Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Довольны ли вы качеством товаров для детей и приходилось ли вам обращаться с претензиями в магазин или к производителю


Марина Катыс: Сегодня мы будем говорить о товарах для детей. Точнее – об их качестве. Всегда ли оно нас устраивает? И что делать, если товар оказался некачественным? Куда обращаться?


Об это мы будем говорить с членом Московской коллегии адвокатов «Адвокатское партнерство» Марией Рыбниковой; матерью двоих детей (причем старшая девочка вчера первый раз пошла в первый класс) Еленой Газанчан; и по телефону из Санкт-Петербурга в нашей беседе принимает участие сопредседатель Союза потребителей Российской Федерации Анатолий Голов.



Вас же, уважаемые слушатели, я попрошу ответить на такие вопросы. Довольны ли вы качеством товаров для детей? И – если не довольны – приходилось ли вам обращаться с претензиями в магазин или к производителю?



Как известно, дети – наше будущее. Во всем мире отлично понимают, что на будущем - экономить нельзя. Понимают это и российские родители, правда, возможностей у большинства из них меньше, чем у их европейских соседей.


И у меня вопрос к вам, Елена. У вас двое детей, насколько я знаю, полутора лет и семи лет. Когда вы покупаете товары своим детям, вы стараетесь экономить, то есть вы обращаете внимание на цену? Или все-таки «все лучшее – детям», а экономите вы на взрослых?



Елена Газанчан: В основном я руководствуюсь соотношением цены и качества и смотрю прежде всего даже не на стоимость товара, а на товар, в частности – игрушку, с точки зрения того, из какого она материала сделана. Чтобы это были натуральные материалы, и чтобы она соответствовала эстетическим требованиям, была не слишком ярких «химических» цветов и отвечала бы интересам ребенка в данном возрасте.



Марина Катыс: А если говорить об обуви, вы стараетесь покупать своим детям обувь подешевле или все-таки выбираете дорогую и качественную?



Елена Газанчан: В основном это - средний ценовой сегмент, не самая дорогая, но довольно качественная обувь. В основном - кожаная, с натуральным мехом, если это зимняя обувь. Еще меня волнует ортопедическая сторона обуви.



Марина Катыс: А что касается одежды, вы приобретаете ее в магазинах или покупаете детям одежду на рынках, на распродажах, где цена ниже?



Елена Газанчан: В основном - в магазинах. Но если что-то необходимо, и это не отличается от магазинных вещей, я могу это и на рынке приобрести.



Марина Катыс: Мария Владимировна, большинство людей в России одеваются, конечно, на рынках. Мы не берем мегаполисы, типа Москвы и Санкт-Петербурга. И на рынках товары бывают некачественными.


Если получилось так, что родители купили ребенку одежду, обувь, игрушку, не важно - что, и товар явно не отвечает тем качествам, которые заявлены на ценнике производителем, - что делать? Плюнуть, забыть и пойти купить в другом месте другой товар? Или же все-таки пытаться обменять товар, привлечь к ответственности недобросовестного продавца или производителя?



Мария Рыбникова: Марина, если вы говорите о рынке, то мы предполагаем, что в правоотношения вступают потребитель и, допустим, предприниматель без образования юридического лица. Это может быть и юридическое лицо, которое арендует какую-то площадь на том же самом рынке. Здесь ведь без разницы, у кого вы купили, потому что все эти правоотношения будут регулироваться законом о защите прав потребителей.


Как лучше поступить, если в гарантийный срок (или если даже этого гарантийного срока не установлено было на игрушку или на вещи) всплыли недостатки? Я думаю, что нужно обязательно обращаться к продавцу и выяснять возможность замены этого товара. Поскольку закон дает право покупателю предъявить продавцу или изготовителю товара подобные требования (о замене товара или о возврате денег), то надо этим пользоваться.


И если вам отказывают, то надо понять - почему. Если вам отказываются заменить товар только потому, что нет аналогичного товара на замену, аналогичной модели и марки, это - одно. Если с вами просто не хотят разговаривать и говорят, что товар прекрасен, не надо выдумывать и не надо ходить по лужам, допустим, в детских ботинках, то это - совсем другое.


В любом случае, как только вы побеседовали с продавцом (причем продавец, опять же я говорю, это может быть и предприниматель без образования юридического лица, это может быть и юридическое лицо, то есть представитель магазина), надо обратиться к нему с письменной претензией. Это очень важно – заявления с просьбой замены или возврата денег за некачественную вещь.


В каждом районе, в каждом округе есть территориальное управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Это - уполномоченный федеральный исполнительный орган, который осуществляет функции по контролю и надзору в сфере обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и защиты прав потребителей, потребительского рынка. Я думаю, что заявление в эту организацию ничуть не помешает, а даже поможет разрешению конфликтной ситуации. Хотя бы такие меры нужно предпринять, не отказываться от своих прав.


А далее, если всплывет перспектива судебного обращения, то это должен каждый гражданин решать для себя, потому что это действительно требует определенной затраты средств и сил. Даже не средств, как денег. Вы же знаете, что закон о защите прав потребителей, освобождает от уплаты госпошлины при обращении в суд за защитой своих прав. Будут затраты времени, затраты энергии, затраты себя – вот это надо осознавать.



Марина Катыс: Спасибо. Анатолий Григорьевич, у меня вопрос к вам. Вы – сопредседатель Союза потребителей Российской Федерации. Как часто вам приходится сталкиваться с тем, что потребители обращаются в ваш союз с просьбой защитить их права, когда дело касается именно товаров для детей, промышленных товаров я имею в виду?



Анатолий Голов: Я бы сказал, что обращений по детским товарам немного. На первом месте у нас по обращениям стоят промышленные товары, в основном - бытовая техника; на втором – жилищно-коммунальные услуги, это и детей касается, но меньше; на третьем – продовольственные товары. А по детским товарам жалобы довольно-таки немногочисленны. На моей памяти было несколько обращений по детской мебели. По мебели есть целый рад вопросов, и по детской мебели - тоже, по детским кроватям, по детским гарнитурам. А по детской одежде, по детской обуви жалоб не так много.



Марина Катыс: Спасибо. И у нас первый слушатель на линии. Сергей, пожалуйста, вам слово.



Слушатель: Добрый день. Я как раз хочу своему земляку возразить по поводу того, что жалоб мало. Жалоб не мало, просто люди не хотят связываться. Я по актуальному моменту выскажусь. Вот вчера было 1 сентября. У меня волосы дыбом встали, когда я увидел, во что одеты дети. Это какое-то уродливое, совершенно некачественное барахло. Вчера маленький дождичек здесь прошел, так вот, обувь пришла в такой вид, что я не знаю, как они будут в ней потом ходить. Самое главное, что этим должно заниматься, по-моему, государство или какие-то общественные организации превентивно. Проверять вот эти рынки. Я уже сказал об ужасной совершенно одежде, первоклашки были, как старички… Это просто пародия на одежду. На них были какие-то взрослые галстучки, похожие на настоящие, ботиночки и прочее.


По поводу игрушек - достаточно часто приходится дарить игрушки, и практически любые игрушки (особенно, которые радиоуправляемые) выходят через 3-4 дня из строя, и, как правило, никто жалоб не подает, потому что считают это мелочевкой. Но для ребенка это, конечно, травма.



Марина Катыс: Спасибо, Сергей. И я хочу предоставить слово Елене. По поводу игрушек наш слушатель сказал, что они некачественные, и родители обычно не обращаются в магазин. Мне кажется, что это можно проиллюстрировать примером из вашей жизни. Я знаю, вашим детям была куплена игрушка в «Детском мире»…



Елена Газанчан: Да, этим летом наш папа решил сделать сюрприз и приобрести «летающую тарелку», которая должна была довольно высоко взлетать при дистанционном управлении. Это было бы очень эффектно. Было бы, если бы она действительно работала. Потому что после зарядки аккумуляторов по инструкции не произошло никакого взлета, машина издала странный звук и заглохла. Мы зарядили еще раз и опять - ничего не получилось. После этого расстроенный папа (не говоря уже о том, как были расстроены дети, коорые не получили никакого сюрприза) пошел в «Детский мир» и сказал, что игрушка не работает. Ему предложили взамен другую, чуть дороже и больше диаметром. Обрадованный папа приехал на дачу и еще раз зарядил аккумуляторы, но опять ничего не получилось (притом что в магазине ему демонстрировали игрушку, и она действительно взлетала). Второй раз, когда он пришел менять, ему предложил просто вернуть деньги. Он сказал: «Нет, мне нужна игрушка». И ему еще раз дали товар заменили. Но и в третий раз игуршка не работала, и расстроенный папа оставил игрушку на прилавке, не забрал деньги, и, в общем…



Марина Катыс: В общем, рассвирепел и ушел. Мария Владимировна, пожалуйста, ваш комментарий?



Мария Рыбникова: Интересно, что и слушатель, и Елена, как опытный потребитель детских товаров, не вспомнили о сертификате качества. Мы (мамы и папы) должны всегда помнить, что игрушки подлежат обязательной сертификации. Это было сделано еще давно, постановление правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 года, - детские игрушки включены в перечень товаров, подлежащих обязательной сертификации. Также в этом перечень включены продукты питания для детей, одежда, обувь (в том числе и валяная), коляски, велосипеды детские (узлы и детали к ним тоже попали в это постановление) и предметы по уходу за детьми, а также - школьно-письменные принадлежности.



Марина Катыс: А что это дает?



