Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По оценкам специалистов, реформа ЖКХ в Петербурге провалена


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская. Гости студии - генеральный директор Издательского дома "Консьерж" Олеся Галкина и главный редактор газеты "Консьерж" Валерий Рубцов.



Дмитрий Казнин: По оценкам специалистов, реформа ЖКХ в Петербурге провалена. Чиновники делают все для того, чтобы усложнить создание ТСЖ, а горожане не владеют элементарной информацией, которая могла бы им помочь.



Татьяна Вольтская: Проблема ЖКХ в Петербурге имеет свои особенности, хотя бы потому, что в городе очень много дореволюционных домов, содержание которых на самом деле обходится гораздо дороже, чем предусмотрено местными тарифами. По официальным данным, из 16 миллионов квадратных метров жилого фонда дореволюционной постройки сегодня отремонтировано лишь 5,5 миллиона, а для ремонта или расселения таких домов потребуется три городских бюджета. Поэтому дальнейшее повышение стоимости оплаты коммунальных услуг неминуемо, да оно и уже произошло в августе этого года. Система расчета субсидий на квартплату тоже поменялась, теперь больше семей будет получать компенсации, но получение льгот - дело все равно очень сложное, особенно в тех ТСЖ, которые пока не заключили договоров с государством. Оформить же эти договоры для многих ТСЖ весьма проблематично - в основном, потому, что люди не хотят брать на себя ответственность за жилье из-за огромного недоремонта, накопившегося за долгие годы. Эта проблема требует решения на законодательном уровне, как и те вопросы, о которых говорит депутат Госдумы Петр Шелищ.



Петр Шелищ: Мы теперь приняли такие поправки в закон об основах формирования тарифов, которые лишили нас возможности заключать самостоятельные договоры. По инерции это еще продолжается, а в принципе, мы всегда ратовали (мы - я имею в виду Союз потребителей России) за то, чтобы с Водоканалам, с тепловиками, с электроэнергетиками, с газовиками у нас были самостоятельные договоры. Потому что это во многом упрощает ситуацию и не делает ТСЖ или ЖСК ответственной перед нами за недостаточное количество полученного тепла, за недошедшую воду, за счета чрезмерные. Потому что сегодня все претензии граждане должны обращать ТСЖ, потому что у них с ним отношения, а нет отношений с ГорТЭКом или Водоканалом, что ставит в очень сложное положение, и с налогами там дополнительные накрутки получаются.



Татьяна Вольтская: Как правило, у граждан не хватает юридической подготовки для решения этих проблем и, что самое главное, не хватает информации. Те же издания, которые могут служить источниками информации по ЖКХ, как правило, не поддерживаются городской администрацией.



Дмитрий Казнин: Сегодня у нас в студии генеральный директор Издательского дома "Консьерж" Олеся Галкина и главный редактор газеты "Консьерж" Валерий Рубцов. Мы поговорим о проблемах ЖКХ и, в том числе, о проблемах специализированной журналистики в Петербурге.


Наверное, тема ЖКХ не устаревающая и у нас в городе, и в стране, можно бесконечно говорить и на самые разные аспекты обращать внимание. Тем не менее, начнем, наверное, с общего вопроса. Правительство России рассматривает вопрос о выделении реформы ЖКХ в отдельный приоритетный национальный проект. Я так понимаю, что у вас это информация практически из первых рук. Если можно, подробнее расскажите об этом.



Олеся Галкина: Действительно, такая информация прошла. Мы получили на круглом столе ее в Совете Федерации. Информация о том, что реформа ЖКХ будет выделена в один национальный проект, была озвучена советником председателя Совета Федерации Сергея Миронова. Поэтому информация это действительно новая, и мы, наверное, первые в Петербурге узнали об этом, потому что фактически мы там единственные были от Петербурга. Я хочу сказать все-таки о том, что надо выделять отдельный национальный проект, потому что ЖКХ - это единственная отрасль, которая отстала совершенно у нас, и, наверное, проблема настолько назрела, она серьезна и актуальна, что без каких-то кардинальных мер со стороны федеральной власти изменить что-либо в нашем государстве в ЖКХ фактически невозможно.



Валерий Рубцов: Проблема действительно назрела, но вызывает сомнения и опасения то, что даже по новому национальному проекту нет подробностей. В чем тут причина, пока сказать сложно, но до конца еще он не проработан. Пока реформа ЖКХ очень вяло, но начинает двигаться в рамках "Программы доступного жилья", но, собственно, это очень узкая проблема для ЖКХ. Вообще проблему ЖКХ, мне кажется, надо рассматривать шире, чем просто жилищно-коммунальное хозяйство, потому что, как показывает, в том числе, и мировой опыт, реформа ЖКХ складывается из четырех аспектов. Первое - это непосредственно реформа коммунального хозяйства, второе - это реформа жилищного хозяйства, и они все имеют свои особенности. Нельзя не отметить, что эти реформы не провести без реформы градостроительной деятельности, градостроительного планирования в первую очередь и, собственно, уточнения налогооблагаемой базы, то есть налогов на собственность.


Хотелось бы добавить, что эти основные элементы не являются самодостаточными, их необходимо подкреплять и правовой основой, и, в том числе, информационной поддержкой. Если правительство не сможет это реализовать, но если оно сможет реализовать это хотя бы на федеральном уровне и дать нормативные документы, правила хотя бы методические рекомендации субъектам Федерации, тогда, возможно, дело сдвинется с мертвой точки. При поддержке местных властей, в том числе, мне кажется, без привлечения бизнеса, в том числе, управляющих компаний эта реформа просто не пойдет.



Дмитрий Казнин: Это все больше вопрос, риторические причем.



Валерий Рубцов: К сожалению, ответов на эти вопросы пока нет. Может быть, они и зреют где-то в недрах Госдумы либо Совета Федерации, либо правительства, но широкой публике ответы на них неизвестны, а газетам приходится тратить, нашей газете в том числе, очень много сил и времени на получение этой информации, хотя она должна быть, на мой взгляд, публичной и доступной не только специалистам, журналистам, но и широкому кругу населения.



Олеся Галкина: Я хочу как раз дополнить, что у нас очень интересно в стране происходит. У нас объявлена реформа ЖКХ, она декларирована, но фактически никто не знает, как ее делать. Выходят документы какие-то правовые, в том числе сейчас вышел документ по конкурсам: если собственники не выбрали способ управления, как провести конкурс. Совершенно не привлекались к этому документу специалисты, которые работают на этом рынке в сфере управления жилья, то есть не привлекался частный бизнес совершенно. Поэтому эти вот конкурсы, правила, созданные в этом документе, фактически вообще этот частный бизнес вытесняют с рынка, потому что никто участвовать в конкурсах на таких условиях просто не сможет. Это первое. Во-вторых, управляющие компании совершенно не защищены ни от чего, то есть там защищены собственники, но не защищен частный бизнес. Фактически, вложив инвестиции, там не прописано, что они должны получать обратно эти деньги. Это один из примеров.


Просто я говорю о том, что у нас разработкой реформы вообще непонятно кто занимается и как это должно происходить. Может быть, выделение в отдельный национальный проект что-то решит в этой сфере. Я считаю, что, наверное, какие-то конкретные кардинальные меры надо принимать, потому что у нас реформа длится уже года три, а результатов нет.



Дмитрий Казнин: До сих пор на этом рынке преобладает монополия государства при этом, хотя одна из составляющих реформы - это все-таки создание именно рынка конкурентного.



Валерий Рубцов: На мой взгляд, здесь есть еще одна проблема. И сам частный бизнес пока не рвется в эту реформу, в том числе из-за вопросов, связанных с тарифообразованием и получением компенсаций. Как создаются у нас тарифы - большая загадка, и откуда, собственно, берутся те или иные цены на услуги. Я думаю, что у частного бизнеса, у управляющих компаний есть силы разработать стандарты. Вопрос в том, насколько они в этом пока заинтересованы. Потому что условия их работы на этом рынке непрозрачны, и я не думаю, что то, что приходит в квитках от управляющих компаний, будет дороже, чем то, что приходит сейчас от бывших как бы, скажем, городских управленцев, которые сейчас как-то формально вроде бы и выходят на этот рынок, но фактически они не умеют и не хотят оказывать рыночные услуги. Они вообще не хотят оказывать услуги, они хотят просто получать деньги с жильцов.



Олеся Галкина: Вот как раз по поводу монополизма я еще хотела сказать. Почему у нас так происходит? Потому что у нас не изменена система финансирования, на мой взгляд. У нас как доступ имели государственные чиновники к деньгам жилищным, огромным деньгам, у нас, например, 80 процентов жилищного фонда - муниципальные, следовательно, деньги собираются городом, они поступают в вычислительные центры и распределяются. Поскольку на местах региональная власть имеет доступ к этим деньгам, пока она будет иметь доступ к этим деньгам, у нас реформа не сдвинется. И, как показывает опыт, поскольку у нас сейчас очень активно идет информация из различных городов, в том числе, из Находки, из Иркутска, из Красноярска, у них ситуация следующая: как только появились частные компании, начали забирать дома у государства путем проведения собраний собственников, как только деньги начали уходить из города, - эти фирмы начали вытесняться с рынка. Это ситуация повсеместная, по всей стране.


В принципе, в нашем городе она тоже такая. То есть частные компании у нас сопротивляются, они посильнее, у них есть объединение - Ассоциация управляющих компаний. В Москве, например, вообще нет рынка, там нет фактически частного бизнеса, там в основном ДЭЗы существуют, то есть монополия продолжает существовать. И пока не вмешается федеральная власть, своей железной рукой Путин не стукнет по столу и не скажет: "Давайте менять систему финансирования", - у нас будет эта ситуация продолжаться, то есть рынка у нас не будет, потому что деньги огромные.



Валерий Рубцов: Я бы хотел высказать свою личную точку зрения, особые надежды я бы не стал возлагать на нашего президента. Он, конечно, может стукнуть по столу и дать распоряжение. Учитывая, как построена сейчас вертикаль власти, это распоряжение будет принято к исполнению, вопрос - дойдет ли это распоряжение до непосредственного исполнителя, не завязнет ли это где-то посередине. И я бы еще хотел отметить по федеральной программе, что, как отмечают специалисты, очень важно связывать ее с программой "Жилье", ликвидацией ветхого фонда. Потому что отчасти именно решение проблемы ветхого фонда, что очень актуально для Петербурга, поможет вводить дома, где уже будут созданы ТСЖ, которые будут уже более грамотны, более обеспеченны. В конце концов, будут уже новые коммуникации, фонд не будет требовать такого скоротечного ремонта.



Дмитрий Казнин: Я знаю, что у газеты "Консьерж" в октябре открывается общественная приемная в Петербурге. Что это такое, зачем она нужна?



Валерий Рубцов: Я бы не ставил пока конкретный срок, что это будет именно 1 октября. Скорее это будет конец октября, и по полной программе она заработает уже в ноябре. Что такое общественная приемная? Это приемная, которая постарается помочь гражданам, в первую очередь, а также коллегам в оказании квалифицированной юридической и информационной поддержки по проблемам ЖКХ. Сейчас мы предлагаем и приглашаем, ищем юристов, грамотных юристов именно в области ЖКХ, которых, на мой взгляд, катастрофически не хватает, поэтому здесь отчасти возникают проблемы с поиском специалистов, которые готовы оказывать помощь на общественных началах. И второе, хотелось бы, пользуясь случаем, предложить тем юристам, которые готовы эту помощь оказать, с нами связаться.


Создание такой общественной приемной связано с бесконечным количеством обращений, которые приходят в газету с просьбой оказать помощь. Так как газета - это издание, ориентированное в первую очередь на информацию, а не на юридическую поддержку, мы, конечно, пока своими силами не можем ответить на все юридические вопросы.



Дмитрий Казнин: Создание такой приемной назрело, потому что люди ведь очень мало знают о своих правах в этой области, притом что ситуация запущена. Сталкиваясь постоянно с этими жалобами, что вы можете сказать? Действительно такая вот правовая неграмотность, вопиющая?



Валерий Рубцов: Скорее правовые пробелы в самом законодательстве, которые приходится часто решать. То, что необходимость назрела, это без сомнения. Признаюсь честно, если бы уже была где-то такая готовая приемная, мы бы не тратили свои силы и средства, которых у нас и так не много, на создание самостоятельного проекта, мы бы с удовольствием посотрудничали. Но, к сожалению, на мой взгляд, такой организации пока нет в Петербурге. Да, есть некоторые общественные организации, которые, так или иначе, пытаются помочь, но это не их основная задача, у них также не хватает времени и сил. Поэтому, на мой взгляд, создание такой приемной необходимо просто.



Олеся Галкина: И я хочу сказать, что эта общественная приемная будет не только работать как бы в режиме таком, что люди должны прийти куда-то в определенное место, но, возможно, она будет и виртуально работать, то есть люди смогут по Интернету, по телефону задать свои вопросы, и, если у нас будут работать специалисты, мы сможем ответить на эти вопросы.



Дмитрий Казнин: Действительно, сейчас негде получить информацию?



Олеся Галкина: Кроме как в нашем издании, нет. Ну, это, конечно, шутка, тем не менее, очень сложно найти информацию, именно правовую информацию. Заключение различных договоров - это одна из проблем. Заключение смет, контроль за работами, взаимоотношения с подрядчиками, с монополистами - столько проблем! Монополисты - это Водоканал, топливно-энергетический комплекс, и у них огромный штат юристов работает, юристы, которые нацелены на то, чтобы сделать так, чтобы как можно больше денег собрать за все. Получается, у собственников не то что знаний нет, а и юристов к тому же еще нет в городе в нашем, очень трудно найти именно специалиста в этой области.



Дмитрий Казнин: То есть, получается, граждане не защищены.



Олеся Галкина: Абсолютно!



Валерий Рубцов: Не только граждане. Граждан может обратиться в суд, если у него есть время и возможность такая, что занимает довольно много времени, зачастую денег и стоит нервов, поэтому не многие пока общаются в суд, но такие активные люди уже есть. Не защищены, на мой взгляд, в том числе и во многом сами ТСЖ и ТСК, юридические лица, которые работают непосредственно с собственниками. Потому что возникают проблемы и у собственников с ТСЖ, и у ТСЖ с собственником, и у ТСЖ с монополистами и властью, и обратно. И получается такой замкнутый круг, в котором, я еще раз подчеркну, без нормальной юридической поддержки, куда я включаю не только адвокатов, но и юристов, даже больше юристов, чем адвокатов, не обойтись. Но ее не хватает, нужна еще отработанная нормативная база. Пускай она будет даже не на уровне Федерации, а хотя бы субъекта, хотя бы территориального органа администрации, это необходимо.



Дмитрий Казнин: К нам поступают телефонные звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Георгий, Санкт-Петербург. А вот существует или нет решение, кто должен нести бремя громадных затрат на дома дореволюционной застройки - население или государство? Тем более, они представляют историческую ценность.



Олеся Галкина: У нас действительно сложилась очень сложная ситуация, потому что государство запустило, можно так сказать, все дома, особенно в исторической части, где есть дома, в которых по сто лет не было никакого ремонта. И я считаю, что это исключительно ответственность государства их отремонтировать. Но проблема в том, что, как было сказано в репортаже вашего корреспондента, действительно, надо потратить три бюджета Петербурга, чтобы отремонтировать все эти дома. Следовательно, государству денег не хватит, и мы должны это признать. Поэтому государство должно разработать систему какую-то, может быть, альтернативную систему, при которой эти дома будут отремонтированы. Может быть, если квартиры приватизированы, то бремя содержания возлагается, по нашим правовым актам, на собственников, и ничего с этим не поделать. Если вы живете в историческом доме и вы собственник этого жилья, вы обязаны его содержать, ничего с этим не поделать. И во всех странах собственниками являются богатые люди. У нас государство подарило квартиры фактически и переложило бремя содержания на обычных, малоимущих фактически лиц.



Дмитрий Казнин: В историческом центре очень много таких людей.



Олеся Галкина: Да, много малоимущих людей живет. Поэтому надо сейчас продумать систему. Предложено несколько вариантов. Например, в Сосновом Бору есть систему, при которой бюджет кредитует собственников, он дает им беспроцентный кредит, закладывая в квитанцию какой-то строчкой капитальный ремонт, и деньги возвращаются. То есть бюджет не просто деньги дает, а он еще как-то их собирает обратно. Может быть, какую-то систему кредитования сделать, которая у нас вообще никак не разрабатывается. Может быть, банки должны участвовать в этом. Система кредитов должна существовать для ТСЖ и ЖСК, это во всем мире работает, в той же самой Прибалтике.



Дмитрий Казнин: У нас еще звонок. Доброе утро.



Слушатель: Доброе утро. Я Алехина Валентина Алексеевна, и у меня вопрос к Олесе Галкиной. Это ЖСК 1076. Мы, актив, обратились в эту газету, чтобы они помогли нам, потому что ситуация в нашем доме криминальная, дом разрушается, причем принесли мы ей документы, которые подтверждали эту ситуацию. Сначала лично Олеся Галкина приняла документы, напечатали статью...



Олеся Галкина: Я знаю эту гражданку, она к нам действительно обращалась. Ситуация у них в доме очень сложная, потому что у нее личный конфликт - не собственников, потому что собственники на стороне председателя - с председателем. Вышла очень некрасивая ситуация именно с этой гражданкой, потому что она фактически подвела наше издание, представив документы, которые, по нашему мнению, можно считать подложными, там какие-то странные подписи были... Это вопрос к правоохранительным органам, но потом в результате она подала на нашу газету в суд, мы судились, выиграли два суда у нее. Это частный случай, очень неприятный, поэтому даже вспоминать о нем не хочется.



Дмитрий Казнин: Ваша газета "Консьерж" - это газета, которая специализируется на вопросах ЖКХ. Очень больная тема сейчас и для Петербурга, и для России. Какие взаимоотношения, например, у вас с властью? Есть ли какая-то поддержка или нет? Что происходит в этой области?



Олеся Галкина: На начальном этапе можно было сказать, что поддержки не ощущалось, потому что, мне кажется, что наши городские власти не совсем как бы понимали, куда должна двигаться реформа. Сейчас немножко ситуация изменилась, потому что проблемы назревают, люди больше интересуются своими правами и обязанностями. Сейчас больше мы находим диалог с властями, с органами властями. Это, кстати, очень позитивно, потому что должен быть какой-то обмен информацией друг о друге. В принципе я могу сказать, что у нас неплохие складываются отношения и, я думаю, что все будет в дальнейшем хорошо.



Дмитрий Казнин: Насколько вообще сложно специализированной журналистике сейчас выживать в современных условиях?



Олеся Галкина: Я могу сказать, что довольно сложно, потому что рынка-то нет. За счет чего живут средства массовой информации? Либо они живут за счет рекламы, либо за счет подписки. На подписку мы не жалуемся, подписка у нас очень хорошо идет, с рекламой посложнее, потому что на рынке пока нет заказчиков, помимо государства, скажем, тех же ТСЖ, управляющих компаний, ЖСК, которых должно быть много, их сейчас у нас всего 2-3 тысячи в Петербурге. Потому, чем больше будет заказчиков, тем больше будет компаний, которые будут выходить на этот рынок и оказывать услуги, тогда будет легче жить за счет рекламы. Пока приходиться выживать.


Валерий Рубцов: Я бы отметил, что проблемы специализированных СМИ, в общем-то, общие проблемы в журналистики в современном российском обществе, назовем это так. Да, сложно находить общий язык с чиновниками. Мне кажется, что даже специализированным СМИ сейчас его находить легче. Потому что, хотя СМИ бедные, но это действительно узкая тема, она узкая не в смысле аудитории, как в аудитории она очень широкая, но СМИ специализированные. То есть эта тема интересна специалистам, и она мало затрагивает, скажем так, разные политические аспекты деятельности того или иного чиновника, он имеет возможность ответить на конкретные вопросы либо сделать конкретные предложения. Поэтому в плане общего языка и свободы печати как бы специализированному СМИ, на мой взгляд, легче. С финансированием гораздо сложнее. Я подчеркну, я имею в виду именно свободу печати. Не свободу слова, не свободу мыслей, не цензуру, а свободу печати.



Дмитрий Казнин: К нам поступают телефонные звонки. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, большая благодарность газете "Консьерж", которая является единственным источником. К сожалению, не во всех киосках...



Дмитрий Казнин: К сожалению, срывается звонок. Но я думаю, что из начала этого вопроса понятно, о чем идет речь. Вы единственное, получается, издание, которое говорит об этой теме.



Валерий Рубцов: Да, к сожалению, не во всех киосках. Но, опять-таки, это проблемы СМИ, печатных СМИ в первую очередь, а не радийных и телевизионных, это проблема распространения. Я бы не хотел вдаваться в эти финансовые вопросы.



Олеся Галкина: Я могу сказать, что мы все прилагаем для того, чтобы газета поступала в розничную сеть, и чтобы обычные граждане имели возможности приобрести это издание. Но я могу сказать, что это сделать очень сложно, выход в розницу очень дорогое удовольствие для издания, очень дорогое, то есть не все могут потянуть. Поэтому все, что можем, мы делаем. Хочу поблагодарить наших читателей вообще за активное взаимодействие, потому что без читателей мы тоже не могли бы издавать наше издание.



Дмитрий Казнин: Если мы говорим о финансах, следует, наверное, вернуться, например, к крупному, большому вопросу о национальном проекте ЖКХ. Если будет выделена эта сфера в отдельный национальный проект, то наверняка будут выделяться большие средства на это, как сейчас, собственно, принято. На что, по вашему мнению, должны выделяться эти деньги?



Олеся Галкина: Я считаю, что на два основных направления должны выделяться - это все-таки на подготовку и разработку подзаконов, нормативных актов, которые позволят создать цивилизованный рынок ЖКХ. Это, безусловно, должны привлекаться специалисты, а не просто чиновники должны разрабатывать эти документы.


Второе - это конечно на информацию. Не только, может быть, на наше издание деньги целенаправленным образом...



Валерий Рубцов: Хотя не помешало бы.



Олеся Галкина: Хотя не помешает, деньги всегда нужны для того, чтобы мы больше распространялись и больше информации было. Но вообще на информирование населения о состоянии ЖКХ, вообще о том, чтобы они больше знали о своих правах и обязанностях. У меня такое подозрение, что иногда просто органам власти не интересно это. Им это, может быть, не нужно пока что. Я говорю, пока система финансирования не изменена и пока чиновники имеют непосредственный доступ к деньгам населениям, им это не интересно. В принципе, задача федеральных органов власти сделать так, чтобы система финансирования была изменена.



Валерий Рубцов: Я бы хотел еще добавить, что, на мой взгляд, средства необходимы достаточно большие еще на подготовку специалистов отрасли ЖКХ, то есть жилищно-коммунальных услуг. Потому что специалистов, на мой взгляд, сейчас на рынке не хватает.



Олеся Галкина: Я как раз не совсем согласна с Валерием на данную тему. Мне кажется, что если все-таки будет создан рынок, то люди сами будут находить деньги, чтобы пойти и обучиться. Может быть, надо финансировать учебные заведения, которые могли бы обучать.



Валерий Рубцов: А я с этим не спорю. Система подготовки, образования. Приведу один пример по ЖКХ Франции. Свежая информация. Там сейчас огромная проблема, особенно на юге Франции, связанная со специалистами по канализации, водоснабжению, со всей абсолютно сантехникой. Почему? Французы не хотят идти, раньше там работали в основном приезжие, в основном из Польши. Были ужесточены въездные законы и сейчас все французы, особенно богатые, у которых дома большие, да и бедные тоже жалуются, что водопроводчика не найти вообще, сантехника нет. Потому что Франция не готовила своих специалистов, она рассчитывала только на приезжих.



Дмитрий Казнин: У нас тоже часто не найти ни водопроводчика, ни сантехника.



Валерий Рубцов: У нас, мне кажется, по другим причинам.



Дмитрий Казнин: Да, естественно.



Олеся Галкина: Квалифицированные специалисты, кстати, тоже проблема с ними, потому что пьющих много.



Дмитрий Казнин: Вернемся к историческому центру города. Одно дело - это новые районы, где действительно люди могут как-то самоорганизоваться и даже в сложной ситуации находить какие-то выходы, решения. А дома, где огромное количество коммунальных квартир, где очень часто живет много каких-то асоциальных элементов. Насколько вообще можно говорить о какой-то реформе ЖХК в таких домах, в таких районах?



Олеся Галкина: Очень сложно говорить вообще о реформе ЖКХ, когда коммунальные квартиры. Я считаю, что это вообще ненормально для нормального, цивилизованного государства, и с коммуналками, естественно, что-то надо делать, это, опять-таки, задача органов власти. Но я считаю, что в принципе для центральных районов сфера частного управления - это единственный выход. Потому что там очень маленькие дома, имеется в виду, что мало квартир, и создавать там ТСЖ самоуправляемое - это либо там очень богатые были и смогли


содержать, потому что это очень большие расходы на дом, либо эти дома должны объединяться в какой-то большой участок и этот участок должен передаваться в управление. Но единственная, может быть, задача управляющих компаний взять возьмут на себя задачу вообще по расселению этих коммуналок. Но для этого должен быть там какой-то либо ремонт, либо что-то. Потому что дома в ужасном просто состоянии пребывают.



Валерий Рубцов: Я хочу, чтобы правильно поняли, речь идет не о ликвидации этого жилого фонда вообще, а о его модернизации, переориентации, может быть на других собственников.



Олеся Галкина: Деловые центры те же самые.



Валерий Рубцов: В том числе, может быть, и деловые центры, но это зависит от дома. Я, например, не сторонник программы, это моя личная точка зрения, вообще ликвидации жилья в центре города. Мне кажется, там задача власти отчасти привлечь для этого бизнес, для расселения, второе - переориентировать собственника на большие затраты и управление. Да, немногим это понравится, но всегда в золотом треугольнике, простите, жилье и стоит гораздо дороже, и далеко не каждый, очень немногие могут себе позволить жить и содержать дом в золотом треугольнике Петербурга.



Олеся Галкина: Проблема еще в том заключается, в менталитете нашего населения. Ведь даже самые богатые люди, по статистике, кстати, самые злостные неплательщики по квартплате, они экономят на нее. Потому что у нас менталитет такой. В основном ведь плательщиками являются кто? Это средний возраст, люди, выросшие в советские времена, и для них жилье - это как бы государство дало или даже ты сам купил, но жилье как бы никуда не денется. Можно не платить за него три года, тебя никто не выселит, ничего с тобой не случится. То есть, вот этот менталитет тоже надо менять. Информация, кстати, которая должна поступать, воспитательная в том числе, образовательная, она должна тоже обязательно быть. Чем мы и занимаемся, собственно.



Валерий Рубцов: В том числе через нашу газету.



Дмитрий Казнин: Вы занимаетесь проблемами, с которыми сталкиваются люди в нашем городе, в Петербурге. Как отличается, есть у вас информация о ситуации в стране в целом, от ситуации в Петербурге и в Москве? Все-таки известно, что это разные вещи. Есть, наверное, небольшие города в отдалении, где вообще речь о реформе не идет.



Олеся Галкина: Разные есть города. Есть города, в которых, кстати, далеко вперед ушли, это самые, может быть, продвинутые. Я знаю, что, по-моему, в Саратове уже созданы персонифицированные счета и люди, льготники, получают деньги. То есть у них некая монетизация льгот произведена. Это большая заслуга органов местной власти, потому что у нас этого никто добиться не может. У нас как льготы не перечислялись на ТСЖ, как бы держат их четыре месяца, ТСЖ и ЖСК не получают льготы, а услуги оказывают, то есть фактически все они несут убытки из-за этого, потому что государство своевременно не перечисляет льготы. А если бы у нас человек получал льготы персонально, были созданы, может быть, персонифицированные счета, может быть, вообще монетизация льгот, то есть на руки должны деньги получать, эти льготы свои положенные, и платить уже 100 процентов за коммунальные услуги, может быть, у нас и проблем было бы меньше. Есть города, которые действительно продвинулись, есть города, в которых началась эта реформа, но как только почувствовали, что деньги начинают утекать из рук чиновников, то эта реформа быстренько прекращается. Вот эта ситуация очень опасная.



Валерий Рубцов: Я бы еще подчеркнул, здесь проблема не только в городах всей России, но и в муниципальных образованиях. Не только в субъектах Федерации, нельзя выделить самый успешный или самый плохой, очень много зависит от муниципалов и от самих жителей.



Дмитрий Казнин: Будем все-таки надеяться, что реформа будет, так или иначе, двигаться и в Петербурге, и в России. Спасибо.


XS
SM
MD
LG