Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Игорь Острецов: "Если о Штаты один раз ноги вытрут, за этим последует цепная реакция"


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.



Никита Татарский: Сегодня истекает срок ультиматума Совета Безопасности ООН Ирану. Совбез настаивает на том, чтобы Тегеран прекратил ядерные разработки, в противном случае в его отношении будут введены дипломатические и экономические санкции. Еще во вторник президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад очередной раз выразил готовность к любым переговорам, в том числе провести теледебаты с Джорджем Бушем. При этом глава Ирана категорически отверг возможности сворачивания ядерной программы. Какую позицию займет Россия в отношениях с Ираном? На этот вопрос корреспонденту радио Свобода Максиму Ярошевскому отвечает заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института атомного машиностроения Игорь Острецов.



Игорь Острецов: Есть, собственно, единственный выход. Это развивать ту технологию, о которой Путин говорил на Саммите тысячелетия, которая не использует обогащенный уран и плутоний. Потому что все другие пути - абсолютно тупиковые. С Ираном, насколько я понимаю, сегодня ничего сделать нельзя, потому что у него за спиной стоит Китай. Он получает от него нефть на очень большие суммы, это 30, по-моему, миллиардов долларов. Поэтому никакие силовые решения невозможны. Эмбарго - это блеф, поскольку он просто обеспечен вот этими поставками нефти. Это все приведет к тому, что будет создан прецедент, в результате которого начнется абсолютно неконтролируемое распределение. Потому что, если о Штаты один раз ноги вытрут, за этим последует вообще цепная реакция. Сегодня абсолютно ясно что? Первое, то, что атомная энергетика необходима. Второе, атомная энергетика, работающая на тепловых нейтронах, не может иметь место, поскольку она сжигает (2)35-й уран. 35-го урана мало. Кроме того, он нужен для будущего человечества, поскольку ядерно-космические программы могут быть реализованы только на 35-м уране. Следовательно, надо сжигать 38-й уран. Есть два способа его сжигания. Первый, который сегодня предлагает Минатом, это сжигать через плутоний, но это значит - весь мир наводнить плутонием. Это бред сивой кобылы, этого быть не может. И остается единственная возможность, которую предлагаем мы и которую озвучил Путин на саммите тысячелетия: жечь 38-й уран без посредничества плутония. Вот и все. И Россия должна провозгласить это направление, встать во главе его, привлечь все страны и возможно быстрее реализовать эту программу. Не будет никаких проблем.



Максим Ярошевский: Как вы думаете, Россия должна продолжать помогать строить в Бушере атомную электростанцию Ирану?



Игорь Острецов: Там много народу работает. Оттуда деньги идут. Кроме того, там очень много… с точки зрения финансовых возможностей для России. И все равно это будет пересиливать. А все остальное - эмоции.



Максим Ярошевский: По сути, я так понимаю, что все, как было, так и останется?



Игорь Острецов: Естественно. По факту, Россия как вела там финансовые операции, поскольку это выгодно, самого различного свойства, так и будет вести.



Максим Ярошевский: В таком случае отношения России и США как-то изменятся, если Россия так ярко даст понять, что как она сотрудничала с Ираном, так и будет продолжать?



Игорь Острецов: Ну, естественно, внешний ритуал и внешние какие-то реверансы будут соблюдаться. Сегодня по факту сильнее вот этот альянс, который представляет Россия, Иран и Китай. Запад практически ничего сделать не может. Если Китай получает оттуда нефть, значит, он и будет получать и не позволит там никого тронуть. Вот и все.


XS
SM
MD
LG