За плечами много ролей, звания, награды – и все-таки эти люди проходят пробы. Вы чувствуете, как известные актеры, талантливые, переживают кинопробы?


– Вы знаете, переживают ведь не только известные, взрослые актеры. Вообще пробы – это не очень приятный процесс. Во-первых, потому что человек при поступлении на актерский факультет проходил бешеный конкурс, тратил безумные нервы, при обучении отдавал все свои силы этой профессии, понимая, что больше ничего делать не может. Потому что настоящий актер – это тот человек, который понимает, что если он не станет актером, он не станет ни кем. А как только получает диплом, этот диплом просто можно положить на полочку, и начинается новая эпопея проб. Это опять то же самое, что при поступлении: нужно доказывать, нужно ходить, нужно собираться, нужно наполняться какой-то особенной энергетикой, чтобы опять доказывать всему миру и, в частности, конкретным продюсерам и режиссерам, кастинг-директорам, что «да, я лучший, я для вас». А таких «лучших» очень много, поэтому пробы – это очень болезненный процесс.


– Вы в вашей работе учитываете личные качества актеров при выборе на роль? Актер – существо капризное.


– Во-первых, актер – это очень амбициозная профессия, без этого качества человек не пошел бы, наверное, в такую сложную профессию. Да, актеры – люди капризные. Но поверьте мне, капризные не только актеры, очень многие люди благодаря каким-то своим личным качествам капризны в любой другой профессии.


– Очень много пишут о том, что актеры просят все больше и больше денег.


– Отличие актерской работы от работы обычного человека состоит в том, что у актера зарплата от проекта до проекта. Зарплату в театре мы не берем в расчет, поскольку это практически не зарплата, это - смешные деньги. Поэтому здесь ситуация намного сложнее, чем в любой другой профессии. Сегодня у него есть работа, сегодня у него есть деньги, а до следующего проекта полгода. Вот в этом состоит сложность актерской профессии. Поэтому говорить о том, кто сколько запрашивает не стоит. Это его личное дело. Другая проблема в том, на что договариваются в результате.


– Но вопрос очень конкретный. Вот когда вы договариваетесь с актером, читаете сценарий, видите образ, предлагаете этот сценарий тем людям, кого вы считаете нужным, вы выбираете своих артистов. Когда продюсеры не договариваются по цене с этим актером, естественно, это наносится какой-то определенный ущерб вашей работе. Вы затратили энергию, пытались пролоббировать эту фигуру так, как вы это видите. Были у вас такие разочарования, что вы договорились с актером, он вам понравился, а продюсер из-за финансовых проблем не утвердил, ваш труд пропал даром?


– Был случай, когда я попала в группу с не очень большим бюджетом, которая должна была в кратчайшие сроки сделать фильм с не очень большими затратами. На главную роль нужен был человек с хорошими способностями, но с не очень большими запросами. И мне пришлось провести доверительную беседу с человеком, сказав, грубо говоря, простым языком: «Ты же понимаешь, что роль безумно выгодная. Я со своей стороны обещаю…» К этим людям, естественно, человек пошел навстречу, поскольку роль действительно ему нравилась. А тут уж ясно было, что ничего не поделаешь просто. Человеку не хотелось отказываться от роли, потому что роль действительно хороша была.


– То есть вы хотите сказать, что благодаря вашим личным качествам вам удалось убедить хорошего актера пойти на уступки, чтобы участвовать в проекте?


– Ну, получается, что да.


– А вы можете сказать, что является вашим главным успехом в качестве кастинг-директора, чем вы можете гордиться?


– Достаточно скоро выйдет кинокартина «Трое и одна, и еще один» по Нагибину с Викой Толстогановой и Даниилом Спиваковским в главных ролях. А также там участвуют актеры Данила Страхов, Татьяна Кравченко, Людмила Полякова, Николай Фоменко и еще несколько очень известных, красочных персонажей. Это классика, это литература, это то, над чем я работала с огромнейшим упоением, потому что это – вещь. Здесь, я думаю, сложился хороший альянс между режиссером Татьяной Воронецкой и мною. Мы нашли общий язык, что, наверное, является подарком судьбы. То есть мы друг друга поняли. И я не хочу приписывать себе ни в коем случае все лавры, потому что кино – это ансамбль.


XS
SM
MD
LG