Мария Рыбникова: Государство путем выдачи сертификата качества (этим занимается у нас акционерное общество «Ростест») проверяет партии игрушек, которые завозятся к нам или изготавливаются. И в данном случае производитель обязан получить сертификат качества на свой товар, и проверяется соответствие обязательным требованиям стандарта на эти изделия. Поэтому, мамы и папы, чтобы не попадать и в третий раз, и в четвертый раз в эту печальную ситуацию, нужно спросить при покупке сертификат на продукцию, не важно - детская ли это одежда или обувь, или это игрушка. Попросите у продавца - пусть он вам предъявит, в конце концов даже можно снять ксерокопию этого сертификата на данную партию товара. И, я думаю, уже на этом этапе мы будем предупреждены.


Я уверяю вас, что на некачественную игрушку не будет сертификата качества, и это заведомо уже будет левая игрушка.



Марина Катыс: Спасибо. Евгений Владимирович из Москвы, пожалуйста, вам слово.



Слушатель: Здравствуйте. Разрешите сказать о мошенничестве в широких масштабах, которое направлено на обирание родителей. Речь идет об МГТС, которое берет повторно за телефонизацию, дважды. Приобретатель квартиры оплачивает эту услугу…



Марина Катыс: Евгений Владимирович, какое это имеет отношение к теме качества товаров для детей?



Слушатель: Дело в том, что дети тоже говорят по телефону, и если родителей грабят (они платят по 12 тысяч), то они меньше смогут выделить средств на детей.



Марина Катыс: Ладно, спасибо. Я вас попрошу позвонить мне в другую программу, у нас будет программа, посвященная телефонизации в различных формах, и там мы это обсудим.


Анатолий Григорьевич, Мария Владимировна говорила о том, что нужно обязательно требовать сертификат на продукцию, будь то товары для детей или товары для взрослых - не важно. А с точки зрения вашего союза - какие возможности добавляет наличие сертификата? Потребителю, который столкнулся с некачественным товаром, наличие сертификата помогает как-то в решении проблемы, в судебном иске, например?



Анатолий Голов: Естественно, сертификат помогает нам самим получить полную информацию о товаре. Дело в том, что детские товары имеют определенные ограничения по использованию. Например, есть игрушки, которые можно давать детям, начиная с определенного возраста. Если к товару не приложена инструкция, однозначно не покупайте его, потому что нарушены требования по безопасности: вам не сообщили, начиная с какого возраста ребенок может этим пользоваться. И сертификат вам покажет, кто и где изготовил эту игрушку. Это может быть китайская игрушка, может быть и японская, может быть и украинская, и белорусская, и вы будете принимать решение о приобретении с большей информацией.


У нас с вами есть первое право – на информацию. Пользуйтесь им, задавайте любые вопросы. И второе право – право на безопасность. Право на безопасность – это очень важное право, и оно для детских товаров играет большую роль. Обратите внимание, на любой игрушке должно быть указано, начиная с какого возраста дети могут ей играть.



Марина Катыс: Спасибо. Общее мнение, что качество товаров для детей в Российской Федерации достаточно высокое. Но я предлагаю послушать опрос, который подготовила наш корреспондент Вера Володина. Что думают родители, дедушки и бабушки, в Подмосковье и в Москве о качестве товаров для детей?



- Мы относимся к малообеспеченным слоям населения, поэтому одеваемся, можно сказать, на Измайловском и Черкизовском рынках. Это - низкое качество. Хотелось бы лучшего качества, но тогда и цены буду намного выше. Цены на детские товары намного выше, чем на взрослые вещи, поэтому стараемся покупать товары более дешевые, плохого качества.



- Цены более-менее устраивают, но качество, естественно, оставляет желать лучшего. Потому что качество в последнее время стало просто наихудшее. Одежда и обувь, и даже с продуктами это связано. Даже качество продуктов для детей – это одна химия. Видно, что добавляют красители, а не натуральные ингредиенты в те же йогурты и остальные молочные продукты.



- По продуктам могу сказать. Я отработал 4,5 года на мясокомбинате. Очень много гонят сои, наполнителей очень много, красителей очень много. Колбасу сунешь в микроволновку – а оттуда в тарелку вытекает жир красный весь.



- Перед школой даже конкретный пример, что форма - ужасная. Форма для детей сейчас ужасная, а у нас обязательная форма. Так еще дело в том, что определенная форма – купить ее не везде можно.



- Нет, для детей пока еще не приходится покупать, но я сам - учитель. Да мы, в принципе, заказывали форму на всю школу. В Домодедово ездили, там без проблем вообще. Единая форма у нас в школе, федяковская.



- Достаточно трудно найти сейчас качественную одежду, а про обувь вообще сказать нечего, потому что цены достаточно высокие, а качество… На один сезон хорошо если хватит летней обуви. Зимняя – как-то не особо снашивается. А вот летняя – ребенок начинает бегать, скакать, прыгать, и все разваливается прямо на глазах. Все разрывается, подошва отстает. Про одежду… У меня, например, ребенок – аллергик, и вообще невозможно найти не аллергенное что-то, это такая проблема. Синтетическое, все садится, все линяет.



- Я могу себе позволить купить качественную вещь достаточно дорого.



- Разные производители разные товары предлагают. Если товар дорогой, должен быть качественный.



- Качество оставляет желать лучшего. Даже при больших ценах. Причем в разных магазинах на один и тот же товар одного и того же качества цены разные, но качество оставляет желать лучшего. Вот сборничек ответов ГДЗ 70 рублей стоит. 70 рублей – это здесь, где вообще скидки. А что тогда говорить о книжных магазинах? Где можно – торгуемся, а где нельзя – просто экономим на чем-то другом.



- Раньше было поменьше синтетики, побольше из натурального материала было сделано детское. Книжки сейчас не очень хорошие детские, текст очень нехороший. Сейчас мало хороших книг. Вернее, книг много, но хороших - мало.



- Да нет, конечно, недовольны. На год школьной формы хватает, а обуви - на полгода хватает. Школьная форма перед 1 сентября практически исчезла совсем, очень сложно найти.



Марина Катыс: Это был опрос, подготовленный Верой Володиной. И у меня сразу вопрос к вам, Елена. У вас старшая девочка пошла 1 сентября в первый класс. Многие говорили о том, что форму трудно достать, что она ненадлежащего качества, и слушатель нам звонил и говорил, что дети уродливо выглядят в этой форме. Ваши впечатления? Во-первых, легко ли вы смогли купить форму для вашей первоклассницы? И устраивает ли вас качество этой формы?



Елена Газанчан: В нашей школе нет формы, можно ходить в любой одежде, которая удобна, не очень маркая, на выбор родителей.



Марина Катыс: И вас эта ситуация устраивает, вы - не сторонница того, чтобы все дети ходили одинаково одетые?



Елена Газанчан: Я не была бы против формы в школе, потому что это, наверное, удобно и должна быть, наверное, какая-то форма, но в нашей школе этого нет.



Марина Катыс: Мария Владимировна, а вы (уже не как адвокат, а как мама) считаете, что дети должны в форме ходить в школу или может быть свободная форма одежды?



Мария Рыбникова: Не как адвокат, а как мама я считаю, что форма нужна. Она прежде всего дисциплинирует ребенка, который не всегда помнит, зачем он приходит в школу. Не секрет, что для многих девочек появление в разных кофточках, в разных юбочках, в разных комбинациях того и другого и есть та цель, за которой они приходят в школу.



Марина Катыс: Покрасоваться.



Мария Рыбникова: Покрасоваться, да. А форма - она, во-первых, дисциплинирует, во-вторых, там нет отвлекающих моментов для других детей, которые придут и вечером будут просить у своей мамы такую же юбку и такую же кофту. Это - дисциплинирует, и дети выглядят по-другому.



Марина Катыс: Спасибо.


Анатолий Григорьевич, к нам слушатель обратился с просьбой на пейджер: «Объясните, пожалуйста, как отличить поддельный сертификат от подлинника? Я очень часто с этим сталкиваюсь, но подлинники они специально глубоко прячут – знаю об этом из подлинных источников», - пишет нам Татьяна.



Анатолий Голов: Подлинник должен иметь оригинальную подпись и печать организации, которая выдала этот сертификат (того, кто уполномочен на выдачу таких сертификатов). Понятно, что если партия, допустим, поступила нескольким торговцам, она разбивается, и они делают копии сертификата и заверяют копии собственной печатью. Если вам дают копию, которая никак не заверена (просто бумажка – ксерокопия неизвестно чего) - это почти наверняка это подделка. Уважающий себя торговец заверит эту копию, если у него нет оригинала, собственной печатью и собственной подписью. И потом - читайте внимательно информацию на сертификате. Очень часто по этой информации сразу видно, что сертификат - от другого товара, похожего или близкого по наименованию, но не от этого товара. В этом случае такой товар, конечно, брать не надо. Наше право потребителя - получить информацию и после этого принять решение.


И самое мощное оружие, которое у нас есть в руках, это - рубль. Не отдавайте его за плохой товар. Мы заботимся о наших детях, так вот - не покупайте плохие товары, на которых нет информации, на которых поддельные сертификаты, даже если этот товар вам очень нравится.



Марина Катыс: Спасибо, Анатолий Григорьевич. И Нина Ивановна из Москвы пишет лично мне: «Скажите спасибо Китаю и Вьетнаму, иначе ходили бы в старье. На 100 долларов пенсии что купить можно? В СССР государство шило хорошую синюю форму для мальчиков. Прекрасная ткань, хорошо стиралась. Государство должно позаботиться о выпуске хорошей ткани для школьников».


Вот, для мальчиков в СССР была синяя форма. Для девочек сейчас неизвестного цвета…. Но я тоже училась в советской школе, Нина Ивановна, и я что-то не помню, чтобы форма советского производства хорошо стиралась. По-моему, она вообще мало когда стиралась.


Елена, к вам вопрос. Хотя у вас дочка ходит в школу в обычной одежде, а не в форме, сколько комплектов одежды нужно ребенку на неделю, чтобы он ходил в школу чистым и ухоженным? Я имею в виду не белья, а верхней одежды.



Елена Газанчан: Я думаю, в юбке можно пару дней походить или в брюках, а кофты, наверное, лучше менять каждый день, потому что рукава пачкаются.



Марина Катыс: Если говорить о форме, получается, что одним комплектом формы обойтись не удастся.



Мария Рыбникова: А помните, раньше у нас были нарукавники. Правда, не всегда считалось эстетичным прийти в нарукавниках, но в любом случае, я думаю, форма предполагает цвет, предполагает внешний вид, конструкцию какую-то. Я - не модельер, но может быть мы можем сами выбрать материал, который будет хорошо переносить и стирку, и глажку, и хорошо будет сохнуть (безусловно, будут какие-то добавления из синтетики, иначе формы не будет), и сшить из этого материала самим по тому образцу, который предлагает школа. И - нет проблем. Сшить или подобрать.


Сейчас, модели одежды для детей довольно одинаковые, на английский манер форма: рубашечка, жилетка и, как правило, клетчатая юбочка для девочек и клетчатые штанишки (или гладкие темные) для мальчиков. Жилетка, галстук и клетка. А с клеткой мы можем поработать, есть очень хорошие материалы, которые замечательно держат форму, хорошо стираются, даже иногда и гладить их не надо. И хорошо выглядят.



Марина Катыс: Но лично мне кажется, что ребенок в 5-10 лет очень подвижен: и в школе он бегает, и падает, и на коленках ползает по полу… Самая оптимальная форма одежды для детей этого возраста – это хлопковый свитер и джинсы, которые прекрасно стираются, дышат и никакой синтетики не содержат. Может быть, конечно, школьное руководство и Министерство образования на этот счет имеют собственное мнение, но все-таки одежда должны быть функциональной, особенно - для школьников младших классов. Елена, как вы думаете?



Елена Газанчан: Да, безусловно. Я хочу сказать про нарукавники. Это была сложная задача, мы не смогли купить нарукавники. Кроме того, в «Детском мире» никто не знал, что это такое, хотя в списке вещей для школы они были обозначены. С трудом нашли два фартука для урока рисования.



Мария Рыбникова: Марина, я с вами соглашусь, темные джинсы – это идеальный вариант для школы, для всех стульев, для всех неровных парт, а не колготки, которые девочки более старшего возраста вынуждены носить под юбки. Так что джинсы – это великолепно, они и стираются, и гладятся хорошо, и долго носятся.



Марина Катыс: Может быть, все-таки пойти по этому пути? Анатолий Григорьевич, как вы считаете? Я не знаю, какого возраста у вас дети…



Анатолий Голов: Дети у меня уже большие, у меня уже внуки ходят в школу. Но я вспомнил бы, в первую очередь, свой собственный опыт, когда я ходил в школу и носил форму. Я вспоминаю свое, можно сказать, даже восхищение в первый день, но помню и то, как быстро форма потеряла всякий вид. Да, мы носили нарукавники, но это все было от бедности. Просто в послевоенные годы жизнь была достаточно трудной, а сейчас жизнь другая. Кроме того, появились новые материалы. Мы говорили про джинсы. Джинсы действительно сейчас гораздо практичнее, чем те же самые школьные брюки. Почему нужно всех одевать в одинаковую форму? На самом деле я знаю целый ряд школ (я много работаю со школами), где нет формы, но есть рекомендации, которые, в общем, работают. Рекомендуется не приходить девочкам в ярких нарядах (за исключением праздничных случаев), одеваться по-рабочему, потому что школа – это в определенном смысле для детей работа. Но не нужно их одевать в единую унылую форму. К сожалению, советская форма всегда была единой, унылой и теряла вид очень быстро, и нужно было несколько комплектов, что в те годы было трудно себе позволить.


Я - сторонник практичной, удобной одежды. Обратите внимание, во многих странах школы сами решают этот вопрос. Я знаю, что и у нас есть школы, которые вводят форму, и выглядят ребята хорошо, но чаще всего это - не общее требование ко всему, а требование к основным предметам - к цвету пиджака у мальчиков, к цвету юбки у девочки. И это на самом деле вопрос воспитания, как мы будем воспитывать – будет ли мы воспитывать в детях любовь к прекрасному, в том числе и в их одежде, или мы их будем заставлять надевать одинаковую форму.



Марина Катыс: Спасибо. И здесь я хочу привести некоторую статистику, даже не статистику, а два примера. Не так давно в Курске была проведена проверка Госторгинспекцией, и по результатам проверки каждое второе изделие – швейное, игрушки или обувь – оказалось ненадлежащего качества и было изъято из продажи. Из проверенных 500 игрушек снято с продажи было 200, то есть явно больше трети. Как к этому относиться – совершенно непонятно. Многие грешат на товары, произведенные в Китае, которые действительно заполонили российский рынок. И эти ультра-яркие игрушки из Китая, даже с прозрачной окраской, небезопасны, по мнению экспертов, поскольку получаются едкими, красители содержат вредные вещества, чаще всего - формальдегиды. Очень опасны игрушки из поливинилхлорида, которые при нагревании или контакте со слюной источают канцерогены. В Европе от производства игрушек из этого материала давно отказались, но вот на российских рынках они пока присутствуют.


И второй пример касается Луганской области. Там тоже главное управление по делам защиты прав потребителей провело проверку и выявило, что в регионе большинство товаров для детей, продаваемых на рынках, изготовлено с нарушением технологических условий. В частности, это большинство товаров детского ассортимента из Китая, Турции и Кореи – именно они страдают основными недостатками технологического производства.


В целом разные родители в разных местах покупают игрушки, но все-таки большинство покупает игрушки на рынке, потому что мы не можем ограничивать нашу аудиторию только Москвой, Питером и другими крупными городами, где существуют магазины, типа центрального «Детского мира», в котором тоже, как мы выяснили, бывают недоброкачественные товары.


Кстати, Елена, я хотела бы, чтобы вы рассказали о подготовке вашей дочки к 1 сентября. Ей ведь купили ранец, и не самый дешевый.



Елена Газанчан: Да, это был подарок дедушки на 1 сентября. И оказалось, что в ранец - очень хороший, ортопедическая спина, он облегченный, он отвечает всем требованиям современным ранцев. Единственный недостаток, который в нем оказался, это то, что не мигали лампочки, встроенные в ранец для светоотражателей. И когда мы попытались поменять товар, оказалось, что вся партия этих ранцев с таким браком.



Марина Катыс: Да, но ведь самое интересное, что ранец (мы просто говорили до программы с Еленой, и я знаю некоторые подробности ее семейной жизни) этот стоил больше 3 тысяч рублей. А точно такой же без этих лампочек, просто ранец, стоил намного дешевле?



Елена Газанчан: Он в два раза стоил дешевле, а вот эти ранцы с лампочками были дороже, но лампочки не работали. Может быть, дело в том, что ранцы были завезены в магазин давно и батарейки сели.



Марина Катыс: Тем не менее, вся партия этих ранцев продавалась с неработающими лампочками. Как относиться к этому родителям?


В общем, мне как родителю было бы все равно, мигает что-то на ранце у моего ребенка или нет, но для ребенка это фишка существенная, (особенно - в 7 лет), чтобы что-то мигало, что отличало бы ее ранец от другого ранца. И стоит ли так огорчать детей? А уж если эти лампочки не мигают, так, наверное, стоит снизить цену на товар, как вы считаете, Анатолий Григорьевич?



Анатолий Голов: Вы совершенно правы, потребитель, если он обнаружил даже в приобретенном товаре дефект, может потребовать или замены товара, или расторжения договора, как уже говорилось, или соразмерного снижения цены. И в данном случае, если вы хотите все-таки взять этот ранец, то вы имеете полное право потребовать снижения цены. Это касается любого товара, и детского, и не детского. Понятно, что если есть какой-то дефект, качество не соответствует тому, что заявлено, то у нас есть с вами есть право потребовать на выбор выполнения одного из трех условий, о которых я сказал.



Марина Катыс: Спасибо. Мария Владимировна, потребовать-то мы можем, а что делать в реальной ситуации? Действительно, купили ребенку ранец, лампочка не мигает, пришли в магазин, а нам говорят: «Мы вам заменим, но все остальные точно такие же не мигающие». И что тут делать папе?



Мария Рыбникова: Воспользоваться другим правом – расторжения договора и возврата денег.



Марина Катыс: И оставить ребенка без ранца?



Мария Рыбникова: Оставить ребенка с ранцем, но без этих лампочек.



Марина Катыс: То есть - купить другой ранец.



Мария Рыбникова: Ну, конечно, Марина. Я уверена, что никакого сертификата качества на эти ранцы не было.



Марина Катыс: Несмотря на то, что это – центральный «Детский мир»?



Елена Газанчан: Ранцы были немецкие, не китайские.



Мария Рыбникова: Не хотелось бы конкретно говорить о той или иной торговой организации, но согласитесь, что не похоже это на немецкий товар, когда не работают лампочки. Это более похоже на китайский товар, когда лампочки есть, но они не работают или батарейки вставлены, но они почему-то потекли через неделю. Не знаю, в чем дело, но на немецкий товар это не похоже.



Марина Катыс: Кстати, давайте-ка послушаем материал, который подготовил наш корреспондент Юрий Векслер из Германии. Он очень подробно рассказывает о том, как контролируются товары в Германии.



Юрий Векслер: Если грубо охарактеризовать систему контроля за качеством товаров и услуг на рынке Германии, то можно увидеть два основных элемента: контроль госслужб на основе закона (в том числе и на европейском уровне) и контроль различных обществ потребителей (в частности - тестирование профессионалами товаров и услуг по заданиям могущественного авторитетного фонда «Штифтумкварен Тест», издающего ежемесячно два журнала с результатами своих тестов).


О качестве детских товаров и возможностях контроля за ним рассказывает начальник отдела «Штифтумкварен Тест», занимающегося, среди прочего, и товарами для детей, доктор Хольгер Бракеман.



Хольгер Бракеман: Несмотря на все усилия, мы видим, что на рынке то и дело появляются товары, которых там сообразно их качествам вроде бы не должно было быть. Существуют каталоги товаров, допущенных на европейский рынок и возможности сообщить соответствующим службам о появлении в торговле, так сказать, нелегальных товаров. Но, тем не менее, дешевые товары из Китая и других стран просачиваются. И мы в наших тестах товаров для детей часто встречаемся с товарами, отзыва которых с рынка мы просто обязаны потребовать, например, потому что они содержат вредные материалы в превышающих нормы количествах. Так было в последнем тесте детских колясок и детских высоких стульев, где были случаи использования вредных красок. Ранее подобные нарушения встречались при тестировании игрушек Это не является правилом, но в виде исключения то и дело появляется.



Юрий Векслер: Есть ли в Германии службы, которые обязаны после обнаружения чего-то подобного как-то реагировать, и обладают ли они правами на санкции?



Хольгер Бракеман: Да, безусловно. При каждом земельном правительстве есть служба по контролю за рынком, а кроме этого, есть службы контроля определенных отраслей. Они могут штрафовать определенных производителей и наказывать их вплоть до юридического преследования. После наших публикаций эти службы часто вступают с нами в контакт, мы предоставляем им более подробную информацию о тестах, чем ее печатные варианты. И потом эти службы контактируют с попавшими в зону негативного внимания фирмами. Если же мы во время тестов убеждаемся в серьезной опасности тех или иных товаров, то мы сами информируем как торговые организации, так и службы наблюдения и контроля.


Мы недавно тестировали детские игровые площадки в закрытых помещениях, оборудованные в бывших спортивных залах и бывших фабричных помещениях. Мы зафиксировали во многих случаях серьезные проблемы с обеспечением безопасности детей, проблемы, которые могли бы привести к получению детьми увечий. И тут мы незамедлительно, еще до публикации теста, обратились как к управляющим этими учреждениями, так и в контрольные ведомства, так как не хотели чувствовать себя ответственными в моральном отношении, если бы что случилось до выхода нашего журнала.


Мы тестируем различные, очень разные товары для детей, но несмотря на приведенные примеры, можно сказать, что в целом мы имеем дело с высоким качеством товаров для детей на рынках Германии. И, тем не менее, надо быть настороже, потому что товары с неприемлемыми недостатками то и дело появляются.



Юрий Векслер: Говорил заведующий отделом общегерманского Фонда тестирования товаров и услуг «Штифтумкварен Тест», доктор Хольгер Бракеман.



Марина Катыс: И сразу после этого материала я хочу предоставить слово Наталье из Петербурга. Наталья, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте. По профессии я - конструктор, и некоторое время уже работаю в фирме, которая занимается производством детской одежды. Сейчас я столкнулась на собственном опыте с тем, насколько не соответствует школьная форма потребностям ребенка. Ребенок мой сейчас пошел в первый класс. Пиджак – это одежда, совершенно не приспособленная для того, чтобы совершать движения во время письма. Я считаю, что одежда для ребенка должна быть эластичной, то есть это должен быть джемпер, который можно стирать. Пиджак постирать в домашних условиях и привести его в надлежащий вид очень сложно. Мало того, что он дорого стоит, плюс получается, что его нужно сдавать в химчистку.



Марина Катыс: А это еще более дорогое удовольствие.



Слушатель: Пиджак на натуральной подкладке стоит у нас в Петербурге больше тысячи. Качество хорошее, смотрится он хорошо, но это - только на 1 сентября. Конечно, это красиво, но ходить в нем каждый день, мне кажется, немножко не то.



Марина Катыс: Мне тоже так кажется, хотя наш постоянный слушатель Добрый пишет следующее: «А вот мне нравилась моя школьная форма (надо сказать, что Добрый не вчера пошел в первый класс, а ему достаточно много лет). В ней было множество карманов, а главное – хороший, добротный материал не унылого, а неброского вида. И все же больше всего я любил советский компот и морковку под сахаром в столовой». Вот такие ностальгические воспоминания у господина Доброго по поводу школы.


А то, что говорила Наталья про пиджак для первоклашек, это, с моей точки зрения тоже, вещь - совершенно вредная. И Мария Владимировна согласно качает головой, видимо, тоже как мама может что-то дополнить.



Мария Рыбникова: Действительно, с точки зрения ребенка пиджак может быть удобен или неудобен, но стирает этот пиджак все-таки мама. Безусловно, нужно что-то эластичное, что-то легкое, не мешающее движению. И, главное, в школах иногда плохо топят, иногда топят так, что - боже мой! И нужно что-то, что легко снималось бы , легко одевалось, что-то легкое. Здесь именно мамы (и дети им в этом помогают) находят свой оригинальный, индивидуальный ответ, и решают эту проблему.



Марина Катыс: Мне бы хотелось обратиться к представителям Министерства образования. Все мужчины ходят в пиджаках, но первое, что делает мужчина, чиновник, входя в свой кабинет - он снимает пиджак и вешает его на спинку кресла, в котором он сидит и работает, потому что работать в пиджаке неудобно, писать в пиджаке неудобно. Хочется иметь некоторую свободу движения, возможность повернуть плечи, вытянуть руку или просто потянуться. А семилетнему ребенку сидеть в пиджаке пять уроков подряд, я думаю, просто пытка. Лена, как вы считаете?



Елена Газанчан: Да. Я теперь рада, что в нашей школе нет формы, несмотря на то, что в форме дети выглядят, может быть, более дисциплинированными. Можно выбрать неброскую одежду, удобную и легкую, и по погоде. Я думаю, родители понимают, что не стоит одевать на ребенка блузки со стразами или еще что-то такое, отвлекающее внимание.



Марина Катыс: Я думаю, родители могут повлиять на выбор младших школьников.



Елена Газанчан: По крайней мере, на младших, да.



Марина Катыс: На старших школьников сложно повлиять. Но Нина Ивановна пишет мне, чтобы я задал вопрос либо вам, либо Анатолию Григорьевичу: «Почему в сгущенке – растительное масло, кофе плюс растительное масло? Зачем? (Я не очень понимаю вопрос, в сгущенке или в кофе со сгущенном молоком - растительное масло…) В СССР в сгущенку растительное масло не добавляли. Проверьте. Это ваша обязанность». Анатолий Григорьевич, наверное, все-таки это к вам вопрос.



Мария Рыбникова: А можно я поясню?



Марина Катыс: Да, Мария Владимировна, пожалуйста.



Мария Рыбникова: Видимо, это все-таки не та сгущенка, к которой мы привыкли, и которая должна соответствовать ГОСТу. Это какие-то технические условия, когда дозволительно добавлять растительное масло, но так, наверное, и пишется, что это не сгущенное молоко, а некий продукт, и его даже так и называют – «сгущенка», но не «сгущенное молоко». Так что надо смотреть: либо он соответствует на баночке ГОСТу – это тот наш знакомый, родной продукт; либо это соответствие техническим условиям – тогда это уже некий конгломерат новых технологий, и там вполне возможно и допустимо растительное масло. Но если вы сомневаетесь в качестве продукта, конечно, бейте тревогу и обращайтесь в Федеральную службу надзора в сфере защиты прав потребителей. Всегда она поможет вам протестировать и проверить эту организацию, чем эта организация торгует.



Марина Катыс: Нина Ивановна, надеюсь, ответ Марии Владимировны вас удовлетворил. А у меня вопрос такой. Мы довольно долго говорили о качестве детских товаров, и действительно, бывает, что детские игрушки стоят не так дорого (если мы не берем сложные технические игрушки). Но когда речь идет о рюкзаке за 3 тысячи рублей, о дорогой кожаной обуви или о детской дубленке, и товар оказывается некачественным, может быть, все-таки имеет смысл обращаться в суд, несмотря на то, что это требует больших душевных затрат и времени?



Мария Рыбникова: Обращаться в суд все-таки будет гражданин, отвлекаясь тем самым от воспитания ребенка, от добычи хлеба насущного, так что это - дело каждого гражданина все-таки, мне думается.



Марина Катыс: А не получается ли так, что, поскольку граждане, сталкиваясь с недоброкачественными товарами, не обращаются в суды, они тем самым провоцируют недобросовестных продавцов и производителей заполнять рынок плохими товарами?



Мария Рыбникова: Граждане другим провоцируют – отсутствием требовательности к себе. Они не требуют, во-первых, сертификата качества. Мы помним, что все детские товары, игрушки, одежда обязательно требуют обязательной сертификации.


А потом, какая необходимость покупать рюкзак за 3 тысячи? Мы же прекрасно понимаем, что дети на следующий год потребуют себе другую сумку, совершенно другого формата, совершенно другой расцветки, потому что эта - уже вышла из моды. Поэтому давайте думать и прежде всего будем требовательны к себе. Если нужен сертификат качества – мы спрашиваем: «Дайте сертификат качества на вашу партию товара».



Марина Катыс: Спасибо. И мы завершаем программу «Качество жизни». Говорили мы о том, как можно разрешить конфликтную ситуацию, если вас не устраивает качество товаров, приобретенных для ваших детей.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG