Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Право на детские средства массовой информации


Карэн Агамиров: «Право на детские средства массовой информации» - такова наша сегодняшняя тема.


Участники передачи: директор креативного агентства «Grand Avenue» Елена Конкина, руководитель психологического проекта «Открыт для общения» Наталья Карлова, журналист Людмила Никишина и ученик 5-го класса гимназии Владислав Карлов.


И женские голоса разбавляем сегодня мы с тобой, Владислав Александрович. Прямо с тебя и начнем. Какие передачи детские смотришь ты, на каких каналах и что тебе нравится?



Владислав Карлов: На СТС мне больше всего нравятся мультики. На ТНТ – тоже мультики. На Первом канале «Ералаш» и «Дисней-клуб».



Карэн Агамиров: А из познавательных передач?



Владислав Карлов: Познавательные передачи я не смотрю.



Карэн Агамиров: А есть такие?



Владислав Карлов: Ну, я иногда смотрю «Кто хочет стать миллионером?». И все.



Карэн Агамиров: Это познавательная, да?



Владислав Карлов: Ну, да.



Карэн Агамиров: А хочешь стать тоже?



Владислав Карлов: Миллионером? Желательно.



Карэн Агамиров: На самом деле тема у нас очень серьезная. То есть в России нет ни детского телевидения, ни детского радио. Есть отдельные передачи, которые выходят по тем или иным темам, но концептуальной программы нет ни на ТВ, ни на радио. Из газет и журналов что у нас есть, Люда Никишина?




Людмила Никишина

Людмила Никишина: Журнал «Мурзилка» еще остался на рынке потребительском, я видела его. Правда, мне кажется, он стал таким рафинированным что ли изданием. Вот «Веселые картинки» мы вспоминали с коллегами – что-то не можем вспомнить. И «Дискавери. Детский клуб» - это то, что, вроде, востребовано, что я говорю по опыту своей дочери и детей своих коллег. На самом деле больше действительно смотрим, чем читаем и слушаем.



Карэн Агамиров: То есть такого серьезного журнала, который посвящен проблемам детей, тоже нет в России, такого толстого, нормального журнала.



Людмила Никишина: Нет, я его не видела.



Карэн Агамиров: Ой, сколько этих журналов! Я к киоску подхожу – там «Плейбои» разные, чего только нет, причем в красочном оформлении в таком. А для детей ничего нет.



Людмила Никишина: Мы с вами немножко уберем «о детях». О детях – есть. А для детей – это другой вопрос.



Карэн Агамиров: Для детей – нет. К нам вот приехали и привезли с собой… это как называется издание?



Людмила Никишина: «Антенна».



Карэн Агамиров: Вот что есть для детей, вы отмечали – почитайте нам.



Людмила Никишина: На самом деле я попросила самый полный сборник телепрограммы и, пока сюда ехала, для интереса посмотрела. Первый канал, например, 28 августа – ничего здесь нет для детей, совсем ничего. А мы с вами все-таки знаем, что сейчас каникулы, то есть это не просто понедельник, а это каникулярный понедельник. «Россия» - только «Спокойной ночи, малыши!». К сожалению, с 20:45, как раньше мы привыкли, давно (а мы знаем, что дети очень хорошо привыкают ко времени), на сегодняшний день перенесли это уже на 21:05, и идет это всего 10 минут.



Карэн Агамиров: Урезали, да?



Людмила Никишина: Я еще по опыту скажу, что здесь напечатано – 10.



Карэн Агамиров: По-моему даже 7 минут идет, мне кажется.



Людмила Никишина: На самом деле, если засечь с секундомером, не будет этих 10-ти.



Карэн Агамиров: Оксана Федорова ведет, да?



Людмила Никишина: Они меняются там, ведущие, и привыкнуть к ведущим тоже невозможно. И это тоже не очень здорово. Ну, кроме кукольных персонажей.



Карэн Агамиров: Ну, раньше была тетя Валя…



Людмила Никишина: Тетя Валя и дядя Володя, двое было. НТВ – ничего нет. Самый лидер, я бы отметила, СТС. Но, к сожалению, что здесь? «Пиратские острова», Австралия, детский сериал. «Приключение Вуди и его друзей» - тоже мультсериал и тоже не русский. «Звездный десант» - не русский. «Принцесса Тенкой и хранители магии», «Охотники за привидениями», «Сабрина - маленькая ведьма» - названия, собственно, сами говорят за себя.


ТВЦ – мультсериал «Боевые роботы Дзинки». И «Культура» - мультфильм «КОАП», хороший, познавательный мультфильм, идет всего 10 минут.



Карэн Агамиров: О чем?



Людмила Никишина: Вы помните, была даже такая радиопередача на проводном радио – «КОАП». Там какая-то птичка-секретарь все это вела, ученая…



Карэн Агамиров: Да-да, познавательный.



Людмила Никишина: Это познавательный мультфильм про то, как в мире что-то происходит, о разных животных и странах мира. «Сказки Андерсена», «Одна лошадка белая». «Бронзовая птица», сериал. Ну, вот здесь упор делается все-таки на… я бы не сказала «русское», а советское. Здесь еще наследие советское. Это все. И заканчивается это все в 17:40.



Карэн Агамиров: И вечерних нет?



Людмила Никишина: Вечернее только «Спокойной ночи, малыши!», больше ничего нет.


Открываем с вами воскресенье, например. На Первом канале появляется «Дисней-клуб», все хорошо, но это опять не русские мультики. Воскресный «Ералаш» - замечательная передача, мы до сих пор всей семьей ее ждем. Но вот, собственно, и все. То есть 12 часов – вещание, такое эпизодическое, детское закончилось. «Россия», 8:20 - «Диалоги о животных». Вы, Карэн, спрашивали как раз о каких-то познавательных программах. Вот «Диалоги о животных» - я не знаю, насколько это можно отнести к детскому, потому что сама подача материала не детская. То есть здесь же тоже нужно разделять, правда?



Карэн Агамиров: О животных я смотрел «В мире животных, и когда ребенком был, и сейчас смотрю. Для меня это, например, без разницы. Ну, животные и есть животные, в конце концов.



Людмила Никишина: Но это – «Диалоги о животных». Это приводят в студию зверушек, и там взрослые тети и дяди об этом рассуждают. Не всегда это интересно, такая подача.



Карэн Агамиров: В общем, мы должны сегодня заявить, что нет ни детского радио, ни детского телевидения. И программы, которые выходят, они идут отдельными блоками, посвящены отдельным таким темам, и серьезных, концептуальных передач практически нет.



Людмила Никишина: Я вам назову три, если акцентировать.



Карэн Агамиров: Выделить хотя бы, да?



Людмила Никишина: Да. «Дисней-клуб», «Ералаш», «Спокойной ночи, малыши!». Все.



Карэн Агамиров: Знаете, я, когда готовился к передаче, обнаружил постановление Верховного совета еще Российской Федерации от 17 июля 1992 года, еще за подписью господина Хасбулатова Руслана Имрановича, где написано: «Разработать к 1 ноября 1992 года предложения о дополнительных дотациях районным газетам а также финансово-технической поддержке молодежных и детских средств массовой информации в пределах бюджетных ассигнований, выделенных на эти цели…» и так далее. Бюджетные средства были выделены, естественно, куда они ушли – мы уже с вами догадываемся. Ничего нет, ничего не сделано. Это Хасбулатова, кстати, надо было об этом спросить (недавно были у него дома, записывали передачу), помнит ли он об этом своем постановлении?



Людмила Никишина: Я хочу, если можно, добавить. В Серпухове сейчас есть молодежное издание – это приложение к газете «Серпуховские вести», называется «Молодежка». У нас даже есть первый выпуск уже ребятишек наших, кто-то уже поступил на журфак, кто-то нашел себя в молодежном парламенте. И сейчас мы, 1 сентября, открываем Класс юных журналистов.



Карэн Агамиров: В регионах есть, на самом деле, в Серпухове есть, но отдельные детские передачи опять же. Серьезного «детского часа» нет. В Ярославле есть (я тут искал материалы), в Челябинской области, в Сургуте прошел фестиваль школьных средств массовой информации, в Северодонецке. То есть где-то мы можем набрать – там есть, там есть… Что-то делается, безусловно. Но на центральных каналах, которые доступны всем, - Первый, второй, НТВ - серьезных интеллектуальных передач нет. И вообще, что вы думаете, Владислав об этом? А то он заскучал что-то. Непоседа, видно. В школе как поведение у тебя?



Владислав Карлов: Ну, по поведению я резвый такой.



Карэн Агамиров: Давай свою резвость сейчас на дело употреби. Вот если бы был отдельный детский канал, ты приветствовал бы это?



Владислав Карлов: Конечно, приветствовал. Потому что телевизор включаешь – там все боевики, все для взрослых. А детского практически ничего нет.



Карэн Агамиров: А что бы ты хотел, чтобы было на этом детском канале в первую очередь?



Владислав Карлов: Ну, какие-нибудь детские программы, конкурсы.



Карэн Агамиров: А на какие темы конкурсы?



Владислав Карлов: По телевизору на НТВ идет «Счастливый рейс» - только для детей.



Людмила Никишина: А новости детские тебе было бы интересно смотреть?



Владислав Карлов: Детские новости? Ну, думаю, да.



Карэн Агамиров: Детские – это как? То есть преподнесение новостей, что в мире происходит, понятным для тебя языком? Ты же новости, наверное, смотришь, мама включает телевизор – ты понимаешь, что тебе преподносят?



Владислав Карлов: Ну, половину я точно не понимаю.



Карэн Агамиров: А что не понимаешь, например?



Владислав Карлов: Про политику не понимаю – это одно. И не понимаю разные выражения слов.



Карэн Агамиров: Например?



Владислав Карлов: Я даже не знаю, я их не запоминаю.



Карэн Агамиров: Вот, видите, то есть ничего не понимаете. Ну, ты там наблюдаешь - какие-то съезды проходят, конференции или международная обстановка…



Владислав Карлов: Это – да, но с трудом.



Карэн Агамиров: То есть нет даже и доступных для детей новостей. Взрослым языком тебе это непонятно, да?



Владислав Карлов: Почти нет.



Карэн Агамиров: Значит, детский канал был бы, допустим, на телевидении, отдельный детский канал, - и ты бы это приветствовал, да?



Владислав Карлов: Да, конечно.



Карэн Агамиров: Круглосуточный. Как вы думаете, почему этого детского канала нет? Елена Конкина, вы занимаетесь проектом детского радио, но пока мы говорим, допустим, о телевидении, вы о радио сейчас нам тоже расскажете. Как вы думаете, почему нет в России детского телевидения?.. Владислав, а как ты думаешь, почему нет детского телевидения?



Владислав Карлов: Думаю, что его просто не придумали. Я сам не знаю почему.




Елена Конкина

Елена Конкина: На самом деле эта идея давно витает в воздухе, и проблема актуальная, и потребность в ней есть, но, как всегда, все сводится к недостаточным ресурсам, к невыделению средств. Потому что для того, чтобы создать действительно качественное детское телевидение, нужны ресурсы, порой, может быть, большие, чем для взрослого телевидения. Потому что материалы, форма подачи, подготовка их требует участия очень широкого круга специалистов, именно детских специалистов, в том числе, то есть и психологов, и педагогов. Правильно говорит Влад, что ему трудно поднять эти новости. Если мы вспомним себя несколько десятков лет назад, то, в принципе, нам взрослый мир будет казаться очень неоднозначным, с нашими собственными трактовками. И здесь нужна работа, желание, стремление, с одной стороны, и большие вложения – с другой. Здесь встает вопрос…



Карэн Агамиров: Нам-то было все понятно тогда. «Сегодня генеральный секретарь ЦК КПСС, товарищ…» Нам было все понятно и хорошо – посевная идет… А сейчас включают новости – теракт, взрыв, убили, расстреляли… Это же тоже влияет на детскую психику – об этом, наверное, психолог наш расскажет, руководитель психологического проекта «Открыт для общения» Наталья Карлова. Вот как детская психика воспринимает эти новости?



Наталья Карлова: Вы знаете, детская психика травмируется однозначно. Ребенок включается телевизор, и даже если он сидит рядом и играет, и нам кажется, что он не слушает, хотя он все слышит, играя рядом с игрушками, он впитывает все в себя. И потом, когда его оставляют засыпать в своей комнате, он начинает все прокручивать. Особенно падение самолетов. А если еще предстоит ребенку поездка, отдых с родителями, то он, безусловно, переживает. И эти вопросы дети задают. Им снятся те же сны, что падает самолет, и им это очень страшно. Дети, правда, не всегда могут проговорить это открыто со своими родителями, довериться, рассказать, чего он боится, и ребенок долгое время держит все это в себе, пока это не перерастает в фобию. Потом он становится взрослым человеком – и поездка на самолете, рейс становится для него очень и очень проблематичным, скажем так.



Карэн Агамиров: Понимаете, время-то сегодня другое, и скрывать мы тоже не можем от детей. А как тогда детские новости, допустим, если будет детский канал, как их преподносить правильно? Это же целое искусство должно быть, да?



Наталья Карлова: Безусловно. Надо говорить на детском языке, то есть понятными словами…



Карэн Агамиров: А как вы скажете о падении самолета, например?



Наталья Карлова: Здесь слово подбирать другое не надо. Единственное, что нужно сказать, - дать выход ребенку из этой ситуации. Он должен знать, что, да, это существует, но должен учиться мыслить позитивно, то есть не настраиваться на негатив.



Карэн Агамиров: С детства негатив такой накапливается.



Наталья Карлова: Да. Дети у нас не умеют мыслить позитивно, у них очень отрицательное отношение. Они боятся, что с ними обязательно это произойдет, случится. Поэтому нужно учить ребенка находить всегда выход из положения, помогать ему в этом.



Карэн Агамиров: Владислав Александрович, вы как, позитивно настроенный молодой человек? 11 лет вам, да?




Владислав Карлов

Владислав Карлов: Иногда да, а иногда нет.



Карэн Агамиров: А нет – это когда?



Владислав Карлов: Нет – это когда я засыпаю и оставляю просто включенными все телевизоры. Я боюсь, что произойдет взрыв из-за короткого замыкания. Очень часто бывает.



Карэн Агамиров: А новости тебя пугают, которые ты слушаешь, или привык уже?



Владислав Карлов: Нет все, но некоторые пугают.



Карэн Агамиров: В Америке есть детское телевидение, в Великобритании есть. Расскажите нам об этом.



Елена Конкина: Да, безусловно, в мире практика значительно шире, чем у нас. Там есть и детское телевидение, и детское радио. Хотя надо сказать, что в основном это развлекательные, информационно-развлекательные передачи, программы. Хотя, например, над «Улицей Сезам» трудится огромная команда, и там есть и психологи, об участии которых мы говорим, о важности этого участия, там есть и специалисты медиа-направлений, то есть это целая бригада высококвалифицированных людей, которые занимаются этим и, соответственно, делают радиопередачи для детей и передачи на телевидении разнообразными. Есть и познавательные моменты, и моменты, направленные просто на то, чтобы утолить потребность в развлечении. Безусловно, детям нужно играть, им нужно слушать музыку, но все это должно быть актуально для них, для их возраста, для тех задач, которые стоят сейчас перед их развитием. Поэтому здесь нам, наверное, нужно было бы поучиться и перенять этот положительный, безусловно, опыт для наших детей, поскольку именно за ними наше будущее.



Карэн Агамиров: Я спросил, почему нет детского телевидения, детского радио, и вы сказали, что ресурсы нужны. То есть это как бы товар неокупаемый, получается, дети – неокупаемый товар.



Елена Конкина: Как ни парадоксально.



Людмила Никишина: Многозатратный, причем и финансово, и психологически.



Карэн Агамиров: Знаете, я вроде взрослый человек уже, но я включаю иногда – и на самом деле можно с ума сойти. Сериалы, обязательно должны кого-нибудь убить, зарезать, потом эти женщины на содержании богатых – вот на это деньги есть, крутить это, да?



Людмила Никишина: А психология же так устроена у человека, что, собственно, негатив-то вы быстрее впитываете. Пока это там все переведется в позитив. И если вернуться еще, почему нет телевидения детского, например – телевидения, это все просто. Даже в этом же журнале я сегодня читаю, что правит телевидением? Правит рейтинг, его величество рейтинг. Ну, как может быть рейтинговая передача…



Карэн Агамиров: … детская, например. Детский канал, он по определению же не будет рейтинговым и окупаемым, да?



Людмила Никишина: Конечно. Это социальный заказ. И то, что мы говорили за кулисами нашей передачи, мне кажется, Карэн, нужно создавать национальный проект детский, информационный.



Карэн Агамиров: Да. Если бы я был президентом, то поддержал бы.



Людмила Никишина: Потому что из всех детей вырастают взрослые. Вот что вырастет завтра из тех детей, которые поглощают просто всю эту негативную информацию?



Карэн Агамиров: Здесь интересный момент. Наташа Карлова до эфира еще, когда мы общались, мы говорили о национальных проектах, и она сказала, что есть проекты, президент говорит: «Демография… Рожать надо…» - дал указание рожать побольше. На одного ребенка будет сколько-то, 20 тысяч рублей…



Людмила Никишина: Ну, это хороший проект.



Карэн Агамиров: Неплохой. Но я-то считаю, что надо не 20 тысяч рублей, а квартиру давать отдельную, жилье. Не особняки себе строить бесконечно на Рублевке и за рубежом, а давать людям доступное жилье. А сейчас я в метро внимание обращают – уже начинают людям внушать даже (мы немножко отклоняемся от темы, но это просто цинизм нашего времени, отношение к детям, в том числе, к телевидению детскому), реклама в метро: «Нет доступного жилья. Есть способ его приобрести». Заметили вы это? Кредиты, давайте к нам, кредиты под 25 процентов. И то неизвестно, что получишь на это. В строящемся доме. Сдавали люди деньги и остались ни с чем. Вот тот же самый цинизм вот здесь, когда, с одной стороны, призывают рождать, а с другой – делают все, чтобы не рожали. Родить-то можно, дай бог, а что дальше? Вот растет человек, и какова идеология воспитания его?


И Люда правильно говорит, проект должен быть. И как он должен называться? «Детство», да?



Людмила Никишина: Я думаю, да, «детский информационный проект». Правильно, ваша передача называется «Человек имеет право», и ребенок имеет право на информацию.



Карэн Агамиров: Имеет право вообще на все. Имеет право знать, что происходит.



Людмила Никишина: А пока этим занимаются, собственно, регионы. Потому что это понимают на местах больше.



Карэн Агамиров: И то не многие. Это зависит, видимо, от мэра, от губернатора, где они более-менее не «продвинутые», а не воры. Ворует, но не сильно, часть детей все-таки отдает на детские передачи).



Людмила Никишина: Знаете, я бы все равно сказала, есть стратегии развития. Это тот, кто думает о развитии, о завтра, о будущем. Что вырастет из детей? То, что мы в них сегодня заложим. А мы закладываем, к сожалению, негатив.



Карэн Агамиров: А вот, например, детский канал… Надеюсь, что внушим все-таки, что надо не только о себе думать, но и о своих детях, которые живут-то и не здесь, собственно говоря, у кого в Лондоне, у кого в Париже, и им там хорошо. А надо думать о простых детях, о Владиславе Александровиче, который сегодня зашел в эфир к нам, о простых ребятах, о простых девочках и мальчик. Она же в себя плотно погружены, в своих детей и внуков.



Людмила Никишина: Кто-то смотрит и скажет, что детский канал есть – у того, у кого есть возможность купить тарелку и настроить.



Карэн Агамиров: Спутниковое телевидение, да.



Людмила Никишина: То есть оно как бы присутствует. Но то, что вы говорите о простых, о прослойке… Ведь у нас как, у нас богатые и бедные, у нас «середняков» нет. И те, которые бедные, они же не могут купить эту тарелку. Даже то, что как бы этот канал идет, импортный детский, «Фокс Кидс», его нет.



Елена Конкина: Да, но здесь все дело в том, что нам сразу парируют, что у нас же есть 7 процентов детского телевидения. Но все дело в том, что это не самое лучшее детское телевидение.



Людмила Никишина: И оно «размазано».



Елена Конкина: Да, и даже тот же «Фокс Кидс», он содержит в основном развлекательные передачи для детей, а едва ли полноценную личность можно вырастить только на развлекательных передачах.



Карэн Агамиров: Спасибо. И призываем мы еще раз сильных мира сего задуматься, почему в России нет детского телевидения и детского радио, а есть отдельные передачи, которые, конечно, не выполняют функции, которые должно оно выполнять. Мы еще раз призываем думать не только о своих детях и внуках, но и о простых ребятах, которым этого катастрофически не хватает. Вот Дмитрий пишет, например, что «не будет детских передач, пока у страны нет идеологии, кроме первоначального накопления любыми средствами». Кстати, это внушается постоянно всеми телепередачами, регулярно, что надо быть богатым, удачливым, счастливым. Чтобы стать богатым, счастливым и удачливыми, надо воровать научиться. Так?



Людмила Никишина: Любой ценой.



Карэн Агамиров: Владислав Александрович, вы как вообще, честно жизнь намерены прожить?



Владислав Карлов: Думаю, что нет, потому что…



Карэн Агамиров: Говорите, говорите…



Владислав Карлов: Я не понял вопроса.



Карэн Агамиров: Честно жизнь намерены прожить вы?



Владислав Карлов: Я-то? Я просто не понял вопрос. Я думал, что…



Карэн Агамиров: Что ж ты сказал нет, а потом на маму посмотрел – «ты что такое несешь в эфире…» Удастся честно прожить жизнь, исходя из той идеологии, которую ты ощущаешь?



Владислав Карлов: Я просто имел в виду, что всем. Мне – удастся, наверное, думаю.



Карэн Агамиров: Удастся – вот, уже хорошо.



Людмила Никишина: Но с сомнением…



Владислав Карлов: Я сначала не понял вопрос.



Карэн Агамиров: Ну, хорошо, я не возражаю, ты не понял вопрос. Дело не в строгой маме, которая бросила на тебя серьезный такой взгляд.


Ну, что же, давайте послушаем радиослушателей. Из Москвы Владимир…



Слушатель: У меня такой вопрос, даже точнее предложение. Мы почему-то говорим, что дорого сделать детское телевидение. Я знаю на примере США, там есть Channel 1, который постоянно передает во многие классные аудитории программы образовательного порядка. Более того, на этом Channel 1 есть прекрасный веб-сайт, где распространяется не только информация о детских книгах или играх развивающих, но и информация об одежде молодежной…



Карэн Агамиров: Комплексный подход, да.



Слушатель: То есть масса людей, которые хотят вложить деньги в развитие детского телевидения, потому что они пропихивают на рынок такое обилие товаров! И даже некоторые родители говорят: «Давайте ограничим эту коммерческую составляющую».



Карэн Агамиров: Ну, без нее, видимо, тоже совсем нельзя. И мы обсуждали сейчас эту тему, хорошо, допустим, вы считаете его неокупаемым, но тогда давайте там рекламу какую-нибудь.



Слушатель: И я еще хочу сказать другое. Я работал с телевизионщиками детскими, и они берут очень сложные и интересные темы, например, ядерное оружие у Ирана или, предположим, выборы в Чечне, демократия на выборах. И я их спрашиваю: «Почему вы такие вопросы хотите показывать на детском канале?» Они говорят: «Если это поймут дети, то тогда это поймут и взрослые». Вы понимаете, все наоборот.



Карэн Агамиров: Вот, люди задумываются. И опять это не у нас, опять это там, у них.



Людмила Никишина: У нас был учебный канал, помните, Владимир?



Слушатель: Мне сказали: «Знаете, это должен решить Кремль».



Карэн Агамиров: Да, администрация президента – в их руках все.



Слушатель: Вот что хотите, то и думайте. Вот говорят: устами младенцы глаголит истина. Ну, я знаю, что у детей очень острый, наблюдательный ум. И нужен такой канал телевидения, чтобы мы пробовали через глаза детей посмотреть на себя и на мир.



Карэн Агамиров: Интересный вопрос. Вот мы говорили о новостях, в том числе, и о политике. Владислав Александрович, что вы знаете о ядерном оружии Ирана?



Владислав Карлов: О ядерном оружии Ирана – практически ничего. Даже, можно сказать, совсем ничего.



Карэн Агамиров: Иран где вообще находится?



Владислав Карлов: Географию еще не учил, не знаю.



Карэн Агамиров: На западе, на востоке, в Сибири? Не знаете?



Владислав Карлов: Пока нет.



Карэн Агамиров: А что вы думаете о демократических выборах в Чечне? А Чечня где находится?



Владислав Карлов: Я тоже не знаю.



Карэн Агамиров: Но это Россия или нет?



Владислав Карлов: Нет, по-моему.



Карэн Агамиров: Вот, пожалуйста, результат. Видите, вот результат, то есть человек в 11 лет, это уже серьезный парень…



Людмила Никишина: В вакууме, в информационном вакууме.



Карэн Агамиров: Кто нас будет слушать, вот ответ Владислава на вопрос: «Чечня – это Россия?» - «Нет», - говорит. Слушайте, товарищи и господа уважаемые. Это растет поколение, которое, возможно, придет вам когда-нибудь на смену вот с такими идеями и взглядами.


«Временщикам нет никакого дела до подрастающего поколения, - пишет Коршуков, - ибо свое будущее они связывают с жизнью за бугром. Оттого-то и нет ни «Пионерской зорьки», ни «Пионерской правды», ни хороших фильмов и мультиков, ни хороших детских книг».


«Нельзя видеть в человеке только рабсилу. Он само по себе духовная сила. Злонамеренные люди обозвали социализм казармой». Это, видимо, Дима. Он не подписал, но он любит у нас такие философские размышления.


Видите, направление размышлений людей, в принципе, определено, вектор, что когда мы говорим о тех же национальных проектах и национальной идее, мы должны все-таки отдавать себе отчет, что надо первым делом преодолеть цинизм собственный, в том числе, руководству российскому, собственный цинизм преодолеть и правду начать говорить, что одно провозглашаем, а делаем другое. Вот если цинизм будет преодолен, вот тогда и проекты будут реализовываться, и появится детское телевидение. А то, с одной стороны, призывают рожать, а с другой стороны, ничего не делают для того, чтобы дети имели здесь действительно нормальную человеческую жизнь и воспитания, особенно, конечно, через средства массовой информации.



Людмила Никишина: Древние еще говорили: владея информацией, владеешь миром.



Карэн Агамиров: Владеешь миром, да. Владислав Александрович, как настроение?



Владислав Карлов: Настроение замечательное!



Карэн Агамиров: Хорошо, молодец, выдерживаешь эфир с честью.


Алексей Григорьевич из Московской области, слушаем вас.



Слушатель: Добрый день вам. У меня вопросик небольшой. У вас всегда на Свободе обзор газет проводится. Приятно очень, но там обычно «КоммерсантЪ» и что-то из «Известий», никогда нет двух-трех любимых народом газет – это «Правда», «Советская Россия» и «Завтра». Хотя бы тоже два-три слова можно сказать.



Карэн Агамиров: Мнение высказано, хорошо.


Артем из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, на самом деле детям до трех лет никто, кроме матери, и не нужен, а после трех лет нужно общение со сверстниками. Вот раньше были детские организации – октябрята, пионеры, комсомол. А сейчас мы в Курортном районе Санкт-Петербурга столкнулись с таким парадоксальным фактом, что Валентина Ивановна, наш губернатор, приказала скамейки антивандальные, железные. Потому что дети посидели на скамейке деревянной – и ногами ее сломали. Сидят пенсионеры и ругают правительство. Я им объясняю, что «это вам наказание за плохое воспитание детей». Правительство, коррумпированные чиновники – это тоже плохо воспитанные дети, воспитанными эгоистами, которые думают только о себе, а до народа им никакого дела нет. А от эгоизма надо тоже как-то уходить, потому что миллионы сирот у нас на улицах, а остальные дети, которые как бы благополучные… Они же, вот эти шальные нефтяные деньги, как обезболивание используются для народа, как наркотик. Когда страна погибает, народ вымирает, а дети стремятся только к веселью и к удовольствиям, потому что они тоже воспитываются как эгоисты.



Карэн Агамиров: Стабилизационный фонд насчитывает 55 миллиардов, по-моему, долларов, и из них на национальные проекты – мало кто даже над этим задумывается – выделено всего 5 миллиардов. Не жалко было бы, может быть, еще миллиардик выделить на детские СМИ.



Людмила Никишина: Сколько боли высказывают люди, которые звонят, вы посмотрите!



Карэн Агамиров: А миллиарда хватило бы, как вы считаете, на развитие детских средств массовой информации?



Людмила Никишина: А кто считал?



Карэн Агамиров: Ну, не обеднели бы они, господа, от себя миллиард оторвать – не себе, а туда немножко, к людям, к детям. Тем более, действительно, правильно говорит слушатель, что сами себе яму копают таким образом, потому что это растет смена.


Илья Аронович, слушаем вас.



Слушатель: Я слушаю вашу передачу с интересом, но хотел бы сказать. Один из ваших слушателей заметил, что кое-что у нас было. Так вот, я вспоминаю, у нас была Студия Горького, а где она сейчас? У нас был Союзмультфильм. У нас был Детгиз. У нас богатейший радиофонд детских передач. Я все детство слушал радио, Бабанову, Качалова и так далее. У нас был общеобразовательный телевизионный канал, где были образовательные детские передачи. У нас просто были детские передачи: «Папа, мама и я – спортивная семья», «От 14 и старше» и так далее. А мы говорим все про Америку, про Америку. Я думаю, что все благие пожелания о создании канал останутся благими пожеланиями. Должен быть один национальный проект – это возвращение к обновленному социализму. Только это позволит нам встать на нормальный путь развития.



Карэн Агамиров: Ну, если социализм в этом проявляется, то я не возражаю. Если он будет проявляться в заботе о детях, это я не возражаю.


Илья Аронович сказал о детском радио, что были, действительно передачи. Сегодня ничего нет, это ясно абсолютно, только отдельные какие-то фрагменты. У нас в эфире как раз директор креативного агентства «Grand Avenue» Елена Николаевна Конкина и ее коллега Наталья Карлова, которые занимаются проектом «Детское радио». Они ко мне приходили, наверное, месяца полтора назад, мы размышляли, конечно, Радио Свобода, мы должны о радио говорить, помочь товарищам, поддержать идею, которую они выдвинули, – это создать отдельное детское радио. Как эта идея будет реализовываться и что вы планируете там, на каких направлениях внимание акцентировать?



Елена Конкина: На сегодняшний день, наверное, становится ясным и очевидным, что детское радио должно быть очень многогранным, оно должно включить в себя не только развлекательную часть, но и образовательную, познавательную. Потому что то, о чем мы сейчас говорим, это отсутствие среды, в том числе, среды информационной, в которой наши чада могли бы вырастать в настоящих людей со всеми вытекающими отсюда свойствами, качествами, и чтобы потом они понимали, зачем нам тратить «лишний» миллиард (и чтобы они понимали, что он не лишний) на эти средства массовой информации. На сегодняшний день очень трудно иногда родителям выделить время для того, чтобы всерьез позаниматься ребенком. И, в принципе, мы думаем о том, что радио могло бы стать настоящим подспорьем, для того чтобы ребенок дома в отсутствие родителей (потому что все сейчас действительно занимаются зарабатыванием денег, а не воспитанием детей, и об этом стараются думать в промежутке между работой) слушал радио, и чтобы радио стало таким инструментом, который поможет им развить мышление, с одной стороны, с другой стороны, поможет ребенку в социализации. Потому что у очень многих детей есть трудности и со сверстниками в школе, и с учителями, и родители иногда включаются только на том этапе, когда их вызывают в школу, и когда проблема до такой степени выросла, что нужны конструктивные меры. А здесь мы хотим создать ту среду, в которой ребенок будет очень гармонично расти и где специалисты, например, радиоведущие, журналисты будут в доступной ему форме преподносить информацию. Может быть, даже в школах было бы интересно создать проект совместной со школами (есть такой и зарубежные опыт), когда на переменах мы могли бы включать для детей не музыку, а именно радио, где в этот момент был бы какой-то замечательный сюжет.



Карэн Агамиров: В школах прямо?



Елена Конкина: Да, прямо в школах. Собственно говоря, что нам мешает делать, допустим, раз в неделю репортаж из школы и таким образом вовлекать детей в эту индустрию. Таким образом, они поймут, что 10 лет спустя они смогут стать журналистами. Мы говорили о том, что есть уже такие подвижки, начало работы, ростки, может быть. Соответственно, таким образом мы выйдем на уровень, наверное, выше даже, чем Запад, потому что там это все-таки преимущественно… Я хочу отметить, изучая массу интернет-сайтов, безусловно, красиво сделанных, все-таки это развлечения, а мы хотим, чтобы это был канал, который позволит развиваться ребенку.



Карэн Агамиров: Когда про Грузию новости мы слышим, то там ущелье, Саакашвили такой-сякой, а ведь никто не скажет, что в Грузии есть детское радио, кстати, «Ахалат алга» («Новая волна»). В Грузии есть детское радио, а в России нет.



Елена Конкина: Да, они стали, к нашей радости, первыми, и, может быть, это еще один звоночек, чтобы нам всерьез задуматься и уже от разговоров перейти к каким-то более конкретным действиям.



Карэн Агамиров: У вас тут проект такой есть, программы самые разные, новостные в том числе, и развлекательные, и познавательные, и эмоциональные, поведенческие… Мы не можем об том в эфире очень много говорить, но у вас есть концепция, есть цель. А что, денег нет?



Елена Конкина: Ну, да, как всегда.



Людмила Никишина: У меня вопрос вертится: на какой частоте это будет выходить? Это УКВ, FM , средние волны?..



Елена Конкина: Все дело в том, что он у всех стоит, он актуален. Поскольку сегодня самые популярные волны – это, безусловно, FM -диапазон, и это самый доступный на сегодня диапазон, но здесь мы возвращаемся к той самой проблеме: кто на сегодняшний день в нашей стране готов выделить?..



Людмила Никишина: За FM -частоты же борьба идет.



Карэн Агамиров: Да, конечно.




Наталья Карлова

Наталья Карлова: Устраиваются тендеры.



Карэн Агамиров: А пока это на какой у вас стадии?



Елена Конкина: Хотелось бы, конечно, FM -диапазон, чтобы и охватить больше слушателей, и сейчас в продаже радиоприемники в основном FM -диапазона выпускают, а УКВ и другие волны – это редкость.



Карэн Агамиров: Владислав Александрович, у вас приемник дома есть?



Владислав Карлов: Есть.



Карэн Агамиров: А какой, как называется?



Владислав Карлов: Марку не запомнил.



Карэн Агамиров: А FM там есть, средние волны?



Владислав Карлов: FM есть и, по-моему, пара средних волн.



Карэн Агамиров: А что вы слушаете по радио?



Владислав Карлов: Я радио не слушаю, почти не слушаю.



Карэн Агамиров: Совсем, да?



Владислав Карлов: Интересного ничего нет.



Людмила Никишина: А когда его слушать-то?



Наталья Карлова: Вот, видите.



Карэн Агамиров: У меня в детстве была мечта (когда уже взрослеешь, мечта реализуется, и уже как-то становится неинтересно) – с собой носить приемничек небольшой. Сколько их сейчас, а тогда их не было.



Наталья Карлова: МР-3 сейчас включают.



Карэн Агамиров: Да, и такого желания даже нет – включить радио, послушать какие-то интересные вещи. МР-3 есть?



Владислав Карлов: Есть.



Карэн Агамиров: А радио там есть?



Владислав Карлов: Радио есть, но…



Карэн Агамиров: … ты его не слушаешь.



Владислав Карлов: Слушаю иногда. Только FM , и то плохо принимает.



Карэн Агамиров: А если было бы отдельное детское радио, ты слушал бы вечером его? Или тебе это неинтересно было бы? Честно скажи, у тебя мама в эфире, Наталья Карлова…



Владислав Карлов: Думаю, что это было бы интересно, потому что радио обычное, весь FM – это только взрослое, и практически для детей ничего нет, ничего интересного.



Карэн Агамиров: Ну, музыка.



Владислав Карлов: Да, музыка.



Людмила Никишина: И реклама.



Карэн Агамиров: А что бы ты хотел, чтобы было по детскому радио? Картинка – это телевидение, это совсем другое. А вот радио – все-таки надо рассказывать так, чтобы тебя захватило это, чтобы тебе было интересно. Вот что тебе было бы интересно?



Владислав Карлов: О жизни детей.



Карэн Агамиров: Ну, это слишком ты загнул – о жизни детей.



Владислав Карлов: Почему загнул?



Карэн Агамиров: О какой жизни, тогда давай уж конкретизируй.



Владислав Карлов: О проблемах, о школе.



Карэн Агамиров: О проблемах в школе, да?



Владислав Карлов: Да.



Карэн Агамиров: Право детей – знать и рассказывать о проблемах в школе.



Наталья Карлова: На самом деле у детей очень много вопросов. Школа знания дает, безусловно, но помимо знаний, дети идут туда общаться на переменах, они живут в социуме. И вот проблемы общения сейчас стоят очень остро. Дети не могут свободно выражать свои мысли, они не могут попасть в среду, войти в группу. А сейчас в классе, если понаблюдать, дети разделяются на специальные группы, и войти туда, попасть ребенку очень сложно, его не принимают.



Карэн Агамиров: А если бы было то же детское радио, Владислав, допустим, FM , ты бы тогда носил с собой приемник, слушал бы это детское радио в МР-3, допустим?



Владислав Карлов: Да, конечно.



Карэн Агамиров: Или все равно бы не слушал?



Владислав Карлов: Когда время есть, слушал бы. У меня ведь время уроки занимают в школе.



Карэн Агамиров: А потом, после уроков?



Владислав Карлов: Потому, конечно, слушал бы.



Карэн Агамиров: Вы исследования проводили, детей захватывает идея этого детского радио? Вот Владислав говорит, что, да, захватывает.



Елена Конкина: Детям эта тема очень интересна, потому что на сегодняшний день для них очень мало средств информации, и безусловно, у них есть такая потребность, в том числе, в детском радио. И, наверное, здесь можно сказать, что радио, в отличие от телевидения, помогло бы нам развить мышление и воображение детей. Потому что на сегодняшний день у нас нет ни игрушек-заменителей, и дети воспитываются на всем готовом, а радио – это очень хороший инструмент, для того чтобы помочь им в будущем быть значительно более интересной личностью.



Людмила Никишина: Я бы вот что еще хотела добавить. Вы спросили, проводилось ли исследование. Я могу коллегам своим даже подсказать, что у нас исследование не проводилось, но при минимальной рекламе, – набираем класс журналистов – практически просто прошли по школам, у нас в классе 26 человек. Представляете, какова потребность и каково желание нести информацию – 26 человек!



Карэн Агамиров: Люда, а вы же делали два года передачу в Серпухове…



Людмила Никишина: Да, я делала детскую передачу «Аленушкины сказки».



Карэн Агамиров: Слушали ее?



Людмила Никишина: Слушали и писали, звонили, просили, чтобы была. И если вдруг переставляли, потому что были вынужденные какие-то моменты, когда снимали с эфира и ставили что-то другое, то всегда это замечали, всегда спрашивали: «Куда делась?»



Карэн Агамиров: А куда делась, почему сейчас нет?



Людмила Никишина: Наверное, сложно однозначно ответить. Просто карьерный рост позвал вперед. И вообще, это увлекательно, это здорово…



Карэн Агамиров: Она сейчас не выходит уже, эта передача?



Людмила Никишина: Нет. К сожалению, преемника у меня не было, мы вели вдвоем с дочерью, это интересно, это замечало руководство, но, как говорили коллеги, как-то стимулировать и поднимать…



Карэн Агамиров: А я даже думаю, что наши верховные правители должны же еще как-то задуматься о том, что сами могли бы какие-то передачи детские вести. Скажем, почему бы Владимиру Владимировичу «Спокойной ночи» ни провести пару раз в месяц?



Людмила Никишина: Это потрясающая идея.



Карэн Агамиров: Будет смотреться?



Людмила Никишина: Это было бы потрясающий пиар. Потому что смотрели бы не только на… Ну, вспомните, сколько было разговоров о собачке Буша, которая под новый год что-то… даже говорили: «Давайте с собакой Путина тоже сделаем какую-то передачу». Давайте с Путиным сделаем детскую передачу. Во всяком случае, не нужно будет объяснять детям, кто у нас президент. Да вот он! То есть он такой же человек.



Наталья Карлова: И активная жизненная позиция ребенка.



Карэн Агамиров: Владислав Александрович, президент России не напугает тебя, если с ним выйдет «Спокойной ночи, малыши!»



Владислав Карлов: Я бы удивился.



Людмила Никишина: Но, я думаю, приятно, наверное, удивился бы.



Владислав Карлов: Приятно – это точно.



Людмила Никишина: Это же внимание, это внимание первых лиц к таким же своим согражданам.



Карэн Агамиров: Правильно, то есть не делать себе вот эти вот странные рекламы «через пупок» так называемые, а действительно провести эфир.



Людмила Никишина: Лобовая реклама.



Карэн Агамиров: Да, вот это было бы серьезно. Я, кстати, также представляю среди ведущих, например, детям очень подошел бы Шандыбин Василий Иванович, это колоритная фигура. «Здравствуйте дети, пионэры…» Почему нет?



Людмила Никишина: Вы знаете, это так захватывает!



Карэн Агамиров: Может быть, и Зюганов, Жириновский. Или нет?



Людмила Никишина: Конечно, почему бы и нет. Это очень захватывает. У нас на детскую передачу, когда мы ее вели, мы записывали сказки, у меня шесть авторских сказок было написано, и у нас записывалась вся редакция. Так после второй записи уже все из нашей радиостудии спрашивали: «Люда, когда будем записывать сказки?» То есть уже народ в очередь выстраивался. Это сплачивает. То есть взрослые становятся детьми.



Карэн Агамиров: Вот Остер правильно сказал, мудрая мысль: взрослые – это большие дети.



Елена Конкина: К сожалению, сейчас взрослые забывают об этом, и родители очень мало общаются с детьми. И ребенок остается со своими проблемами наедине, и с вопросами.



Карэн Агамиров: Если господа политики нас услышат, действительно, вдруг через месяц мы увидим в роли ведущего какого-нибудь известного политика, хоть «Спокойной ночи, малыши!» проведет пусть один раз. Не убудет, по крайней мере, а рейтинг уж точно поднимется.


И нам надо уже завершать передачу. Сквозная идея – это создание детского телевидения. Я даже думаю, что вполне может быть оно и круглосуточное, да? Кто-то из детей не идет в школу, почему бы ночью тоже ни посмотреть?



Наталья Карлова: Болеет.



Карэн Агамиров: Или болеет, может и ночь человек смотреть.



Наталья Карлова: Детские дома-интернаты – мы забываем эту еще аудиторию, больницы.



Карэн Агамиров: В Великобритании, по-моему, есть даже детское радио для детей, которые находятся в больницах. Вот такое внимание.



Елена Конкина: А у нас 2007 год – Год ребенка. Поэтому, наверное, об этом проблеме тоже стоит еще поговорить.



Карэн Агамиров: Владислав Александрович, ночью смотрел бы детское телевидение?



Владислав Карлов: Смотрел бы, только в школу рано вставать.



Карэн Агамиров: А если не школа, а в воскресенье, на каникулах, то можно, да?



Владислав Карлов: На каникулах, думаю, да.



Карэн Агамиров: То есть мы в завершение передачи пришли к этой идее, что чтобы дело сдвинулось, надо, по крайней мере, задуматься об этом. Задуматься надо тем, у кого деньги, у кого ресурсы, вот эти огромные ресурсы, которые используют зачастую не так, как надо было бы использовать. Детское телевидение, детское радио, серьезный, может быть, журнал для детей, толстый журнал. Не порнографические все эти безобразия разные, полураздетые, а серьезный детский журнал.



Елена Конкина: Полезный детский журнал.



Карэн Агамиров: Владислав Александрович, завершайте передачу. Что вы сегодня вынесли из нее?



Владислав Карлов: Я вынес, что детям просто необходимо телевидение и детское радио.



Карэн Агамиров: Спасибо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG