Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Комитет "Матерей Беслана" был дискредитирован общением с Грабовым»


Некоторые эксперты предполагают, что Грабовой был агентом спецслужб, и своими связами с «Матерями Беслана» дикскредитировал это движение

Некоторые эксперты предполагают, что Грабовой был агентом спецслужб, и своими связами с «Матерями Беслана» дикскредитировал это движение

Накануне второй годовщины бесланской трагедии представители общественного комитета «Матери Беслана» выступили за освобождение Григория Грабового, который обвиняется в мошенничестве. По решению Московского городского суда ему продлен срок содержания под стражей до 20 сентября. Глава комитета «Матери Беслана» Сусанна Дудиева приняла участие в недавней пресс-конференции сторонников Грабового в Москве под названием «Преследование Григория Грабового за христианскую веру». В своем выступлении Дудиева поддержала защитников Григория Грабового. «Мы получили надежду и успокоение. Это вера дала нам успокоение. С этой верой мы пойдем до конца. Нам так легче», - сказала глава комитета «Матери Беслана».


За попытку воскрешения человека, как пишут некоторые издания, Грабовой брал у родственников умершего примерно 39 тысяч рублей. В прессе его называют шарлатаном, а его защитников критикуют, как пособников шарлатанства. Но к «Матерям Беслана» критики снисходительны. Они подчеркивают, что от обвинений женщины защищены горем. Не намерена строго судить тех, кто поверил Грабовому, и член комитета «Матери Беслана» Людмила Плиева.


«Это момент, когда в женщинах зародили надежду. Я попала под действие этого тоже на какой-то момент. Мне просто помогли друзья, и я понимала умом, что это не реально, но я сердцем настолько этого хотела, что я начала даже и близким своим говорить о возврате, тем не менее, понимая, что этого не может произойти. Мы пришли к выводу, что если человеку хочется верить, ему легче верить, пусть он верит. Может быть, вера дает какую-то силу».


После поддержки Грабового отношение к некоторым «Матерям Беслана» изменилось в худшую сторону: «В комитете "Матерей" произошел как раз раскол на этой почве, - рассказывает Людмила Плиева. - У них есть еще, кроме этого, личная жизнь. И именно на личную жизнь они имеют право. Никто из нас не имеет права сейчас никого осуждать там, потому что каждый цепляется за любую ниточку».


Однако есть и другое мнение на этот счет. Журналист Алексей Шведов, на протяжении двух лет работающий над темой Беслана, не понимает, чем руководствовалась лидер организации «Матери Беслана» Сусанна Дудиева, публично поддерживая Грабового.


«Для меня самое важное в истории с Грабовым, в его общении с "Матерями Беслана" - это то, что жители Беслана были с момента начала бесланской трагедии и с начала теракта брошены властью и преданы властью, не получив никакой, в сущности, помощи от официальных властей (я хотел бы напомнить, что вся материальная, финансовая помощь - это все-таки были добровольные пожертвования), не получив систематической психологической помощи, оказавшись один на один со своей жуткой трагедией. Когда появился Грабовой, конечно же, большое количество этих совершенно обезумевших женщин схватились за эту соломинку и приняли навязанные им услуги Грабового. Альянс, взаимная помощь и доверие между частью "Матерей Беслана", возглавляемых Сусанной Дудиевой, и Грабовым возник прямо перед возможной встречей "Матерей Беслана" с президентом Путиным и необычайно сильно дискредитировал эту часть организации в глазах и всей страны, и тех, кто следит за событиями Беслана, и, главное, внутри Беслана. Первый раскол комитета "Матерей Беслана" прошел именно по линии - сотрудничать с Грабовым или не сотрудничать. И второй раскол, который был, - должен ли Путин сам прилететь в Беслан или надо к нему лететь - фактически разделил группу по той же линии, по которой их разделило общение с Грабовым.


У меня, как у профессионального журналиста, нет доказательств того, что Грабовой являлся сотрудником спецслужб. Но фактом является то, что, первое, не было организовано психологической помощи, не к кому было обратиться за советом, советчиком случайно оказалась Татьяна Карпова, которая оказалась в Беслане и которая разъясняла и уговаривала этих несчастных женщин, что это безумие - обращаться к Грабовому. И второй, довольно любопытный момент, мы все знаем, что работа журналистов в Беслане, как во время событий, так и после них, находилась и находится сейчас под строжайшим контролем местного ФСБ. Грабовой свободно передвигался по Беслану, неоднократно туда приезжал, не вызывая никакого интереса у местных органов, хотя вся его деятельность от начала до конца, безусловно, подпадает под несколько статей Уголовного кодекса, и милиция, и прокуратура, и ФСБ должны были предпринять по закону все меры для того, чтобы прекратить его деятельность на территории Беслана. Ясно, что позиция журналистов, когда они говорят, что да, сотрудничать или что-то писать о комитете "Матерей Беслана" как-то теперь не очень удобно после общения с Грабовым, это результат безусловной дискредитации этого движения, дискредитации общением с Грабовым. И, к сожалению, мы можем констатировать, что самый сильный, самый энергичный, самый независимый от властей отряд жителей Беслана, представителей Беслана, комитет "Матерей Беслана" был в значительной степени, если не полностью, дискредитирован общением с Грабовым».


Можно допустить, что матери Беслана, убитые горем, верили в пользу Грабового. Но в то же время они должны были понимать, что общение с ним и публичные высказывания в его поддержку породят к ним немало вопросов, считает Шведов: «Это вопросы, которые, наверное, уже сейчас можно задать их руководителю тогдашнему, безусловному лидеру комитета "Матерей Беслана" Сусанне Дудиевой… не как матери, потерявшей ребенка, а как руководителю комитета. Конечно, она не могла не понимать, к каким последствиям это приведет буквально через несколько дней, и это, безусловно, был ее добровольный выбор - повести организацию таким путем. Трудно сказать, чем она руководствовалась».


XS
SM
MD
LG