Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

1929: Сбор металлолома – подготовка к войне




Владимир Тольц: Сегодня мы обсудим тему, не совсем обычную для нашей передачи. Речь пойдет о сборе лома цветных металлов. Но не в том смысле, к которому мы привыкли за последние годы, слушая в сводках новостей сообщения, что где-то снова вандалы украли и сдали в утиль бронзовый памятник, старинный паровоз, срезали действующий кабель. Ведь некогда сбор металлолома считался государственной задачей.



Ольга Эдельман: Ну как было построить первое в мире государство рабочих и крестьян без сбора вторсырья.



Протокол заседания комиссии Госплана СССР от 28 мая 1929 г.


Слушали:


Доклад Главцветмета о промфинплане цветной металлопромышленности ...


Постановили:


1) Констатировать, что производственная программа по добыче цветных металлов простроена на крайнем напряжении наличного производственного аппарата и на максимальном использовании экономические нерациональных (хищнических) способов эксплуатации рудных месторождений. Несмотря на это, производство цветных металлов далеко не удовлетворит первоочередных потребностей страны во время войны, в частности, останется неудовлетворенной потребность обороны в специальных чистых сортах цинка и свинца.


С другой стороны, такое положение создает опасность сокращения производства цветных металлов за пределами п[лана] п[роизводства] в[ооружений].


2) В связи с этим комиссия признает необходимым ... предложить Главцветмету дополнительно проработать следующие вопросы:


а) О мероприятиях по сбору соров и ломов и максимальном увеличении выплавки вторичного металла сверх запроектированных в представленном плане размеров.


б) О мерах сокращения потребления цветных металлов и замены их как в мирной продукции, так и в отношении заявки НКВМ...


Ввиду того, что цветная металлопромышленность явится во время войны одним из наиболее узких мест народного хозяйства и принимая во внимание ее исключительно значение для обороны, Комиссия считает настоятельно необходимым поставить мирное строительство цветной металлопромышленности в особо благоприятные условия, приравняв ее во всех отношениях к производствам оборонного характера ...



Ольга Эдельман: В СССР шла форсированная индустриализация. В первую очередь ради нужд обороны. Сейчас это подзабытое обстоятельство, но в 1927 году случилась так называемая "военная тревога": возникло впечатление, что вот-вот начнется новая европейская война, против СССР. Потому и кинулись поспешно вооружаться. А промышленность-то была разрушена. Попытки срочно получить много танков, пушек, самолетов, снарядов обнаруживали диспропорции, перекосы слабые места в базовых отраслях - производство цветных металлов, химия...



Владимир Тольц: И так далее. А ведь советские управленцы были, на круг, людьми неопытными и плохо образованными. Поэтому объективные трудности дополнялись их неумением, неэффективностью. Вот, давайте посмотрим, как советская власть придумала справляться с проблемой цветных металлов. Это доклад Высшего Совета Народного Хозяйства - органа по руководству экономикой страны, в Рабочее Заседание Совета Труда и Обороны. Совет Труда и Обороны - общеизвестный орган планирования, а вот его Рабочее Заседание было секретным, оно занималось сугубо оборонными вопросами, планированием строительства ВПК, согласованием планов с военными.



Ольга Эдельман: Согласование состояло в том, что военные выдвигали требования, необходимые для обороны, но нереальные для промышленности. А гражданские, допущенные к военным тайнам экономисты пытались привести это дело в какое-то соответствие. Поскольку войну ждали уже завтра, придумывали чрезвычайные комбинации, как выкрутиться.



Доклад ВСНХ в РЗ СТО "Об организации сбора и изъятия во время войны сборов, ломов и изделий из цветных металлов в тылу и на фронте", 5 июля 1929 г.


Наблюдающееся резкое обострение дефицита цветных металлов диктует настоятельную необходимость максимального извлечения цветных ломов, соров и изделий всеми доступными мерами как экономического характера, так и принудительно-административного воздействия на всех держателей ломов, независимо от их ведомственного или административного подчинения.


В связи с этим должны быть предусмотрены все возможные источники для сбора таковых и намечена система административно-экономических мероприятий, обеспечивающих достижение указанной задачи.


В первый момент объявления мобилизации вряд ли представиться необходимость изъятия всех ресурсов цветных металлов одновременно во всех местностях Союза, ибо это не даст никаких положительных результатов: во-первых - по пропускной способности транспорта, занятого на первое время передвижением войск, а во-вторых, невозможности переработки собранных в такой короткий срок массы цветных металлов, так как большинство изъятых будут подлежать вторичной переработке на медь.


Объектами изъятия являются:


1. Военный лом.


К нему относятся, главным образом, орудийные и винтовочные стреляные гильзы, а также детали из цветных металлов. Сбор этого имущества на полях сражений проводится под руководством и силами Управления начальников снабжения фронтов.


Приемка этого имущества и отгрузка его с военных складов к местам переработки осуществляется аппаратом Рудметаллторга по указанию Синдиката Всецветмет, осуществляющего на время военных действий руководство снабжением промышленности сырьем цветных металлов.


Самое изъятие и заготовка по срокам и районам должно быть согласовано во время войны в Синдикате Всецветмет, которому надлежит проработать детальный план удовлетворения спроса по всем потребителям и отраслям промышленности с учетом сроков и количества по отдельным районам.



Ольга Эдельман: Так и вижу этих сборщиков лома цветных металлов непосредственно у линии фронта.



Владимир Тольц: А представляете, какой, в сущности, простор для злоупотреблений это могло дать помянутым начальникам снабжения фронтов? К примеру, - такие случаи бывали и позднее, - боеприпасы, не довозя до линии фронта, можно сразу отправить в металлолом, и ждать, что за это еще и похвалят.



Ольга Эдельман: В докладе ВСНХ были еще два пункта о том, где можно изъять цветные металлы. Пункт второй относится к сюжету, известному не в контексте нужд обороны, о нем многажды говорили в связи с антирелигиозной борьбой 20-х годов.



II . Изъятие колоколов.


С объявлением мобилизации должны быть изъяты цветные металло-ресурсы, в том числе и колокола в прифронтовой полосе и в следующую очередь из ближайших к этой полосе местностей, угрожающих стать прифронтовыми, в целях спасения возможной потери цветных металлов с постепенным переводом этих изъятий в центральные местности.


Количество церквей по РСФСР составляет:


в городах - 3.517


в селах и дерев[нях] - 30.457


Всего - 33.974


Ориентировочно вес колоколов по РСФСР составляет:


города - 3.517 церквей по 10 тонн - 35.000 тонн


села и деревни - 30.457 церквей по 2 тонны - 61.000


Итого примерно 96.000 тонн


По экспертной оценке, вес колоколов по всему Союзу составляет примерно 150.000 тонн.


Помимо того, имеется 1.500 тонн пушечной бронзы, из них 800 тонн в Ленинграде и 700 тонн в Москве.


В первый период войны предполагается собрать около 50% колокольного металла (75.000 тонн) и переработать их на первичные металлы, что даст в результате 58.000 тонн меди.


Пушечная бронза намечается к переплавке во вторую очередь, в случае перебоев по сбору колоколов.


Сбор ломов, соров, изделий и колоколов будет производиться аппаратом Рудметаллторга.


Складская сеть Рудметаллторга по СССР составляет по 15 конторам - 700 пунктов.


Исходя из этого, что Москва и Ленинград с окрестностями имеют до 800 церквей, на каждый пункт Рудметаллторга падает:


в городах 7 церквей по 5 тонн - 35 тонн


в селах 60 [церквей по] 1 [тонне] - 60 [тонн]


[...]Изъятие колоколов проводится в первую очередь в городах, а затем постепенно и частичное изъятие в сельских местностях. Успешность выполнения данной задачи будет зависеть не только от полноты административных мероприятий, но и в значительной степени от политического настроения населения, в связи с чем вопрос должен быть проработан в соответствующих политических организациях.



Владимир Тольц: Обратите внимание на упоминание о пушечной бронзе. Что имелось в виду, станет видно ближе к концу документа: изъятие из музеев старинных пушек.



Ольга Эдельман: Петр Великий, как известно, приказал переливать колокола на пушки. Какая параллель!



Владимир Тольц: Ну так не зря же он, хоть царь и крепостник, а в 30-е годы подавался советской пропагандой очень положительно. История с колоколами в том числе. (Такое художественно-идеологическое обоснование постфактум большевистского богоборчества начала 20-х годов.) Этот документ позволяет увидеть изъятие колоколов советской властью не только в идеологическом ключе. Заодно эта мера предполагалась как народнохозяйственная и - о чем вслух тогда не говорилось - призванная латать дыры оборонного комплекса.



Ольга Эдельман: Сегодня мы говорим о сюжете, на первый взгляд, очень скучном. Но, как часто случается, когда держишь в руках архивные документы, заведомо скучные вещи оказываются весьма интересными. Сегодня речь о том, как в конце 1920-х годов, во время форсированного строительства оборонной промышленности, советские управленцы столкнулись с проблемой нехватки цветных металлов. Быстрыми темпами увеличить их производство не получалось. Тогда задумались о вторичной переработке, о сборе лома цветных металлов. Где его взять? Высший Совет Народного Хозяйства придумал три источника: во время войны собирать металлолом прямо в зоне боевых действий (стреляные гильзы и т.п.). Изъять церковные колокола и музейные пушки. И посмотреть, что можно отнять у собственного населения.



III . Изъятие у населения изделий из цветных металлов.


Следующему изъятию по использовании колоколов, в случае затяжности военных действий, должно подвергнуться оборудование из цветных металлов: дверные, оконные, печные приборы, настольные лампы, люстры, задвижки. Наконец, в последнюю очередь изымаются предметы домашнего обихода: посуда из цветных металлов, кастрюли, баки, тазы, тарелки, кружки, ложки и т.д.


Очередность изъятия должна быть следующая: 1-я очередь - изъятие у городского населения, обладающего большим количеством изделий из цветных металлов; 2-я очередь - крестьянское население. Следует иметь в виду, что крестьянское население располагает весьма небольшим количеством изделий из цветных металлов, вследствие чего рассчитывать на большой эффект от изъятия у крестьянского населения не приходится ...


Изъятие производится в порядке реквизиции у всех лиц нетрудового элемента без права замены, у рабочих и служащих с обязательной заменой. [...]



Ольга Эдельман: Дальше следовали рассуждения о том, сколько понадобится складских помещений и транспорта для проведения изъятия, какие сроки. Для снятия и вывоза колоколов - нужны же тали, домкраты, лебедки, грузовики в городах, в селах можно обойтись подводами. В ВСНХ насчитали, что только для операции по изъятию цветных металлов у населения надо будет сформировать специальные бригады, привлечь порядка 25 тысяч человек. На местах для проведения изъятий следовало создать комиссии из представителей советских, партийных, общественных организаций.



Владимир Тольц: Обратите внимание, увлеченных планированием сбора металлолома ответственных работников ВСНХ как-то не волновало, что подумает об этом население. Политическая сторона дела им казалась ясной: надо для обороны, и все тут.



Ольга Эдельман: Возможность насилования населения представлялась безграничной



Владимир Тольц: Думаю, не совсем так. Думаю, скорее, они, возможно, не задумывались о реакции населения. Время было такое: отнюдь не всегда сопоставляли «политические риски», как сейчас модно говорить, с достигаемым экономическим эффектом: ну, много ли они могли получить металла, отвинтив у людей дверные ручки и отняв кастрюли и подсвечники? - Они же сами подсчитали, что не так уж много. Но все-таки что-то. А это лучше, чем ничего.



Указанные мероприятия должны быть проведены законом Правительства СССР.


1. Необходимо установить, что сдача и изъятие лома и цветных металлов является для всех как государственных, так и для частных учреждений и предприятий обязательной с применением необходимой ответственности.


2. В предмобилизационный период все производства, потребляющие цветные металлы, за исключением тех, которые связаны с выполнением военных заказов, прекращаются.


3. В указанный период все цветные металлоресурсы подлежат взятию на особый учет с немедленным уведомлением Синдиката Всецветмет.


4. Все находящиеся в музеях и арсеналах пушки должны быть забронированы по месту нахождения и зачислены в мобзапас промышленности для использования во время войны.



