Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Усманову нелегко будет сделать «Коммерсант» лояльным


Алишер Усманов считает покупку «Коммерсанта» предпринимательским вызовом самому себе

Алишер Усманов считает покупку «Коммерсанта» предпринимательским вызовом самому себе

Издательский дом «Коммерсант» продан. Теперь им владеет предприниматель Алишер Усманов. Предыдущим официальным владельцем был Бадри Патаркацишвили. Хотя одна из структур, которыми руководит Усманов - «дочка» «Газпрома», г-н Усманов заявил «Интерфаксу», что ни к «Газпрому», ни к «Газпром-медиа» эта сделка отношения не имеет. Он сказал, что «Коммерсант» приобретен на его личную компанию «Медиа-холдинг».


«Для меня, - отметил предприниматель, - это новый бизнес. Я расцениваю для себя этот шаг как определенный вызов в своей бизнес-карьере». Он подтвердил, что пока не собирается делать каких-либо изменений в редакционной политике. «Там отличный коллектив, и они прекрасно справляются со своей работой», - подчеркнул Усманов.


Главный редактор «Коммерсанта» Владислав Бородулин, находящийся сейчас в командировке в Китае, сообщил Радио Свобода, что знал о предстоящей сделке, но не думал, что о ней будет официально объявлено раньше сентября.


- Когда именно вы узнали имя нового владельца? Что думаете о его персоне? Что могло быть лучше или могло быть хуже?


- Узнал я об этом в понедельник. Другой вопрос, мы ожидали, что официальное заявление об этом последует на следующей неделе, а не на этой. Поэтому я уехал в командировку абсолютно спокойно. Но ситуация немного изменилась. Я ничего не думаю об Алишере Усманове как о владельце газеты и издательского дома «Коммерсант» в целом, поскольку он только еще придет в редакцию и изложит какие-то свои взгляды. Тогда и познакомимся с ним как с владельцем.


- Когда это произойдет?


- После 15 сентября. Точной даты нет. Это произойдет во второй половине сентября. Поэтому сейчас я ничего не могу сказать про него как про владельца.


- Вы доверяете его утверждениям о том, что у вас «прекрасный коллектив», он ничего не собирается менять, может быть, он будет только корректировать бизнес-линию, а в идеологию вмешиваться не будет? Это убедительно для вас звучит?


- В любом случае мы живем в таких условиях, когда издательский дом «Коммерсант» продается уже больше полугода. На любом владельце – будь то Алишер Усманов или кто-то другой – всегда лежала бы презумпция того, что человек пришел с какими-то политическими задачами в издательский дом. Она есть, такая презумпция, на любом новом владельце.


- В общем, презумпция виновности, конечно.


- Это не виновность, а, скажем так, презумпция о преобладании политических интересов, не только коммерческих. Поэтому, собственно говоря, очень важна встреча с редакцией новых собственников с тем, чтобы они какие-то слова сказали.


- А по секрету можете нам сказать – давали ли новые владельцы какие-то гарантии топ-менеджерам? Если давали, то на какой срок? Оставляют вас работать, не оставляют?


- Какие гарантии и кто нам мог дать, если я, например, еще не видел их в жизни, этих новых владельцев?


- Может быть, вам передавал что-то ваш генеральный директор Кудрявцев, который был посредником на переговорах – например, обещание не трогать редакторов отделов, руководителей направлений?


- Насколько я понимаю, мы с Демьяном в определенном смысле в одинаковом положении – мы наемные менеджеры. Наши планы - они в головах и руках акционеров. Если от старых собственников (будь то Борис Березовский, который владел до января «Коммерсантом», Бадри Патаркацишвили, который владел в течение полугода «Коммерсантом») мы слышали и видели самое главное каждый божий день – исполнение заявленных позиций по невмешательству в редакционную политику, по невмешательству в операционную деятельность компании в целом, то новые люди пусть сначала скажут слова, а потом продемонстрируют какие-то дела. А пока мы еще не общались с ними, как с новыми владельцами.


- Верна ли информация «Газеты» о том, что руководитель делового блока газеты «Коммерсант» Александр Шадрин уже покидает издательский дом?


- Я воздержусь от комментариев в том смысле, что Саша Шадрин, действительно, уходит, но об этом было объявлено два месяца назад.


- То есть это не связано никак с приходом новых владельцев?


- Если газета «Газета» гордится тем, что она следит за медиа-событиями, то она должна была бы знать и помнить о том, что сама писала об этом. Два месяца назад было объявлено о том, что Саша уходит по совершенно личным причинам, и уже тем более никак не связанным со сменой собственника.


- Существует такая теория, что ничего с «Коммерсантом» сделать нельзя, как бы ни менялись собственники, такой уж у него завод, механизм, что он всегда останется «Коммерсантом», если уж, конечно, совсем не ломать через колено и не делать совсем другое издание под этой маркой. Согласны вы с этим?


- Конечно, конечно.


- Собственники уходят, а «Коммерсант» остается.


- Конечно. Если предположить, что новые собственники пришли для того, чтобы сделать из «Коммерсанта» абсолютно подконтрольное лояльное властям издание, то я им не позавидую в деле выполнения этой задачи. «Коммерсант», в конце концов, уважает сам себя и уважает своих читателей. Вот это осознание необходимости независимости «Коммерсанта» для его коллектива очень важная вещь.
XS
SM
MD
LG