Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Президент Буш заявляет о том, что США ведут историческую борьбу с идеологией ненависти. Гены не определяют долголетие, утверждают ученые



Юрий Жигалкин: Решающей идеологической битвой XXI века назвал президент Буш войну с террором, производным исламского радикализма. В четверг в своей речи перед американскими ветеранами президент провел параллель между борьбой США с фашизмом, противостоянием времен холодной войны и нынешним вызовом, брошенным США исламскому терроризму.



Ян Рунов: Как отмечает газета «Чикаго Трибьюн», Белый дом хочет вновь заручиться поддержкой американского народа для продолжения войны в Ираке. Отвечая на требования своих оппонентов и среди демократов, и среди республиканцев вывести войска из Ирака как можно скорее, независимо от ситуации, Буш сказал...



Джордж Буш: Это большая ошибка. Последствия ухода наших войск до того, как Ирак сможет сам защитить себя, вполне предсказуемы и абсолютно катастрофичны... Будущее мира зависит от победы в войне с терроризмом, которая зависит от победы в Ираке. Поэтому США не покинут Ирак, пока победа не будет достигнута.



Ян Рунов: Буш сказал, что понимает чувства людей, которые видят в теленовостях кадры жертв терроризма в Багдаде.



Джордж Буш: Картины, которые приходят с линии фронта, ужасают. Мы видим, как невинных людей рвут на куски бомбы террористов-самоубийц. Семьи остаются заживо погребёнными в своих домах. Мир стал свидетелем бессмысленного насилия.



Ян Рунов: Нынешняя война с исламо-фашизмом носит широкомасштабный характер. В этой войне задействованы Ирак и Ливан, Афганистан и Иран. Это, по мнению Буша, свидетельствует, что мы участвуем в решающей идеологической битве XXI века.


Отмечая глобальность и трудность стоящих перед Америкой задач, президент и его помощники всё чаще говорят о войне с исламо-фашизмом XXI века, сравнивая её с войной против германского фашизма в XX веке. Накануне пятилетия терактов 11 сентября президент в своей речи напомнил, что в XXI веке война пришла на территорию США. И здесь, как сказал президент Буш, не только террористов, но и государства, которые укрывают у себя террористов, Америка считает своим врагом. Президент прямо указал на Иран, поддерживающий терроризм на всём Ближнем Востоке, и сказал, что вызывающее поведение Тегерана не останется безнаказанным.


«Поддерживая боевиков в Ираке, в Ливане и в других районах,- сказал Буш,- всемирная сеть радикалов использует террор для убийства тех, кто стоит на пути их тоталитарной идеологии». Буш назвал идеологию исламистов наследницей фашистской, нацистской, коммунистической и прочих тоталитарных идеологий XX века.


Запланировано ещё несколько подобных выступлений президента и членов его администрации, посвящённых пятой годовщине терактов 11 сентября. Завершится цикл речью Буша на Генеральной ассамблее ООН 19 сентября.



Юрий Жигалкин: Первая реакция комментаторов на эту речь - президент пытается вернуть поддержку все более скептичного электората, разуверившегося в возможности успеха иракской кампании. Однако социолог профессор Мичиганского университета Владимир Шляпентох видит в президентской речи более глубокую подоплеку.



Владимир Шляпентох: Безусловно, это выступление является частью кампании, которую осуществляют республиканцы накануне очень важных выборов в конгресс. Но я вижу в этом выступлении и другой аспект, очень важный. Суть этого шага заключается в следующем, что администрация Буша, несмотря на то, что она рассматривала борьбу с международным терроризмом, как свою главную задачу, до последнего времени остерегалась давать идеологическую оценку этого противостояния с международным терроризмом. Буш и его соратники обычно говорили о силах зла, о людях, которые являются врагами свободы, демократии, но, по сути, избегали характеризовать ту идеологию, которая вдохновляет огромное количество людей на борьбу с Западом, с Соединенными Штатами, с Израилем. Уже давно было пора Бушу сказать то, что он сказал сегодня, что Запад имеет дело с необычайно сильной идеологией, идеологией именно исламского фундаментализма, исламо-фашизма, как угодно, который по своей эффективности, по своей способности привлечь людей намного сильнее и фашистской, и большевистской идеологии.



Юрий Жигалкин: Если такая трактовка верна, то президент Буш прибегает к инструментарию своих выдающихся предшественников, сумевших поднять страну на борьбу с фашизмом, а затем с экспансионистской коммунистической идеологией. Каковы, по-вашему, шансы на то, что к нему прислушаются сейчас американцы и мир?



Владимир Шляпентох: Ответить на этот вопрос однозначно невозможно. Идет речь о мощном противостоянии с идеологией, целью которой является разрушение западного мира. Такая ситуация в известном смысле была и накануне 1939 года, накануне Второй мировой войны. Опять-таки, как вы знаете, Запад был далеко не однозначен, включая Америку, по поводу того, как оценивать фашизм, как оценивать его опасность для западного мира. В общем, я боюсь, что Рамсфельд мало преувеличивает, когда сравнивает нынешнюю ситуацию с ситуацией 1939 года. Буш и его администрация сделали некий вклад в попытке объяснить миру драматизм этой ситуации.



Юрий Жигалкин: Гены, наследственность не являются значительным фактором в определении продолжительности жизни человека. К такому, попирающему доминирующую точку зрения выводу пришли американские ученые на основании анализа работ скандинавских специалистов и своих собственных исследований. Иными словами, они, суд по всему, отвергают идею неких генов долголетия, считая, что длительность жизни зависит от случайной комбинации неисчислимого количества факторов. Прокомментировать эту новость я попросил профессора медицины Даниила Голубева.



Даниил Голубев: Довольно широко распространен тезис был в последние годы: если вы хотите быт долгожителем, имейте долгожителем свою бабушку. Сейчас эта работа, в частности, очень серьезные наблюдения над десятью с лишним тысячами однояйцовых близнецов на протяжении многих десятилетий показали, что совсем не так слепо следует природа генетической предрасположенности, и судьбы однояйцовых близнецов не одинаковы, и если даже они доживают до одного возраста, они не в одинаковом состоянии встречают свою старость. Короче говоря, нельзя уповать и нельзя считать, что генетическая предрасположенность - отгадка всех тайн долголетия.



Юрий Жигалкин: А можно ли выразить, так сказать, в цифрах влияние наследственности на продолжительность жизни?



Даниил Голубев: Эти исследования показывают, что такая жесткая связь существует не более чем в 3-4% случаев и что совсем не обязательно, что у долгожителей потомки также живут долго.



Юрий Жигалкин: А что эти исследования говорят о том, что мы наверняка заимствуем у родителей, предков?



Даниил Голубев: Рост людей. В 80-90% случаев рост детей следует росту родителей. Многие иные показатели, которые мы обычно относим к числу жестко наследуемых, отнюдь не так обязательны. Ну, например, характер наследуется не более чем в 50% случаев, умственные способности, интеллект - в 50-52% случаев, вес - до 70% случаев идентичен у потомков и у родителей. А вот если говорить о болезнях, то болезнь Альцгеймера в 50% случаев (и это процент отнюдь не малый) наследуется потомками.



Юрий Жигалкин: Профессор, в последнее время многие виды рака считались наследственным заболеванием. Эти результаты вроде бы опровергают подобный тезис?



Даниил Голубев: По крайней мере, три вида рака - рак молочной железы, рак толстого кишечника и рак предстательной железы - действительно часто наследуются в том смысле, что у потомков этот рак возникает чаще, чем у тех, у кого не было в предшествующих поколениях этого заболевания.



Юрий Жигалкин: То есть, по большому счету, то, сколько мы проживем, зависит от непредсказуемой комбинации факторов, и генов или гена долголетия, сколько его не искали, найти не удается?



Даниил Голубев: Исключением является ген, который кодирует белок, участвующий в обмене холестерина. Этот ген можно назвать геном долголетия, потому что он предотвращает возникновение двух состояний, которые резко укорачивают длительность жизни и ухудшают ее качество, а именно сердечно-сосудистая заболеваемость и болезнь Альцгеймера. Но это пока единственная находка, которая может отвечать термину "ген долголетия".



Юрий Жигалкин: Знаменитый рокер Бон Джови добился неожиданного признания со стороны лучших представителей конкурирующего жанра - кантри-музыки. Члены Академии кантри-музыки выдвинули его песню «Кто говорит, что ты не можешь пойти домой» в категории лучших дуэтов года.


XS
SM
MD
LG