Ольга Эдельман: Далее в докладе ВСНХ излагались планы переработки полученного металла, что надо будет расширить заводы по вторичным металлам, что колокольную бронзу можно переплавлять в штыковой металл, а также пускать на чистую медь, это для военных целей представляет наибольший интерес. Так вот, а дальше следовало замечание, очень показательное: "Для производства опытов по разложению колокольной и пушечной бронзы на основные металлы необходимо теперь же собрать по одному вагону колокольной и пушечной бронзы (всего 2 вагона) и передать их в распоряжение Треста "Госпромцветмет"". Понимаете, что из этого на самом деле следует? Что снимать-то колокола они додумались, но внятного представления о технологии их вторичной переработки - не было. Они не знали, что делать с ломом цветных металлов.



Владимир Тольц: И, еще раз скажу, вряд ли детально оценивали при этом степень экономической эффективности и вообще целесообразности придуманных ими изъятий. Сопоставить затраты на все эти бригады в 25 тысяч человек, транспорт, переработку с реальной стоимостью и объемом того, что можно было получить в результате. Впрочем, вопрос о стоимости большевиков не волновал. Они хотели получить металл, медь, бронзу, олово, в тоннах. Сколько за этим трудозатрат, во сколько это обойдется - это было за пределами их расчетов. Они об этом не думали.



Ольга Эдельман: Но это мы говорим о докладе ВСНХ. Об их предложениях. Что было дальше? Все ли заинтересованные инстанции с этими предложениями согласились? Давайте посмотрим, вот мнение Госплана на этот счет.



Заключение Сектора Обороны Госплана СССР в Рабочее Заседание Совета Труда и Ообороны по докладу ВСНХ "Об организации сбора и изъятия во время войны соров, ломов и изделий из цветных металлов в тылу и на фронте", 20 июля 1929 г.


Госплан ССР считает необходимым отметить, что доклад ВСНХ представлен с недопустимым опозданием: вместо месячного срока, как сказано в постановлении РЗ СТО от 20 декабря 1928 г., в шестимесячный. Такое опоздание не может быть ничем оправдано и свидетельствует об отсутствии со стороны ВСНХ должного отношения к Постановлениям РЗ СТО.


По существу доклад и проект постановления в общем не встречает особых возражений со стороны Госплана. Необходимо лишь отметить следующие моменты:


1) В соображениях о сборе военного лома следовало бы дать на основе опыта войны и предполагаемого расхода снарядов, винт[овочных] патронов и пр., хотя бы ориентировочные подсчеты количества предполагаемого сбора военного лома. Отсутствие в докладе этих подсчетов не дает возможности судить о вероятных ресурсах цветного лома во время войны.


2) Проектируемый ВСНХ размер изъятия колоколов в деревнях представляется преувеличенным. Принимая во внимание политические условия, а также практическую сложность изъятия и доставки сельских колоколов, необходимо соблюдать большую осторожность в плане и исчислении размеров изъятия колоколов в деревнях.


3) Вопрос о переработке собранного металла разработан в докладе недостаточно полно. Необходимо после проверки и уточнения подсчетов и размеров вероятного изъятия цветного металла дополнительно проработать этот вопрос и составить конкретный план переработки металла на заводах.


Зам. председателя Госплана СССР Квиринг, временно исполняющий должность председателя Сектора Обороны Госплана СССР Ботнер.



Ольга Эдельман: Таким образом, мысль экономистов Госплана двигалась в том же направлении. Предложения об изъятии того, что они именовали ломом цветных металлов, их в целом устроили. Я говорю "того, что они именовали ломом" потому, что мы-то видим: ни домашняя утварь, ни церковные колокола, ни музейные пушки ломом не являлись. Из того, о чем шла речь в предложениях ВСНХ, ломом можно счесть только стреляные гильзы и патроны, которые в случае военных действий можно насобирать в прифронтовой полосе. Но это же нелепица!



Владимир Тольц: Сбор стреляных гильз и патронов это нормально. Это и посей день норма не только в России. А в остальном, думаю, мотивация советских управленцев 20-х годов тут качественно не сильно отличалась от логики людей, которые нынче срезают провода и воруют кабели. Поэтому давайте совершим такой экскурс, сопоставим с современностью. Мой коллега Сергей Сенинский беседовал об использовании металлолома цветных металлов с аналитиком по металлургии из инвестиционной компании «Проспект», (Москва) Дмитрием Парфёновым. Прежде всего речь зашла о недавнем прошлом – о конце 1990-х – начале 2000-х годов.



Дмитрий Парфенов: В означенный вами временной интервал полностью отсутствовала законодательная база регулирования рынка лома цветных металлов, что, собственно, приводило к росту криминальной составляющей в этом бизнесе. Поэтому все, что собиралось в России незаконно, в том числе с помощью воровства, отправлялось на экспорт. Это привело к тому, что в самой России ощущался существенный недостаток лома цветных металлов и плюс наносился ущерб инфраструктурным объектам, РАО ЕЭС выступала против, прочие структуры, которые были связаны с этим рынком. Вот, собственно, это привело к созданию базы законодательной, нормативной. Если к 2000 году объем экспорта из России составлял порядка 700 тысяч тонн, то с принятием новой законодательной базы к 2001 году объем экспорта упал до ста тысяч тонн.



Владимир Тольц: Как и в советские времена, в третьем тысячелетии лом цветных металлов находил свое использование в России. Как? – Отвечает Дмитрий Парфенов.



Дмитрий Парфенов: Период с 2001-й по 2003-й год, поскольку на рынке цветных металлов в целом была негативная конъюнктура ценовая, то этот сегмент сбора лома цветных металлов немножко медленно развивался, скажем, меньше темпов роста рынков в общем. А с началом высокой конъюнктуры на рынке, когда цены пошли вверх, соответственно, лома стали собирать больше и его пускали в том числе во внутреннее производство и частично отправляли на экспорт, но уже не в виде лома, как это было ранее, а в виде каких-то изделий. То есть это были вторичные сплавы алюминия, допустим, или какие-то изделия из меди.



Владимир Тольц: Как соотносятся ныне в России объемы производства изделий из цветных металлов из первичного и из вторичного сырья?



Дмитрий Парфенов: Эксперты оценивают рынок вторичного алюминия порядка 15% от общего объема производства первичного металла, а по рынку меди цифра немножко меньше – порядка 10% от общего объема рынка.



Владимир Тольц: Ну вот, судите сами, что на рубеже 20-30-х годов могла дать народному хозяйству переработка цветных металлов. При неразвитой в целом производственной базе, при том, что еще ведь не было готовых мощностей для переработки, их тоже следовало построить. Советская индустриализация была форсированной и насильственной не только по отношению к населению, к крестьянству, у которого отнимали хлеб для продажи за границу и покупки промышленного оборудования, машин. Индустриализация, как видно из примера, о котором мы сегодня говорим, была насильственной, противоестественной и для самой экономики, промышленности.



Ольга Эдельман: Знаете, я подумала сейчас о механизме хозяйственного коллапса, который случился в Российской империи из-за перенапряжения во время Первой мировой войны. Тоже ведь началось с желания получить больше патронов, чем могла дать индустрия. Отнимали железнодорожные составы для военных перевозок - а от этого застопоривалась металлургия и угольная промышленность, перекашивало все хозяйство, в конечном итоге те же паровозы оставались без запчастей и вставали. Это был недавний опыт, по идее, люди, проводившие индустриализацию, должны были его учитывать.



Владимир Тольц: В определенном смысле они его и учитывали. Думали о патронах до начала войны, заботились о мобилизационных планах. Не забывайте, документы, которые мы сейчас читали, как раз разрабатывались на случай мобилизации, на случай войны. Поскольку войны в начале 30-х годов не случилось, кое-какую индустрию успели отстроить. К концу 30-х, и мы об этом говорили в одной из наших передач, СССР располагал уже значительным количеством танков, вполне на уровне (а порой, и на более высоком уровне) армий ведущих европейских держав. А ведь на начало 30-х их не было вовсе. И обошлись даже без изъятия ламп и кастрюль у населения. То есть определенного успеха советские планировщики и управленцы добились. Ну, а вопрос, можно ли было то же самое сделать более грамотно, более эффективно, и более гуманно? – Таких вопросов прошлому историки обычно не задают. Задают их обычно политики, публицисты и демагоги, у которых в этот момент уже имеется готовый ответ…


  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG